Чудо  - Рациональность - Наука - Духовность
Если вам понравился сайт, то поделитесь со своими друзьями этой информацией в социальных сетях, просто нажав на кнопку вашей сети.
 
 

Клуб Исследователь - главная страница

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ - это путь исследователя, постигающего тайны мироздания

Библиотека

Библиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

ГлавнаяБиблиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

Яков Лорбер – Юность Иисуса

 

Откровения Я. Лорбера

(1800 – 1864)

 

Предисловие издателя к труду “ЮНОСТЬ ИИСУСА”

 

Перевод осуществлен с немецкого

Л. П. фон Оффенберг

по изданию:

Die Jugend Jesu

das Jakobus-Evangelium

durch das Jnnere Wort

wiederempfangen durch

Jakob LORBER

7. Auflage

Lorber-Verlag

7120 Bietigheim-Bissingen

Postfach 229

Germany

 

Перевод глав:   192, 244 и 297, а также корректура текста-Н. М. Кушнир

 

Во все времена бывали люди, чистые душою, преданные Господу, слышавшие Глас Его в сердцах своих. Нам Bceм известны те многочисленные места в Ветхом Завете, где Пророки говорят: “И было Слово Господне ко мне”. Также свидетельствует о том Новый Завет, что и он был составлен по внутреннему откровению, как, например, “Откровения Апостола Иоанна”. И во времена послеапостольские придавали большое значение внутреннему откровению, как отцы церкви Иероним и Августин, так и мистики Средневековья: Бернгард из Клерво, Таулер, Сюзо, Фома Кемпийский и многие другие. Позднее Яков Бемэ (около 1600 г.) и Эммануил Сведенборг (XVIII столетие) писали на основании видений и интуиции. Однако Бемэ и Сведенборга нельзя назвать пророками в смысле ветхозаветном, потому что они не обладали даром “внутреннего Слова”.

Истинными воспринимателями “внутреннего Слова” были, например, страсбургский купец Руиман Мерсвин, написавший, приблизительно в 1350 году, “Десять Скал”. Потом Суперинтендант Северной Германии Я. В. Петерсен, написавший около 1700 года “Тысячу Открытий Духа”; Яков Тернгард из Нюренберга, написавший в 1712 году “Наставление о Внутреннем Слове Господнем”.

Но значительнее всех писаний вышеупомянутых просвещенных мужей Господних являются данные нам, людям теперешних времен, обширные и могучие Откровения Штирийского пророка и провидца Якова Лорбера.

Через этого простого и душевно-чистого Мужа даровал Господь человечеству, между 1840 и 1864 гг., всеобъемлющее новое Откровение Своей Святой Воли. Это новое Откровение дополняет, подтверждает и объясняет Святое Писание. В нем открывает Господь также вечные пути Свои в Мироздании, Свои намерения относительно человечества, и раскрывает Свое Великое Учение о Любви.

Яков Лорбер родился 22 июля 1800 года в селе Каниша, вблизи Марбурга в Штирии, где у его отца был хутор и виноградники. Мать его была высокоинтеллектуальная женщина и души не чаяла в своем первенце.

Когда Лорберу исполнилось 9 лет, он поступил в приходское училище в Яринге и учитель местной школы начал преподавать ему музыку, а именно рояль, скрипку и орган. В 1817 году Лорбер попал в Марбург, где он посещал курсы для классных наставников, но, по настоянию одного капеллана, обратившего внимание на способности Лорбера, он поступил в гимназию в Марбурге, в которой он прошел 5 классов. Потом в 1824 году переехал он в Грац, чтобы там продолжать учение.

Но в чужом большом городе не так просто было зарабатывать себе кусок хлеба и при этом продолжать свое образование. Поэтому Лорбер вскоре оставил все старания учиться дальше и поступил на 5 лет домашним учителем в частный дом.

В 1824 году Лорбер еще раз попробовал получить звание “классного наставника”. Для этого он прошел курсы для учителей и сдал экзамен. Получив хорошее свидетельство, он подал прошение о назначении его преподавателем в любую школу, а когда прошение осталось без последствий, - Лорбер разочаровался и навсегда оставил мысль об учительской карьере. После этого он посвятил себя музыке и действительно, как учитель музыки, неплохо зарабатывал. Особенно любил он скрипку и, удачно подражая Паганини, приобрел благорасположение публики.

Но, несмотря на свою приверженность к музыке, его влекло к иному: страстное желание проникнуть в тайны Мироздания не оставляло его. И, не будучи в состоянии серьезно заняться астрономией, не зная высшей математики, он часами рассматривал звезды в подзорную трубу.

Но главным образом все яснее и яснее проявлялось в нем внутренняя духовная жизнь. Преимущественно любил он читать книги, в которых говорилось о потустороннем мире: труды Сведенборга, Юн-Стеллина, Якова Бемэ, Юстиняна Кернера и прочие. Он их читал, но не изучал, т.к. он был призван к иному.

Потом начал он видеть удивительные сновидения и некоторые из них даже записал. Таким образом достиг Лорбер сорокалетнего возраста, не найдя для себя определенного положения, или призвания в жизни! Но вот представился ему случай: ему неожиданно предложили место второго капельмейстера в Триесте. Он согласился, но жизнь его, еще более неожиданным образом, приняла совершенно иной оборот. 14 марта 1840 года, рассказывал он впоследствии, после утренней молитвы, когда он собирался вставать, услышал он ГОЛОС в области сердца, Который повелел ему: “Встань! Возьми грифель свой и пиши!” Он немедленно последовал этому таинственному призыву, взял перо и вот, начиная с этой минуты, служил он этому ГОЛОСУ, Который он впоследствии называл “Живым Словом”. Он отказался от места в Триесте и в продолжение 24 лет, вплоть до своей кончины, пребывая в смирении и бедности, был он с жертвенной готовностью верным и старательным “тайным писцом Господа”. Ближайшие друзья его, которым он поведал это сверхъестественное происшествие, были крайне поражены и в первую минуту не на шутку встревожились за своего друга, думая, что в умственном отношении с ним случилось что-то неладное! Но скоро они пришли к другому убеждению: читая записанное Лорбером, они не могли не проникнуться Премудростью и Духом, таившимися в этих записях. Часто тот или другой из его друзей, посвященных в его призвание, присутствовали при работе Лорбера и наблюдали за ним. Лорбер сидел за своим маленьким столиком и совершенно спокойно и часами покрывал своим ровным почерком одну страницу за другой. Никакой книги или руководства подле него не было. Углубившись в себя, он методично, с нормальной скоростью водил пером, не останавливаясь и никогда не исправляя написанного. Он не размышлял и не задумывался ни над чем, он писал механически, как пишут под диктовку, и, казалось, вовсе не интересовался тем, что он записывал! Но зато когда он прекращал работу и прочитывал записанное, он начинал громко хвалить и славить Господа и Его бесконечную Любовь, и сколько раз он плакал от умиления, как ребенок! Вот что писал он одному другу 16 мая 1858 года: “Относительно внутреннего Слова> и каким образом Оно слышится, - я могу сказать не много, или даже очень мало! Разве только то, что касается лично меня и как я Его слышу! Святое Слово Господне я слышу в области сердца, - как ясно выраженную мысль. Причем так ясно и чисто, будто это отчеканенные слова. Никто, даже стоящие рядом со мною, никакого голоса не слышат, но для меня Этот Глас Милости звучит яснее любого материального звука!”. Так же легко диктовал он воспринятое им внутренне. При этом сидел он рядом с записывающим, спокойно глядя перед собою, и говорил ровным голосом. Причем он никогда не переспрашивал. А когда, бывало, ему приходилось неожиданно прерывать диктовку, - на полуфразе, то, принимаясь вновь за работу, он никогда не смотрел, на чем прекратилось диктовка! Обыкновенно принимался он за работу рано утром, еще до завтрака, часто даже вовсе не дотрагиваясь до него, а потом шел по своим урокам музыки зарабатывать скромный гонорар. Только два раза за этот период времени прерывал он свой спокойный образ жизни: с 1845 по 1846 гг. был он в Верхней Каринтии у двух своих братьев, а в 1857 году объезжал коронные земли Австрии, в качестве скрипача, но между концертами всегда возвращался в Грац к своим обычным занятиям.

Лорбер сознавал, что отлучки подобного рода отвлекали его от его настоящего призвания, поэтому он совершенно бросил их и впредь удовлетворялся уроками, благодаря которым он имел нужные средства для своей скромной жизни. Но со временем даже зарабатывать эти скромные средства стало не под силу Лорберу. Он хворал и дряхлел. Хождение по урокам и длинные расстояния утомляли его. Тогда пришли ему на помощь его друзья, тем более, что Лорбер не брал никакого вознаграждения за все свои труды, напечатанные еще при его жизни, без упоминания имени, и изданные благодаря денежным взносам друзей.

Зимой 1863-64 гг. стал он все чаще и чаще хворать. К весне он, хотя и поправился на короткий срок, но 23 августа он тихо уснул навеки к великому горю преданных ему друзей, оплакивающих этого редкого человека Божиего. Из всех его обширных трудов, - после десятитомного “Большого Евангелия от Иоанна” бесспорно самым выдающимся является “Домостроительство Господне”. В ярких и могучих словах дает этот труд образы бездонных глубин и беспредельных высот Путей Господних в Мироздании и в Истории Сотворения Мира, начиная от Прародителей до Ноя и Авраама. Но не менее важна должна быть для читателей и “Юность Иисуса”, в одном томе, которая была закончена к концу 1844 года, почти одновременно с третьим и последним томом “Домостроительства Господнего”.

Предлежащий труд содержит подробную передачу так называемого “Евангелия от Иакова”, брата Господнего, о детстве и юности Иисуса.

В течение первых двух веков нашей Христианской Эры, было в обращении так называемое Евангелие “Якоби Минорис”, -на греческом языке, которое было самым распространенным и с которым более всего считались.

Во время Никейского Собора, в 4-ом столетии, при составлении списка канонических писаний, - т. е. писаний, признанных Церковью, многие из существовавших в те времена писаний были объявлены теологами и Отцами церкви Рима и Александрии, апокрифами. Это решение коснулось также “Евангелия от Иакова”, которое в те времена было уже сильно искажено. Осуждение Никейского Собора лежало в продолжение нескольких столетий и над Откровениями Иоанна, на Послании Апостола Иакова и на многих местах теперешнего Евангелия. Правда, что взгляды и мнения Христианского мира относительно Евангелия от Иакова, колебались до позднейших времен, но в Берленбургской Библии, мы, например, находим лишь отрывки из этого Евангелия, которое там было принято как настоящее.

22 июня 1843 года Яков Лорбер, который, насколько нам известно, малейшего понятия не имел о том, что такое Евангелие вообще когда-то существовало, - получил оповещение, что ему будет дано восстановить это утраченное Евангелие о Юности Иисуса, а именно: “с того времени, когда Иосиф взял к себе Марию.” И далее ему было сказано: “Все это было уже написано Иаковом, сыном Иосифа, но со временем до того искажено, что от подлинника ничего не осталось, поэтому пришлось изъять его из обращения. Я же дам тебе настоящее “Евангелие от Иакова”, но начнешь ты с вышеупомянутого дня, хотя Иаков написал жизнеописание Марии со дня ее рождения, а также и жизнеописание Иосифа”. И потом последовало в 298

Главах, на ясном и простом языке, полном достоинства, в высшей степени красочное описание рождения и детства Иисуса. Все сказано с такой искренностью и так захватывающе, что ни одно сердце не может не почувствовать Божественного Источника в этом труде. Тайна Личности Иисуса, Дух Бога-Отца в Душе и в теле Сына Человеческого, удивительно освещены в этом труде. Кроме того, этот труд дает подробнейшее и живое описание тогдашних времен, условий жизни и обычаев, и это одно уже являет собою захватывающий и величайший интерес! Текст “Евангелия” от Иакова, восстановленный через Якова Лорбера, мы сравнили с отрывками того же самого Евангелия, сохранившимися в Берленбургской Библии. Принимая во внимание все изменения и искажения, через которые прошли эти отрывки, мы все же установили определенную связь между этими двумя текстами, а местами оба текста совпадают слово в слово! Это дает нам с полным правом верить, что в этом повествовании о Юности Иисуса, нам через Лорбера действительно дарован неоценимый подлинник христианского писания самых первых времен нашей эры. Предлежащее издание “Юности Иисуса” было тщательно сверено  с  одной  старой  копией,  списанной  с  подлинника.  К сожалению,  сам подлинник, написанный  рукою Лорбера, -надо считать утраченным.

В надежде, что с помощью Отца Небесного, мы и это издание напечатаем для духовной помощи всех читателей, желаем мы, чтобы этот дивный труд привел как можно больше людей к любвеобильному Сердцу Божиему.

Всем нашим друзьям, способствовавшим пожертвованиями этому изданию, - мы приносим нашу искреннюю благодарность.

Общество “Нового Салима” Битиггейм, Вюртемберг, Лето 1990 года.

 

Предисловие

 

Данное Самим Господом, в виде “Введения” к Истории Его Юности, между 22 июля 1843 и 9 мая 1851 года, через те же уста, избранные Им для составления этого труда.

Господь: “Я прожил это известное время до 30 летнего возраста, как живут обыкновенно все хорошо воспитанные, сперва мальчики, потом юноши, и наконец взрослые мужчины, и должен был, согласно закону Моисея, чрез жизненное поведение Мое, сперва найти Божество в Самом Себе, подобно тому, как каждый человек должен найти МЕНЯ в самом себе”.

“Сам Я должен был, как и всякий человек, начать с того, чтобы вообще уверовать в Бога. И лишь впоследствии, мало-помалу и с огромными самоотвержениями разного рода, постичь Бога со все растущей Любовью, и, таким образом, подчинить Себе Божество”.

“И, будучи Сам по Себе Господом, сделался Я живым примером для всех людей, и поэтому каждый человек в состоянии притянуть Меня к себе, как однажды Я Сам притянул к Себе Божество! И может также самостоятельно объединиться со Мною в одно целое через Любовь и Веру, подобно Мне, Богочеловеку, Который в бесконечном объеме образует ОДНО целое с Божеством”.

“На вопрос: как сопоставить чудеса в раннем детстве Иисуса и проявление Его Духовно-Божественной деятельности, - с Его одинаково обособленным очеловечением, в течение отрочества и возмужалости, (если надлежит в продолжении этого времени рассматривать Его исключительно как Человека) -да послужит ответом следующее: берите в пример любое дерево - с весны до осени!”

“Весною дерево чудесно цветет и полно деятельности. После цветения вся деятельность в нем будто прекращается, но по мере того, как приближается осень, - деятельность его воочию возобновляется: плоды, которые прекрасны, получают вкус, окраску и гораздо прекраснее в сравнении с цветами. И, созрев, данное им благословение, освобождается от уз и падает, как таковое в лоно детей, жаждущих плодов.

Это сравнение возможно постичь сердцем, но не мирским умом!”

“Непонятные места, не касаясь Божественности Иисуса, следует воспринимать Верою сердца, ибо Вера есть “Свет любви к Богу”. Ибо полнейшее слияние Божества с Человеком Иисусом произошло не сразу, как бы одним ударом, но постепенно, как все, руководимое Богом, ибо Дух Божий в каждом человеке пробуждается постепенно и лишь после “смерти на кресте” достигается полностью.” “Хотя Божество и пребывало уже в полноте в Младенце Иисусе, но проявлялось Оно лишь в минуты крайней необходимости и великой нужды”.

“Телесная же Смерть Иисуса - есть наивысшее внедрение Божества в осужденность всей материи, и через это возникло, на совершенно новых началах, совсем другое отношение между Создателем и созданиями.”

“Чрез Смерть Иисуса - Бог Сам стал всецело человеком, а созданный человек, благодаря подобной наивысшей Божественной Милости, - становится заново рожденным чадом Божиим, следовательно, может стать “богоподобным” и сможет тогда, хотя и оставаясь “созданием”, но созданием совершенным и по подобию Божиему, переносить присутствие своего Создателя и лицезреть в Нем своего Бога, Создателя и Отца, познавать Его, говорить с Ним и любить выше всего, и чрез это получить вечную, совершенную и неуничтожимую Жизнь в Боге, из Бога и подле Бога.”

“Благодаря этому сломлена и власть Сатаны (лучше: воля) и он не в силах воспрепятствовать полнейшему сближению Божества с людьми и наоборот: людей с Божеством”. “Короче говоря: Благодаря Смерти Иисуса, каждый человек может <брататься> с Богом и сатана не может этому помешать, поэтому и было сказано женщинам, идущим к гробнице: <Идите и возвестите братьям моим>”.

“Действия сатаны с внешней стороны останутся и будут заметны, но навсегда порванную завесу между Богом и людьми он никогда не восстановит, а также не восстановить ему и той непроходимой бездны, бывшей между Богом и людьми!”

Из этого краткого изложения каждый человек, мыслящий и видящий сердцем, легко и ясно уразумеет бесконечную пользу телесной Смерти Иисуса. Аминь!”.

 

БИОГРАФИЧЕСКОЕ ЕВАНГЕЛИЕ ГОСПОДА

Со дня, когда Иосиф взял к себе Марию

 

“Все это было уже написано Иаковом, сыном Иосифа, но со временем до такой степени искажено, что от подлинника ничего не осталось, и поэтому пришлось его изъять из Писания”.

“Я же дам тебе настоящее <Евангелие от Иакова>, но только начиная с вышеупомянутого дня, ибо Иаков написал и жизнеописание Марии со дня ее рождения, а также и жизнеописание Иосифа”. “Итак, пиши первую главу:”

 

 

Глава 1 Иосиф в трудах. Жребий о Марии в храме. Мария в доме Иосифа.

 

1. Иосиф в то время работал на постройке одного дома, на полдороге между Назаретом и Иерусалимом.

2. Дом же строил один знатный гражданин из Иерусалима для назареян, дабы последние имели где ночевать, идя в Иерусалим.

3. Мария же, которая воспитывалась в храме, достигла зрелости и, согласно закону Моисея, - должна была покинуть храм.

4. Поэтому были разосланы гонцы по всей Иудее ко всем старейшинам, дабы они собрались для выбора самого достойного среди них, чтобы взять Отроковицу в свой дом.

5. Когда эта весть дошла до Иосифа, оставил он свою работу и поспешил в Иерусалим на место выборов и совещаний при храме.

6. Когда же, по прошествии трех дней, старейшины снова собрались в совещательном помещении, и каждый из них, согласно обряду, принес с собою стебель белой лилии, чтобы передать его священнику, священник, собрав стебли от всех присутствовавших, унес их вовнутрь храма и молился там.

7. По окончании молитвы священник вышел( неся в руках все стебли, и каждому передал его цветок.

8. У всех стебли покрылись пятнами и цветы завяли, кроме одного, переданного Иосифу. Его стебель остался чистым и свежим.

9. Другие начали роптать, найдя это испытание несправедливым и предвзятым, а потому в счет не идущим, и требовали вторичного испытания.

10. И священник возмутился подобным недовольствием и недоверием, и призвал Марию, и, дав ей голубя в руки, поставил ее посреди старейшин, чтобы пустила голубя.

11. И перед тем, как Мария должна была выпустить голубя, обратился он со следующими словами ко всем присутствовавшим: “Внимайте, маловеры и исказители знамения Иеговы! Голубь сей - тварь невинная и чистая и не понимает нашего совещания!

12. “Но живет лишь согласно Воле Господней и разумеет только Глагол Всемогущего Бога!”.

13. “Когда Отроковица выпустит голубя, - держите вверх ваши стебли, и на чей стебель он сядет, а со стебля перелетит на голову, тот и возьмет Марию в дом свой”.

14. Это испытание все одобрили и сказали: “Это будет неопровержимым знамением!”.

15. Когда же Мария, по знаку священника, выпустила голубя, полетел тот прямо на стебель Иосифа, а оттуда перелетел ему на голову.

16. И священик сказал: “Значит, такова Воля Господня! Тебе, честному ремесленнику, выпал неоспоримый жребий принять Деву Господню! Возьми Ее во Имя Господа Бога под чистый кров свой для дальнейшей опеки над ней. Аминь”.

17. Когда же Иосиф внял словам священника, сказал он: “Выслушай меня, верный слуга Всевышнего, согласно закону Моисея, - раба Господа Бога Саваофа, я уже стар, у меня взрослые сыновья, и я давно уже вдовец. Ведь я буду посмещищем в глазах сынов Израилевых, если приведу я в дом мой эту Отроковицу”.

18. “Прошу тебя: брось еще раз жребий! И разреши мне выйти, дабы не быть мне среди вербующихся!”.

19. Священник же, подняв руку, возразил: “Иосиф! Бойся Господа Бога! Разве забыл ты участь Датана, Коры и Абирама?”.

20. “Когда разверзлась земля под ними и поглотила их за сопротивление Воле Господней! Неужели ты думаешь, что подобное не могло бы случиться с тобой?”.

21. “Я же говорю тебе: раз ты видел и уразумел неопровержимое знамение от Господа, - тогда повинуйся Воле Того, Который Всемогущ и Справедлив, но Карающий непокорных и отвергающих Волю Его!”.

22. “И в противном случае бойся за целость дома твоего, дабы участь Датана, Коры и Абирама не постигла его”.

23. И страх обуял Иосифа, и сказал он священнику: “Помолись за меня, чтобы Господь помиловал меня и не отнимал Своей Милости от меня. И дай мне тогда Отроковицу, согласно Воле Его”.

24. И священник, войдя во Святое-Святых, молился за Иосифа, и услышал он Голос Господа, Который рек:

25. “Не смущай мужа сего, Моего избранного, ибо нет более праведного предо Мною ни во всем Израиле, ни на всей Земле, ни в Небесах Моих”.

26. “Выйди теперь и передай ему Деву, Которую Я Сам взрастил, - наиправеднейшему среди всех мужей”.

27. Тут священник ударил себя в грудь и воскликнул: “Господи, Всемогущий Боже! Будь Милостив ко мне, грешному! Ибо ныне я разумею, что Ты намерен посетить народ Твой”.

28. После чего священник вышел к Иосифу и, от Имени Господа, передал ему Деву.

29. И сказал он ему: “Иосиф! Ты - праведный Муж перед

Господом! Поэтому и избрал Он тебя среди тысячей. Иди с миром. Аминь”.

30. И Иосиф, взяв Марию, ответил: “Да будет Воля Господа и Бога моего! И что Ты, Господи, даруешь, - всегда добро есть. Посему принимаю дар сей из рук Твоих с покорностью. Благослови же его для меня и меня для него, дабы быть мне достойным его, ныне и присно и вовеки. Аминь”.

31. После этой молитвы перед Господом Иосиф укрепился духом в сердце своем, и вышел с Марией из храма, и повел Ее в Назарет, в свою скромную обитель.

32. Но работа ждала Иосифа, поэтому не мог он долго оставаться у себя дома, и сказал он Марии:

33. “Мария, по Воле Божией взял я Тебя из храма Господа к себе. Но из-за начатой постройки того дома, который я тебе показал по дороге сюда, не могу я оставаться здесь и блюсти Тебя”.

34. “Но все же не будешь Ты одна и без присмотра: есть у меня тут близкая родственница, хорошая хозяйка и набожная женщина, она останется с Тобою, а также и мой младший сын; и Милость Господня и благословение Его пребудут с Тобою”.

35. “Но в скором времени я вернусь домой с моими четырьмя сыновьями и буду наставлять Тебя по путям Господним, а пока Господь будет блюсти тебя и дом мой”.

 

 

Глава 2 Новая завеса в храме. Работа Марии по завесе.

 

1. В то время была еще завеса в храме, и последняя весьма обветшала.

2. И держало духовенство совет, на котором сказали следующее: “Нужно сделать нам новую завесу во храме Господнем, 3. “ибо, как сказано в Писании: Господь может прийти; не сегодня-завтра! И что скажет Он, увидев, что мы не досмотрели храма Его?!”.

4. Первосвященник же заметил: “Что рассуждаете вы подобно слепцам? Будто Господь не ведает, что творится во храме Его!”

5. “Но все же приведите ко мне семь невинных и чистых девушек из рода Давидова, дабы по жребию распределить между ними работу завесы”.

6. И посланные храма с трудом нашли шесть девушек, и привели их к Первосвященнику.

7. Тут Первосвященник вспомнил, что Мария, которая покинула храм несколько недель тому назад и ныне находилась под опекой Иосифа, - тоже была из рода Давидова.

8. И посланные храма пришли к Иосифу, и объявили ему волю первосвященника, и Иосиф немедленно отправился вместе с Марией в храм, в сопровождении посланных.

9. Когда все семь девушек были в сборе, вышел к ним первосвященник и повел их в храм.

10. И, придя в храм, обратился первосвященник к ним и сказал:

и. “Внимайте, девы из рода Давидова, который постановил, согласно Воле Господа, чтобы вся тонкая работа по изготовлению завесы, отделяющей Святое Святых от храма, - всегда выполнялась девушками из рода его”.

12. “И далее, согласно его завещанию, эта работа должна быть распределена между ними по жребию, и да приложит каждая все свое умение и радение к полученному заданию”.

13. “Перед вами обветшалая завеса, - а на этом золотом столе лежит все сырье, приготовленное для пряжи”.

14. “Вы видите, что новая завеса необходима, поэтому бросьте жребий между собою, кому из вас прясть золотую нитку, амиянт и бумагу.”

15. “Кому прясть шелк, цвета гиацинта и пунцового, и кому настоящий пурпур!”.

16. И в то время, когда девушки кидали жребий между собою, первосвященник молился над ними.

17. И на долю Марии, дочери Иоакима и Анны, выпало прясть пунцовый шелк и настоящий пурпур.

18. И Мария благодарила Бога, что в Его честь и славу была возложена на нее подобная работа. И, взяв с собою шелк и пурпур, вернулась в Назарет в сопровождении Иосифа.

19. Придя домой, Мария с радостью принялась за работу, и Иосиф, благословив Ее, отправился на постройку дома.

20. Случилось же все это в то время, когда Захарий, будучи в храме и совершая обряд каждения, онемел, в наказание за свое неверие, поэтому был выбран заместитель, при котором и состоялось это распределение работы для завесы.

21. Мария же была в родстве как с Захарием, так и с заместителем его, и хотелось ей как можно скорее и даже первой закончить свою работу.

22. Но Ей хотелось быть первой не из тщеславия или хвастовства, но что побуждало Ее к быстрой работе, было лишь желание угодить Господу Богу, ибо Она думала этим угодить Ему и доставить Ему удовольствие.

23. Сперва взялась Она за пунцовый шелк, который требовал большого внимания и умения, чтобы нитка оставалась все время ровной и одинаковой толщины.

24. Она весьма искусно справилась с пунцовым шелком, и все бывшие в доме Иосифа и заходившие к нему соседи, - дивились Ее работе и быстрому выполнению ее.

25. Через три дня Мария кончила пунцовый шелк и принялась за пурпур. Его же приходилось беспрестанно смачивать при пряже, и Мария поэтому часто должна была ходить с кувшином за водой.

 

 

Глава 3 Благовещение

 

1. В одну из пятниц, утром, Мария, взяв кувшин, вышла во двор, чтобы наполнить его водой, и услышала Она голос над Собою, который рек:

2. “Приветствую Тебя, богатую Милостью Господней! Господь с Тобою! Благословенна Ты в женах!”.

3. Мария же испугалась голоса, не ведая, откуда он. И озиралась по сторонам, но никого не увидала.

4. Это преисполнило Ее еще большим страхом, и, схватив наполненный кувшин, поспешила она вернуться домой.

5. С трепетом поставила Она кувшин в сторону, взяла пурпур и села за пряжу.

6. Не успела Она наладить работу, как предстал пред прилежной Девой Ангел Господень, и рек:

7. “Не бойся, Мария! Ибо обрела Ты бесконечно великую Милость пред Ликом Господа, и будешь ты беременна от Слова Божиего!”.

8. Мария же, вняв словам сиим, начала размышлять, стараясь понять смысл их, и сказала Ангелу:

9. “Как же будет сие, когда не имею мужа и никого не знаю, кто взял бы Меня в жены, чтобы потом мне зачать, подобно другим женам”.

10. Ангел же ответствовал Марии: “Внимай, избранная Дева Господа! Не так это будет, но Сила Господа осенит Тебя, вот почему то Святое, Которому надлежит родиться от Тебя, назовется “Сыном Божиим”!

11. “Когда же Он родится от Тебя, - наречешь Его Иисусом, ибо Он избавит народ Свой от всякого греха, от судьбища и вечной смерти”.

12. Мария же упала пред Ангелом на колени и сказала: “Есмь только раба Господа, поэтому да будет со мною, согласно воле Его, как ты сказал мне”. Ангела не стало, и Мария опять села за свою работу.

 

Глава 4 Беседа Марии с Богом и ответ ей свыше

 

1. Когда Ангел исчез, Мария воздала хвалу Господу, и славила Его, и начала думать про себя в сердце своем:

2. “Господи! Что я пред Тобою, что являешь мне подобную Милость?!”

3. “Я должна буду зачать, не зная мужа? Ибо не ведаю я даже разницы между мужем и мною!”

4. “Разве ведаю я, что означает быть беременной?! Я ведь не знаю!”

5. “Разве ведаю я: что означает <вот, жена родит>? Господи! Будь милостив ко мне! Ведь мне только 14 лет! Слышать об этом, - я слышала, но ведать? не ведаю!”

6. “Что же будет со мной, если Я вдруг забеременею!? Ведь я не знаю, что это за состояние!”

7. “И что скажет отец Иосиф, если я ему скажу? Или, если он сам заметит, что Я беременна?!”

8. “Ведь чем-то плохим беременность не может быть, раз Господь во время оно Сам избрал Сарру для этого!”

9. “И в храме я всегда слышала, какую великую радость испытывают жены, когда они беременны”.

10. “Значит, беременность должна быть чем-то очень хорошим и счастливым, и Я уверена, что Я тоже буду счастлива и довольна, когда будет даровано Мне Господом стать беременной!”

11. “Но когда? Когда это случится и как?! Может быть, это уже случилось? Может быть, Я уже беременна, или Я буду еще беременной?”

12. “Господи! Ты, вечная Святыня Израиля! Подай мне знамение, рабе Твоей, когда оно сбудется, дабы Я могла благодарить и славословить Тебя!”

13. И при этих словах Марии дохнула на Нее светлая струя эфира, и услышала Она тихий Голос:

14. “Мария! Не печись напрасно! Ты зачала... Господь с Тобою! Возьмись за Твою работу, закончи ее, ибо впредь подобная завеса не будет больше изготовляться для храма”.

15. Мария, молясь, упала на колени и благодарила за Милость. Воздав хвалу Господу, принялась Она снова за свою работу.

 

 

Глава 5 Мария передает свою работу первосвященнику

 

1. Через несколько дней закончила Мария пурпур, наладила его и приложила к нему экарлат (пунцовое).

2. И, воздав хвалу Господу, что Он помог Ей так быстро справиться с работой, завернула Она свою пряжу в чистые полотна и пошла в Иерусалим.

3. До постройки дома, где работал Иосиф, Она шла одна, а оттуда проводил Ее Иосиф до Иерусалимского храма.

4. Придя в храм, передала Она работу первосвященнику.

5. Он осмотрел экарлат и пурпур, нашел работу безукоризненной, похвалил Марию и приветствовал Ее следующими словами:

6. “Мария! Такое умение и искусство - сверхъестественны! Господь направлял руку Твою!”

7. “Поэтому Господь возвеличил Тебя, благодатна Ты перед Господом! И блаженна Ты среди всех жен на земле Господней, ибо Ты первая, которая принесла работу Господу!”

8. Мария же, полная смирения и преисполненная радости, ответила первосвященнику:

9. “Достойный слуга Господа в Святилище Его! Не хвали Меня чрез меру и не возвеличивай Меня перед другими, ибо сия работа, - не Моя заслуга, но только Господа, Который водил руку мою!

10. “Поэтому Ему  Одному вся слава и хвала,  вся  моя  бескорыстная любовь и Мое поклонение!”

11. После чего Мария поднялась и отправилась с Иосифом до постройки, где подкрепилась хлебом, водою и молоком.

12. Марии же захотелось посетить тетку свою, по имени Елизавета, жившую от места постройки в полуднях пути по ту сторону небольшой горной цепи, и обратилась она к Иосифу, прося его разрешения.

13. Иосиф согласился и дал Ей в проводники старшего сына своего , который должен был доставить Ее до самого дома тетки.

 

 

Глава 6 Встреча Марии и Елизаветы

 

1. Прибыв к Елизавете, т.е. к   дому   ее,   Мария,   согласно обычаю евреев, робко постучала.

2. Елизавета же, услышав этот робкий стук, подумала про себя: “Кто может так необыкновенно тихо стучать?”

3. “Вероятно, это один из детей моего соседа, ибо это не может быть муж мой, он ведь все еще нем и ожидает избавления при храме”.

4. “Работа же у меня спешная, и не бросать же мне ее из-за ребенка соседа?”

5. “Нет! Я не пойду. Моя работа для храма важнее, нежели шалость какого-то ребенка, которому ровно ничего не нужно, разве только, чтобы подразнить меня, или посмеяться надо мною ради знакомства!”

6. “Поэтому я буду продолжать мою работу, а ребенок пусть себе стучится!”

7. Мария постучала вторично, и в это время взыгрался младенец во чреве Елизаветы, и услышала мать тихий голос в области радующегося младенца, который говорил:

8. “Мать! Иди! Иди скорей, ибо Мать моего и твоего Господа, - моего и твоего Бога стучит у дверей твоих, и в мире пришла посетить тебя!”

9. И Елизавета, вняв словам сиим, бросила все, что держала в руках, и поспешила открыть дверь Марии. 10. И, благословив Ее, согласно обычаю, заключила Ее в свои объятия и сказала:

11. “Мария! Благословенна ты среди жен! Благословенна ты среди всех жен! И благословен плод чрева Твоего!

12. “Мария! Наичистейшая Дева Господня! Откуда мне сие!? И такая великая милость, что Мать Господа и Бога моего посещает меня!?”

13. Мария же, не поняв тайного и святого смысла этих слов, возразила:

14. “Дорогая тетушка! Я только пришла навестить тебя по-родственному! Что говоришь ты Мне о вещах, которых Я не знаю! Разве Я действительно беременна, что называешь ты Меня <матерью>?!”

15. Елизавета же ответила Марии: “Видишь? Когда Ты вторично постучала, взыгрался младенец под сердцем моим и назвал Тебя “Матерью”, поэтому и я приветствовала Тебя так же.”

16. Тут возвела Мария очи к Небесам, и припомнилось Ей слово Архангела Гавриила, хотя и не уразумела она сказанного Ей, и проговорила:

17. “О, Великий Боже, Авраама, Исаака и Иакова! Что же Ты сделал со мной! Что же Я такое, что все народы земли будут величать Меня “благодатной”?!

18. Елизавета же сказала: “Мария! Избранница Господня! Войди в дом мой, и подкрепи Себя, и совместно возблагодарим и восхвалим Господа из всех наших сил”.

19. И Мария последовала за Елизаветой в дом ее, ела и пила и подкрепилась, и была преисполнена радости.

20. Елизавета же начала расспрашивать о храме, и что она видела и что слышала в продолжение всех лет, когда Она была его воспитанницей.

21. На это Мария ей ответила: “Дорогая тетушка, тоже благословенная Господом! Я думаю, что все эти вопросы -для нас недосягаемы! И мы, жены, не станем от этого умнее, если начнем рассуждать о вещах, заведывать которыми Господь поставил детей Аарона!

22. “Поэтому думается Мне, что мы, жены, должны предоставить Божественные дела Богу и тем, которым Он поручил ими заведывать, и не ломать себе головы понапрасну!”

23. “Если мы будем любить Бога больше всего и соблюдать Его Святые Законы, - тогда мы будем жить достойно и согласно нашему положению, а что сверх того, -касается мужей, которых Господь призывает и избирает.

24. “И думается Мне, дорогая тетушка, что так будет правильнее! Поэтому оставим праздные речи о храме, от которых он станет не лучше и не хуже. Когда Господу Богу угодно будет, - Он уже сумеет покарать храм, или, когда будет время, - изменить его”.

25. Елизавета увидела в этих словах глубокое смирение и скромность Марии, и сказала Ей:

26. “Да! Ты благодатная Дева Господня! С такими взглядами можно найти у Господа только величайшую Милость!”

27. “Ибо рассуждать как Ты может только наичистейшая невинность! И тот, который живет согласно этим взглядам, - живет, конечно, праведно перед Господом и всем миром”.

28. На это Мария ответила: “Праведная жизнь не от нас, но от Господа, и является великою Милостью!”

29. “Кто сам себя мнит праведником, - тот наверное менее всех живет праведно перед Господом. Но кто непрестанно признает свою вину пред Ним, тот и есть, который живет праведно пред Господом.

30. “Я же не знаю, как Я живу! Моя жизнь - сплошная Милость Господа Бога! Поэтому Я ничего иного не могу делать, как все время Его любить и непрестранно Его хвалить и славить из всех моих сил. Если твоя жизнь -подобна Моей, поступай так же, и Господу это будет приятнее, нежели все наши рассуждения о храмовых обстоятельствах и делах его!”

31. Елизавета же почувствовала, что от Марии веяло Божественным Духом, и прекратила свои распросы о храме, и, воздав хвалу и славу Господу, предоставила себя Его Святой Воле.

32. И так Мария провела у тетки своей еще полных три месяца и помогала ей, подобно служанке, во всех работах по дому.

33. Тем временем Иосиф окончил постройку, и, вернувшись домой, начал возделывать не собственный, а лишь арендованный им земельный участок.

34. Однажды вечером сказал Иосиф старшему сыну своему: “Иоель! Иди и оседлай мне на завтра утром мое вьючное животное, ибо хочу пойти за Марией”.

35. “Уже три месяца, как Дитя не у меня в доме. И не знаю я, что и как с Ней!

36. “Хотя и живет Она у жены онемевшего первосвященника, все же неизвестно, насколько этот дом не подвержен искушениям Евы!”

37. “Поэтому я завтра же отправляюсь в дорогу и приведу Девушку обратно к себе, дабы со временем сыны Израиля не упрекнули меня, и Господь не покарал бы за мое небрежное отношение к Ней!”

38. Иоель пошел и поступил согласно словам Иосифа, но не успел он всего выполнить, как уже и Мария была тут как тут, и стояла у порога дома, и приветствовала Иосифа, прося принять Ее обратно в дом его.

39. Иосиф же удивился неожиданному появлению Марии и спросил Ее: “Ты ли это, неверная дому моему?”.

40. И Мария сказала: “Да, - это Я! Но не неверная дому твоему! Я давно вернулась бы к тебе, но не решалась идти одна через горные леса, а ты все не посылал и не посылал гонца за Мной! Поэтому и была Я вынуждена так долго отсутствовать!”

41. “Но вот пришли три левита навестить жену Захария, и, когда они собрались в обратный путь в Иерусалим, -взяли они Меня с собою и довели Меня до самой границы твоего участка, благословили меня и дом твой, и пошли своей дорогой. Я же поспешила к тебе, дорогой мой отец Иосиф”.

42. Иосиф хотел было пожурить Марию за Её долгое отсутствие, но не мог себя превозмочь! Во-первых, обезоружил его голос Марии, а во-вторых, - он сам себя винил, что так долго не посылал за Ней!

43. И он подозвал к себе Марию, чтобы благословить Ее, Она же бросилась к нему на шею и ласкала его, как это делают невинные дети, когда они ласкают родителей или своих благодетелей.

44. Иосиф был так растроган и полон радости, что сказал: “Видишь! Я человек бедный и старый, но детская любовь Твоя заставляет меня забыть мою бедность и старость! Господь послал Тебя мне для великой радости, поэтому и буду я с радостью ходить и работать, чтобы Тебе, Детка Моя, раздобыть хороший кусок хлеба!”

45. При этих словах покатились слезы по морщинистому лицу старика. Мария же быстрым движением смахнула их, и утерла ему глаза, и благодарила Господа, что послал Он Ей такого кормильца...

46. И в это время показалось Иосифу, будто вокруг дома его раздавалось пение псалмов...

 

 

Глава 7 Предчувствия Иосифа

 

1. Иосиф же, преисполненный великими предчувствиями, сказал Марии: “Дитя Господне! Много радости явлено Тобою дому моему, и преисполнена душа моя великими предчувствиями!

2. “Но ведаю я также, что Господь посылает тяжелые испытания тем, которых Он любит, поэтому будем мы неустанно просить Его быть милостивым к нам”.

3. “Возможно, что Господу Богу угодно будет, через Тебя и меня, обновить старый Ковчег Завета, который сильно обветшал!”

4. “Ежели подобное надвигается, - тогда горе Тебе и мне! И нам предстоит одолеть тяжелую работу! Но довольно об этом!”

5. “Чему надлежит сбыться, - сбудется, и мы не в силах этому воспрепятствовать! Когда же оно начнет сбываться, - захватит оно нас мощною десницею, и мы затрепещем перед Волею Того, Который скрепил твердыни земли!”

6. Мария внимала этим словам, но опять не уразумела их, и Она старалась утешить Иосифа следующими мудрыми словами, полными заботы и любви:

7. “Дорогой отец Иосиф! Не печалься о Воле Господней! Ибо мы ведаем, что Он всегда желает лишь наилучшее для детей Своих! И, если Господь пребывает с нами, как некогда Он пребывал с Авраамом, Исааком и Иаковом и как Он всегда пребывал со всеми любящими Его, -какое зло может случиться с нами?!”

8. Иосиф удовлетворился этим утешением и от всего сердца благодарил Господа, Даровавшего ему, в лице Марии, такого Ангела -Утешителя, и сказал:

9. “Дети! Час уже поздний! Воздадим хвалу Господу песнопением, сядем за наш скромный ужин, и пойдем отдыхать”, 10. Так и сделали. Мария поспешно принесла хлеб, и Иосиф его разделил, и все удивились особенному вкусу его.

11. Иосиф же заметил: “Вся хвала Господу! Что Он благословил, всегда хорошо и наилучшего вкуса!”

12. На что Мария сказала мудро и ласково: “Поэтому и не следует нам бояться испытаний, ибо они тоже суть Его бесценные благодеяния!”

13. И Иосиф сказал: “Да, да! Ты, чистая Дщерь Господня! Ты права! И с полным терпением буду я всегда переносить все, что Господу угодно будет возложить на меня, ибо Он не даст мне ноши чрезмерно тяжелой и не пошлет ярма непосильного! Ибо Он есть Отец, полный доброты и милосердия, даже в Своем рвении! Поэтому - да будет всегда Его Святая Воля!”

14. После этого Благочестивая семья почила, и последующие дни работала дома, у себя.

15. Но Мария со дня на день полнела и, заметив это, старалась Она скрыть Свою беременность, насколько Она это могла, от Иосифа и сыновей его.

16. Но, приблизительно еще месяца через два, ничто уже не могло скрыть Ее состояния. И Иосиф, предчувствуя что-то неладное, пошел советоваться о Марии с одним старым другом своим из Назарета.

 

 

Глава 8 Объяснения между Марией и Иосифом

 

1. Друг же Иосифа был сведущий, так как был врачом, знал травы и нередко помогал повивальной бабке при тяжелых родах.

2. Он пошел вместе с Иосифом, и издали наблюдал незаметно за Марией, и, когда он Ее осмотрел, сказал он Иосифу:

3. “Послушай, брат мой из рода Авраама, Исаака и Иакова! Недоброе приключилось дому твоему! Девушка беременна!”

4. “И ты сам виноват в этом! Ведь сколько месяцев отсутствовал ты из дома на постройках! Скажи, кто же мог блюсти Ее, когда тебя не было?!”

5. Иосиф же сказал ему: “Когда я Ее привел в дом мой, оставалась Она недели три у меня, после чего она провела три месяца у тетки своей Елизаветы”.

6. “А теперь уже два месяца, что Она неустанно находится под моим наблюдением, и до сих пор я не видел, чтобы приходили к Ней тайно, или открыто!”

7. “А за то время, что я отсутствовал, была Она в самих надежных руках. Сын же мой, проводивший Ее к Елизавете, — поклялся мне, что во время пути он даже не дотронется до платья Ее!”

8. “Поэтому знаю я достоверно, что во всем, касающемся моего дома, - Мария чиста! но обстоит ли дело так же с домом Захарии, - это, конечно, другой вопрос!”

9. “Неужели случилось это с Ней в храме? Со стороны какого-нибудь слуги его? Но да избавит меня Господь от такого подозрения! Ибо Господь не потерпел бы подобного, и все обнаружилось бы благодаря всегдашней прозорливости и премудрости первосвященника!”

10. “Я же знаю теперь, как мне следует поступить, чтобы добиться правды в этом деле. Иди с миром, друг мой, я же подвергну дом мой строжайшему допросу!”

11. Гость не замедлил удалиться, и Иосиф сейчас же пошел к Марии и сказал Ей:

12. “Дитя! Какими глазами должен я взирать на Бога моего?! Что должен я Ему сказать про Тебя?!”

13. “Не я ли взял Тебя, как чистую Отроковицу из храма? Не я ли бдил над Тобою моей ежедневной молитвой, совместно с доверенными домочадцами дома моего?!”

14. “Поэтому заклинаю я Тебя: скажи мне - кто осмелился обмануть меня и осрамить, меня, сына Давидова, а также и Тебя, Которая ведь тоже из рода его?!”

15. “Кто обесчестил Тебя, чистую Деву Господню и соблазнил! Кто смог загрязнить Душу Твою и сделать из Тебя вторую Еву?!”

16. “Значит воистину повторяется со мной старая история Адама! Ибо Тебя, подобно Еве, одурманил змий-искуситель!”

17. “Итак, иди и обдумай, и ответь на мой вопрос! Но знай вперед, что Тебе не удастся меня обмануть!” И тут Иосиф от горя упал на мешок с золою и закрыл лицо руками.

18. Мария же была ни жива, ни мертва! Она заплакала, потом горько зарыдала и не в состоянии была говорить от страха и горя!

19. Потом Иосиф поднялся и заговорил с Ней более спокойным голосом:

20. “Мария! Чадо Господне, Которое Он Сам взял под Покров Свой! Почему Ты унизила душу- свою?! Почему сделала Ты мне это?! Забыв про Господа Твоего?!

21. “Как могла Ты только это сделать? Ты - взращенная во Святом-Святых?! Ты, получавшая пищу из рук Ангелов, когда лучезарные слуги Господни были участниками Твоих детских забав?! О, говори и не скрывай истины от меня?!”

22. Тогда Мария, пересилив Себя, сказала ему: “Отец Иосиф! Ты жестоко-праведный человек! Как жив Господь!, - так же и Я чиста и невинна, и по сей час не ведаю Я мужа!”

23. Иосиф же спросил Ее: “Откуда же это, что носишь Ты под сердцем?”

24. И Мария сказала: “Ведь Я еще ребенок, и не ведаю Я тайн Господних! Выслушай Меня! И Я поведаю Тебе, что приключилось со Мной, и последнее такая же правда, как над всеми нами, - есть Господь Бог!”

 

Глава 9 Мария и Иосиф

 

1. И Мария рассказала все Иосифу, что произошло с ней, когда Она еще работала над пурпуром, и закончила следующим заверением:

2. “Поэтому и повторяю Я тебе, Иосиф, что как жив Господь Бог Неба и земли, так же и Я чиста перед Ним. И не ведаю Я мужа, а также не ведаю Я тайны Господней, Которую Я должна носить под сердцем, к великому мучению моему!”

3. Тут умолк Иосиф перед Ней, и стало страшно ему, ибо слова Марии глубоко проникли в его наболевшую душу, и с ужасом увидел он, что предчувствия его подтвердились!

4. И начал он ломать голову: что и как поступить, и рассуждал сам с собою:

5. “Если я утаю перед миром Ее положение, потому что понял, что нет там греха, - но в глазах мира - ее грехопадение неоспоримо - меня обвинят в богохульстве, и я не избегну наказания!

6. С другой стороны, если я, против моего убеждения, объявлю! Ее “грех” перед сынами Израиля, - заведомо зная, что носимое Ею под сердцем, может исходить только от Ангела, согласно Ее же свидетельству и словам, -

7. “обличит меня Господь Бог, что предал я смерти невинную кровь!”

8. “Что же мне делать с Ней? Должен ли я Ее тайно оставить? Т. е. должен ли я Ее тайно удалить от себя и отвести Ее куда-нибудь в горы, недалеко от греческой границы, или подождать мне часа Господнего, когда Ему будет благоугодно оповестить Волю Свою - как мне поступить?”

9. “Если же завтра или послезавтра кто-нибудь придет ко мне из Иерусалима и увидит Марию, что тогда?! Да! Это будет самое благоразумное: я Ее тайно удалю и сделаю так, что, кроме детей моих, никто ничего не узнает! 10. Невинность Ее Господь со временем сделает явной, и тогда все будет спасено и выиграно! Итак, будь по сему во Имя Господне!”

11. После этого Иосиф пошел к Марии и сообщил Ей о своем решении. Мария, поняв его доброжелательность, - на все согласилась, и т. к. час был уже поздний, Мария ушла отдыхать.

12. Иосиф же под влиянием дум и забот скоро впал в дремоту, и явился ему Ангел Господень во сне, который сказал ему:

13. “Иосиф! Не тревожься за Марию, наичистейшую Деву Господню! Ибо Носимое Ею под сердцем зачато от Духа Святого Господа! И когда Оно родится, наречешь Ему Имя <ИИСУС!>”

14. Иосиф проснулся и славил Господа, что даровал ему подобную Милость!

15. Как только начало светать, Мария поднялась, думая, что уже пора собираться в путь.

16. Иосиф же обнял Марию, прижал Ее к своему сердцу и сказал: “Мария! Ты Наичистейшая! Ты останешся у меня! Ибо Господь послал мне великое свидетельство о Тебе! И то, чему надлежит родиться от Тебя, должно именоваться “Иисус”.”

17. И Мария поняла, что Господь беседовал с Иосифом, ибо то же самое имя было названо Ей и Ангелом, но Иосифу она об этом не упомянула!

18. И после этого окружил Иосиф Марию заботами и берег Ее, дабы Она в Своем положении ни в чем не нуждалась.

 

Глава 10 Предатель Ананий

 

1. Недели две спустя этих событий собрался большой Совет в Иерусалиме: потому что от живущих там Римлян Иудеи узнали, что Император намерен объявить всенародную перепись Иудеев.

2. Такая весть испугала Иудеев, т. к. согласно их законам им было воспрещено считать людей.

3. Поэтому первосвященник созвал Совет из всех старейшин, дабы обсудить этот вопрос.

4. Иосиф же как раз в это время отправился в горы за строительным материалом, и отсутствовал несколько дней.

    5. Тем временем посланный из Иерусалима принес Иосифу приглашение на собрание и, не застав его, передал все одному из старших сыновей, и наказал последнему немедленно сказать Иосифу, когда тот вернется, о неотложном его вызове в Иерусалим.

6. На следующий день утром Иосиф вернулся домой, и сын его, Иосий, в точности передал поручение посланного к нему из Иерусалима.

7. Иосиф же сказал: “Я только что проходил пять дней по горам и переутомился, и мне с моими ногами не дойти до Иерусалима, если я перед тем не отдохну несколько дней. Поэтому на сей раз я вынужден не следовать зову Иерусалима.”

8: “Кроме того, все это собрание - не стоит пустой ореховой скорлупы! Т.к. всесильный римский Император, держава которого простирается чуть ли не до скифской земли, никакого внимания на наше собрание не обратит, но поступит согласно своему решению и воле, поэтому и остаюсь я пре спокойно у себя!”

9. Тремя днями позже пришел к Иосифу из Иерусалима некий Ананий, известный ученый и книжник, и сказал Иосифу: 10. “Иосиф! Ты сведущий и ученый муж из рода Давидова! Я пришел спросить тебя, почему ты не был на собрании?!”

11. Иосиф же, обратившись к Ананию, сказал: “Я пять дней провел в горах, и не знал, что меня этим временем вызывали!”

12. “Когда же я вернулся домой и сын мой Иосий передал мне это известие, я был слишком слаб и переутомлен, чтобы немедленно идти в Иерусалим. И, кроме того, я с первого же взгляда понял всю несостоятельность такого собрания, и что оно мало или вовсе ничего не даст!”

13. Пока Иосиф говорил, Ананий оглянулся и тут увидел он, к несчастью, Марию!

14. Потому-то и простился он молча с Иосифом и поспешил что было духу в Иерусалим.

15. Добежав туда, запыхавшись, бросился он прямо к первосвященнику.

16. “Выслушай меня, - сказал ему Ананий, - и не спрашивай, почему сын из рода Давидова не мог быть на собрании, ибо видел я неслыханную мерзость в его доме!”

17. “Вот, Иосиф, о котором Господь свидетельствовал и которому ты передал Отроковицу для опеки, глубочайше согрешил перед Господом и тобою!”

18. Первосвященник, в полном ужасе от слов Анания, спросил его коротко: “В чем дело? Что случилось? Говори правду, или сегодня же будешь ты предан смерти!”

19. И Ананий сказал: “Отроковицу Марию, которую он, согласно свидетельству Господа, взял под опеку из храма, - он опозорил и обесчестил! Ибо ее сильно назревшая беременность свидетельствует об этом.”

20. Первосвященник же ответил: “Нет! Иосиф этого не сделал! Не может же Господь лжесвидетельствовать?!”

21. Но   Ананий   сказал:   “Тогда   пошли   доверенных   слуг Иосифу,  чтобы  ты  сам  убедился  в  том,  что  Отроковица беременна! В противном случае - да буду я побит камнями!”

 

 

Глава 11 Мария и Иосиф перед первосвященником

 

1. И первосвященник погрузился в думы, и начал рассуждать сам с собою: “Что же мне делать? Ананий полон ревности и зависти из-за выбора Отроковицы, и никогда не следует внимать словам завистника!”

2. “Если же дело с Марией обстоит так, как это утверждает Ананий, и я отнесусь к этому вопросу недостаточно ревностно, что на это скажут тогда сыны Израилевы? И какова будет моя ответственность, к которой они меня притянут?”

3. “Все же пошлю я тайно к Иосифу слуг моих, и, если они убедятся в плохом положении вещей, прикажу я им сказать Иосифу немедленно явиться ко мне с Отроковицей!”

4. Согласно этому решению он и поступил. Первосвященник, призвав своих верных слуг, объяснил им, что произошло, якобы, в доме Иосифа, и сказал им, как следует им действовать в том случае, если все окажется правдою.

5. Слуги отправились к Иосифу и увидели, что все сказанное им первосвященником, - оправдалось.

6. Тогда старший из слуг сказал Иосифу: “Мы посланы храмом, чтобы выяснить положение Отроковицы, потому что до первосвященника дошли плохие вести о ней.”

7 “К сожалению, мы нашли лишь подтверждение предположения, поэтому советую тебе последовать за мной добром вместе с Марией в храм, дабы выслушать из уст первосвященника справедливый приговор.”

8. И Иосиф, без всяких пререканий, вместе с Марией последовал за слугами на суд в храм.

9 Когда же они предстали перед удивленным первосвященником, обратился он к Марии и спросил Ее строго: 10. “Мария! Почему сделала Ты нам это? И как могла Ты унизить душу Свою?”

11 “Ты забыла Господа Бога Твоего! Ты, выросшая во Святом-Святых! Ты, - получавшая каждодневную пищу Твою из рук Ангелов!”

12. “Ты, всегда внимавшая его песнопениям! Ты, которая была полна радости и веселья перед Ликом Господним! Говори! Почему сделала Ты нам это?”

13. Мария же горько плакала, и сквозь рыдания ответила Она: “Как жив Господь Бог Израиля, так же и Я чиста перед Ним! И по сей час не знаю Я мужа! Спроси же Иосифа, избранного Богом!”

14. Тогда первосвященник обратился к Иосифу: “Иосиф! Именем Вечно-Живого Бога заклинаю тебя: скажи мне, как это случилось? Ты ли это сделал?”

15. И Иосиф ответил: “Клянусь тебе всем, что свято тебе и мне! Как жив Господь мой и Бог мой, - так же чист и я перед Отроковицей, тобою и перед Богом!”

16. И первосвященник сказал: “Не лги! Но говори правду перед Богом! Я же говорю тебе, что ты украл себе брачную ночь, и ты это скрыл от храма! И ты не преклонил сначала главы своей перед Всемогущим, дабы Он благословил семя твое! Поэтому говори правду!”

17. Но Иосиф молчал, т.к. слова первосвященника задели его за живое своею несправедливостью!

18. И ввиду того, что Иосиф продолжал молчать, первосвященник снова заговорил:

19. “Верни нам Отроковицу, какой ты получил Ее от нас, из храма Господнего! Когда Она была чиста, как восходящее солнце самого радужного утра!”

20. Горькие слезы потекли из глаз Иосифа и, тяжело вздохнув, возведя взор свой к небесам, проговорил он:

21. “Господи! Бог Авраама, Исаака и Иакова! Что сделал я, старик, перед Тобою плохого, что Ты так бичуешь меня?!”

22. “Возьми меня от мира! Ибо слишком тяжело слыть за праведника перед Тобою и дожить до такого срама и позора!”

23. “Предка моего Давида Ты покарал, ибо согрешил он перед Урией!”

24. “Я же еще не согрешил ни перед единым человеком! И еще никогда не желал чего бы то ни было, принадлежащего другому человеку, ни вещи, ни животного! И соблюдал Закон до последней йоты! Господи!за что бичуешь Ты меня?”

25. “Господи! Укажи мне грех мой пред Тобою, и я с радостью приму наказание через огонь! Если же согрешил перед Тобою, - тогда да будет проклят тот день и час, когда я увидел свет!”

26. Первосвященник же возмутился словами Иосифа, и, вне себя от злости, он проговорил:

27. “Хорошо! Раз ты перед Господом не сознаешься в грехе своем - я заставлю тебя и Марию выпить <воду, проклятую Господом,> и тогда обнаружится грех ваш в ваших глазах и перед глазами всего народа!”

28. И первосвященник, взяв чашу с “водой проклятия”, дал ее выпить Иосифу, после чего отправил его, согласно закону, в гористую местность вблизи Иерусалима, предназначенную для этой цели.

29. И такую же воду дал он выпить Марии, и тоже отправил Ее в горы...

30. Но через три дня они оба вернулись целыми и невредимыми обратно в храм, и дивился народ, что грех их так и не был обнаружен!

31. И сам первосвященник удивлялся этому, и сказал он им: “Раз Сам Господь не огласил ваш грех, тогда и я не буду вас судить. Итак, - объявляю вас невиновными и свободными!”

32. “Но ввиду того, что Отроковица беременна, тогда в наказание да будет она твоею женою за то, что забеременела без моего ведома! И не должна Она иметь иного мужа, кроме тебя, даже если останется молодой вдовою! Да будет по сему и теперь идите с миром домой!”

33. И Иосиф, взяв Марию, вернулся с ней к себе на родину, и был преисполнен радости, благодарил и славил Господа своего, и радость его была удвоена тем, что Мария стала его законной женой.

 

Глава 12 Указ о народной переписи

 

1. И Иосиф с Марией, которая стала его женой, провел спокойно еще два месяца, зарабатывая для ея содержания.

2. Приближалось же время Марии родить, когда новый удар поверг Иосифа в глубокое уныние.

3. Римский император Август издал указ, согласно которому все подвластные империи народности должны были быть пересчитаны и переписаны по сословиям для податей и воинской

повинности.

4. И назареяне не были исключены, и тоже должны были подчиниться этому закону. И Иосиф был вынужден отправиться в Вифлеем, город царя Давида, где находилась римская комиссия по народной переписи.

5. Когда Иосиф услышал про этот указ, из-за которого его уже раньше вызывали в Иерусалим, сказал он сам себе:

6. “Господь мой и Бог мой! Это для меня ужасный удар! Как раз теперь, когда приближается время Марии разрешиться

от бремени!”

7. “Что мне делать? Ведь я должен записать сыновей моих, которые, к сожалению, подлежат воинской повинности. Но, ради Святого Имени Твоего, скажи, что мне делать с Марией, Господи!"

8. “Дома оставить я Ее не могу, ибо что сделает Она, будучи одной, если настанет час ея родить!”

9. “Возьму я Ее с собою, - кто же поручится мне за то, что час ея не застанет Ее в пути? И я не буду знать, что мне с ней тогда делать?”

10. “И даже если я Ее приведу с грехом пополам к римским властям, как мне Ее записать?”

11. “Как жену мою! Но, что Она моя жена, об этом знают только первосвященник и я!”

12. “Воистину! Мне стыдно сделать это перед сынами Израиля! Они же знают, что я старик и что мне за 70 лет. Что скажут они, когда я объявлю это пятнадцатилетнее дитя, да еще в последней степени беременности, - моей законной женой?!”

13. “Или записать мне Ее как мою дочь? Но опять-таки, ведают сыны Израиля, откуда Она родом, и что Она не моя дочь!”

14. “Если же я Ее запишу как порученную мне Отроковицу Господню, из храма, — тогда что подумают они, которым неизвестно, что я - оправдан храмом, увидя Марию в Ее положении?!”

15. “Я знаю, что я сделаю: я подожду <часа Господнего>! Господь и Бог мой уже сделает no-Своему, и это будет самое лучшее. Итак, да будет по сему!”

 

 

Глава 13 Путешествие в Вифлеем

 

1. В тот же самый день зашел к Иосифу старый друг его из Назарета, который слыл за мудреца, и сказал ему:

2. “Брат мой! Так ведет Господь народ Свой через пустыни и дебри! Кто покорно повинуется и идет туда, куда Он его направляет, - тот всегда попадает куда следует!”

3. “Как томились мы в Египте, и как рыдали мы в цепях вавилонских, и все же освободил нас Господь!”

4. “Ныне реют над нами римские орлы. Значит: такова Воля Господня! Поэтому и следует нам делать то, что Он хочет, ибо Он один ведает, почему так Он этого желает!”

5. Иосиф же понял, что друг его хотел ему этим сказать и, когда тот ушел, благословив Иосифа, - созвал он сыновей и сказал им:

6. “Итак, выслушайте меня: такова Воля Господня, чтобы мы все отправились в Вифлеем. Подчинимся же Его Воле и поступим согласно Ей.”

7. “Ты, Иоель, оседлай ослицу для Марии и возьми седло со спинкою. Ты же, Иосий, обуздай вола и запряги его в возок, в который мы положим съестные припасы”.

8. “А вы, остальные, позаботьтесь о припасах. Положите хлеба, меду, сыру и плодов, которые не боятся дороги. Возьмите столько от всего, чтобы хватило нам на дней 14, ибо не знаем мы, когда дойдет до нас очередь и когда освободимся. Не знаем также, что может дорогою случиться с Марией. Поэтому положите в возок пелены и полотно.”

9. И сыновья пошли исполнять приказания Иосифа.

10. И, приготовив все, согласно его словам, пришли они и доложили ему об этом.

11. И Иосиф, став на колени со всеми своими, молился и поручил себя и своих Деснице Божией.

12. После молитвы, хвалы и славословия, услышал Иосиф голос, - как бы около своего дома, который рек:

13. “Иосиф! Ты верный сын Давида, мужа по сердцу Господа!”

14. “Когда Давид вышел против исполина, была с ним рука Ангела, которого Господь поставил рядом с ним, и предок твой стал великим победителем!”

15. “Ныне же с тобою Тот, Который был вечно, Создавший небеса и землю! Который во времена Ноя ниспослал дождь в течение 40 дней и 40 ночей и утопил всякую тварь, которая была противна Ему.”

16. “Даровавший Аврааму - Исаака, и Который вывел народ твой из Египта и с Моисеем говорил подобно грому на горе Синае.”

17. “Он воочию находится ныне в доме твоем и пойдет с тобою в Вифлеем. Поэтому не бойся, ибо Он не допустит, чтобы единый волос упал с главы твоей.”

18. Когда Иосиф внял этим словам, воспрянул он духом, и преисполнился радости, и благодарил Господа за эту великую Милость, и сейчас же пустился в путь со всеми своими.

19. Он поднял Марию и усадил Ее как можно удобнее на седло, взял в руки повод и сам повел ослицу.

20. Сыновья же сопровождали возок и последовали за ними.

21. Через некоторое время Иосиф передал повод старшему сыну, а сам пошел рядом с Марией, поддерживая Ее, потому что временами Ей делалось дурно, и Она была не в силах держаться в седле.

 

 

Глава 14 Путешествие и приближение родов

 

1. И таким образом Благочестивое Семейство сделало большую часть пути. И, находясь от Вифлеема в каких-нибудь шести часах пути, остановились они на привале, чтобы передохнуть.

2. Иосиф же, взглянув на Марию, прочел на Ее лице великое страдание, и глаза Ее были полны слез.

3. “Что же это может быть?” подумал он: “Лик Ее полон страданий, и глаза Ее полны слез! Неужели настал час Ее?”

4. Поэтому он посмотрел на Нее еще раз более внимательно, но, к его великому удивлению и изумлению, - увидел Ее смеющейся!

5. Тогда он спросил Ее: “Мария! Скажи мне: что происходит с Тобою? На лице Твоем я вижу то горе и страдание, то оно сияет от радости и счастья!”

6. И Мария сказала: “Вот, передо Мною два народа... Один народ плакал, и Я заплакала вместе с ним...

7. “Другой же народ шествовал передо Мною - радостный и счастливый, поэтому и Я засмеялась и разделила его радость и счастье. Это все, что придало Моему лицу выражение горя и счастья!”

8. Когда Иосиф это услышал, он успокоился, ибо он знал, что у Марии часто бывали видения. Поэтому двинулись они спокойно в путь, к Вифлеему.

9. Но, не доходя Вифлеема, Мария вдруг воскликнула, обратившись к Иосифу:

10. “Иосиф! То, что во Мне, начинает Меня страшно давить. Поэтому прикажи остановиться!”

11. От этого неожиданного восклицания Марии Иосиф не на шутку перепугался. Он понял, что то, чего он более всего боялся, - начало сбываться!

12. Он сейчас же приказал остановиться, и Мария снова обратилась к нему:

13. “Сними   Меня   с   ослицы!   Ибо   то,   что   во   Мне,   Меня чрезвычайно давит, и хочет оставить Меня. И Я больше не в силах противостоять напору!”

14. Иосиф же сказал: “Ради Самого Создателя! Ты же видишь, что здесь вблизи нет ни единой гостиницы. Куда же я положу Тебя?”

15. Мария же проговорила: “Смотри, там, в той горе, есть пещера...Шагов сто отсюда, не более... Туда перенесите Меня ... дальше идти я не в силах...”

16. И Иосиф пошел с возком по тому направлению и, на счастье, нашел там пещеру, служившую пастухам убежищем при непогоде, и там же нашел он сено и немного соломы, и из этого устроил он наскоро для Марии незатейливое ложе.

 

 

Глава 15 Рождество Христово

 

1. Когда ложе было приготовлено, принес Иосиф Марию в пещеру и уложил Ее, после чего Она почувствовала некоторое облегчение.

2. И, когда Марии стало немного лучше в этом положении, обратился Иосиф к сыновьям своим и сказал:

3. “Вы, двое старших, бдите над Марией и в случае необходимости окажите Ей первую помощь. Особенно ты, Иоель, который сведущ в этих вопросах, ибо почерпнул свои знания благодаря общению с моими друзьями в Назарете!”

4. Остальным же он приказал поставить вола и ослицу в пещеру, которая оказалась очень просторной, а также втащить туда же и возок с припасами.

5. Иосиф, отдав распоряжения, сказал Марии: “Я пойду в город отца моего. Хочу разыскать повивальную бабку и спешно привести ее к Тебе”.

6. После этих слов Иосиф оставил пещеру и вышел. Начинало смеркаться, и на безоблачном небе засверкали звезды.

7. Но все, что представилось глазам Иосифа, когда он вышел из пещеры, лучше передать его собственными словами, после того, как он вернулся с повивальной бабкой, и рассказал про виденное им сыновьям своим, и Мария уже родила.

8. И вот слова Иосифа: “Дети! Мы накануне великих событий! Смутно понимаю я сказанное мне свыше перед уходом нашим из Назарета! Воистину! Не будь Господа среди нас, хотя и невидимо и не воочию, - не могли бы происходить подобные чудеса, какие я видел собственными глазами!”

9. “Только слушайте: когда я оставил пещеру и пошел, показалось мне, будто я вовсе не подвигался вперед! Я увидел восходившую луну и звезды на Востоке и на Западе, но небесные светила будто замерли и не двигались... Месяц не покидал горизонта земли, и звезды на Востоке не заходили...”

10. “Потом увидел я стаи птичек, сидевших на деревьях, и головки их были повернуты в сторону пещеры, и все они трепетали, как перед надвигавшемся землетрясением. И казалось, ничто не могло заставить их улететь: ни крик, ни брошенный в них камень!”

11. “Потом посмотрел я на землю. И увидел я недалеко несколько людей, сидевших вокруг котла с едой. У одних руки так и оставались неподвижно в котле, и они не могли взять из него ни единого кусочка.”

12. “А другие сидели с кусками пищи в руках, будто подносили ее ко рту, и застыли в таком положении. И глаза всех были устремлены к Небесам, будто видели они великие знамения!”

13. “Потом увидел я овец с пастухом. Но овцы стояли на месте! И рука пастуха, поднятая, как бы для удара, застыла тоже в воздухе. И не мог он ею двигать.”

14. “Дальше я увидел стадо козлов. Они были на водопое. Но пить, - они не пили! Хотя держали головы над водой. И они были без движения!”

15. “Дошел я до водопада ручейка с горы. Но даже вода остановилась и не стекала в долину! И все, куда я ни смотрел, - все было без движения, без жизни, и как будто замерло...!”

16. “Когда же я так стоял, или шел, не зная, стою ли я на месте или иду, увидел я наконец что-то живое!”

17. “Это была женщина. Она спускалась с горы и шла как раз мне навстречу. И вдруг спросила она меня: <Муж! Куда идешь ты в такой поздний час?>”

18. “И я сказал ей: “Я ищу повивальную бабку, ибо там в пещере лежит Женщина, которая должна родить.”

19. “И женщина снова спросила меня: “Она из Израиля?” И я ей сказал: <Так, госпожа, я и Она из Израиля. Царь Давид

- предок наш.>”

20. “Женщина же продолжала: “Кто же Она, которая родит в пещере? Она жена твоя, или родственница, или служанка?”

21. “И я ей ответил: <Только недавно перед первосвященником

- она моя жена. Но, когда она зачала, - Она не была моей женой. По выбору Божиему передал мне Ее храм, под мою опеку, а воспитывалась Она во Святом-Святых>.”

22. “Но не удивляйся этой беременности, ибо то, что в Ней, зачато чудесным образом от Божественного Святого Духа.” Женщина же удивилась и сказала мне: “Муж! Говори правду!” На что я ей ответил: “Иди и посмотри, и убедись собственными глазами.”

 

 

Глава 16 Явления в пещере

 

1. Женщина согласилась и последовала за Иосифом в пещеру. Но, когда они подходили к горе, белое облако заволокло гору, и скрыло от них вход в пещеру.

2. Это явление поразило женщину, и она сказала Иосифу:

3. “Великое узрела душа моя сегодня! Утром еще увидела я удивительное сновидение! И виденное мною во сне, - ныне сбывается наяву!”

4. “Ты - тот же самый муж, которого я видела во сне, и который шел мне навстречу! А перед тем я видела, как замерла всякая жизнь во всем мире! И как облако опустилось на пещеру! И говорила я с тобою во сне, как я ныне говорю с тобою!”

5. “Но самое чудесное увидела я в самой пещере, когда пришла, после меня, моя сестра Саломия, которой я поведала о моем видении.”

6. “Поэтому и говорю я тебе, перед Господом Богом моим, что ныне пришло великое спасение Израилю, и послан нам Свыше Спаситель в годину нашей великой нужды.”

7. После этих слов женщины облако отошло от пещеры и из нея исходил такой необыкновенный яркий свет, что глаза Иосифа и повивальной бабки еле-еле переносили его. И женщина продолжала: “О, муж! Ты счастливец! Воистину! Все сбывается, согласно видению моему! Здесь больше Авраама, Исаака и Иакова, больше Моисея и Ильи!”

8. После этих слов свет сделался более выносимым. И издали увидели они Младенца, когда Он впервые потянулся к груди Матери Своей...

9. Тогда повивальная бабка вошла в пещеру вместе с Иосифом. Осмотрела Младенца и Мать и нашла, что разрешение произошло самым чудесным образом! И сказала:

10. “Воистину! Это и есть воспетый пророками Спаситель, Который будет без уз и уже свободным в утробе Матери Своей, чтобы возвестить всем освобождение от жестоких уз закона!”

11. “Где это видано, чтобы только что родившийся Младенец уже брал грудь Матери!?”

12. “Это явно свидетельствует о том, что когда это Дитя будет Мужем, Он будет судить Мир Любовью, а не Законом!”

13. “Внимай же, счастливый муж этой Девы! Все в наилучшем порядке, а потому отпусти меня, ибо слишком тяжело мне на душе! И чувствую я себя недостойной и недостаточно чистой переносить наисвятейшую близость твоего и моего Господа и Бога!”

14. От этих слов женщины Иосиф ужаснулся, она же поспешила удалиться.

15. Выйдя из пещеры, увидела она свою сестру Саломию, которая последовала за ней. И повитуха сказала ей:

16. “Саломия! Саломия! Иди и посмотри: видение мое исполнилось наяву; и Дева воистину родила! Чего человеческому разуму ввек не постичь!”

17. Но Саломия ответила: “Как жив Господь, я готова поверить, что Дева родила, но перед тем я осмотрю Ее собственной рукой!”

 

Глава 17 Саломия в пещере

 

1. Сказав это, Саломия вошла в пещеру и сказала:

2. “Мария! Мою душу одолевает великое сомнение. Поэтому прошу Тебя: разреши мне осмотреть Тебя моей рукой, дабы я убедилась сама, как обстоит дело с Твоею девственностью?”

3. Мария согласилась на просьбу неверующей Саломии, приготовилась и дала себя осмотреть.

4. Но не успела Саломия своей рукой прикоснуться к Марии, как закричала не своим голосом от боли:

5. “Горе, горе мне, за мое безбожие и неверие! И что осмелилась я проверять и искушать Вечно Живого Бога! Смотрите! Смотрите! Рука моя горит! Она обожжена огнем Божественного гнева надо мной, несчастной!”

6. И после этих слов упала она на колени перед Младенцем и сказала:

7. “Господь отцов моих! Всемогущий Боже всей Славы! Помилуй меня! Ведь я тоже из рода Авраама, Исаака и Иакова! Исцели меня!”

8. “Не выставляй меня на посмешище сынам Израилевым! Исцели меня и даруй мне здоровую руку!”

9. И вот, явился Ангел Господень, и обратился к Саломии: “Господь услышал моление твое! Подойди к Младенцу, возьми Его на руки, и будет тебе великое благо.”

10. Когда же Саломия услышала слова  сии,  пошла  она  на коленях к Марии и просила Ее дать ей подержать Младенца. И. И Мария передала ей Младенца, и сказала: “Согласно словам Ангела Господнего, да будет это спасением твоим! Да смилуется Господь над тобою!”

12. И Саломия взяла Младенца, и, не поднимаясь с колен, держала Его на руках своих, и сказала:

13. “О, Боже! Всемогущий Господь Израиля! Ты - вечно царствующий! Воистину ныне родился Израилю Царь царей, Который будет могущественнее царя Давида, мужа по сердцу Божиему! Хвала и Слава Тебе отныне и навеки!”

14. И после этих слов Саломия исцелилась, и с чувством полного смирения и бесконечной благодарности передала она Младенца обратно Марии. И тогда, будучи прощенной, вышла из пещеры.

15. И как только она вышла, хотела она во всеуслышание оповестить всем о чуде всех чудес, и что с ней самой приключилось, и уже начала подробно рассказывать своей сестре, -

16. но в это же время услышала она голос свыше, который рек: “Саломия! Саломия! Не повествуй о том, что случилось с тобою, ибо день еще не настал, когда Господь Сам будет свидетельствовать о Себе словом и делом!”

17. Тогда Саломия замолкла. Иосиф же вышел и просил обеих сестер вернуться в пещеру, согласно желанию Марии, дабы люди не заподозрили, что что-то сверхъестественное произошло в пещере. И обе смиренно последовали за Иосифом.

 

 

Глава 18 Первая ночь в пещере

 

1 Когда все были в сборе в пещере, сыновья Иосифа обратились к отцу своему с вопросом:

2. “Отец! Что прикажешь нам еще сделать? Ибо все, согласно твоим распоряжениям, нами исполнено, но дорога нас утомила. Разреши нам пойти отдыхать.”

3. Но Иосиф ответил: “Дети! Вы же видите, какую великую Милость явил нам Господь! Поэтому бодрствуйте и хвалите Господа вместе со мной!”

4. “Вы видели, что приключилось с Саломией в пещере из-за неверия ее? Поэтому и нам не следует быть сонными, когда Господь нас посещает!”

5. “Но подойдите к Марии и прикоснитесь к Младенцу. Кто знает? Может быть, это подкрепит ваши глаза, и вы себя почувствуете бодрыми, как после хорошего сна!”

6. И сыновья дотронулись до Младенца. Младенец же улыбнулся им, и протянул к ним ручки Свои, как бы познав в них братьев Своих.

7. И удивились все, и сказали: “Воистину! Это не обыкновенное Дитя! Когда это бывало, что едва родившийся младенец встречал кого-нибудь столь Божественным приветствием?!”

8. “И воистину вся наша усталость прошла! Будто не было за нами долгого пути, и мы бодры, как после хорошего сна.”

9. На что Иосиф им сказал: “Видите? Значит, я дал вам хороший совет. Но вот, я чувствую, что становится холодно. Поэтому подведите сюда поближе вола и ослицу. Они лягут подле нас, и своим дыханием согреют воздух, и мы все тоже устроимся поближе вокруг Марии.”

10. И сыновья исполнили приказание отца, и привели животных поближе к Марии. И легли в головах Ея, и старательно дышали на Марию и Младенца, и стало теплее.

11. И повивальная бабка заметила: “Воистину! Господь ничем не брезгает! Даже животные служат Ему, как бы обладая умом и разумом.”

12. Но Саломия сказала: “Сестра! Мне кажется, что животные здесь видят больше нас! Ибо о чем мы едва дерзаем думать, -Тому животные уже поклоняются, как Создателю своему!”

13. “Верь мне, сестра моя, как жив Господь Бог, - так же достоверно, что перед нами Обетованный Мессия! Ибо мы знаем, что при рождении даже величайших пророков не было столько чудес, как здесь!”

14. Мария же сказала: “Саломия! Господь Бог явил тебе великую Милость, что видишь ты то, перед чем даже Моя душа трепещет.”

15. “Но сохрани это при себе, как повелел тебе Ангел Господень, иначе уготовишь ты нам горькую участь!”

16. И Саломия поклялась молчать всю свою жизнь, и повивальная бабка последовала примеру сестры своей.

17. И стало тихо в пещере...Но вот, в первом часу до восхода солнца, услышали все дивные песнопения перед пещерою...

18. И Иосиф сейчас же послал старшего сына своего посмотреть: кто так мощно воздавал хвалу Господу?

19. Иоель вышел...И увидел, что все пространство небесное от высот до самой земли, - было сплошь усеяно несметными мириадами лучезарных Ангелов! И он поспешил обратно в пещеру оповестить всех о виденном им.

20. И удивились все словам Иоеля, и один за другим вышли, и убедились в правдивости слов его.

21. И, увидя такое Великолепие Господне, пошли они обратно в пещеру и свидетельствовали об этом Марии. И сказал Иосиф Марии:

22. “Внимай, наичистейшая Дева Господня! Воистину плод чрева Твоего от Божественного Святого Духа, ибо все небеса свидетельствуют об этом!”

23. “Но что же будет с нами, если весь мир узнает, что произошло здесь? Ведь это свидетельство, которое таким сиянием исходит с Небес, не мы одни видим! Его видят многие! Я сам заметил по лицам пастухов, взор которых был обращен ввысь, - что видели они знамения!”

24. “И они присоединились к песнопениям могучих хоров Ангелов, которые ныне видимы для всех, и весь небесный свод полн ими от самых высот до самой земли!”

25. И пели они: “Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение. Слава грядущему во имя Господне!” (Лук., 2:14)

26. “Пойми, Мария! Ведь это слышит и видит весь мир! Поэтому он (мир) придет сюда и начнет нас преследовать, и тогда придется нам бежать через леса и горы!”

27. “Поэтому и думается мне, что нам лучше всего как можно скорее оставить это место. И, как только нас перепишут, что, вероятно, случится еще сегодня утром, - мы вернемся обратно в Назарет, а оттуда мы перейдем к Грекам, тем более, что я многих из них хорошо знаю. Как ты думаешь?”

28. Но Мария ответила: “Ты же видишь, что я еще не в силах подняться! Поэтому предоставим все Господу Богу- До сих пор Он нас вел и сохранял. Следовательно, и впредь Он не оставит и сохранит нас.”

29. “Если же такова будет Воля Его, чтобы мир нас обнаружил, скажи, куда нам бежать и где нам найти такое место, чтобы Его небеса нас не обнаружили?!”

30. “Поэтому да будет Воля Его, и чего Он ни захотел бы, -Все будет хорошо! Вот, здесь, на Моей груди покоится ведь Тот, к Которому все Это относится!”

31. “Этот же остается с нами, следовательно, и Слава Господня пребудет с нами, и мы можем бежать куда угодно.”

32. Не успела Мария проговорить эти слова, как предстали два Ангела пред пещерой, и привели к ней множество пастухов, и пояснили им, что здесь, в этой пещере, родился Тот, Которого Ангелы воспевали в песнопениях своих.

33. И пастухи вошли в пещеру, и преклонили колени пред Младенцем, и молились Ему ... И наполнилась пещера Ангелами, которые тоже пришли поклониться Младенцу.

34. Иосиф же и сыновья его с ужасом смотрели на Марию и на Младенца. Потом сказал он: “Боже Мой! Что же это означает? Неужели принял Ты Сам тело, - в образе этого Младенца?”

35. “Иначе, как же было бы это возможно, что Ангелы Твои поклоняются Ему земно и молятся? Если же Ты, Господи, среди нас, как же будет тогда с храмом Твоим и со Святое Святым?”

36. Тогда подошел к Иосифу один из Ангелов, и сказал ему: “Не спрашивай и не печись! Ибо избрал Господь землю -местом явления Своего Милосердия, и посетил народ Свой, согласно пророчествам, устами Детей Своих, Своих слуг и пророков.”

37. “И свершающееся ныне перед глазами твоими, - свершается по Воле Того, Который есть Сам Святое-Святых.

38. И Ангел отошел от Иосифа, и вновь преклонил колени перед Младенцем, Который улыбался и простирал ручки ко всем молившимся...

39. С восходом солнца Ангелы скрылись, но пастухи остались, и начали распрашивать Иосифа: как было возможно, что подобное произошло?

40. Иосиф же ответил им: “Итак, слушайте! Как вырастает чудесным образом трава на земле и из земли, - так же произошло и это чудо! Но кто ведает про то, как растет трава? Так же мало знаю и я, как случилось это чудо. Такова Воля Господа! Вот все, что я могу вам сказать.”

 

 

Глава 19 Корнилий в пещере

 

1. Пастухи удовлетворились словами Иосифа, и больше ни о чем его не расспрашивали. Потом они вышли и принесли Марии в виде дара всякой еды, дабы Она подкрепилась.

2. Приблизительно через час после восхода солнца спросил Иосиф повитуху:

3. “Выслушай меня, сестра моя из рода Авраама, Исаака и Иакова! Мучает меня вопрос о переписи. И ничего я так не желаю, как иметь это за спиной!”

4. “Я даже не знаю, где это в городе происходит. Поэтому оставь Саломию при Марии, а сама проведи меня с моими сыновьями к римскому начальнику, который заведует переписью.”

5. “Может быть, если мы придем пораньше, - попадем мы

в первую очередь.”

6. И повитуха сказала: “Выслушай меня, муж преисполненный Благодати! Начальник, по имени Корнилий, живет у меня, в моем доме, который один из первых домов при входе в город.”

7. “И там же помещаются его служебные помещения. Хотя он и язычник, но человек хороший и справедливый. Я пойду к нему и все расскажу, кроме свершившегося чуда, и я уверена, что дело будет улажено.”

8. Это предложение понравилось Иосифу, который и без того боялся римлян, а тем более предстоявшей переписи, поэтому он даже просил повитуху пойти и все устроить.

9. И повитуха отправилась к Корнилию, который был еще тогда совсем молодым человеком, и нашла его в постели, потому  что любил он долго спать.

10. Корнилий сейчас же встал, набросил на себя тогу и сказал своей хозяйке: “Женщина! Я всему верю! Но все-таки я хочу пойти с тобой, потому что что-то необъяснимое влечет меня туда!”

11. “Судя по твоим словам, - это недалеко. Поэтому проведи меня туда!”

12. И повитуха обрадовалась, и повела молодого, честного начальника, которого она хорошо знала. Дойдя до пещеры, он вдруг остановился и сказал ей: “Женщина! Насколько мне в Риме легко идти к моему Императору, - настолько тяжело мне войти в эту пещеру!

13. “Здесь должно находиться что-то сверхъестественное! Знаешь ли ты причину этого? Потому что я знаю, что ты честная еврейка.”

14. Повитуха же сказала: “Славный начальник великого Императора! Подожди немного перед пещерою. Я принесу тебе ответ.”

15. Она вошла и передала Иосифу, что сам начальник стоит перед пещерою, что ему хотелось бы войти, но что он не решается сделать это по неизвестным ему причинам.”

16. Когда Иосиф это услышал, он растрогался и сказал: “Господи! До чего же Ты Милостив! То, чего я так боялся, превращаешь Ты в радость для меня! Хвала и Слава Тебе!”

17. После этого поспешил он выйти из пещеры, и упал к ногам Корнилия, и сказал: “Властоносец великого Императора! Смилуйся надо мной, стариком! Молодая жена моя, которую я получил по жребию из храма, разрешилась от бремени в прошлую ночь, и мы лишь вчера прибыли сюда, поэтому трудно мне будет заявиться немедленно у властей.”

18. Корнилий же, подняв его, сказал: “Муж! Не печись. Все уже в порядке. Но разреши мне войти и увидеть, как вы здесь устроились?”

19. И Иосиф ввел Корнилия в пещеру. Когда же он увидел Младенца, и Он ему улыбнулся, - удивился Корнилий поведению ребенка и сказал: “Клянусь Юпитером! Я будто весь переродился! И никогда не ощущал я в себе такой радости и такого мира! Нет! Сегодня будет день отдыха! Никакими делами я больше не займусь и останусь этот день и на эту ночь вашим гостем!”

 

 

Глава 20 Распросы Корнилия. Он предчувствует Божественность Младенца.

 

1. Это решение начальника обрадовало Иосифа, и он сказал ему: “Властоносец великого кесаря! Что же смогу я, бедный человек, дать тебе взамен твоей дружбы, и как принять тебя в этой сырой пещере?”

2. “Как мне угостить тебя, как это подобает твоему высокому положению? Вот, в этом возке находятся все наши припасы, привезенные нами из Назарета, а также принесенное нам в дар пастухами!”

3. “Если ты соблаговолишь разделить это с нами, - тогда да будет все, что ты вкусишь, - стократно благословенно тебе!”

4. Корнилий же сказал: “Не беспокойся и не печись обо мне! Ведь тут же находится моя хозяйка, она и позаботится о еде! И за одну золотую монету, украшенную головой кесаря, мы получим все, что нам будет нужно!”

5. И начальник передал повитухе золотую монету, и поручил ей позаботиться о хорошем обеде и ужине, а также поручил ей найти лучшее помещение для Роженицы.

6. После этого Иосиф сказал Корнилию: “Великолепный друг наш! Прошу тебя! Не вводи себя в расходы из-за нас! Ибо мы и без того обеспечены всем на несколько дней, что мы останемся еще здесь! И это по Милости Господа Бога Израиля, и хвала Ему!”

7. На это Корнилий сказал: “Хорошо — что хорошо, — но что лучше, - еще лучше! Пусть будет по-моему! И дозволь мне этим и твоему Богу принести с радостью жертвоприношение! Ибо пойми: я уважаю богов каждого народа!”

8. “Следовательно, и твоему Богу желаю я оказать уважение! Ибо Он мне понравился с тех пор, что я побывал в Его храме в Иерусалиме. Безусловно преисполнен Он великой Премудрости, раз вы получили от Него столько откровений!”

9. Иосиф же сказал ему: “Друг мой! Если бы я только мог убедить тебя в единой и исключительной сущности нашего Бога, с какой радостью сделал бы я это для твоего же вечного блага!”

10. “Но я лишь слабый человек, и не в силах этого сделать. Но постарайся найти наши книги и прочти их, тем более, что ты свободно владеешь нашим языком, и ты найдешь там места, которые поразят тебя!”

11. Корнилий ответил: “Что ныне ты мне советуешь по дружбе, - я уже давно сделал и действительно я нашел там удивительное!”

12. “Между прочим, напал я на одно пророчество для иудеев, в котором говорится об обетованном им новом Царе навеки! Скажи мне, при толковании этого пророчества, не знаешь ли ты, когда именно должен явиться этот Царь и откуда?”

13. Тут смутился Иосиф, и, немного погодя, ответил начальнику: “Он придет свыше, как Сын Вечно-Живого Бога. Царство Его будет не земное, но из мира Духа и Истины!”

14. Корнилий сказал: “Хорошо, я понимаю тебя! Но я также читал, что этот Царь родится в стойле, вблизи вот этого же города и от Девы. Как это понять?”

15. Иосиф же сказал: “Друг мой! Ты проницателен! Ничего иного я не могу тебе сказать. Иди и посмотри сам на Отроковицу с новорожденным Младенцем! Там найдешь ты, чего ты ищешь!”

16. Корнилий вошел и пристально смотрел на Деву и Младенца, стараясь найти в Нем признаки будущего Царя Иудейского.

17. Потом спросил он Ее, как это произошло, что она, будучи почти ребенком, зачала?

18. Мария же сказала: “Справедливый муж! Как жив Господь Бог Мой, так же не знаю я мужа по сей час!”

19. “Случилось же, что, тому назад три четверти года, явился мне посланец Господа и в кратких словах оповестил Меня, что буду Я беременна от Духа Святого.”

20. “И все, согласно этому, - сбылось: Я зачала, не ведая мужа, и вот, здесь перед тобою - плод чудесного обетования! Господь же Свидетель Мне, - что все это правда!”

21. Тогда Корнилий обратился к двум сестрам: “Какое же ваше мнение насчет всей этой истории? Что это? Утонченный обман со стороны этого старика для слепого и суеверного народа, чтобы под этим предлогом, при помощи таких обстоятельств, избежать преследования со стороны закона и наказания,

22. так как мне известно, что подобные случаи караются у евреев смертной казнью; или в действительности все обстоит так на деле? Но это было бы еще хуже, потому что тогда должен вступить в силу закон Цезаря, повелевающий строжайшее преследование всякого народного бунтовщика и супостата, дабы всякое народное восстание искоренять в самом его зачатке! Скажите мне правду, дабы мне знать, как мне поступить с этой необычайной семьей?”

23. Тогда Саломия сказала ему: “Выслушай меня, Корнилий! И умоляю тебя, несмотря на всю власть, данную тебе Цезарем, не предпринимай ничего серьезного против этого Семейства, а тем более, по отношению к Нему, - не прибегай к закону!”

24. “Верь мне! В распоряжении этого Семейства - все силы Небесные, и служат Ему так же, как служит тебе твоя рука! За это я ручаюсь тебе головою, ибо имею лично живейшее доказательство!”

25. Корнилий удивился еще больше, и спросил Саломию: “Значит, и священные боги Рима, и его герои, его оружие и непобедимая сила, - ничто для него?! Саломия! Что ты говоришь?!”

26. И Саломия сказала: “Да! Именно так оно и есть, как ты сказал! Все это - ничто! И в этом я более чем убеждена. Если же ты мне не веришь, тогда выйди и взгляни на солнце! Ведь оно уже 4 часа освещает землю, а стоит оно все на том же самом Востоке, и не дерзает подняться выше!”

27. И Корнилий вышел. Посмотрел на солнце и сейчас же вернулся и сказал: “Воистину, ты права! Если же дело обстоит так с этим Семейством, значит, и Апполон повинуется Ему!?”

28. “Следовательно — здесь Юпитер! Самый могущественный из всех богов! Как будто возобновляются времена Девкалиона и Пирры! Но, с другой стороны, если в действительности оно так и есть, - то тем более я обязан немедленно об этом сообщить в Рим!”

29. При этих словах Корнилия предстали два Ангела, и лики их сияли подобно солнцу, и одежды их горели светом молнии... и обратились они к Корнилию и сказали: “Корнилий! Молчи, даже сам перед собою, о том, что видели здесь очи твои! Иначе - ты и Рим еще сегодня погибнут!”

30. И напал страх на Корнилия. Ангелы скрылись. Он же подошел к Иосифу и сказал: “О, Муж! Здесь больше, чем будущий Царь Иудейский! Здесь Тот, Которому подчинены все Небеса и все преисподние! Поэтому не удерживай меня вернуться к себе, ибо недостоин я оставаться в такой близости от Божества!”

 

Глава 21 Совет Иосифа Корнилию

 

1. Слова Корнилия поразили Иосифа, и он сказал ему: “Насколько велико это чудо само по себе, - я сам не могу еще себе уяснить”.

2. “Но я чувствую, что кроются в нем великие события! В этом я глубоко убежден, и верь мне, что это так! Ибо из-за пустяков не пришли бы в подобное движение все Силы Небес Господних!”

3. “Но ради этого все же воля каждого человека остается свободной, и он волен делать, как и что хочет, и последнее я усматриваю из слов, сказанных тебе Ангелами Господними!”

4. “Потому что, в этом случае, Господь мог бы связать нашу волю Своим Всемогуществом так же, как связывает Он волю животных, и тогда мы были бы принуждены действовать, согласно Его Воле”.

5. “Но Он этого не делает: Он лишь предупреждает нас, и из этого мы вольны уразуметь, в чем заключается Его Воля”.

6. “Так же свободен и ты, и волен делать, что и как желаешь! Если ты желаешь быть моим гостем сегодня, - тогда оставайся; но, если ты этого не желаешь, или не решаешься это сделать, - тогда поступай согласно твоей свободной воле!”

7. “Но если ты разрешил бы мне дать тебе совет, - тогда я сказал бы тебе: <Друг мой! Оставайся, ибо нигде в мире не будешь ты лучше принят, чем здесь, под видимым покровом всех Небесных Сил!>”!

8. И Корнилий сказал: “Да! Ты праведный муж пред всеми богами, и перед Богом твоим, и всеми людьми! Твой совет хорош, поэтому и поступлю я согласно словам твоим, и останусь до завтрака у тебя”.

9. “Но сейчас я пойду вместе с моей хозяйкой и буду отсутствовать лишь короткое время, которое мне будет нужно, чтобы сделать необходимые распоряжения, дабы мы все были лучше устроены в этой пещере.”

10. И Иосиф сказал ему: “Добрый человек! Делай как знаешь! Господь Бог однажды вознаградит тебя за все!”

11. Начальник ушел с повитухой в город и приказал оповестить по всем улицам - свободный от занятий день, потом, взяв 30 легионеров, приказал им нести шатры, постели и дрова к пещере.

12. Повитуха принесла еду и питье и велела слугам своим нести за собой еще всякие припасы.

13. Прибыв к пещере, начальник приказал разбить три шатра: один - мягкий - для Марии, второй для себя, Иосифа и его сыновей, а третий для двух сестер.

14. И в шатер Марии приказал он поставить и постлать мягкое ложе, и снабдить все шатры самым необходимым. Потом приказал слугам своим наскоро сложить печь из камней, и сам подложил дрова, чтобы согреть пещеру, в которой было довольно холодно в эту пору.

 

 

Глава 22 Корнилий в гостях у Святого Семейства

 

1. Так трудился Корнилий для Святого Семейства, и провел с ним целый день и всю ночь.

2. Пополудню пришли опять пастухи поклониться Младенцу, и принесли разные дары.

3. Когда они увидели в пещере шатры и Римского начальника, хотели они бежать от страха перед ним.

4. Ибо среди них было много беглецов, скрывавшихся от переписи, а потому боялись они еще больше ожидавшего их наказания.

5. Начальник же вышел к ним и сказал: “Я вас прощаю! Но приказ Императора должен быть исполнен, поэтому приходите завтра на перепись, и я перепишу вас со всей справедливостью”.

6. Когда пастухи увидели доброту Корнилия, перестали они бояться, и на следующий день явились они все на перепись.

7. После разговора с пастухами спросил начальник Иосифа: “Скажи? Разве сегодня солнце никогда не покинет Востока?”

8. И Иосиф ответил: “Солнце, восшедшее сегодня над миром, никогда не зайдет, но обыкновенное солнце следует по своему старому пути, согласно Воле Господа, и через несколько часов - оно зайдет!”

9. Сие же рек Иосиф пророчески, сам не ведая, что он говорил, и не понимая смысла, сказанного им!

10. И начальник переспросил его: “Что ты сказал? Я не понял твоих слов! Поэтому говори яснее!”

11. Но Иосиф продолжал: “Настанет время, когда ты будешь греться в Святых лучах этого Солнца, и будешь утопать в потоках Духа Его!”

12. “Я ничего другого не могу тебе сказать, и сам не понимаю, что я должен был только что сказать тебе! Со временем ты это поймешь во всей полноте вечной Истины, когда меня уже не будет (на земле)!”

13. Больше начальник не расспрашивал Иосифа, но сохранил его слова в сердце своем.

14. На следующее утро начальник распростился со Святым Семейством и заверил его, что не оставит своих забот о них на все время их пребывания в пещере, и что будет помнить их всю свою жизнь.

15. После этого передал он опять золотую монету повитухе, чтобы она позаботилась о пропитании Семейства, и пошел по делам своим.

16. Иосиф же обратился к сыновьям своим и сказал: “Дети! Как же это так, что язычник лучше многих Иудеев? Неужели изречение Исайи относится к этому: “Вот, слуги Мои от радости возликуют, — вы же восплачете от тоски сердечной и будете вопиять от горя”. И сыновья сказали: “Да, отец! Это место здесь полностью объяснено и становится понятным”.

 

 

Глава 23 Шестидневное пребывание Святого Семейства в пещере

 

1. Так прожил Иосиф шесть дней в пещере. И каждый день навещал его Корнилий, продолжавший заботиться о них, дабы они ни в чем не нуждались.

2. На шестой день, на рассвете, явился Ангел Иосифу и сказал: “Возьми двух горлиц и на восьмой день иди в Иерусалим”.

3. “Согласно закону, Марии следует принести двух горлиц. И Младенец должен быть обрезан и наречен тем именем, которое было указано тебе и Марии”.

4. “После обрезания возвращайтесь обратно сюда и оставайтесь, пока снова не явлюсь и оповещу вас, когда и куда вам уходить отсюда”.

5. “И хотя ты, Иосиф, будешь собираться в дорогу, но я говорю тебе: “Ты не единого шага не сделаешь отсюда, пока на то не будет Воля Того, Который ныне пребывает с тобою в пещере”.

6. После этих слов Ангел исчез, и Иосиф пошел к Марии и передал Ей слышанное им.

7. Мария же сказала Иосифу: “Есмь раба Господня и да будет со мной, согласно слову Его!”

8. “Мне тоже приснился сон, и все, что ты мне сказал, - Я видела во сне. Поэтому постарайся достать горлиц, и на восьмой день Я последую за тобой в град Господень!”

9. Скоро после этого видения пришел и начальник, как он это делал обыкновенно каждое утро. И Иосиф объяснил ему причину, почему надлежало им на восьмой день идти в Иерусалим.

10. Начальник, услышав это, немедленно предложил ему свои услуги, чтобы доставить их в Иерусалим.

11. Но Иосиф отклонил это сердечное предложение и сказал: “Видишь! Такова Воля Господа моего, чтобы я шел в Иерусалим так же, как я пришел сюда”.

12. “Поэтому я сделаю этот путь, согласно Его велению, дабы впоследствии Он не покарал меня за ослушание Его Воли”.

13. “Если же будет тебе угодно, при этом случае, оказать мне услугу, тогда найди мне двух горлиц для жертвоприношения в храме, и сохрани мне это убежище до нашего возвращения”.

14. “Потому что на девятый день я опять вернусь сюда и останусь здесь до тех пор, пока это будет угодно Господу”.

15. И Корнилий обещал Иосифу уважить его просьбу и ушел в город. Но скоро вернулся, неся целую голубятню с горлицами, из которых Иосиф должен был выбрать самых лучших.

16. После этого вернулся Корнилий к своей работе, а голубятню оставил в пещере и вечером сам пришел за ней.

17. На восьмой день, когда Иосиф пошел в Иерусалим, поставил Корнилий стражу в пещере, которая никого не впускала и не выпускала, кроме двух старших сыновей Иосифа (трое младших пошли с ним в Иерусалим), и Саломии, которая для них варила, т.к. повитуха тоже пошла с Марией и Иосифом в Иерусалим.

 

Глава 24 Обрезание Господне в храме

 

1. На восьмой день, пополудню, по теперешнему исчислению в 3 часа дня, - Младенца обрезали в храме и нарекли Его Иисусом - именем, указанным Ангелом еще до Его зачатия.

2. И ввиду исключительного случая доказанной девственности Марии, - получила и Она одновременно очищение в храме (очистительную молитву).

3. Поэтому и могла Мария взять Младенца на руки после обрезания и, совместно с Иосифом, направиться в храм, дабы там, согласно закону Моисея, представить Его Господу,

4. ибо сказано в Законе Божием: “Все первородное (первенцы) да будет посвящено Господу!”

5. “И при этом должны быть принесены в жертву две горлицы, либо два молодых голубя”.

6. Мария принесла двух горлиц и положила их на жертвенник, и священник, взяв жертву, — благословил Марию.

7. Жил же в то время в Иерусалиме человек, по имени Симеон, который был весьма набожен и богобоязен и жил он в ожидании Спасения Израиля, ибо был преисполнен Духа Святого.

8. Этому мужу Дух Господень предрек: “Не увидишь ты смерти тела своего до тех пор, пока не узришь ты Иисуса, Помазанника Божиего, Мессию мира”.

9. Поэтому и пошел он тогда в храм, влекомый внутренним чувством, как раз в то время, когда Иосиф и Мария находились во храме, выполняя все требуемое законом.

10. Увидя Младенца, подошел Симеон к родителям и просил разрешить ему взять Младенца на руки... и. И самая благочестивая чета в мире с радостью исполнила просьбу набожного старца, которого они хорошо знали.

12. И Симеон, взяв Младенца, ласкал Его и славил Господа в душе своей, и наконец проговорил:

13. “Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром;

14. “Ибо видели очи мои спасение Твое,

15. Которое ты уготовал пред лицем всех народов!”

16. “Свет к просвещению язычников,  и славу народа Твоего Израиля!” (Лук., 2:29-32)

17. Иосиф и Мария удивились словам Симеона, потому что они не поняли, что пророчествовал он о Младенце.

18. После этого Симеон отдал Младенца Марии и сказал:

19. “се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, -

20. “И тебе самой оружие пройдет душу, -да откроются помышления многих сердец.” (Лук., 2:34-35)

21. Мария же не уразумела слов Симеона, но все же сохранила их в сердце своем.

22. Так же поступил Иосиф, и славил и хвалил Господа от всей души.

 

 

Глава 25 Пророчица Анна. Ночевка в Иерусалиме.

 

1. В то время жила также при храме одна пророчица, по имени Анна, дочь Фануила, из рода Асирова.

2. Она была уже в больших летах, и до такой степени благочестива, что, когда она в молодости вышла замуж, в продолжение семи лет сохраняла свою девственность из любви к Богу, и не показывалась мужу.

3. Овдовев 80 лет, пошла она в храм и с тех пор пребывала при нем.

4. И посвятила себя исключительно служению Богу, и проводила дни и ночи в посте и молитве.

5. Она находилась уже четыре года при храме, но в тот день вышла она к народу, хваля Господа, и, преисполненная Духом Божиим, обратилась она со словами ко всем чающим Спасения в Иерусалиме.

6. Когда она кончила пророчествовать, подошла она к Марии и тоже просила Ее дать ей подержать Младенца. И, лаская Его, славила и хвалила она Господа.

7. Потом, передав Младенца Марии, сказала она Ей: “Благословенна и блаженна Ты, о Дева, что сделалась Ты Матерью Господа моего!”

8. “Но да не прельстит это Тебя желать славословия для Самой Себя, ибо оно подобает лишь Тому, Которого Ты кормишь грудью Своею. Ему Одному подобает вся честь и слава и поклонение”.

9. После этих слов пророчица удалилась, и Иосиф и Мария вышли из храма, где они пробыли около трех часов, и хотели переночевать у одного родственника.

10. Когда же они дошли до его дома, нашли они его запертым, т. к. родственник был в Вифлееме на переписи, п. И Иосиф не знал, куда ему идти! Во-первых, стало уже темно, как это бывает зимою, а во-вторых, во всех домах огни были уже потушены, потому что к довершению это был канун субботы!

12. Оставаться ночевать на дворе было невозможно, все было покрыто изморозью, и к тому дул еще холодный ветер.

13. И пока Иосиф ломал себе голову, не зная, что ему делать, просил он Господа вывести его из этого затруднения.

14. Увидел он шедшего как раз против него молодого, знатного израильтянина, который спросил его: “Что делаешь ты так поздно ночью с твоей поклажей на улице? Разве ты не израильтянин и не знаешь ты обычаев?”

15. Иосиф же сказал: “Я из рода Давидова. Я был в храме и принес жертву Господу. Ночь застала меня, и теперь не могу найти ни единой гостиницы, и я в большой тревоге из-за жены моей и Ея Младенца”.

16. Тогда молодой израильтянин сказал Иосифу: “Тогда идите за мной, и я дам вам помещение до утра за один грош, или стоимость гроша”.

17. И Иосиф с Марией, которая была на ослице, и три младших сына его последовали за молодым израильтянином, который привел их к своему роскошному дому и предоставил им в подвальном помещении низенький покой.

 

 

Глава 26 Никодим и Святое Семейство

 

1. Утром, когда Иосиф со своими уже собрался в обратный путь, пришел и молодой израильтянин, с намерением потребовать от них свой грош.

2. Но когда он вошел в помещение, напал на него такой страх, что он не посмел упомянуть о деньгах.

3. Иосиф же подошел к нему и сказал: “Друг мой! Все, что ты видишь на мне и что ты можешь оценить в грош. - бери, т.к. денег я не имею!”

4. Придя немного в себя, израильтянин ответил неуверенным голосом: “Муж из Назарета! Только теперь я узнал тебя. Ты Иосиф, плотник! Ты тот, которому девять месяцев тому назад храм по жребию поручил Марию, Отроковицу Господню!”

5. “И здесь та же самая Отроковица! Как же ты Ее опекал, что Она уже стала матерью, не имея еще 15-ти лет от роду? Что же случилось?”

6. “Воистину! Не ты отец, ибо люди твоих лет и твоих взглядов, которые известны во всем Израиле, - подобного не сделают,

7. “но у тебя взрослые сыновья! Можешь ли ты поручиться за их невиновность? Наблюдал ли ты достаточно зорко за ними? Наблюдал ли ты за их поведением, действиями и мыслями?”

8. Иосиф же сказал ему: “Теперь и я узнаю тебя! Ты -Никодим, сын Беньяна из рода Левита! Как дерзаешь ты испытывать меня, когда это делать не подобает тебе? Меня же испытал сам Господь в Своем Святилище и на горе проклятия, и оправдал меня перед всем великим светом! Какую вину хочешь ты найти во мне и сыновьях моих?”

9. “Иди в храм и спроси у Совета, и получишь свидетельство о всем доме моем.”

10. Эти слова глубоко проникли в сердце молодого богача, и он сказал: “Но ради Самого Создателя! Если все это так, скажи мне, как это произошло, что Эта Отроковица родила? Что это, чудо? Или это естественно?”

11. Тогда подошла присутствовавшая повитуха к Никодиму и сказала: “Муж! Вот тебе твоя деньга за этот жалкий ночлег, и не задерживай нас напрасно, потому что еще сегодня должны мы вернуться в Вифлеем.”

12. “Если бы ты только мог уразуметь, Кто переночевал эту ночь под твоим кровом за эту деньгу! Истинно, истинно все твои роскошные покои, украшенные золотом и драгоценными камнями, - недостойны той Славы Господней, переночевавшей у тебя в помещении, годном разве лишь для преступников!”

13. “Теперь же пойди и прикоснись к Младенцу, и да спадет с очей твоих густая пелена и уразумеешь ты воочию Посетившего тебя. Я, как повитуха, имею право разрешить тебе дотронуться до Младенца!”

14. Тогда Никодим подошел и прикоснулся к Младенцу и, как только он дотронулся до Него, узрел он духом всю Славу Божию...!

15. И упал он на колени перед Младенцем, поклонился и молился Ему и сказал: “Сколько же Милосердия и Милости у Тебя, Боже, что посетил Ты народ Свой?”

16. “Но как же мне быть теперь с домом моим, и что мне делать, что не признал я Славы Господней?!”

17. И повитуха сказала ему: “Оставайся, какой ты есть! Главное — молчи о том, что ты видел, иначе навлечешь на себя кару Божию.” Тогда Никодим вернул деньгу и, рыдая, вышел из помещения, которое он впоследствии украсил золотом и драгоценными камнями. Иосиф же немедленно двинулся в путь.

 

Глава 27 Возвращение в Вифлеем. Ясли для Младенца.

 

1. Вечером, еще за час до захода солнца, достигли путешественники Вифлеема, и оттуда направились к пещере.

2. Оставшиеся два старших сына, Саломия и начальник встретили их с распростертыми объятиями и озабоченно распраши-вали их о путешествии.

3. И Иосиф рассказал им все подробно и по порядку, что приключилось с ними, и под конец признался, что он и все остальные ничего весь день не ели, т.к. небольшой запас, взятый ими с собой, - еле-еле хватил для Марии, Которая была еще очень слаба.

4. Как только начальник это услышал, пошел он вглубь пещеры и вынес оттуда множество кушаний, разрешенных иудеям, и сказал Иосифу:

5. “Да благословит это тебе твой Бог! И благослови ужин, согласно твоему обычаю, подкрепитесь и кушайте на здоровье!”

6. И Иосиф благодарил Господа, благословил ужин, после чего он, вместе с Марией, сыновьями и повитухой, принялся с удовольствием утолять голод.

7. Мария же утомилась, держа весь день Младенца на руках, поэтому сказала Она Иосифу:

8. “Иосиф! Если я могла бы только иметь рядом со мной что-нибудь, на что Я могла бы положить Младенца и дать немного отдохнуть моим рукам. Больше Мне ничего не нужно, и Младенцу тоже будет привольнее спать!”

9. Не успела Мария вымолвить это желание, как начальник вскочил со своего места и снова поспешил вглубь пещеры и вынес оттуда маленькие ясли, для корма овец. (Совсем такие же, какими их делают и поныне и можно найти в деревнях, но только немного ниже).

10. Саломия же взяла чистую солому и свежее сено и выложила ими ясли, покрыла все чистой простынкой и устроила таким образом мягкую кроватку для Младенца. 11. И Мария, завернув Младенца в чистые пелены, прижала Его к сердцу и поцеловала. Потом передала Его Иосифу, чтобы он тоже Его поцеловал. Тогда все присутствующие, по очереди, поцеловали Младенца. “И уложила Мария в ясли Господа Неба и земли....”

12. Младенец мирно спал, и Мария смогла спокойно ужинать за трапезой, которую с такой заботливостью приготовил им начальник.

13. После трапезы Мария снова обратилась к Иосифу: “Иосиф! Скажи мне приготовить мое ложе, ибо путь утомил меня и мне хочется отдохнуть.”

14. Тогда Саломия воскликнула: “О, Матерь Господа Моего! Все уже давным-давно готово. Приди и посмотри!”

15. И Мария встала, опять взяла Младенца на руки и просила внести ясли к ней в шатер и легла. И это была, в сущности, первая спокойная ночь для Марии после разрешения Ее от бремени.

16. Начальник же приказал хорошенько топить очаг и обложил калеными камнями шатер Марии, чтобы уберечь Младенца и Ее от стужи, так как в ту ночь вода повсюду покрылась льдом.

 

 

Глава 28 Весть о прибытии Волхвов.

 

1. На следующее утро сказал Иосиф: “Зачем нам дольше оставаться здесь? Мария отдохнула, поэтому вернемся к себе, где мы хорошо устроены;”

2. И, когда Иосиф совсем было собрался в дорогу, пришел начальник, которому на рассвете пришлось уже пойти в город по делам, и сказал Иосифу:

3. “Богобоязненный муж! Ты хочешь вернуться к себе? Но я советую тебе не пускаться в путь, - ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра!”

4. “Ибо только что доложили мне мои люди, вернувшиеся из Иерусалима, что прибыли туда из Персии три больших каравана.”

5. “И три главных волхва были у Ирода и хотели узнать от него: где родился новый “Царь Иудейский?”

6. “Тогда этот вассал Римской Империи, ничего не зная об этом, обратился к первосвященнику, чтобы тот указал ему место, где надлежит родиться новому Царю.”

7. “Духовенство ответило ему, что, согласно Писанию, надлежит в Иудее, а именно в Вифлееме.”

8. “Отпустив священников, Ирод отправился со всеми своими слугами к волхвам сообщить им полученные им сведения из храма.”

9. “И Ирод просил волхвов во что бы то ни стало разыскать Новорожденного и потом вернуться к нему, дабы и он мог поклониться Ему!”

10. “Но знаешь? Я никому не верю: ни персам, ни Ироду! И этому властолюбивому греку я меньше всего доверяю!”

11. “Говорят, что персы, - волхвы. Будто какая-то звезда указала им рождение Царя. Этого я не отрицаю, ибо мы тоже были свидетелями стольких чудес при рождении этого Младенца, следовательно, и персы могли тоже что-нибудь увидеть!”

12. “Но, конечно, последнее и есть самое худшее в этом вопросе! Потому что ясно, что это касается Младенца. И, если найдут Его персы, - найдет Его и Ирод!”

13. “И тогда придется нам бороться, чтобы избежать когтей этой старой лисы!”

14. “Поэтому должен ты остаться здесь, в этом скрытом месте, по крайней мере два, три дня, а тем временем я уже сумею повернуть дело с этими “цареискателями” к лучшему! Кроме того, здесь под моим началом 12 легионов! Больше для твоего успокоения я ничего не могу тебе сказать, поэтому оставайся, а я теперь уйду и вернусь около полудня.”

15. Иосиф со всеми своими, перепуганный этими вестями, покорно ждал проявления Воли Господней и исхода всего.

16. Он вошел к Марии и в точности передал ей все, сказанное ему начальником.

17. И Мария сказала: “Да будет Воля Господня! Подумай, сколько горечи мы уже перенесли, и всегда Господь обращает все в мед!”

18. Наверное, и персы нам ничего плохого не сделают, даже если они действительно придут к нам. Если же они нам сделают что-нибудь плохое, - тогда есть же у нас, по Милости Божией, защита начальника!”

19. И Иосиф ответил: “Все это верно! И сам я персов вовсе не так опасаюсь, как опасаюсь я этого седобородого Ирода, этого дикого зверя в образе человека! И сам начальник боится его!”

20. “Так как именно через персов будет показано, что наш Мальчик есть Помазанник, и тогда для нас остается постыдное бегство в виде единственного исхода! Тогда и нашему начальнику, из государственных соображений, придется стать нашим врагом, чтобы себя оправдать. И, вместо того, чтобы Нас спасти, будет он Нас преследовать, чтобы не прослыть за изменника в глазах императора!”

21. “Он сам это отлично понимает, поэтому и высказал он мне свои личные опасения по отношению к Ироду”.

22. “Вот почему он нас оставляет здесь еще на три дня: будет все хорошо, тогда останется он нашим другом”.

23. “А если дело примет плохой оборот, - тогда Мы у него под рукою, чтобы выдать нас Ироду. И за это получит он еще награду от императора, что так ловко сумел завладеть будущим Царем Иудейским, Который в будущем, рано или поздно, стал бы угрозою для Империи!”

24. На это Мария ответила: “Не тревожь себя и Меня понапрасну! Ведь Мы же пили с тобою <воду проклятия> и с Нами ничего не приключилось! И теперь Нам нечего тревожиться, после того, что, благодаря этому Младенцу, Мы видели и испытывали Славу Божию!”

25. “Будь что будет! Господь могущественнее персов и Ирода и римского императора и начальника, вместе с его 12-тью легионами! Поэтому успокойся и будь спокойным, как я!”

26. “Кроме того, я убеждена, что начальник скорее пожертвует всем, нежели по принуждению превратится в нашего врага!”

27. Это успокоило доброго и набожного Иосифа. Он вышел из пещеры и сел поджидать возвращения начальника, приказал сыновьям развести огонь в очаге и сварить для Марии немного плодов.

 

 

Глава 29 Поклонение волхвов

1. Полдень миновал, а начальник все не возвращался. И с тревогою в сердце считал Иосиф мгновения, ожидая появления его.

2. И обратился Иосиф снова к Господу и сказал: “Господь и Бог мой! Умоляю Тебя! Не заставляй меня пребывать в тревоге! Я уже стар, и силы мои слабеют!”

3. “Подкрепи меня, Боже, и укажи мне Волю Твою, дабы не осрамиться мне перед сынами Израиля!”

4. Не успел Иосиф это вымолвить, как прибежал к нему запыхавшийся начальник и сказал ему:

5. “Муж моего глубочайшего уважения! Только что во главе одного легиона прошел я три четверти пути к Иерусалиму, чтобы где-нибудь напасть на след персов!”

6. “Повсюду расставил я стражу, но до сих пор я ничего еще не нашел! Успокойся: им не миновать моей заставы!”

7. “И им будет нелегко пробраться сюда, ибо я лично допрошу и испытаю их! Я еще усилю стражу и вернусь к вечеру”.

8. Начальник спешно удалился, и Иосиф, воздав хвалу Господу, сказал сыновьям: “Поставьте обед на стол. А ты, Саломия, спроси Марию, где желает Она есть: с нами за столом или у себя в шатре?”

9. Но в это время вышла Мария с Младенцем на руках, радостная и сияющая, и сказала: “Потому что Я лучше Себя чувствую, Мне хотелось бы вместе с вами разделить трапезу. Только поставьте рядом со Мною ясли!”

10. И Иосиф обрадовался этому. Все самое лучшее положил он перед Марией и, хваля Господа, вкусили они трапезу всей семьей.

11. Не успели они отобедать, как услышали они страшный шум и голоса перед пещерою. И Иосиф сейчас же послал Иоеля посмотреть, что это означало?

12. Иоель приотворил дверь, так как вход в пещеру был заделан дверью, и увидел караван персов. И испуганным голосом сказал:

13. “Отец, Иосиф! Ради Самого Создателя! Мы погибли! Персы здесь! Много верблюдов и все нагруженные и еще больше слуг...”

14. “Они разбивают шатры и располагаются вокруг пещеры. А три их вождя, в одеждах, изукрашенных золотом, серебром и самоцветными камнями, выгружают парчовые мешки и, по-видимому, намерены идти сюда...”

15. От этих слов Иосиф чуть было не онемел от ужаса и с трудом пробормотал: “Господи! Помилуй меня грешного! Да! Теперь мы погибли!” Мария же схватила Младенца и скрылась в своем шатре и сказала: “Пока я жива, не получить им Младенца!”

16. Иосиф же подошел к выходу и, приотворив дверь, наблюдал за персами.

17. Когда же он увидел воочию весь караван и раскинутые шатры, защемило у него сердце, и снова умолял он Господа вывести его из этого затруднения.

18. И в то время, когда он молился, увидел он начальника, шедшего, во всех своих доспехах, во главе целого легиона и, дойдя до пещеры, приказал он воинам стать по обе стороны ея.

19. Сам же подошел он к персам и начал допрашивать их вожаков: на каком основании и каким образом проникли они сюда, несмотря на расставленные им заградительные посты.

20. И все трое единогласно сказали начальнику: “Не принимай нас за недругов! Ты же видишь, что не имеем мы оружия при себе: ни явного, ни скрытого!”

21. “Мы - звездочеты из Персии. У нас существует древнее обетование, согласно которому ныне должен родиться Царь царей Иудейский, и что рождение Его оповестит звезда!”

22. “И увидевшим эту звезду надлежит следовать за ней, ибо где звезда остановится, — найдут они Спасителя Мира”.

23. “Смотри! Над этой пещерой звезда остановилась и видима для всех, даже при дневном свете! Она была нашей путеводи-тельницей и остановилась над этой пещерой! И без сомнения мы достигли места, где находится живое Чудо всех Чудес, — новорожденное Дитя, Царь Царей и Владыка всех Владык от Вечности!”

24. “Его должны мы видеть! Ему принести славословие и поклонение! Не преграждай нам пути, ибо привела нас сюда не лихая звезда!”

25. Тогда начальник взглянул на звезду и удивился: она стояла низко-низко над самой пещерой, и свет ея был подобен свету солнца.

26. Когда начальник убедился, с кем имеет дело, обратился он к волхвам: “Из ваших слов, подтвержденных звездою, я убедился, что пришли вы сюда не со злым умыслом, но все же не вижу я причины, почему вы, по пути сюда, зашли в Иерусалим и были у Ирода! Разве звезда и туда указала вам дорогу?”

27. “Почему ваша чудесная путеводительница не привела вас прямо к месту вашего назначения? Я требую ответа на этот вопрос, иначе не видать вам пещеры”.

28. Они же сказали: “Это ведает Один Великий Бог! Вероятно, так было предназначено Им, ибо никто из нас не помышлял даже издали приблизиться к Иерусалиму!”

29. “И верь нам: люди в Иерусалиме нам не понравились, а менее всех царь Ирод. Но, раз мы уже там оказались и обратили на себя всеообщее внимание, - были мы вынуждены объяснить наше прибытие и наши намерения”.

30. “Духовенство передало нам желание Ирода увидеть нас на обратном пути, после того, как мы найдем Нового Царя, дабы и Ирод мог поклониться Ему”.

31. Но начальник возразил: “Этого вы не сделаете, ибо скорее я оставлю вас заложниками у себя, т. к. я ведаю замыслы этого царя. Теперь я переговорю относительно вас с отцом Младенца, и не замедлю вернуться с ответом”.

 

Глава 30 Волхвы в пещере

1. Когда Иосиф это услышал, стало ему легче на сердце, и он приготовился принять начальника.

2. Начальник  вошел,  приветствовал  Иосифа  и  сказал  ему: “Муж глубочайшего моего уважения!”

3. “Благодаря чудесному ведению прибыли сюда эти люди Востока! Я их тщательно допросил и ничего плохого я в них не нашел!”

4. “Согласно обетованию их Бога, желают они принести славословие Младенцу, и, по-моему, ты можешь спокойно их принять, если, конечно, таково твое желание!”

5. И Иосиф сказал: “Если дело обстоит так, возблагодарю и прославлю Господа моего, что снова снял с плеч моих каленый камень!”

6. “Но перед тем Мария сильно испугалась, когда Она узнала, что персы расположились вокруг пещеры. Поэтому я сперва посмотрю, в каком Она состоянии, дабы неожиданное появление гостей Ее еще больше не перепугало!”

7. Начальник одобрил предосторожность Иосифа, который немедленно пошел к Марии и в точности все Ей передал.

8. И Мария ответила с радостным ликом: “Мир всем людям на земле, обладающим честным и добрым сердцем и подчиняющим Господу волю свою!”

9. “Да идут они, когда Дух Господень им укажет, и да пожнут они благословение верности своей!”

10. “Когда же они войдут, прошу тебя, останься при Мне, ибо не подобает Мне принимать их, будучи одной!”

11. И Иосиф сказал: “Мария! Если имеешь достаточно сил, поставь ясли перед Собою и положи в них Младенца, и тогда они войдут и поклонятся Ему!”

12. Мария поступила согласно словам Иосифа, который потом сказал начальнику:

13. “Мы готовы! Если они желают, - Мы просим их войти. По бедности нашей, - Мы уже приготовились их принять”.

14. Начальник вышел и передал приглашение. Тогда все трое пали ниц и благодарили Господа за дарованную им милость, и, взяв с собою парчовые мешки, молча направились к пещере.

15. Начальник отворил им дверь. С величайшим благоговением переступили они порог пещеры...И в это время от Младенца исходило необычайное сияние!

16. Подойдя ближе, остановились они в трех шагах от яслей, упали на колени перед Младенцем и молились Ему...

17. Около часа пролежали они так на земле. Потом подняли они лица свои и, все еще стоя на коленях, со слезами на глазах, умилялись, глядя на Господа, Творца Бесконечности и Вечности ...

18. Имена же их были: Каспар, Мельхиор и Бальтазар.

19. И первый, в сопровождении духа Адама, рек: “Воздайте хвалу, честь и поклонение Господу! Осанна! Осанна Троице Единой от Века до Века!”

20. И взяв тканный золотом мешок, наполненный наичистейшим ладаном, весом в 33 фунта, с величайшим благоговением передал его Марии, со словами:

21. “О Матерь! Прими без боязни ничтожное доказательство того, чем впредь будет проникнуто все мое естество! Прими жалкую внешнюю дань, которую всякое мыслящее существо обязано отдавать от всего сердца Творцу своему”.

22. Мария приняла тяжелый мешок и передала его Иосифу. После чего Каспар поднялся и, отойдя к дверям, еще раз опустился на колени и молился Младенцу.

23. Потом подошел второй, который был Арап и был в сопровождении духа Каина. Подняв свой мешок, размером поменьше, но того же веса, наполненный чистым золотом, передал его Марии и сказал:

24. “Приношу Тебе, Господи, небольшую дань. Тебе - Господу всех Великолепий от Вечности, что подобает Царю Духов и людей на Земле... Прими, о Матерь, Родившая Того, Имени Которого не дерзают произнести Ангелы...”

25. Мария приняла второй мешок и передала его Иосифу. Мельхиор поднялся и, отойдя, встал рядом с Каспаром.

26. Потом, встав, подошел третий. И взял свой мешок, наполненный наилучшей миррой (в те времена одна из самых дорогих пряностей), и передал его Марии, говоря:

27. “Меня сопровождает Дух Авраама, и видит он ныне день Господень, которому он так бесконечно радовался!”

28. И я, Бальтазар, приношу здесь в дар ничтожную дань, подобаюшую Младенцу всех младенцев. Но наилучший дар храню я в сердце моем, и это - Любовь моя! Ее приношу я в дар навеки этому Младенцу!”

29. Мария приняла 33-ти фунтовый мешок и опять передала его Иосифу. Бальтазар же встал и отошел к двум стоявшим у дверей. И, совершив последнюю молитву, все трое вышли и направились к своим шатрам.

 

Глава 31 Мария указывает на ведение Господне

1. Когда Волхвы ушли в свои шатры, сказала Мария Иосифу:

2. “Видишь, боязливый и заботливый муж, до чего милостив Господь Бог наш, и как отечески заботится Он о нас!”

3. “Кому из нас могло что-нибудь подобное во сне присниться: великий страх наш превратился в благословение и все наши заботы - в радость!

4. “И те, которых мы так боялись, думая, что они посягают на жизнь нашего Младенца, принесли Ему такое славословие, какое нам следовало бы ежечасно воздавать Господу!”

5. “И сверх того, они одарили нас так щедро, что теперь мы в состоянии приобрести в собственность имение, жить и воспитывать там Божественное Дитя, согласно Воле Божией!”

6. “О Иосиф! Сегодня всю ночь напролет буду я благодарить и славить Господа, что призрел нас, ради бедности нашей, и что теперь мы можем считать себя обеспеченными!”

7. Но Иосиф сказал: “Да, Мария! Доброта Господня бесконечна по отношению к любящим Его и возлагающим всю надежду на Него. Но я считаю, что эти сокровища предназначены не нам, а Младенцу. Поэтому мы не имеем права распоряжаться ими”.

8. “Имя же Младенца - <Иисус> и Он Сын Всевышнего, поэтому нам следует сперва спросить Отца, как следует поступить нам с этими дарами”.

9. “И как Он прикажет поступить с ними, так мы и сделаем. Без Его Воли я их не трону до конца моих дней и скорее в поте лица своего буду для Тебя и себя зарабатывать благословенный кусок хлеба”.

10. “Я же прокормил сыновей моих и Тебя благословенным трудом рук моих, следовательно, и впредь смогу делать то же самое с помощью Господа!”

11. “Поэтому я никакого внимания на эти дары не обращаю, но только на Волю Господа, на Его Милость и на Любовь Его!”

12. “И это суть самые великие и благословенные дары Господни! И я сравниваю Волю Его Святую, - с благоухающим ладаном, Милость Его - с наичистейшим золотом, и Любовь Его -с наичистейшей миррой!”

13. “Вот, этими тремя сокровищами мы имеем право пользоваться всегда, а вот этот ладан, эта мирра и это золото в тканных золотых мешках, - мы не имеем права трогать без первых трех сокровищ, которые до сих пор давали нам больше всего в жизни!”

14. “Значит, дорогая Мария, так мы и сделаем! И ведаю я, что Господь за это посмотрит на нас с благоволением, а Его благоволение для нас, - ведь самое великое сокровище!”

15. “Как думаешь Ты, Мария: прав я или нет? И не будет ли это наилучшим решением относительно этих даров?”

16. И Мария расчувствовалась до слез и похвалила Иосифа за его мудрость. Начальник обнял Иосифа и сказал: “Воистину! Ты - человек, живущий по Воле Бога твоего!” И Младенец улыбнулся Иосифу и поднял ручку, как бы благословляя Своего кормильца, набожного Иосифа.

 

Глава 32 Ангел у волхвов

1. Волхвы собрались в одном из шатров и держали совет, что им дальше делать:

2. идти ли им обратно к Ироду, согласно своему обещанию, или же быть им в первый раз в жизни вероломными по отношению к данному им слову?

3. И если возвращаться им другим путем, то каким именно, чтобы дойти до страны своей?

4. И один спрашивал другого: “Не поведет ли нас обратно звезда, показавшая нам путь сюда?”

5. И, пока они между собою совещались, явился им Ангел и сказал:

6. “Как солнечный луч падает прямо на землю в полдень, -так же прям и обратный путь ваш. Завтра будет указано вам, какой стороной идти, чтобы миновать Иерусалим”.

7. Ангела не стало, и все трое легли отдыхать. На рассвете они снялись и кратчайшим путем достигли своей родины, храня в сердцах своих истинную Веру в Единого Бога.

8. В то же самое утро спросил Иосиф начальника: сколько времени хочет он, чтобы они еще оставались в пещере?

9. И начальник ответил: “Муж глубочайшего моего уважения! Неужели думаешь ты, что я держу вас здесь как узников?”

10. “Какая ужасная мысль! Как могу я, червь во прахе, -перед Силою Бога твоего, держать тебя, как узника? Но что делает любовь моя, - не есть неволя!”

11. “Что касается моей власти, - ты свободен и можешь идти, куда хочешь! Но иначе обстоит дело с сердцем моим. Оно конечно хотело бы иметь тебя здесь навсегда, ибо полюбило оно тебя и твоего Сыночка с неописуемой силой!”

12. “Обожди еще два дня, а я пошлю сегодня гонцов в Иерусалим, чтобы они выведали мне: что эта серая лиса предпримет, если персы не сдержат своего слова?”

13. “И, сообразно полученным мною сведениям, смогу и я предпринять меры и защитить тебя от преследования этого изверга”.

14. “Верь мне: этот Ирод, - величайший враг моего сердца! И там, где я могу, я всегда стараюсь разбить его!”

15. “Хотя я только начальник и подчинен высшему военачальнику, который находится в Сидоне и в Смирне, в распоряжении которого все 12 легионов в Азии, -”

16. “Но я не простой сотник, а патриций и поэтому я повелеваю, согласно моему знанию, также этими 12-тью легионами в Азии. И, если мне нужен тот, или иной легион, - мне не нужно посылать в Смирну за разрешением, но как патриций я вызываю легион, который подчиняется мне. Поэтому в случае действий со стороны Ирода, - ты можешь рассчитывать на меня”.

17. Иосиф поблагодарил начальника за все его заботы и прибавил:

18. “Выслушай меня, высокочтимый друг мой! Вот, перед тем, ты тоже хотел нас защитить от персов, но к чему привели все твои старания и заботы?”

19. “Персы прошли незамеченными стоокой стражей твоей, и раскинули свои шатры задолго до того, что ты увидел хотя бы одного из них!”

20. “И видишь? Если в это время не хранил бы меня Господь и Бог мой, - где были бы мы с твоею помощью?! Ведь персы задолго до твоего прихода могли расправиться со всеми нами и удушить нас!”

21. “Поэтому и говорю я тебе, как друг, преисполненный чувством благодарности: “людская помощь - ничего, ибо все люди, - ничто перед Богом!”

22. “Если Господу Богу угодно нам помочь, - Он Один это сделает и нам самим нечего стараться, ибо, несмотря на все наши старания, все будет так, как этого пожелает Господь, но никогда, как мы этого хотим!”

23. “Поэтому оставь сложное и опасное выведывание в Иерусалиме, которое, во-первых, принесет мало пользы, а во-вторых, ты из-за меня и этого навлечешь на себя большие неприятности!”

24. “Сегодня ночью Господь и без того мне наверное укажет намерения Ирода, и что мне делать дальше, поэтому будь спокоен вместе со мной, и предоставим Господу блюсти тебя и меня. И все устроится!”

25. Слова Иосифа взволновали начальника, и ему было больно, что Иосиф отверг его помощь.

26. Но Иосиф сказал ему: “Дорогой мой друг! Тебе больно, что я отсоветовал тебе продолжать заботиться о нас,

27. “но рассмотри этот вопрос при свете и ты придешь к тому же заключению!”

28. “Скажи, Кто сохраняет солнце, луну и звезды на небосклоне?! Кто повелевает ветру, буре и молнии?!”

29. “Кто уготовил ложе и берега могучему морю?! Кто из нас указал путь потокам?!”

30. “Кто из нас научил птиц летать?! Кто дал им оперение и настроил их пение?!”

31. “И где трава, та, живыми семенами коей, в росте ее, становимся мы?!”

32. “Видишь? Все это делает Господь ежедневно! И раз Его непрестанное бдение напоминает тебе ежеминутно об Его любвеобильной заботе, - тогда чему же ты удивляешься, что я по дружбе обращаю твое внимание, что перед Господом всякая человеческая помощь исчезает во прахе ничтожества!”

33. Эти слова привели начальника в лучшее настроение, но тем не менее он послал тайно гонцов в Иерусалим, дабы они узнали, что там происходит.

 

Глава 33 Приготовление к бегству в Египет

1. В ту же ночь Иосифу и Марии явился во сне Ангел, который сказал им:

2. “Иосиф! Продай дары и купи вьючных животных, ибо должен ты бежать со своими в Египет”.

3. “Ибо Ирод разгневался и решил умертвить всех детей в возрасте от одного года до 12-ти лет, потому что волхвы его обманули”.

4. “Они обещали сообщить ему о местонахождении нового Царя, и он тогда смог бы подослать туда убийц и умертвить Младенца”.

5. “Но мы, Ангелы, получили наказ от Господа, еще до Его сошествия на землю, - блюсти вас и бдить над вашей безопасностью”.

6. “Поэтому и явился я предупредить тебя о замыслах Ирода, который мстит, оттого, что не удалость ему схватить означенного Младенца”.

7. “И самому начальнику придется оказать содействие Ироду, чтобы не быть оклеветанным им в глазах Императора. И завтра ты уже должен пуститься в путь”.

8. “Это скажи также начальнику, и он поможет ускорить твой отъезд. Итак, - да будет Воля Живущего и Лежащего на груди Марии”.

9. Иосиф проснулся, также и Мария, и начала звать его к себе испуганным голосом и рассказала ему виденное и слышанное ею во сне.

10. Из слов Марии Иосиф понял, что она имела тождественное видение, и сказал ей:

11. “Уже светает. Я пойду в город, чтобы все приготовить для спешного отьезда”.

12. И, взяв с собою трех старших сыновей и дары, пошел он к меняле, который откупил все за должную цену.

13. Потом Иосиф пошел к барышнику, к которому провел его слуга менялы, и купил шесть вьючных ослов, и вернулся немедленно к пещере.

14. Начальник его уже поджидал, и сейчас же передал ему сведения, полученные им из Иерусалима о преступных замыслах Ирода.

15. Иосиф не удивился рассказу начальника и ответил ему с полной покорностью Воле Божией:

16. “Высокочтимый друг мой! Как я сказал тебе вчера, - обо всем этом подробно оповестил меня Господь прошлой ночью”.

17. “И ты увидишь, что в конце концов ты еще будешь вынужден оказать ему поддержку. Он намерен умертвить в городе Вифлееме и в окрестностях его всех детей, начиная возрастом от нескольких недель, вплоть до 12 лет, чтобы таким образом, среди всех этих детей, погибло и наше Дитя!”

18. “Я же должен бежать сегодня утром туда, куда поведет меня Дух Господень, дабы уйти от жестокостей Ирода”.

19. “Поэтому прошу тебя: укажи мне безопасную дорогу на Сидон, ибо через два часа я должен тронуться в путь”.

20. Когда начальник услышал решение Иосифа, - он безмерно разгневался на Ирода и поклялся отомстить ему.

21. “Иосиф!” сказал он, “клянусь тебе, как ныне день и как солнце на небе и как жив твой Бог, - я, благородный патриций Рима, - скорее буду привязан к кресту, нежели оставлю безнаказанным такое злодеяние этого изверга!”

22. “Я прикажу провести тебя под сильной охраной через горный хребет и вернусь, как только узнаю, что ты вне всякой опасности. И потом немедленно отправлю гонца в Рим с подробнейшим докладом о действиях Ирода”.

23. “И тут, на месте, я сделаю все, что только будет в моей возможности, чтобы противодействовать этому извергу.”

24. И Иосиф сказал: “Дорогой, неоценимый друг! Если это только будет в твоей власти, - защити по крайней мере всех детей от трех лет до 12-ти! Это ты можешь сделать,

25. но только что родившихся младенцев и детей до двухлетнего возраста, - тебе не удастся спасти!”

26. “Но добьется ты этого не путем насилия и власти, но только мудростью!”

27. “И Господь поведет тебя по этому пути мудрости, поэтому и не думай много о том, что и как сделать, ибо Господь будет тайно руководить тобою.”

28. Начальник воскликнул: “Нет! нет! Кровь детей не будет пролита! Скорее прибегну я к оружию и к насилию!”

29. На это Иосиф сказал: “Что же сможешь ты сделать?! Ведь Ирод в настоящее время покидает Иерусалим, в сопровождении римского легиона! Ты же не поднимешь оружия против своих! Поэтому действуй согласно ведению (вождению) Божиему, и постарайся добром отвоевать жизнь детей от трех до двенадцати лет.” И начальник согласился с ним.

 

Глава 34 Отъезд и путешествие Святого Семейства. Прибытие в Тир.

1. После этого разговора с начальником сказал Иосиф сыновьям: “Идите и приготовьте животных;

2. “шесть купленных ослов оседлайте для меня и себя, а ослицу - для Марии. Из припасов берите все, что будет возможно, а вола и возок оставим повитухе на память и в благодарность за ее внимание”.

3. Повитуха взяла возок и вола, но последнего больше ни для какой работы не употребляла!

4. И вот тогда Саломия спросила Иосифа: Не разрешит ли он ей тоже пойти с ними?

5. Иосиф же ответил ей: “Это зависит от тебя. Я, как ты знаешь, бедный человек, и не могу платить тебе жалования, если ты пожелаешь заменить мне служанку.”

6. “Но если у тебя есть средства, чтобы совместно со мною заботиться о пропитании и одеянии тела, - тогда следуй за мной.”

7. И Саломия сказала: “Внимай, сын великого Царя! Не только для меня одной, но и для всего твоего семейства хватит моего состояния на сто лет,

8. “ибо земных богатств у меня больше, чем ты это думаешь! Обожди только с час и я приду с моими сокровищами и готовая к отъезду!”

9. Но Иосиф сказал ей: “Саломия! Ты - молодая вдова и ты мать! Ты должна взять с собою и детей своих, 10. а это доставило бы тебе много хлопот. Я же ни минуты больше терять не могу, потому что через три часа сам Ирод будет здесь, а через час войдут в город его гонцы и скороходы!”

11. “Из этого ты можешь заключить, что мне нельзя ждать тебя, пока ты все устроишь, поэтому думается мне, что если ты останешься здесь, - ты поступишь лучше, т. к. не задержишь меня. Если же, по Воле Божией, мне суждено когда-нибудь прийти обратно, я тогда вернусь в Назарет”. 13. “И, если хочешь оказать мне услугу, тогда, при случае, заезжай в Назарет и возьми в аренду мой участок земли, дабы не попал он в чужие руки, и арендуй его на три, семь, или десять лет.” И Саломия оставила свое желание и удовлетворилась этой просьбой.

15. После этого Иосиф обнял начальника и благословил его. Потом подозвал он Марию и усадил Ее на ослицу с Младенцем.

16. Когда все были в сборе, подошел начальник к Иосифу и сказал: “Муж глубочайшего моего уважения! Увижу ли я тебя когда-нибудь и этого Младенца и Матерь Его?”

17. И Иосиф сказал: “Не минуют три года, как снова буду приветствовать тебя, совместно с этим Младенцем и Матерью Его! Будь уверен в этом. Теперь же нам пора в дорогу. Аминь!”

18. Иосиф сел на своего осла, сыновья последовали его примеру. Иосиф взял повод ослицы и, славя и хваля Имя Господне, вывел ее из пещеры.

19. Выйдя из пещеры, заметил Иосиф вдали толпу, пришедшую посмотреть на отъезд Новорожденного. А узнал народ про это от только что вернувшейся повитухи и менялы.

20. Присутствие праздной толпы было не по нраву Иосифу, и просил он Господа скрыть их от этих зевак.

21. И густой туман опустился и обволок весь город, так что на пять шагов уже никого нельзя было разглядеть.

22. Тогда народ начал роптать и разошелся. И таким образом Иосиф, в сопровождении начальника и Саломии и всех своих, смог незамеченным дойти до ближайших гор.

23. Дойдя до границы между Иудеей и Сирией, передал начальник Иосифу препроводительную грамоту к Церению, блюстителю Сирии.

24. Иосиф с благодарностью принял грамоту и начальник прибавил: “Церений, - брат мой. Большего я ничего не могу сказать тебе: будь счастлив в пути и таким же возвращайся скорее к нам!” Начальник и Саломия повернули обратно, а Иосиф со своими, пошел дальше во Имя Господне.

25. Около полудня достигли они вершины хребта, зайдя далеко уже в глубь Сирии, в 12-ти часовом пути от Вифлеема, которая в те времена называлась римлянами также Целестрией.

26. Иосиф должен был идти этим кружным путем, т.к. это был самый безопасный путь в Египет.

27. Маршрут его был следующий: в первый день дошли они до маленького города, под названием Бостра, где они переночевали, пребывая в молитве о Господе. И там же случилось, что напали на них разбойники и хотели ограбить их.

28. Но, как только разбойники увидели Младенца, - упали они ниц перед Ним и молились Ему, после чего они бежали в горы, объятые великим страхом.

29. Оттуда Иосиф со своими пошел опять горами и перевалил через другой хребет и к вечеру достиг он местности под названием Панея, - пограничный городок между Сирией и Палестиной.

30. Из Панеи, на третий день, пришли они в провинцию финикийскую и достигли Тира. На следующий день Иосиф смог передать грамоту Церению, который как раз в то время находился по государственным делам в Тире.

31.Церений принял Иосифа и приветливо спросил его: что ему от него нужно?

32. И Иосиф сказал: “Мне хотелось бы самым верным и кратчайшим путем достигнуть Египта.” На это Церений возразил: “Добрый человек! Ты сделал огромный крюк! Ведь Палестина гораздо ближе от Египта, чем Финикия! Тебе придется отсюда опять вернуться в Палестину и оттуда идти на Самарию. Из Самарии, - идти на Иоффу (Иаффу?) Аскалон, Газу, потом на Герас и наконец на Элузу, в Арабии!”

33. Тогда Иосиф опечалился, что так ошибся в пути. И Церению стало жаль старика и он сказал ему: “Добрый человек! Меня твое горе растрогало. Хотя ты еврей и враг Римлян, -но раз брат мой, который для меня дороже всего в моей жизни, так возлюбил тебя, тогда я готов оказать тебе дружескую услугу.”

34. “Завтра отходит отсюда в Острацыну небольшое, но крепкое судно. На нем ты через три дня будешь на месте. И, если ты достигнешь Острацыны, - ты уже в Египте. Я же дам тебе с собой грамоту, благодаря которой ты сможешь спокойно оставаться в Острацыне и даже купить себе землю. Но сегодня, - ты гость мой, поэтому прикажи внести свою поклажу.”

 

Глава 35 Святое семейство у Церения.

1. Иосиф вышел и привел всю свою семью к дому, где помещался Церений. Последний немедленно приказал слугам своим отвести животных в стойла и накормить их.

2. Потом ввел он Иосифа и Марию с Младенцем и всех сыновей Иосифа в свои роскошные покои, сверкавшие украшениями из драгоценных металлов и камней.

3. В том же покое находился круглый стол из полированного белого мрамора, который был весь уставлен статуэтками из коринфской бронзы, весьма художественной.

4. И Иосиф спросил блюстителя: что это за статуэтки и кого они изображают?

5. И блюститель приветливо ответил ему: “Видишь, добрый человек! Это - наши боги. Мы обязаны иметь их в наших домах и покупать эти статуэтки. Этого требует от нас Рим, в порядке закона, безразлично: верим ли мы в них, или нет!”

6. “Я лично рассматриваю их исключительно как произведения искусства и это является единственной, с моей стороны, оценкой этих фигурок!”

7. На это Иосиф возразил: “Если так ты рассуждаешь, значит, ты живешь без Бога и религии! Разве это не тревожит твоей совести?”

8. И Церений сказал: “Нисколько! Потому что, если нет иного Бога, кроме этих фигурок из бронзы, в таком случае, - каждый человек, сам по себе, уже является большим богом, чем эти бронзовые, в которых нет жизни! Но я думаю наоборот: Есть Живой и Всемогущий Бог, поэтому и презираю я подобную глупость!”

9. Церений же, кроме того, вообще любил детей. Поэтому подошел он ближе к Марии, которая держала Младенца на руках своих, и спросил Ее заботливо: не утомилась ли Она держать Его все время на руках?

10. И Мария сказала: “О, великий блюститель страны сей! Конечно, Я очень устала, но благодаря Моей безмерной любви к Моему Ребенку, не чувствую Я этой усталости.”

11. Тогда блюститель сказал Марии: “Видишь? Я тоже люблю детей и, хотя я уже женат, но природа, или Бог, не благословили меня потомством, поэтому я забочусь о чужих детях, и даже детей невольников я беру к себе, вместо собственных.”

12. “Я не хочу этим сказать, чтобы и Ты отдала мне своего Младенца, ибо Ты ведь живешь Им,

13. “но мне хочется попросить тебя дать мне Его подержать на короткое время, чтобы и я мог бы Его немного поласкать и понянчить!”

14. “И, чувствуя искренность блюстителя, Мария сказала ему: “Обладающий сердцем, как ты, - действительно достоин принять Младенца сего в руки свои!”

15. С этими словами Мария передала ему Младенца. И в то время, когда Церений держал Младенца на руках своих, и ласкал Его, чувство удивительной услады и мира преисполнило его душу впервые за всю его жизнь...

16. Церений продолжал ходить взад и вперед по обширной зале с Младенцем на руках и незаметно приблизился к столу с богами...

17. Но когда Церений приблизился, - статуэтки мгновенно растаяли, подобно воску на раскаленном железе!

18. Церений ужаснулся и сказал: “Что же это такое? Твердейшая бронза растаяла так, что от нея малейшего следа не осталось! Ты, Мудрец из Палестины! Объясни ты мне это! Кто же ты? Кудесник?!”

 

Глава 36 Церений допрашивает Иосифа.

1. И сам Иосиф был не менее поражен, и сказал Церению: “Выслушай меня, могущественный блюститель края! Тебе должно быть известно, что, согласно законам моего народа, - колдуны подлежат смерти на костре!”

2. “И будь я колдуном, - не достиг бы я глубокой старости, ибо давно попал бы уже в руки первосвященников в Иерусалиме!

3. “Поэтому я тебе ничего иного не могу сказать, как только, что это связано с великой Святостью этого Младенца,

4. “так как уже при Его Рождении произошли такие явления и знамения, которые повергли многих в страх и трепет! Небеса разверзлись! Ветры утихли! Воды и ручьи - стали, и солнце не покидало горизонта!”

5. “И почти на три часа остановились месяц и звезды! Животные не пили и не ели! Все живое - замерло! Я сам шел и остановился...”

6. Услышав это, Церений воскликнул: “Значит, это и есть это странное Дитя, о Котором писал мне брат мой, говоря:

7. “Брат, сообщаю тебе новость: вблизи Вифлеема родился Ребенок у молодой женщины, еврейского происхождения, от Которого исходит чудодейственная Сила. Я предполагаю, что это “дитя богов”.

8. “Но отец Его - правоверный еврей, и я не решаюсь предпринимать какие-нибудь расследования по этому делу”.

9. “Когда ты будешь в Иерусалиме, постарайся посетить этого человека в Вифлееме. Это будет для тебя не без интереса. Думается мне, что под этим Младенцем скрывается или Юпитер, или сам Аполлон. Лучше приходи сам и убедись”. 10. “Видишь? Добрый человек, вот все, что мне известно. Но то, что ты только сам мне сказал, - для меня новость! Поэтому скажи: ты ли тот же самый человек из Вифлеема, о котором писал брат мой, или нет?”

П. И Иосиф сказал: “Да, могущественный господин, это я! И благо брату твоему, что не сообщил он большего о Младенце!”

12. “Ибо он получил свыше наказ молчать. И, скажи он тебе больше, тогда с Римом случилось бы то же самое, что только что перед твоими глазами случилось с бронзовыми статуэтками богов!”

13. “Честь и слава тебе и брату твоему, если вы сможете молчать, и будете вы тогда благословенными Господа, Вечно Живого Бога, Творца Неба и земли!”

14. Эти слова внушили Церению уважение к Иосифу, но, с другой стороны, почувствовал он какой-то страх перед Младенцем, поэтому он поспешил передать Его обратно Марии.

15. Потом он снова обратился к Иосифу: “Добрый и честный человек! Обрати внимание, что я скажу тебе,

16. “Ибо только что осенила меня мысль, которую я поведаю тебе. И прошу тебя ответить мне в точности”.

17. “Видишь? Если этот Ребенок божественного происхождения, значит, и ты, будучи Его отцом, тоже такого происхождения. Ибо, как говорится: “древесный ствол не родит Меркурия” и “на терне не растет виноград”, так же, как от обыкновенного человека - не может родиться Божественное Дитя!”

18. “Но по виду ты кажешься мне обыкновенным человеком, так же, как и твои сыновья, стоящие позади тебя. Даже молодая Мать, хотя и честная еврейка, но тоже ничего божественного в себе не имеет!”

19. “Для этого необходимо величие, неземная красота, великая премудрость, согласно преданиям, которые нам известны относительно тех женщин, с которыми боги имели общение и, кроме того, для всего этого необходима вера, которой у меня нет!”

20. “Потом я должен обратить твое внимание на следующее обстоятельство: ты заблудился по дороге, путешествуя с твоим Божественным Ребенком из Вифлеема в Египет! И достоверность этого я усматриваю из твоего смущения и печали, когда я пояснил тебе сделанную тобою ошибку!”

21. “Неужели твой Бог или боги Рима не ведают кратчайшего пути в Египет из Вифлеема?!”

22. “Видишь? Все это противоречия, которые накапливаются по мере того, что вникаешь глубже в подробности этого дела! И, к довершению, ты произнес слова угрозы по отношению к Риму в том случае, если я или мой брат предадим гласности этого Младенца!”

23. “Почему должны боги грозить слабым смертным? Они вольны когда угодно вступать на Землю, и все обязано слепо им повиноваться и слушаться их могущественной воле!”

24. “Все твое повествование кажется мне слабой попыткой меня одурачить, чтобы я не распознал бы в корне, кто ты в сущности! То есть просто колдун, который пробирается в Египет, чтобы там продолжать свое ремесло и зарабатывать свой хлеб и, таким образом, уйти от преследований в своем отечестве!”

25. “Или ты просто еврейский и хитроумный соглядатай (шпион), подкупленный Иродом, чтобы высмотреть и выведать римские береговые укрепления!”

26. “Хотя передал ты мне препроводительную грамоту моего брата и я имею его первое письмо, о котором я упомянул тебе, но лично я еще не говорил с моим братом, а потому и эти документы могут быть фальшивыми, ибо и руку брата моего можно подделать!”

27. “Итак, я считаю тебя за колдуна и за соглядатая! Теперь оправдывай себя до основания, иначе ты мой узник и не уйти тебе от заслуженного наказания”.

28. Пока Церений говорил, Иосиф смотрел ему прямо в глаза и потом сказал: “Пошли гонца к брату своему Корнилию, с двумя грамотами, и пусть он удостоверит их подлинность и скажет: обстоит ли дело со мной так бессовестно, как ты это думаешь, или нет!”

29. “И я ныне это требую от тебя, ибо честь моя оправдана перед Богом и не может быть попрана язычником, хотя ты и патриций Рима! Я же потомок царя Давида, перед которым трепетала Земля, и как таковой, я не дам себя обесчестить язычником!”

30. “И не уйду я от тебя до тех пор, пока не вернешь ты мне моей чести! Ибо честь, данную мне Господом, язычник не имеет права отбирать от меня!”

31. Эти слова удивили Церения, так как никто еще не имел отваги так отвечать ему - блюстителю края, безграничная власть которого давала ему право распоряжаться жизнью и смертью всех подданых! И подумал Церений про себя: “Если этот человек не чувствовал бы за собою известной силы, -не говорил бы он так со мной! Значит, я должен говорить с ним на совершенно других началах!”

 

Глава 37 Объяснения между Церением и Иосифом

1. После этого решения Церений снова обратился к Иосифу: “Добрый человек! Ты не обижайся на меня, но пойми, что, будучи блюстителем края, - входит в мою прямую обязанность проверять и испытывать людей, какого они духа!”

2. “И что я, при всем желании, не имею права делать для тебя исключения, тем более после того, как этот стол навсегда лишился своего украшения, - для тебя должно быть ясно! И что людей, как ты, надо проверять еще строже, чем тех, которые гуляют по свету, подобно однодневным мошкам!”

3. “Но я считаю, что я никакой обиды тебе не наносил, а напротив: ты усматривай в этом своего рода отличие, что говорил я с тобою, как подобает говорить блюстителю”.

4. “Вот почему по отношению к тебе и высказал я все мои сомнения и подозрения, дабы тем более заставить тебя открыться передо мною во всей правде!”

5. “Ибо для меня самое важное, - это добиться правды относительно твоего происхождения, потому что я считаю тебя выдающейся и исключительной личностью!”

6. “И речь твоя показала мне, что ты человек без хитрости, поэтому не нужно мне вторичного доказательства от брата, и откуда-нибудь еще более веского и подробного подтверждения о твоем происхождении, ибо вижу, что ты безусловно честный еврей. Скажи? Чего тебе еще нужно?”

7. Иосиф сказал: “Друг мой! Я - человек бедный, ты же могущественный господин. Мое богатство, - это моя Верность и моя Любовь к Богу моему и абсолютная честность по отношению к каждому человеку”.

8. “Ты же, кроме твоей верности Императору, обладаешь еще несметными земными богатствами, которых у меня нет. Если кто-нибудь посягнет на твою честь, или затронет ее, - у тебя все-таки останутся земные богатства”,

9. “но что останется у меня, если я потеряю мою честь? Земными богатствами ты сможешь выкупить свою честь, а чем же я выкуплю свою?”

10. “Вот почему бедняки превращаются в невольников и рабов, когда они перед богатыми теряют свою честь и свободу! Но, если они обладали бы каким-нибудь скрытым кладом, - они могли бы откупить и честь свою и свободу!” 11. “Ты же пригрозил мне неволей! Скажи, не утратил бы я тогда моей чести и свободы?!”

12. “И разве не был я вправе защищать себя перед тобою, блюстителем Сирии и соблюстителем побережья Тира и Сидона, во время учиненного тобою мне допроса?”

13. Церений же сказал: “Добрый человек! Теперь прошу тебя: забудь происшедшее!”

14. “Видишь? Солнце уже близится к закату, и слуги мои уже давно приготовили нам ужин в трапезной, поэтому следуйте за мной и подкрепитесь! Кроме того, я заказал кушания твоего народа, которые вам разрешены, а не римские. Итак, идите за мной, без чувства обиды на меня, - ибо отныне, - я ваш друг!”

15. Иосиф последовал за Церением, с Марией и пятью сыновьями, в трапезную. И поразились они неописуемой роскоши покоя, а в особенности убранству стола! Все, что было на столе, было из чистого золота или серебра с самоцветными камнями.

16. Но, так как вся эта золотая утварь была сплошь украшена барельефами, изображавшими языческих богов, сказал Иосиф Церению:

17. “Друг мой! Я вижу, что вся утварь украшена богами! Ты же ведаешь силу, исходящую от Младенца!”

18. “Пойми: как только я и жена моя с Младенцем сядем за стол, - ты лишишься всей этой богатой утвари!”

19. “Поэтому советую тебе: прикажи ее убрать и взамен поставить простую, гладкую, глиняную посуду, иначе я не ручаюсь за целость твоего золота и серебра!”

20. Услышав это, Церений испугался и немедленно последовал совету Иосифа. И слуги внесли кушанье на простой глиняной посуде, предварительно убрав все золотые ковши и чары.

21. Но все-таки из любопытства Церений приблизил к Младенцу великолепную чашу из чистого золота, потому что ему захотелось убедиться, устоит ли золото перед Ним, или постигнет его та же участь, которая перед тем постигла бронзу?

22. И за свое любопытство Церений поплатился, правда, ненадолго, исчезновением богатой и ценной чаши!

23. Когда Церений это увидел, страх обуял его и он вскочил со своего места, как пораженный молнией!

24. Через некоторое время сказал он: “Иосиф! Ты - великий муж! Ты хорошо мне посоветовал, поэтому прими мою благодарность!”

25. “Но будь я проклят, если я сдвинусь с этого места, пока я подробно не узнаю от тебя, кто этот Младенец и почему обладает Он такой Силой?!”

26. Тогда Иосиф обратился к Церению и вкратце передал ему все, начиная от зачатия Младенца, вплоть до самого Рождения Его.

27. Когда Иосиф кончил свое повествование и Церений молча прослушал слова его, внимая его твердому и спокойному голосу, - он встал и опустился на колени перед Младенцем и молился Ему...

28. И в то время увидел Церений стоящую рядом с ним на полу золотую чашу, но гладкую и без всяких украшений... Церений поднялся и от охватившего его чувства блаженства, - не знал что ему делать от радости!

 

Глава 38 Беседа Иосифа с Церением

1. Под влиянием этого блаженного настроения Церений сказал Иосифу: “Выслушай меня, великий муж! Будь я в настоящее время Римским Императором, уступил бы тебе венец и престол!”

2. “И если бы Император Август знал об этом Ребенке столько же, сколько знаю я, он сделал бы то же самое! И, несмотря на то, что он сознает все свое могущество, как Император Римской Империи, - я знаю, насколько он ставит все Божественное выше себя!”

3. “Если хочешь, я напишу в Рим, и я заранее могу тебя заверить, что он пригласит тебя в Рим с величайшими почестями и соорудит Младенцу, как неоспоримому Сыну Всевышнего,

- величайший и великолепный храм,

4. в котором будут Его величать до бесконечности. И сам Император - первый поклонится Ему земно во прахе ничтожества своего, - Ему, Господу, Которому подвластны все стихии и боги!”

5. “Что с этим Младенцем дело обстоит так в действительности, - в этом я уже дважды убедился. Перед Ним даже Юпитер не в силах защитить себя, и ни единый металл не устоит перед Его мощью!”

6. “Итак, если ты этого пожелаешь, я еще сегодня пошлю гонца в Рим. И это произведет в столице неимоверное впечатление и заставит сократиться духовенство, которое без того уже не знает, какими путями обманывать и высасывать соки из человечества!”

7. На это Иосиф сказал Церению: “Дорогой друг! Неужели думаешь ты, что почести со стороны Рима составляют что-нибудь для Того, Которому подчинены солнце, луна и звезды, а также и все стихии мира?

8. “Если бы таково было Его желание, чтобы мир воздал Ему почести, как идолу, - Он явился бы миру во всем Своем Божественном Величии, но через это, - мир был бы обречен на погибель!”

9. “Он же избрал <ничтожество мира>, дабы даровать ему блаженство, как сказано в Книге о Пророках, поэтому оставь свое намерение писать в Рим!”

10. “Но, конечно, если ты хочешь увидеть уничтожение Рима, - тогда пиши! Ибо пойми: Этот пришел в мир, чтобы уничтожить великих и могущественных мира сего и избавить страждущих, утешить плачущих и воскресить сущих в смерти!”

11. “В это я верю глубоко в сердце моем и эту мою веру, - я ныне поведал тебе! И кроме тебя - никто никогда не услышит от меня исповеди веры моей!”

12. “И благо будет тебе, если ты тоже сохранишь слова мои в сердце своем, как Святое Святых до того дня, когда над миром воссияет новое Солнце Жизни!”

13. Эти слова, подобно стрелам, пронзили сердце Церения, и в одно мгновение вызвали в нем полную противоположность до такой степени, что он был готов сложить с себя сан и погрузиться в ничтожество!

14. Тогда Иосиф сказал ему: “Друже! Друже! Оставайся чем ты есть, ибо власть в руках людей, как ты - есть благословение Божие людям! Пойми: это не твоя заслуга, что ты такой, и не заслуга Рима, а это только от Бога, поэтому оставайся тем, кем ты есть!”

И Церений воздал хвалу Неизвестному Богу и снова сел за стол и с радостным чувством продолжал трапезу с Иосифом и Марией.

 

Глава 39 Молитва Иосифа по окончании трапезы

1. Хотя Римляне были любителями длительных возлежаний при трапезах, но Церений в этом отношении составлял исключение.

2. Даже если от времени до времени ему приходилось устраивать пиры с возлежанием в честь императора, согласно своему положению и сану, - то в его частной жизни вопрос еды мало отнимал у него времени, потому что он принадлежал к числу тех философов, которые говорили, что “человек живет не для пищи, но питается, чтобы жить, а для этого ему не нужно целыми днями возлежать за трапезой”.

3. Вот почему и эта благословенная трапеза не долго длилась, но была лишь подкреплением для тела.

4. По окончании ее Иосиф сначала благодарил Господа за ниспосланную пищу, а потом благословил хозяина.

5. Это тронуло Церения, и он сказал Иосифу: - “Насколько твоя религия выше моей! И насколько ближе стоишь ты к Всевышнему Божеству, нежели я!”

6. “Следовательно: насколько ты больше меня человек, каким мне вовек не быть”.

7. Но Иосиф сказал ему: “Дорогой друг! Ты печешься о том, что Господь только что даровал тебе!”

8. “Я же повторяю тебе: оставайся, какой ты есть! Только в сердце своем смирись перед Богом, Вечным Господом, и в тайне делай добро всем людям, и будешь также близок Богу, как во время оно отцы мои Авраам, Исаак и Иаков!”

9. “Вот, в образе этого Младенца посетил тебя Господь. И ты носил Его на руках своих! Чего же большего желаешь ты?! Я же говорю тебе: отныне ты спасен от вечной смерти! Ты ее не почувствуешь, не увидишь и не вкусишь ее!”

10. Тогда Церений вскочил и с радостью воскликнул: “О, муж, что ты говоришь? Значит: я не умру?!”

11. “Расскажи мне: как же это будет? Потому что до сих пор еще ни один человек не избежал смерти! Неужели и я попаду в число вечно живущих богов таким, каким я живу теперь?”

12. Но Иосиф ответил ему: “Благородный друг! Ты не понял меня! Я объясню тебе, как это будет с тобою, когда настанет конец твоему земному бытию!”

13. “Если бы ты умер без этой Милости, - тогда разные болезни, горести, страдания, мучения и сомнения умертвили бы, одновременно с телом твоим, также душу твою и дух твой. И после такой смерти (кончины) у тебя осталось бы лишь мучительное и смутное сознание твоего собственного <я>”,

14. “и ты уподобился бы человеку, заживо похороненному под развалинами собственного дома! И ты был бы вынужден полностью и горько вкусить смерть, не ведая, кроме того: как себе помочь.”

15. “Но, если ты умрешь теперь, - в этой милости Божией, тогда у тебя отнимется только это тяжелое тело! И проснешься ты для Вечной, совершенной жизни и, перейдя в нее, - ты не спросишь: “где же осталось бренное тело мое?”

16. “И когда Господь всей Жизни призовет тебя, ты, - смотря по тому, насколько ты духовно свободен, — сможешь сам оставить свое тело, как старое, поношенное платье!” 17. Эти слова произвели сильное впечатление на Церения...и опять преклонил он колени перед Младенцем и сказал: “Господь всех Небес! Даруй мне Милость эту!”... И Младенец улыбнулся ему и поднял Свою ручку над ним...

 

Глава 40 Церений и Мария

1. После этого Церений, подойдя к Марии, сказал: “О, счастливейшая среди всех женщин и матерей на Земле! Скажи мне, что чувствуешь Ты в сердце своем, зная достоверно, что Небеса и Земля покоятся на руках Твоих?”

2. И Мария ответила: “Друг мой! Почему спрашиваешь ты Меня о том, о чем знает твое собственное сердце?!”

3. “Вот, мы живем на той же Земле, которую создал Господь. Чудеса Его мы все время попираем ногами и все-таки есть миллионы и миллионы людей, предпочитающие преклонять колени перед творениями рук своих, нежели перед Единым Истинным Богом!”

4. “И раз великие творения Господа не в состоянии разбудить людей, как же сможет это сделать Младенец, сущий еще в пеленах?”

5. “Поэтому немногие сподобятся узреть Господа в Чаде сем, но только люди, подобные тебе, обладающие доброй волей!”

6. “И обладающие доброй волей не будут нуждаться в моих объяснениях относительно того, что я чувствую в сердце моем!”

7. “Ибо Чадо сие - Само разоблачит Себя в сердцах их, и, благодаря Его благословению, познают они также чувства Матери, держащей Чадо сие на руках Своих!”

8. “Да! Я счастлива! Я безмерно счастлива, что ношу сие Чадо на руках Моих!”

9. “Но в будущем, - более великими и счастливыми будут те, которые будут носить Его лишь в сердцах своих”.

10. “И ты носи Его свято в сердце своем, и будет тебе благо, согласно словам супруга Моего!”

11. И, внимая словам Марии, дивился Церений ея мудрости.

12. И сказал он Иосифу: “Слушай, счастливейший среди всех мужей на Земле! Кто мог бы ожидать столько мудрости у этой молодой женщины?!”

13. “Воистину! Если бы существовала какая-нибудь Минерва, ей пришлось бы спрятаться перед этой молодой Матерью!”

14. На это Иосиф ответил ему: “Каждый человек может быть мудрым по-своему от Бога, но без Него, - нет Мудрости в мире!”

15. “Это объясняет мудрость моей жены”.

16. “Раз Господь говорил к людям даже через животных, то тем более Он говорит к ним устами людей,

17. “Но пока оставим все эти вопросы. Пора подумать нам о завтрашнем отъезде”.

18. Церений же успокоил его: “Иосиф, не печись! Все уже давно устроено, и завтра я сам поеду с вами до Острацыны.”

 

Глава 41 Путешествие по морю в Египет

1. На это сказал Иосиф: “Друг мой! Твое предложение благородно, но вряд ли сможешь ты его выполнить”.

2. “Ибо еще сегодня ночью прибудут к тебе грамоты от Ирода, в которых он будет просить тебя оказать ему содействие, и будет настаивать разрешить ему сделать облаву вдоль всего побережья на детей мужеского пола от одного года до двух лет, и немедленно препроводить их в Вифлеем, дабы там умертвить их!”

3. “Ты, конечно, сможешь отказать Ироду, но бедному брату твоему не так легко будет уйти от жала этой ядовитой змеи, потому что он придал политическую окраску всему этому злому замыслу!”

4. “Верь мне! Пока я у тебя, - в Вифлееме идет резня! И сотни матерей в отчаянии рвут на себе платье, оплакивая зверски убитых детей своих!”

5. “И все это происходит из-за этого Младенца, потому что три мудреца из Персии назвали Его, в духовном смысле, <Царем Иудейским)!”

6. “Но Ирод увидел в Нем соперника своего земного царства и хочет он Его извести, дабы сохранить за собою престол и добиться наследственности своей власти в Иудее, между тем как Чадо сие пришло в мир избавить род человеческий от вечной смерти.”

7. Когда Церений это услышал, вскочил он в гневе против Ирода и сказал:

8. “Выслушай меня, Божий человек! Не буду я орудием в руках этого изверга! Сегодня же уеду с тобой, и на моей личной триреме хватит места для всех!”

9. “А вернейшим моим помощникам, принесшим мне клятву перед всеми богами, отдам я соответствующие указания, как им поступить со всеми гонцами и их грамотами!”

10. “Видишь? Согласно нашему негласному уложению законов они, в случае моего отсутствия, будут находиться под строжайшим надзором, до моего возвращения”.

11. “Грамоты от них отбираются и без ведома гонцов посылаются мне вслед, дабы я узнал содержание их”.

12. “Я же, благодаря тебе, уже осведомлен об их содержании и знаю также, сколько времени я буду отсутствовать. Если же прибудут вторичные гонцы, - попадут они тоже в сторожевую башню, пока я не вернусь”.

13. “Итак, приготовься к отъезду, и мы немедленно взойдем на мое судно”.

14. Иосиф был всем доволен, и через час все уже находились на триреме. Даже животных всех погрузили! Подул северный попутный ветер, и путешествие началось при самых благоприятных условиях.

15. Семь дней плыли они и вся судовая команда уверяла, что за всю свою жизнь не помнят они более благополучного перехода.

16. Но чему люди (моряки) еще больше удивлялись, было, что, по их суеверным убеждениям, в то время года, т.е. зимою, Нептун чудил со своей стихией, наводил порядок среди своих творений на дне морском и держал совет со своими слугами!

17. На это Церений сказал своим людям: “Слушайте! Существует двоякая глупость: одна природная (от природы), а другая по приказу!”

18. “Если вы находитесь в <природной> глупости, вам можно еще помочь, но если вы находитесь в <приказной> глупости, - тогда вам нельзя помочь!”

19. “Вот и оставайтесь при вашем убеждении, что Нептун потерял свой трезубец, вследствие чего он не посмел затронуть нас своим чешуйчатым хвостом за содеянное нами кощунство!”

20. Потом Иосиф обратился к Церению с вопросом: “Разве не принято, по прибытии, давать вознаграждение морякам? Скажи мне? И я с удовольствием это сделаю, чтобы они не роптали за нашими спинами.”

21. Церений ответил ему: “Оставь это! Ведь это все мои люди, и они на моем иждивении, поэтому тебе нечего беспокоиться об этом”.

22. Но Иосиф сказал: “Все это так, но они такие же люди, как мы, вот почему нам следует обращаться с ними, как с людьми”.

23. “И если их глупость <приказная>, - они вольны посвящать ей свое тело, но дух их да освободится через дар мой!”

24. “Прикажи им всем явиться сюда, и я благословлю их. И да уразумеют они в сердцах своих, что и для них взошло Солнце Милости и Избавления.”

25. Тогда Церений приказал всем собраться, и Иосиф обратился к ним со словами:

26. “Внимайте мне, верные слуги Рима и господина вашего! Верно и старательно вели вы корабль, поэтому заслуживаете вы хорошее вознаграждение от меня, ради которого состоялось это путешествие”.

27. “Но я - человек бедный и не имею ни золота, ни серебра, но зато обладаю я полностью Благодатью того Бога, Которого вы называете <Неизвестным>”.

28. “И эту Благодать - да ниспошлет вам Господь в души ваши, дабы оживился дух ваш!”

29. И при этих словах Иосифа чувство бесконечного блаженства преисполнило  их  души.  И   начали  они   славить  и  хвалить <Неизвестного Бога>.

30. И удивился Церений, как воздействовало благословение Иосифа на них, и сам, подойдя к Иосифу, просил благословить его.

 

Глава 42 Прибытие Святого Семейства в Острацыну

1. И такое же чувство преисполнило Церения. Тогда сказал он Иосифу: “Высокочтимый муж! Когда я носил Младенца на руках моих, испытал я такое же чувство!”

2. “Разве ты с Ним однороден? Или как это может быть, что я ощущал одинаковое благословение?”

3. И Иосиф сказал: “Благородный друг! Подобная Сила исходит не от меня, но только от Господа Неба и Земли!”

4. “Она нисходит на меня только иногда, при подобных случаях, дабы через меня изливаться благословляюще на тебя. Но лично я никакой такой Силой не обладаю, только Господь Один - есть все во всем!”

5. “Почитай и ты в сердце своем этого Единого Бога, тогда полнота Благословения Его никогда не оставит тебя”.

6. И далее продолжал Иосиф: “Ныне, друг мой! С помощью Всевышнего достигли мы этого берега, но все-таки мне кажется, нам еще далеко до Острацыны!”

7. “Отчего же мы медлим? Смотри, день клонится к вечеру! Что же нам делать? Пойти ли дальше, или задержаться здесь до завтра?”

8. И Церений сказал: “Мы находимся как раз при входе в большую губу, в глубине которой, направо, лежит Острацына, богатый торговый город”.

9. “Часа через три мы легко дойдем до нее, но если мы придем ночью, мы едва ли найдем ночлег. По-моему, лучше переночевать на корабле, а завтра с утра отправиться дальше в путь”,

10. Но Иосиф сказал: “Друг мой! Если до города только три часа, тогда не стоит нам здесь оставаться на ночь. Твоему кораблю, конечно, лучше не покидать этого места, чтобы не привлечь внимания, а я незамеченным войду в город, который и есть цель моего путешествия”.

11. “Ведь как только римский гарнизон увидит трирему наместника, —все выйдут встречать его с подобающими ему почестями!”

12. “Тогда и мне, как другу твоему, пришлось бы поневоле разделить с тобою оказываемые тебе почести, что крайне стеснило бы меня!”

13. “Вот почему хочется мне сейчас двинуться в путь. За эти дни мои вьючные животные отдохнули и быстро доставят нас в Острацыну”.

14. “Сыновья мои хорошие ходоки, они пойдут пешком. Возьми с собой необходимое количесто слуг, и я в твое распоряжение отдаю сыновей моих и животных. И таким образом мы войдем в город, лежащий недалеко от нас”.

15. Церений согласился с доводами Иосифа. Он оставил трирему под охраною верных людей своих, и, взяв с собою четырех слуг, двинулся в путь, вместе с Иосифом и его семейством.

16. Через два часа дошли они до городских ворот, где их остановила стража, требовавшая от них пропуск.

17. Тогда Церений дал опознать себя начальнику стражи, и последний немедленно вызвал караул и приветствовал Церения, отдав ему воинские почести, и распорядился относительно помещения для всех путешественников.

18. Таким образом все Семейство, без затруднений и хлопот, вошло в этот город и было принято в наилучших условиях.

 

Глава 43 Покупка усадьбы для Святого Семейства

1. На следующий день послал Церений за начальником гарнизона и просил его явиться к нему без всякого церемониала, когда это ему будет возможно.

2. Начальник немедленно явился и сказал: “Высокочтимый наместник великого императора в Целестрии и повелитель Тира и Сидона, выскажи мне волю свою!”

3. И Церений сказал: “Высокочтимый начальник! Во-первых, я желаю, чтобы в этот мой приезд мне никаких почетных встреч не оказывали, ибо прибыл я по частным делам”.

4. “Во-вторых, мне желательно узнать от тебя: не продается ли где нибудь в городе скромный жилой дом, или за городом - какая-нибудь вилла с земельным участком, которую можно было бы купить или арендовать?”

5. “Потому что я намерен купить дом или виллу, для одной весьма уважаемой и честной еврейской семьи”.

6. “Эта семья по весьма веским причинам была вынуждена бежать из Палестины от преследования Ирода и в настоящее время ищет защиты у Римской строгой и беспристрастной справедливости!”

7. “Все, касающееся этой семьи, - я проверил, и доводы ее нашел честными и справедливыми, а также, что обстоятельства были таковы, что этой семье было невозможно оставаться дольше под властью Ирода. Последнее так же верно, как то, что этот изверг и четверовластник Палестины и одной части Иудеи, - злейший враг Рима”.

8. “Ты уже понимаешь, что я хочу этим сказать. Вот почему я стараюсь купить для вышеупомянутой семьи что-нибудь небольшое и полезное”.

9. “Если имеешь что-нибудь подходящее на примете, прошу тебя показать мне. Долго оставаться я не могу, так как срочные дела ожидают меня в Тире, поэтому все должно быть сделано и оформлено еще сегодня”.

10. И начальник ответил ему: “Светлейший господин! Этому делу легко помочь: я купил участок, приблизительно в полумиле от города. Выстроил там виллу, посадил фруктовые сады и, кроме того, имею еще три пахотных поля”.

11. “Но у меня нет времени заниматься землей. Участок - моя собственность. Если хочешь его купить, - я тебе отдам все за сто фунтов и передам тебе все права собственности и неприкосновенности, а также и право владения этой землей без налогового обязательства”.

12. Церений, выслушав его, протянул ему руку и, без всякого предварительного осмотра имения, тут же уплатил ему полностью за участок и виллу. После чего, без ведома Иосифа, ушел он вместе с начальником осматривать только что приобретенное им имение.

13. Церению все понравилось. Он приказал своим слугам остаться на вилле и ожидать его прихода с семьей Иосифа.

14. Потом Церений пошел с начальником в город, где он получил от начальника грамоту на пергаменте, с правами собственности и неприкосновенности, простился с ним, и, преисполненный радости, вернулся к Иосифу.

15. Иосиф, увидя его, сказал ему: “Дорогой, неоценимый друг! Я благодарю моего Бога, что благословил Он твои заботы и хлопоты о нас и что ты оказал нам столько дружбы!”

16. “Теперь мы спасены, и в прошлую ночь мы ведь тоже нашли убежище! Но я вынужден остаться здесь и осмотреться: как устроиться в будущем, как и чем мне жить?”

17. Церений сказал: “Совершенно верно, высокочтимый муж и друг! Поэтому скажи сыновьям твоим погрузить вещи, и мы сейчас пойдем и осмотрим одно имение, которое недалеко от города, потому что в самом городе ничего подходящего не нашлось.” Это понравилось Иосифу, и он поступил согласно словам Церения.

 

Глава 44 Иосиф с Семьей в новом доме

1. Когда Церений привел Иосифа, со всей его Семьей, в купленную им для них усадьбу, сказал ему Иосиф:

2. “Благородный друг! Эта усадьба подошла бы нам! Дом просторный, но скромный и окружен хорошими угодьями. В саду я вижу финиковые пальмы, смоковницы, гранатовые и апельсиновые деревья, яблоки, груши и вишни!”

3. “Есть виноградник и миндалевые деревья, и дыни и много зелени, и, кроме того, есть луга и три поля”.

4. “Нам ведь никакой роскоши не нужно, но эта усадьба очень хозяйственно устроена и напоминает мне усадьбу, которую я снимал в Назарете, в Иудее, поэтому я с радостью снял бы ее, или даже готов ее купить”.

5. Тогда   Церений   вынул   купчую,   которая   одновременно была также охранной грамотой, и передал ее Иосифу со следующими словами:

6. “Твой и отныне и мой Бог да благословит тебе это! Передаю тебе грамоту на владение этой усадьбой, которая освобождает ее также от всяких налогов”.

7. “Вся земля, которая принадлежит к этой усадьбе, окаймлена оградою и обсажена палисадником. За домом находятся хозяйственные постройки для скота и зерна. Ты найдешь двух коров, а вьючных животных у тебя самого достаточно.”

8. “Если же однажды тебе придется вернуться на родину, ты волен все это продать и на вырученные деньги приобрести себе что-нибудь подходящее на месте”.

9. “Одним словом, друг мой, отныне - ты полновластный владелец этой усадьбы и можешь делать с ней, что тебе будет угодно!” 10. “Но я проведу у тебя здесь сегодня, завтра и послезавтра, чтобы выиграть время и заставить посланных Ирода дольше дожидаться меня!”

11. “Только эти три дня буду я пользоваться вместе с тобою этой усадьбой, - из чувства глубокой любви к тебе!”

12. “И несмотря на то, что в моем полном распоряжении весь дворец императора в Острацыне, - во-первых, потому что я обладаю императорской грамотой, которая дает мне неограниченную власть, а во-вторых, потому что я ближайший родственник императора, -

13. “я этого не сделаю из чувства любви и уважения к тебе, а в особенности к Младенцу, Которого я бесспорно считаю Сыном Всевышнего Бога!”

14. Иосиф был до такой степени ошеломлен и растроган благородством и щедростью Церения, что не был в состоянии ни говорить, ни улыбаться, он только заплакал!

15. На Марию это произвело такое же впечатление, но она скорее овладела собою и выразила свою благодарность тем, что положила Младенца на руки Церению!

16. И Церений сам, растроганный до слез, принял Младенца и сказал: “Всемогущий Бог и Господь Мой! Достоин ли я носить Тебя на руках своих?! Будь же милостив и милосерден ко мне!”

 

 

Глава 45 Святое Семейство осматривает усадьбу

1. Когда Иосиф пришел в себя от всех этих неожиданных радостей, повел его Церений осматривать усадьбу.

2. И Мария, приняв Младенца из рук Церения, последовала за ними, благодаря Господа за все Его Милости и заботы об их земном благополучии.

3. И, когда они, осмотрев все, вернулись в заново отделанный и чистый дом, обратилась Мария к Иосифу, вся сияющая от радости:

4. “Дорогой и любимый Иосиф! Мне так легко на душе, и я так счастлива, что Господь так о нас заботится!”

5. “И кажется мне, будто Господь перевернул весь старый порядок,

6. “ибо некогда вывел Он детей Израиля из Египта в обетованную землю, - Палестину, называемую в древности Ханааном,

7. “а ныне превратил Он Египет в обетованную землю и бежал вместе с нами, т.е. вернее, - Сам привел нас сюда, откуда некогда Он вывел отцов наших, и через пустыню привел в обетованную землю, где было изобилие плодов земных.”

8. На это Иосиф сказал: “Мария! Ты недалека от истины в твоем замечании, полном радости”,

9. “хотя, по-моему, - твоя мысль может относиться лишь к нашему личному положению в настоящее время”, 10. “Но в общем мне кажется, что Господь поступил с нами подобно тому, как поступил Он с сыновьями Иакова, когда в земле Ханаанской был великий голод!”

11. “Народ израильский жил тогда в Египте - до Моисея; Моисей же повел его чрез пустыню домой.”

12. “И я верю, что с нами случится то же самое и нас не похоронят здесь! И, когда наступит надлежащее время, - мы вернемся в Ханаан!”

13. “И для возвращения отцов наших на родину, должен был сначала быть призван Моисей, между тем, как с нами пребывает Моисей самого Моисея!”

14. “Поэтому и верю я, что все случится, согласно словам моим”.

15. Мария сохранила все эти слова в сердце своем и всецело согласилась с Иосифом.

16. Церений же внимательно прислушивался к этому разговору и потом выразил желание ближе ознакомиться с древней историей народа Израильского.

 

Глава 46 Первая трапеза в новом доме

1. Иосиф послал сыновей своих разместить животных по стойлам, засыпать им корма и потом осмотреть кладовые.

2. И сыновья пошли исполнять приказание отца. И, после того, что они выдоили коров,

3. пошли они в кладовые и нашли там хороший запас муки, плодов, хлеба и несколько горшков с медом,

4. потому, что начальник охраны (бывший владелец) был опытным пчеловодом и ученик известной школы пчеловодства в Риме, воспетой даже одним из поэтов того времени.

5. Сыновья принесли в горницу хлеб, масло, молоко и мед и показали все отцу.

6. И Иосиф, осмотрев запасы, благословил все и благодарил Господа за все Его щедроты. Потом приказал он сыновьям накрыть стол и просил Церения вкусить с ним первую трапезу в новом доме.

7. Церений с удовольствием принял приглашение, тем более, что он был любителем молока с медовым хлебом.

8. Во время трапезы Иосиф вкратце рассказал Церению историю народа Иудейского, а также и о сотворении мира и первых людей.

9. Иосиф говорил так просто и ясно и последовательно, что Церений весь проникся правдивостью его слов.

10. Церений радовался за себя, что Господь уделил ему столько Света, но мысль о близких его в Риме, пребывающих еще в духовной тьме, — печалила его.

11. Вот почему обратился Церений к Иосифу со следующими словами: “Высокочтимый муж и ныне величайший друг моей жизни!

12. “Вот что я порешил: о слышанном от тебя я напишу родному брату моему, императору Августу, и скажу ему, что узнал я все это от одного еврея, который известен своею мудростью и безупречной жизнью”.

13. “Я не упомяну ни имени твоего, ни твоего местопребывания. Но не хочу я, чтобы наилучший гражданин Рима, император Август, брат мой, - пребывал в ночи и подлежал вечной смерти!”

14. На это Иосиф не возражал, но согласился с Церением. И Церений остался и в течение трех дней писал в Острацыне письмо императору в Рим. Подпись его была краткая: “брат твой Церений”, и с особым судном письмо было отправлено в Рим.

15. Когда император прочитал письмо Церения, открылись у него глаза на иудейский народ. Он стал считаться с ним и издал закон, в силу которого иудеи могли приобретать римское гражданство за сравнительно незначительный взнос в казну.

16. И одновременно все ревностные проповедники языческого культа были удалены из Рима.

17. Даже известный в те времена стихотворец Овидий должен был, вероятно по той же причине, покинуть Рим, хотя в сущности причина его высылки никогда не была в точности выяснена.

18. И вообще во время царствования императора Августа, влияние служителей богов уменьшилось и жрецам жилось менее привольно и вольготно.

 

Глава 47 Отъезд Церения и его заботы о Святом Семействе

1. На четвертый день пришел Церений прощаться с Иосифом. И перед тем, как покинуть Острацыну, заповедал он Начальнику города всячески оберегать Святое Семейство.

2. Иосиф хотел проводить Церения со своими до самого корабля его,

3. но Церений это отклонил и сказал: “Дорогой и высокочтимый друг мой! Оставь это, 4. “ибо неизвестно, какие гонцы прибыли на мой корабль и какие известия ожидают меня!”

5. “И хотя ты теперь находишься вне всякой опасности, но я, со своей стороны, обязан проявить необходимую предусмотрительность, чтобы никому не подать повода или возможности догадаться об истинной причине посещения мною Египта в этом Януариусе!”

6. Иосиф понял доводы его и остался. И, прощаясь с Церением, благословил он своего благодетеля на пороге дома.

7. Церений обещал посетить Иосифа в недалеком будущем и покинул усадьбу в сопровождении слуг и пешком направился к берегу моря.

8. Когда Церений прибыл на корабль, люди восторженно приветствовали его, но были там также прибывшие гонцы, которые встретили его с плачем и воплями,

9. ибо много родителей, спасая детей своих от преследования Ирода, бежали с берегов Палестины и тут же начали в перемешку рассказывать о всех зверствах, совершенных детоубийцей Иродом, при содействии римских легионов!

10. И Церений с корабля написал два послания: одно - начальнику города Иерусалима, второе - лично Ироду.

11. Краткое содержание обоих посланий гласило: “Именем императора, я повелеваю вам, как брат императора и высший блюститель Азии и Египта немедленно прекратить всякие жестокости,

12. в противном случае объявляю Ирода мятежником, и, как такового, буду судить его, согласно закону, и поступлю с ним по справедливости гнева моего”.

13. “Начальнику города Иерусалима повелеваю немедленно произвести расследования совершенных Иродом жестокостей и о последних немедленно предоставить мне подробнейший доклад, дабы этот изверг не избег заслуженной им кары за его преступления”.

14. “Дано на моем корабле <Август>, при Острацыне, именем императора, которого замещаю в Азии, Египте, особый блюститель Целестрии, Тира и Сидона, Церений (Квирений), вице-аугусти”.

 

Глава 48 Впечатление, вызванное грамотой Церения

1. Начальник города Иерусалима и Ирод пришли в ужас, прочитав послание Церения, но прекратили свои гнусные преступления и поспешили послать гонцов в Тир, чтобы те объяснили Церению основание их действий.

2. В ярких выражениях описали они подозрительное персидское посольство и уверяли, что им удалось напасть на важные следы, которые вели якобы к великому заговору в Азии, и что брат Церения, - Корнилий, также замешан в этом деле,

3. ибо им достоверно известно, что Корнилий взял под свою защиту молодого Царя Иудейского,

4. и, если Ирод не получит от Церения должной поддержки, - он пошлет гонцов в Рим;

5. и что требуют они (Ирод и начальник города Иерусалима) произвести дознание над Корнилием, в противном случае они немедленно пошлют доклад императору.

6. Сначала это немного смутило Церения, когда он узнал об этом в Тире,

7. но овладев собою, и направляемый свыше, начертал он следующий ответ Ироду:

8. “Как гласит закон Августа относительно <раскрытия очередных заговоров)? <Если кто-нибудь раскроет любой заговор, он обязан внешне не подавать о том ни малейшего вида, но немедленно сообщить об этом представителю высшей власти в стране>”.

9. “Ни начальник любого города, ни вассал не имеют права обнажать меча без определенного приказа со стороны представителя высшей власти в стране, обязанность которого сначала все расследовать,

10. “ибо ничто не может нанести большего вреда государству, чем преждевременное или несвоевременное вмешательство в такое дело”.

11. “Так как это лишь испугает заговорщиков и рассеет их, и они будут все-таки продолжать губительную работу, но подпольно и более скрытно, выжидая благоприятных условий, чтобы выполнить задуманный заговор без промаха”.

12. “Вот что сказал мудрейший из императоров, и закон гласит согласно его личным словам!”

13. “Поступили ли вы оба согласно этому закону? Но брат мой, Корнилий, руководствовался им! И он сделал все зависящее от него, чтобы предполагаемй <Новый Царь Иудейский) оказался во власти его!”

14. “И он передал Его мне, - в мое распоряжение, и я поступил с Ним, согласно власти моей, данной мне над Азией и Египтом”.

15. “Все это брат мой вам доказывал, но вы были глухи как камни!”

16. “Вы же оба действовали, как настоящие бунтовщики против закона императора! И, вопреки увещеваниям моего брата, вы издали приказ об избиении младенцев и, кроме того, вы имели наглость обратиться ко мне за поддержкой!?”

17. “Я же говорю вам, что император обо всем уже оповещен, и он поручил мне: во-первых - немедленно сменить с должности начальника города Иерусалима, хотя он приходится мне дальним родственником, а во-вторых - наложить на Ирода штраф в десять тысяч фунтов золотом”.

18. “Отставленный начальник города обязан явиться ко мне в течение пяти дней, а Ирод — обязан внести полностью штраф здесь в Тире, в течение 30 дней. В противном случае, Ирод лишается ленного права. Фиат.

Церений, Вице-Аугусти.”

 

Глава 49 Прибытие Ирода и начальника в Тир

1. Грамота Церения повергла в новый ужас и трепет начальника города Иерусалима и Ирода.

2. И они оба поспешили отправиться в Тир к Церению.

3. Ирод, - чтобы поторговаться с Церением из-за наложенного на него штрафа, а начальник города Иерусалима, по имени Мароний Пилла, просить: не увольнять его от должности.

4. Когда они прибыли в Тир, в сопровождении сильного конвоя, испугался народ и решил, что Ирод здесь тоже начнет неистовствовать с согласия Церения.

5. Церений услышал крики народа и, не зная причины вызванного волнения, сперва смутился этим шумом перед дворцом,

6. но потом, выйдя к народу, начал милостиво его расспрашивать.

7. Но народ кричал: “Он тут! Он тут! Жесточайший из жесточайших! Умертвивший тысячи невинных младенцев в Палестине!”

8. Тогда Церений догадался, в чем дело, и успокоил народ, и толпа мало-помалу разошлась по домам, а Церений стал поджидать прибывших...

9. Не успела площадь перед дворцом опустеть, как Церению доложили о прибытии Ирода и Марония Пилла.

10. Ирод вошел первым. И, отвесив низкий поклон императорской милости, просил слова.

11. Церений возбужденно обратился к нему: “Говори! Для которого даже ад слишком хорош. Говори, злое исчадие подонков преисподней, чтобы вовсе не называть тебя каким-нибудь именем вообще! Говори! Что тебе нужно от меня?!”

12. Ирод побледнел от такого обращения и продолжал дрожащим голосом: “Господин римской славы! Не под силу мне возложенный тобою налог на меня! Прости мне половину!”

13. “То, что я сделал, - я сделал из чувства рвения и преданности Риму! Да будет Зевс мне свидетелем!”

14. “Я, конечно, поступил жестоко, но иначе я не мог поступить! И привело меня к этому, - поведение богатого и подозрительного персидского посольства, которое обмануло меня, несмотря на данное им слово мне!”

15. Но Церений прервал его: “Уходи отсюда! Лжец в собственную пользу! Знай, что мне известно все! Или ты признаешь себя обязанным уплатить наложенный на тебя штраф, или я прикажу тут же обезглавить тебя!”

16. И Ирод обязался уплатить все полностью, и в залог он должен был оставить свою ленную грамоту.

17. После чего Церений его отпустил, и вошел Мароний Пилла.

18. Последний предстал не краше покойника перед Церением, ибо, находясь все время в соседнем зале, слышал он громовой голос Церения.

19. Церений сказал ему: “Пилла! Возьми себя в руки! Я знаю, что тебя заставили это сделать, но ты должен мне разъяснить важные вопросы. Поэтому и вызвал я тебя. Тебя наказание не ожидает, кроме наказания твоего же сердца перед Богом”.

 

Глава 50 Допрос блюстителя

1. Когда Мароний Пилла выслушал слова Церения, у него камень с плеч свалился! И, овладев собою, он был в состоянии отвечать Церению.

2. Но Церений заметил душевную борьбу, происходившую в Мароний, поэтому он вновь обратился к нему и сказал:

3. “Говорю тебе: отвечай мне по чести и совести на все мои вопросы, ибо каждый лживый и неискренний ответ, - вызовет справедливое неудовольство с моей стороны!”

4. “Скажи мне: что известно тебе относительно того семейства, Первенец которого и есть предполагаемый Царь Иудейский?”

5. И Мароний Пилла ответил: “Да, я его знаю лично по указаниям иудейских священников. Отца зовут Иосиф, он плотник и известен как наилучший среди этих мастеров во всей Иудее и живет вблизи Назарета,

6. “также известен он своей безупречной честностью и порядочностью. Приблизительно 11 месяцев тому назад взял он к себе в дом под опеку Девушку, воспитанную при храме иудейском. Если не ошибаюсь, - получил он ее по жребию”.

7. “Но эта Девушка, в отсутствие этого почетного старца, видимо, слишком рано принесла жертву Венере и забеременела, чем принесла немало огорчений старику, который имел большие неприятности с еврейским духовенством”.

8. “Эта часть мне достоверно известна, но что касается разрешения от бремени этой Девушки, которую этот достойный муж взял в жены, незадолго до родов, дабы смыть грех, лежащий на доме его перед своими единоверцами, — после чего начали распространяться в народе необычайные толки и слухи, из которых, в сущности, ничего нельзя понять или разобрать!”

9. “Насколько я смог выяснить - разрешилась она от бремени во время народной переписи в Вифлееме, причем родила она чуть ли не в стойле”.

10. “Прочее - мне неизвестно, что и сказал я Ироду”.

11. “Но Ирод вообразил, что брат твой, Корнилий, который вообще его недолюбливает, умышленно скрыл в народе это семейство, которое стало столь подозрительным для Ирода лишь после посещения Персов”.

12. “Поэтому и прибег Ирод к этой крайности. Но сделал он это скорее, чтобы помешать твоему брату выполнить его намерение, нежели из желания овладеть молодым Царем.”

13. “И поступил он так не из чувства страха перед новым Царем, но лишь из чувства мести к брату, твоему и из мести же к нему издал указ об избиении младенцев. Больше я тебе ничего не могу сказать, ибо это все, что я знаю об этом странном происшествии”.

14. Далее заговорил Церений: “Судя по твоим словам, - ты до сих пор говорил правду, но одновременно ты старался обелить Ирода в моих глазах, что не ускользнуло от меня>”.

15. “Я же говорю тебе: поступок Ирода, как я написал, ничем не может быть оправдан”.

16. “Но теперь я скажу тебе, на каком основании Ирод прибег к этой самой бесчеловечной жестокости”.

17. “Итак, внимай: Ирод - самый властолюбивый человек, живший когда-нибудь на земле”.

18. “И, обладай он в настоящую минуту мало-мальски соответствующей силой и властью - он расправился бы с нами, римлянами, вплоть до императора так же, как расправился он теперь с невинными младенцами! Понимаешь ли ты меня?”

19. “Он прибег к этому убийству детей, воображая, что этой мерой сделает он нам, римлянам, великую услугу и, проявив себя таким истинным патриотом, получит от императора в знак благодарности, - мою должность в виде вассального княжества!”

20. “И, добившись этого, он, подобно мне, назывался бы <Вице- Цезарис> и обладал бы неограниченной властью над одной третью всей Римской Империи! После чего он мог бы всецело освободиться от Рима и объявить себя самодержавцем и царствовать над Азией и Египтом”.

21. “Понимаешь ли ты меня? Таково было намерение этого старого изверга! И как оно известно теперь мне, — так же известно оно ныне и императору!”

22. “Теперь еще один вопрос! Но ведай, что ты ответишь головою, если солжешь. Был ли ты посвящен в планы Ирода, когда он пользовался тобою, как орудием для себя?”

23. “Говори! Но помни, что за малейшее скользкое или лживое слово, - ты поплатишься жизнью! И знай, что в этом деле мне все известно до малейших подробностей!”

24. Мароний Пилла изменился в лице. И дрожащим голосом он пробормотал: “Ты прав! Я знал о замыслах Ирода!”

25. “Но я боялся его козней, поэтому я ему повиновался, чтобы не подавать нового повода к еще большим козням с его стороны!”

26. “Если бы тогда я знал его так, как я знаю его теперь со слов твоих, его уже не было бы в живых!”

27. “Хорошо!”, сказал Церений, “хотя, именем императора, я дарую тебе жизнь, - но на старую должность ты не вернешься, пока не вылечишь свою душу от великого недуга! Вот здесь, при мне, ты вылечишься, а брат мой Корнилий заменит тебя в Иерусалиме, ибо отныне я тебе больше не могу доверять, поэтому и останешься ты здесь, пока вполне не исцелишься!”

 

Глава 51 Исповедь Марония

1. По мере того, как говорил Церений, Мароний Пилла все больше и больше бледнел, слушая свой приговор. Потом сказал он дрожащим голосом:

2. “Горе мне! Теперь все раскрыто! Ведь я - республиканец! И ныне об этом доложено императору! Горе мне! Я погиб!”

3. На это Церений сказал: “Ведь я знал, какого толка вы оба! И   что   побудило   тебя   стать   союзником   Ирода   и   принять участие в избиении младенцев!”

4. “Поэтому и поступил я, как поступил!”

5. “Воистину! Если бы ты не принадлежал, подобно мне, к древнейшему роду Римской Империи, - приказал бы я тебя обезглавить без пощады!”

6. “В сущности, ты заслуживаешь быть пригвожденным к поперечному древу! Но я милую тебя, во-первых, потому, что тебя скорее Ирод соблазнил, а во-вторых, что по рождению ты принадлежишь к тому же дому, что император и я”.

7. “Но бывшей твоей должности тебе не видать до тех пор, пока не умрет Ирод и пока ты сам всецело не изменишься!”

8. “Условия твоего пребывания здесь будут заключаться в следующем: ты обязуешься беспрекословно исполнять всякую возлагаемую на тебя работу, и ты будешь всегда находиться под моим надзором”.

9. “Весной мне придется посетить Египет по государственным делам, и ты поедешь со мной”.

10. “Там приведу я тебя к одному мудрому старцу, который откроет тебе глаза на твой недуг”.

11. “И там же выяснится, насколько правдивы и искренны твои помыслы и заверения”.

12. “Итак, приготовься к этой очной ставке и ведай, что там ты найдешь нечто большее оракула в Дельфах!”

13. “Ибо там ты предстанешь перед Судьей, взор Которого проникает все, и железо превращается в мягкий воск перед очами Его! И при этом решении я остаюсь!”

 

Глава 52 Поездка Церения в Египет

1. И ожидаемая весна скоро настала, потому что в тех странах весна наступает в середине февраля.

2. Но Церений отложил свой отъезд в Египет на март, потому что у римлян этот месяц был обыкновенно посвящен военным вопросам.

3. В середине марта приказал Церений снарядить свой корабль и ровно 15 числа отбыл в Египет, в сопровождении Марония Пилла.

4. Путешествие продолжалось пять дней.

5. В этот раз Церения встретили со всеми почестями, подобающими его сану, и он прибыл для осмотра войск и укреплений,

6. поэтому и был он принят, как лицо оффициальное и как представитель высшей власти.

7. Это было великое событие для Острацыны: все в городе оживилось и заволновалось, и слухи о возможном прибытии Церения дошли даже до известной нам усадьбы.

8. И Иосиф послал двух старших сыновей в город узнать причину такого оживления в Острацыне.

9. И оба сына поспешили исполнить поручение отца. Они скоро вернулись с радостным известием, что прибыл Церений и остановился в крепости.

10. Как только Иосиф это услышал, пошел он к Марии и сказал: “Послушай! Нам необходимо приветствовать нашего благодетеля! И, конечно, нужно взять также Младенца с нами!”

11. Мария вся просияла от радости, и сказала: “Это само собою разумеется! Так как в сущности это Младенец, Который действительно Любимец Церения!”

12. И Мария достала лучшее, новенькое платьице, сшитое Ею, и принялась переодевать Младенца, Который уже очень вырос. И, одевая Его с любовью, спросила Она Его шутя:

13. “Сыночек Мой Любимый! Бесценный Мой Иисус! Хочется Тебе пойти вместе с нами встретить Церения?”

14. И Младенец улыбнулся Марии и потом неожиданно для всех ясно и отчетливо произнес первые слова:

15. “Мария! Ныне Я следую за тобой, но однажды ты последуешь за Мной!”

16. Эти первые слова Младенца произвели в доме на всех такое впечатление, и в особенности на Иосифа, - что он почти забыл о своем намерении идти в город!

17. Но Сам Младенец напомнил Иосифу об этом, причем Он сказал ему безоотлагательно идти в город, потому что в этот раз Церений сделает много добра для человечества.

 

Глава 53 Встреча Церения со Святым Семейством

1. Иосиф и Мария немедленно собрались, и старший сын пошел с ними, чтобы кратчайшим путем провести их к замку, где остановился Церений.

2. Но, когда они дошли до большой площади перед замком, увидели они, что она вся была заставлена выстроившимися для осмотра когортами и проникнуть к воротам замка было немыслимо.

3. Иосиф обратился к Марии и сказал: “Видишь!? Дорогая Моя! Невозможное для нас, людей, - всегда останется невозможным!”

4. “В настоящую минуту нам никак не подойти к воротам замка, поэтому нам лучше уйти и дождаться более благоприятного момента”.

5. “Кроме того, и Младенец как-то боязливо оглядывается на всех этих суровых воинов. Он может испугаться и заболеть, и вина будет наша! Лучше вернемся!”

6. Но Мария сказала: “Дорогой мой супруг! Если глаза мои меня не обманывают мне кажется, что этот воин в блестящем золотом шлеме, который стоит перед последним рядом, - и есть друг наш Церений!”

7. “Подождем, пока он дойдет до нас. Может быть, он нас заметит и скажет тогда, что нам делать: прийти к нему или нет?”

8. И Иосиф сказал: “Да, Мария, ты права! Это действительно Церений”.

9. “Но всмотрись хорошенько в воина, который следует за ним! Я - не я, если это не начальник города Иерусалима!” 10. “Почему он здесь? Неужели его присутствие относится к нам, и Церений предал нас Ироду?!”

11. “Счастье, что он не знает нас в лицо! Теперь мы сможем скрыться и уйти еще дальше вглубь Египта!”

12. “Потому что, если бы он нас знал, - мы пропали! Ведь он в каких-нибудь двадцати шагах от нас, и он мог бы сейчас же приказать нас схватить, 13. “поэтому уйдем отсюда скорее, а то мы погибли! Особенно, если нас увидит Церений, который знает нас!”

14. Тогда и Мария испугалась и хотела затеряться в народе, но толпа любопытных стояла стеной и никого не пропускала.

15. Увидев это, Иосиф смирился. “Будь что будет”, сказал он: “Невозможное остается невозможным! Господь и на сей раз не оставит нас!”

16. “Но из предосторожности все-таки укроем наши лица и станем втроем головами вместе, чтобы, по крайней мере, Церений не опознал нас сразу!”

17. Сказано - сделано! Но, как раз в это время, Церений подошел чуть ли не вплотную к спине Иосифа, который, таким образом, оказался на пути Церения и мешал ему идти дальше. Церений хотел его сдвинуть в сторону, но из-за толпы Иосиф не мог пошевелиться ни назад, ни в сторону. И Церений даже его толкнул и хотел взглянуть в лицо этому упрямцу, который не давал ему дороги, как вдруг Церений узнал в нем Иосифа!

18. И, когда Церений увидел Иосифа и Марию с улыбающимся ему Младенцем, слезы радости навернулись ему на глаза и он не сразу был в состоянии говорить.

19. Придя в себя, он схватил руку Иосифа и, прижав ее к сердцу, сказал:

20. “Высокочтимый друг мой! Ты видишь мою службу!”

21. “Прости, что не успел тебя посетить! Но как только окончу смотр и отдам приказ отвести войска по лагерям, -

22. “а также отдам распоряжения начальнику на завтра, я переоденусь и пойду с тобой в дом твой”.

23. Потом он приветствовал Марию и Младенца и спросил, лаская Его:

24. “Жизнь моя, мое все! Помнишь ли Ты еще меня? Любишь ли Ты меня, Дитятко мое дорогое?!”

25. И Младенец распостер ручки Свои и протянул их к Церению. Он кротко улыбнулся ему и рек:

26. “Церений! Конечно, Я знаю тебя и люблю тебя, потому что и ты Меня любишь! Приди, приди ко Мне, дабы Я благословил тебя!”

27. Это было слишком много для сердца Церения! Он взял Младенца на руки и прижал Его к груди своей.

28. “Да! Жизнь моя! С Тобою на руках моих, возвещу я народам о длительном мире среди них!”

29. Он подозвал к себе начальника и объявил смотр законченным. После чего он выразил всем свое благоволение и приказал в продолжение трех дней потчевать войска за свой счет, а начальника и некоторых из его подчиненных пригласил на обед в дом Иосифа и приказал своим слугам отправиться в усадьбу и все приготовить.

30. Церений же отправился, как он был, во всех своих доспехах, и Иосиф с Марией следовали за ним, также и Мароний Пилла, который не приходил в себя от удивления и ничего не понимал. Народ же, увидя Церения с Младенцем на руках, - возликовал, не зная, как выразить свои чувства преданности и любви к начальнику края.

 

Глава 54 Прибытие в усадьбу гостей

1. Иосиф на все согласился и только благодарил и славил Господа в сердце своем, что все тревоги его оказались напрасными и все повернулось к лучшему.

2. Единственное, что еще его смущало, - было загадочное присутствие Марония Пилла! Потому что он никак не мог объяснить себе, почему этот союзник Ирода находился среди них? Он подошел незаметно к Церению и спросил его вполголоса:

3. “Благородный друг человечества! Разве этот воин, идущий впереди тебя, не Мароний из Иерусалима?”

4. “Если действительно это он, тогда скажи мне: что делает здесь друг Ирода?”

5. “Неужели узнал он о нашем пребывании в этом крае и ищет нас, чтобы схватить?!”

6. “О, благородный друг! Не заставляй меня дольше пребывать в этой неизвестности!”

7. Церений взял руку Иосифа и ответил ему также вполголоса:

8. “Высокочтимый друг мой! Не бойся бывшего начальника города Иерусалима”.

9. “Еще сегодня ты убедишься, что, в сущности, это он должен бояться, а не ты его!”

10. “Он больше не начальник города Иерусалима, но он только мой пленник! И пока он не излечится, не вернется он на свою старую должность!”

11. “И я взял его с собой только из-за тебя. Ибо, когда я его допрашивал относительно зверств в Палестине,

12. “он мне сказал, что знает лично тебя и Марию. Но сегодня выяснилось обратное: он ни тебя, ни жены твоей в лицо не знает!”

13. “И это уже не мало воды на нашу мельницу!”

14. “И он не знает, что ты находишься здесь. Поэтому - будь осторожен, чтобы как-нибудь не обмолвиться!”

15. “Он знает только, что здесь ожидает его очная ставка с одним чрезвычайно мудрым старцем, который раскроет ему всю его душу!”

16. “И этот <мудрый старец> - никто иной, как ты! Вот почему я взял его с собой, согласно моему решению, дабы познал он тебя для своего собственного блага!”

17. “Поэтому и побаивается он тебя! И, судя по его бледному лицу, я предполагаю, что он догадывается, что ты и есть обещанный ему мною мудрец!”

18. “Теперь ты понимаешь, что тебе нечего тревожиться, а впоследствии все будет тебе более чем ясно!”

19. После этих слов Церения Иосиф облегченно вздохнул и предупредил Марию и старшего сына, чтобы они знали, как держать себя, и неосторожным или лишним словом не повредили плану Церения. Таким образом, незаметно дошли они до усадьбы, где должен был состояться обед, о котором было уже упомянуто выше.

 

 

Глава 55 Трапеза в доме Иосифа

1. Все было уже готово, когда подошли остальные приглашенные. Церений, который все еще держал Младенца на руках, лаская и играя с Ним, передал Его Матери и приказал подавать обед.

2. Все разместились за почетным столом, но Мария, не будучи одетой по-праздничному, ушла с Младенцем в соседний покой и села за стол сыновей Иосифа.

3. Как только Церений это заметил, он встал из-за стола и поспешил за Ней.

4. “О, бесценная Мать этой Жизни моей”, сказал он ей: “что Ты делаешь?”

5. “Ведь Ты и Дитя Твое - самое главное для меня! Ты -Царица этой трапезы Любви и радости и Ты не хочешь принимать в ней участия!? Ведь все это я устроил ради Тебя!”

6. “Твое отсутствие - немыслимо! Поэтому прошу Тебя: перейди в большую горницу и садись направо от меня, а налево от меня сидит уже твой супруг!”

7. Тогда Мария сказала: “Дорогой повелитель! Взгляни на мое скромное платье! Не могу я сидеть рядом с тобою, когда ты в полном своем царском облачении!”

8. Но Церений ответил Ей: “О, благородная Мать! Если смущает Тебя мое облачение, которое в моих глазах никакой цены не имеет, тогда я готов облечься в рубище рыбака, лишь бы иметь Тебя за моим столом!”

9. И Мария, почувствовав искренность просьбы Церения, вернулась и села с Младенцем рядом с Церением. 10. И во время всей трапезы Младенец продолжал смотреть на Церения и улыбаться ему. Церений тоже не сводил глаз с Него, и чувство Любви к Младенцу все больше и больше преисполняло сердце его!

и. Под конец Церений не выдержал, т.к. чувство Любви к Младенцу преодолело его!

12. И, перегнувшись к Малютке, спросил он Его: “Скажи, Жизнь моя, хочется Тебе снова прийти ко мне?!”

13. И Младенец подарил ему неземную улыбку и произнес ясно и отчетливо:

14. “Дорогой Мой Церений! К тебе Я иду охотно, потому что ты Меня любишь и Я тебя люблю в ответ!”

15. Церений протянул руки и взял Младенца к себе на колени.

16. И Мария, передавая Младенца Церению, шепнула Ему шутя: “Смотри! Не запачкай как-нибудь нашего друга, великого Церения!”

17. Но Церений сказал Ей с упреком и благоговением: “О, благородная Мать! Я сам хотел бы быть достаточно чистым и достойным держать это Дитя на руках моих!”

18. “Этот Младенец может только очистить меня, но запачкать - никогда!”

19. И, обратившись к Младенцу, Церений продолжал: “Дитятко мое! Не правда ли, я еще очень нечист и недостоин носить Тебя?”

20. На это Младенец произнес: “Кто любит Меня, как ты -тот чист, и Я его люблю тоже постольку, - поскольку он любит Меня!”

21. Тогда Церений, в полном восторге, спросил Младенца: “Малютка Моя! Скажи мне: как можешь Ты так разумно рассуждать и внятно говорить, когда Ты и трех месяцев не прожил на свете? Неужели Ты научился этому у Твоей милой Матери?”

22. Младенец же встал на ножки, во весь рост, на коленях Церения, и, продолжая все время так же кротко улыбаться, рек, как маленький Повелитель:

23. “Церений! Суть не в возрасте, или в учении, но в духе и какой дух в тебе! Учению подлежат только тело и душа, но дух имеет уже полностью все от Бога!”

24. “И я обладаю истинным божественным духом, поэтому и владею я речью так рано!”

25. Этот ответ как громом поразил всех присутствовавших, начиная с Церения. И начальник города Острацыны сказал: “Клянусь Зевсом! Воистину, это Дитя Своим ответом может только устыдить всех наших мудрецов! Что в сравнении с Ним - Платон, Сократ и сотни других мудрецов?! Что же будет, когда этот Ребенок подрастет!” На что Церений возразил: “Конечно, большее, чем все наши мудрецы и боги, взятые вместе!”

 

Глава 56 Мнение Марония о Младенце.

1. После этого удивительного ответа Младенца обратился Церений к Маронию, который все больше и больше бледнел:

2. “Мароний Пилла! Что скажешь ты относительно Ребенка? Видел и слышал ли ты что-нибудь подобное на своем веку?

3. “Разве здесь наяву не большее нашего предания о Зевсе, вскормленного козой на каком-то острове,

4. “и не большее ли того сомнительного предания, относительно основателей Рима, питомцев какой-то волчицы?!”

5. “Скажи? Как объясняешь ты себе это явление? Ведь я потому желаю, чтобы ты повсюду следовал за мной, чтобы ты учился, и виденное и слышанное обсуждал в моем присутствии!”

6. Мароний Пилла взял себя в руки и сказал:

7. “Повелитель Азии и Египта! Что могу я сказать? Ведь я -полнейшее ничтожество! Раз величайшие мудрецы мира приведены к молчанию и вся премудрость Аполлона и Минервы -разбита подобно железу, которое Вулкан превращает в тонкий лист жести на своей огненной наковальне?!”

8. “Я ничего другого сказать не могу! Разве только, что богам угодно было выбрать из своей среды самого мудрого из богов и послать его на Землю! И Египет, который не ведает льда и снега, должен был стать родиной Этого Бога богов, тем более, что боги всегда благоволили Египту!”

9. Церений слегка улыбнулся. “До известной степени, - ты недалек от истины!”

10. “Но в одном ты сделал грубую ошибку, назвав этого Ребенка, - <ребенком всех богов>”!

11. “Ведь рядом со мной сидят Его родители, и они такие же люди, как и мы с тобой!”

12. “Как же, в таком случае, могли они произвести на свет <ребенка всех богов>?!”

13. “В таком случае, великие обитатели Олимпа сами себя вогнали бы в тупик, и перевес чистой премудрости совершенно уничтожил бы их!”

14. “Поэтому прошу тебя, подумай еще! За такое предположение с твоей стороны ты рискуешь ополчить весь Олимп против себя, и еще при жизни они потащат тебя на суд к Эаку, Миносу и Радаманту, и вдобавок очутишься ты рядом с Танталом!”

15. Мароний оторопел. “Ваша императорская и консульская милость! Мне кажется, что судьбище трех подземных судей давно уже сошло на нет!? И кроме того, похоже, что боги вообще постепенно покидают Олимп!”

16. “И, если впредь у нас будут только умные люди, которые ведь не из луж будут черпать свою мудрость, - мы рано или поздно научимся пренебрегать мнением богов!”

17. “Воистину! Слова этого Чудо-Ребенка имеют для меня большее значение, чем три Олимпа, полные вновь испеченных богов!”

18. Тогда Церений сказал ему: “Мароний! Если таково твое убеждение, - я готов все тебе простить. Но мы еще это обсудим, а пока оставим этот разговор!”

 

Глава 57 Признание Марония Пилла

1. По окончании обеда, который у Церения никогда более двух часов не длился, начальник гарнизона Острацыны и центурионы вернулись в город, причем Церений приказал им больше никаких почестей и чествований ему в этот день не устраивать.

2. Когда все посторонние удалились, взял Церений Марония Пилла опять на допрос.

3. И в присутствии Иосифа и Марии, которая взяла Младенца опять к себе, он спросил его:

4. “Мароний! Вот, в Тире, когда я тебя допрашивал, после Ирода, ты заверил меня, что почтенный плотник, по имени Иосиф из Назарета, лично тебе известен,

5. “а также, что знаешь ты некую Марию, которую этот плотник взял из храма, под свою опеку, а потом он женился на ней”.

6. “Времени у нас много и, благодаря тому, что мы одни у наших гостеприимных хозяев, расскажи мне подробно обо всем этом!”

7. “Потому что за последние дни дошли до моего сведения следующие слухи: будто это Семейство в действительности скрывается здесь, в Египте, а брат мой, Корнилий, направил ко мне другую чету, которую я скрыл, и ныне находящуюся под зорким наблюдением властей”.

8. “Надеюсь, что несмотря на твое участие в зверствах Ирода, в тебе осталось еще настолько человеколюбия, чтобы признать жестокостью держать в неволе невинных людей, все равно, откуда они ни были бы!”

9. “Поэтому опиши мне подробнее известную тебе чету, дабы я мог их разыскать и схватить, согласно нашим государственным законам!”

10. “И тем более я считаю себя вправе потребовать этого от тебя, потому что ты сам признался мне, что знаешь этих людей в лицо. И ты же понимаешь, до чего это важно для меня - задержать настоящую, а не подставную чету!”

11. Мароний оторопел. И не знал, что ему ответить, ибо он никогда Иосифа и Марии в глаза не видал!

12. Немного погодя сказал он неуверенным голосом:

13. “Императорская и консульская милость! Надеюсь на твое снисхождение и доброту! Я должен сознаться, что означенных Иосифа и жену его Марию я никогда не знал и по сей час не знаю! Клянусь тебе Зевсом и всеми богами!”

14. “Заявление мое в Тире было простым уклонением от истины, ибо тогда я был еще враждебно настроен против тебя и хотел тебя обойти”.

15. “Но ныне, находясь все время при тебе, я убедился, что тебя никах не обманешь и не проведешь, поэтому и изменился я в моей воле, и ныне я сказал тебе всю правду!”

16. Тогда Иосиф хотел что-то сказать на это, - но Церений сделал ему знак подождать.

17. “Да”, сказал Церений: “Если ныне между тобою и мною обстоит так, как ты мне только что выразил, — тогда необходимо вникнуть глубже в этот вопрос. Только теперь я вижу, насколько ты еще опасный человек для государства! Отвечай мне на все мои вопросы под клятвой, что будешь говорить правду!”

 

Глава 58 Речь Марония в свою защиту

1. На это сказал Мароний: “Императорская консульская милость! Как можешь ты меня считать еще за подозрительного приверженца Ирода и за вредного человека для государства?!”

2. “Теперь для меня ясно, что этот изверг стремился к единовластию в Азии!”

3. “Неужели думаешь ты, что я его и в этом поддерживал! Это совершенно немыслимо! С этой горстью иерусалимцев Ирод мог напасть только на детей иудеев!”

4. “И последнее вовлекло его в такие тиски, что нечто подобное он на своем веку вряд ли дерзнет повторить!”

5. “Я же поневоле оказался орудием его и, находясь в его власти, я был вынужден повиноваться, потому что он грозил мне Римом!”

6. “Но теперь, когда я в точности знаю, каковы были и есть обстоятельства, и, кроме того, я никакой властью не располагаю и не желаю располагать,

7. “я при всем желании не вижу, каким образом усматриваешь ты во мне еще опасного человека для государства?!”

8. “Прошу тебя! Оставь меня и впредь при себе, как вечного заложника моей верности Риму, и этим ты меня больше осчастливишь, чем если бы ты назначил меня опять блюстителем Палестины и Иудеи!”

9. Эти слова Марония были искренны, и не было в них никакой двойственности.

10. Поэтому Церений ответил ему: “Хорошо, брат мой! Я верю тебе! Ты честно сказал правду!”

11. “Но для подтверждения моего мнения относительно тебя мне необходимо выслушать мнение этого старца, о котором я тебе говорил в Тире”.

12. “И видишь, этот старец - оракул всех оракулов - стоит перед нами!”

13. “Он видит тебя насквозь и читает твои мысли, поэтому и хочу я услышать от него, какого он мнения о тебе!”

14. “И поступлю я с тобою согласно его словам. Скажет он восстановить тебя в твоей бывшей должности, - ты сегодня же будешь назначен блюстителем Иерусалима!”

15. “Если, по каким-нибудь соображениям, он этого не скажет, -тогда останешься ты при мне, как мой заложник!”

16. После этого Церений обратился к Иосифу и просил его решить этот вопрос. “Благороднейший друг мой, Церений”, сказал ему Иосиф, “в моих глазах Мароний ныне чист! И без всяких колебаний можешь ты вернуть его на бывшую должность!”

17. “Мы же все находимся в единой власти Всемогущего Бога и нет власти на Земле, которая могла бы противиться Ей!”

18. Церений поднял руку и сказал: “Мароний Пилла! Клянусь тебе Животворящим Богом этого старца: я назначаю тебя опять быть блюстителем Иерусалима”.

19. Но Мароний Пилла сказал: “Назначь на эту должность другого, а меня оставь при себе как друга, и я буду счастлив!”

20. И Церений ответил ему: “Хорошо! Итак, будь впредь моим товарищем по службе, пока Ирод жив, а после его смерти я назначу тебя блюстителем всей Иудейской страны”. И Мароний с благодарностью принял это предложение.

 

Глава 59 Страшная кончина Ирода

1. Потом Иосиф обратился к Маронию: “Раз, по Милости Господа и Бога моего, я смог проникнуть в душу твою и увидел, что нет в тебе больше зла,

2. “скажи мне: как понимаешь ты сердце Ирода по отношению к тем детям, которых он приказал умертвить из страха перед новым Царем Иудеев!?”

3. “Неужели не смягчилось оно при виде невинно пролитой крови и слыша плач матерей?”

4. “Что сделал бы он, узнав, что среди убиенных младенцев нет молодого Царя Иудейского,

5. “и, если бы ему сказали, что новый Царь Иудеев благополучно проживает в Иудее, или Палестине?”

6. Мароний удивленно посмотрел на Иосифа и потом сказал:

7. “Воистину, мудрейший из мужей! Я могу сказать тебе только следующее:

8. “Если бы ты пожелал использовать твою мудрость во зло и торговать ею, тогда потребуй от Ирода еще 10 тысяч фунтов золота, за то, что ты укажешь ему местонахождение этого Ребенка”.

9. “Уверяю тебя, что получишь уже вперед эту огромную сумму!” 10. “Ибо золото - ничто для этого изверга, в сравнении с его любовью к власти!”

11. “И золота у него столько, что он мог бы строить дома из него! Поэтому и считается он с ним постольку, - поскольку оно может закрепить власть за ним. И ради власти он готов выкинуть все свое золото в море и утопить все человечество!”

12. “И меня хотел он сначала подкупить золотом и предлагал мне также крупнейшие алмазы, рубины и жемчуга,

13. “но кровь римского патриция возмутилась во мне, и я отказался принять что-либо от этой собаки!”

14. “Тогда он рассвирепел и стал грозить мне своей лже-пре-данностью Риму!”

15. “И этим заставил он меня повиноваться его воле, и тогда не было у меня иного выхода! Потом дал он мне собственноручную грамоту, согласно которой всю ответственность перед Римом брал он на себя”.

16. “Поэтому и был я вынужден поступить, как я поступил. Дальнейшее тебе известно”.

17. “И будь уверен, что за все это время и по сей час, - от сердца его ничего хорошего нельзя ожидать!”

18. “Думаю, что тебе, мудрейшему из мудрецов, достаточно, чтобы иметь представление об этом царе всех Фурий и истинной главе Медузы!”

19. Тогда Иосиф сказал: “Единый Истинный Бог да благословит тебя за эти праведные слова!”

20. “Верь мне и запомни слова мои: “Господь, как наивысшая Справедливость, ниспошлет этому извергу венец, который он столь жаждет иметь, так что весь мир этому удивится!”

21. Тогда Младенец поднял правую ручку и рек: “Ирод! Ирод! Я не проклинаю тебя, но венец, который ты еще ныне получишь на Земле, принесет тебе больше мучений и страданий, нежели тяжесть золота, уплаченного тобою Риму!”

22. И в это самое время, когда Младенец произнес эти слова в Египте, - тело Ирода покрылось вшами. И слуги его денно и нощно, вплоть до самой смерти его, очищали его от этих насекомых, которые все время умножались, пока он заживо не был съеден ими.

 

 

Глава 60 Младенец и Церений. Уничтожение колоны с идолом.

1. Церений, выслушав сперва Марония Пилла, потом Иосифа и, под конец, слова Младенца, - пришел в ярость и с негодованием воскликнул:

2. “О! Вечные Силы Наивысшего Повелителя бесконечности! Где же ваши стрелы и громы, чтобы устремить их на этого изверга, который к тому же вассал Рима?!”

3. “О! Август Цезарь, брат мой любезный! Какая фурия затемнила взор твой, когда ты передал этому отбросу низшего Тартара и истинному выкидышу Оркуса - Иудею и Палестину в ленное владение?!”

4. “Нет, нет! Все это услышать сразу — слишком ужасно! Мароний! Почему не сказал ты мне всей правды в Тире, когда Ирод был на допросе у меня?”

5. “В то время имел бы я полное право тут же приказать обезглавить его и уничтожить эту голову Медузы!”

6. “И давным-давно, вместо этого чудовища из Греции, был бы в Палестине иной вассал, достойный Рима!”

7. “А сейчас? Что могу я сделать? - Штраф уплатил он полностью! Второго - я не могу возложить на него, а также не могу его дальше наказывать!”

8. “Но погоди же ты, собака! Ты - гиена всех гиен! Я устрою на тебя такую охоту, что все фурии содрогнутся!”

9. Мароний, Иосиф и Мария ужаснулись, при виде гнева Церения, ибо не знали, что он сделает, находясь в таком состоянии. 10. И   никто   из   них   не   решался   сказать   ему   слово   или спросить, потому что он был слишком взволнован и возмущен духом.

11. Только Младенец не испугался и, несмотря на громовой голос Церения, продолжал спокойно смотреть на него.

12. Когда буря Церения улеглась, обратился к нему неожиданно Младенец:

13. “Церений! Приди ко Мне. Возьми Меня на руки и вынеси Меня в сад. Там Я покажу тебе кое-что!”

14. Слова Младенца мгновенно потушили весь гнев Церения. Он немедленно подошел к Малютке с распростертыми объятиями, с любовью поднял Его и вышел с Ним в сад. Мария, Иосиф и Мароний Пилла последовали за ними.

15. В саду Младенец спросил его ясно и отчетливо:

16. “Церений! У кого из нас двух рука длиннее? Сравни твою руку с Моей!”

17. Церений смутился этим вопросом и не знал, что ему ответить Младенцу, особенно, когда он посмотрел на свою руку, которая была в три раза длиннее обеих ручек Младенца, взятых вместе.

18. Но Младенец продолжал: “Церений! Ты сравниваешь свою руку с Моей?”

19. “И все-таки Я говорю тебе: Моя рука длиннее твоей!”

20. “Ты видишь вдали эту колонну, украшенную каким-то идолом?”

21. “Достань ее отсюда своею длинной рукой. Низвергни ее и разможжи ее твоими пальцами”.

22. Церений еще больше смутился. И немного погодя ответил он Младенцу: “Дитятко мое, Жизнь моя! Кроме Господа, — это никому невозможно!”

23. Тогда Младенец протянул Свою ручку по направлению к колонне, которая была по крайней мере в тысяче шагов от них. Колонна зашаталась и через мгновение рухнула, превратившись в пыль.

24. И Младенец рек: “Поэтому и не печись об Ироде. Ирод получит свое возмездие. Но ты, - прости ему также, как и Я простил ему и будет тебе благо, ибо он тоже слепец мира сего”. Церений успокоился и, прижимая Младенца к своему сердцу, начал втайне боготворить Младенца и молиться Ему.

 

Глава 61 Страх Марония Пилла

1. Это явление повергло в ужас Марония Пилла, и он затрясся, как осиновый лист.

2. Иосиф, увидев его состояние, немедленно подошел к нему и сказал:

3. “Мароний Пилла, что с тобой? Ведь тебя никто не обидел?”

4. Но Мароний ответил: “О, муж, не имеющий себе равных на земле! Тебе легко так говорить, ибо ты - бог, которому все стихии подвластны!”

5. “А я - простой смертный, жизнь которого, подобно этой колонне, находится в твоей власти!”

6. “И одной мыслью ты в состоянии уничтожить не только меня, но и весь мир!”

7. “Как же не трепетать мне перед тобою! Ты, который и есть наверное праотец всех богов, если они вообще еще где-нибудь существуют!”

8. “Ведь эта колонна с незапамятных лет была посвящена Юпитеру Статеру, и все громы и молнии ее миновали!”

9. “И ныне она уничтожена твоим трехмесячным Ребенком! Значит, если твой Сын обладает подобной силой, какая же сила тогда таится в тебе самом?”

10. “Дай мне, недостойному земному червю, поклониться тебе и боготворить тебя!”

11. Но Иосиф сказал: “Слушай, друг и брат Мароний! Ты пребываешь в великом заблуждении!”

12. “Я не больше тебя, и я тоже простой смертный. Если ты поклянешься мне своею жизнью, что будешь молчать перед миром, тогда я поведаю тебе кое-что!”

13. “Если же не будешь ты молчать - участь твоя будет немногим лучше участи той колонны!”

14. “Итак, слушай, если ты этого желаешь и, если ты сам себе доверяешь!”

15. Но Мароний упал на колени перед Иосифом и начал умолять его ничего ему не говорить, ибо боялся, что вдруг нечаянно он как-нибудь проговорится и погибнет.

16. “Не думай об этом”, сказал ему Иосиф, “Ибо Господь Неба и Земли никогда не карает из-за случайности!”

17. “Поэтому выслушай меня без боязни. И то, что я намерен поведать тебе, тебя не уничтожит, но наоборот - сохранит тебя навеки!”

18. Церений, все еще держа с благоговением Младенца на руках, подошел к Иосифу и сказал:

19. “Мой величайший и лучший друг! Оставь Марония, какой он теперь! Я его сам подготовлю сегодня вечером, а завтра ты уже посвятишь его в наивысшее!” 20. Иосиф с этим согласился, и все вернулись в дом.

 

Глава 62 Почему у людей два глаза, два уха и одни уста

1. Вечером Церений сказал Иосифу: “Друг мой и божественный брат! Жалею, что не могу остаться у тебя ночевать”.

2. “И завтра полдня я буду занят государственными делами”.

3. “Но около трех часов пополудни я приду к тебе с Маронием, и тогда ты посвятишь его в тайну Младенца”.

4. “Ибо мне хочется, чтобы этот, в общем, знающий и образованный человек, был спасен через Учение твоего Бога и прошел Его святую, жизненную школу, которая, по моему мнению, -единственная, истинная и правдивая”.

5. И Иосиф сказал: “Благородный друг мой! Это справедливо и хорошо с твоей стороны, и Господу любезно, когда люди врачуют своих врагов любовью и пекутся об их временном и вечном благе”.

6. “И если мы будем смотреть на любого грешника, как на заблудшего брата, тогда Господь будет видеть в нас Своих заблудших детей!”

7. “В противном случае мы в Его глазах лишь злостные существа, или создания, которые подлежат Его суду и погибнут подобно эфемеридам! (однодневные мошки)”.

8. “Видишь? Господь дал человеку два глаза и одни уста для речи, дабы одним глазом он смотрел на людей, - как на людей, а другим, - видел бы в них братьев своих”.

9. “Если люди провинятся перед нами, тогда должны  мы закрыть <человеческий глаз> и открыть <братский глаз”. 10. “Если же <братья> провинятся перед нами, - нам следует закрыть <братский глаз> и направить <человеческий глаз> на себя    и    рассматривать    самих    себя    как    провинившихся <людей> по отношению к провинившимся <братьям>!” п. “Едиными устами нашими - должны мы одинаково славить и признавать одного Единого Господа и Отца, тогда и Он признает нас за детей Своих”.

12. “Ибо и у Господа Бога тоже два глаза и одни уста. Одним Оком видит Он Своих <созданий>, а другим Оком - Детей Своих!”

13. “Если мы смотрим друг на друга <братским глазом>, тогда и Господь взирает на нас Оком Отца”.

14. “Но, если мы смотрим друг на друга <человеческим глазом>, тогда и Господь взирает на нас <Оком Творца>. И единые уста Его возвещают детям - Его любовь, а <существам, или созданиям>, - осуждение Его”.

15. “Следовательно, это правильно, если мы печемся о брате нашем Мароний”.

16. После этого Иосиф благословил Церения и Марония, которые вернулись в город в сопровождении своих слуг. Иосиф же пошел по хозяйству.

 

Глава 63 Иаков убаюкивает Младенца

1. Когда Церений ушел, уложила Мария усталого и сонного Младенца в колыбель, которую Иосиф сделал для Него уже в Острацыне.

2. И Иаков, младший сын Иосифа, который обыкновенно убаюкивал Младенца, качал Его и в тот вечер. А Мария пошла приготавливать ужин.

3. Иаков надеялся, что Малютка скоро уснет, потому что ему хотелось пойти вместе с остальными братьями посмотреть на ночные торжества в городе, устроенные по случаю приезда Церения. И особенно интересовала его освещенная триумфальная арка, недалеко от усадьбы, и шествие при факелах.

4. Иаков старательно убаюкивал Младенца, насвистывая и напевая Ему песенки.

5. Но Младенец никах не засыпал. И стоило Иакову перестать качать, как Младенец начинал двигаться, давая ему понять, что Он еще не спит.

6. Это довело Иакова почти до отчаяния! Тем более, что на дворе стало совсем светло от факелов, и издали доносились крики и песни народа.

7. И решил Иаков незаметно уйти, несмотря на то, что Младенец не вполне уснул, и посмотреть на зрелище.

8. Когда наш Иаков слегка приподнялся, сказал ему Младенец: “Иаков! Плохо будет тебе, если ныне оставишь Меня!”

9. “Разве Я не больше этого бессмысленного зрелища и твоего пустого любопытства?”

10. “Смотри! Все звезды и Ангелы завидуют тебе, что ты служишь Мне! А ты полон нетерпения со Мной, и хочешь оставить Меня!”

11. “Воистину, если ты это сделаешь, не достоин ты иметь Меня, как брата!”

12. “Иди же, раз мирское зрелище любезнее тебе, чем Я!”

13. “Смотри! Вся горница полна Ангелов, которые готовы служить Мне, раз твоя легкая служба Мне, - тебе в тягость!”

14. Тогда  всякое желание  выйти  на двор  и  посмотреть  на зрелище, - пропало у Иакова!

15. Он остался у колыбели и искренне просил Младенца простить ему.

16. И Младенец рек: “Да будет тебе все прощено. Но остерегайся, дабы мирское не прельстило тебя в другой раз,

17. “ибо Я есмь больше Неба и земли, дольше людей и Ангелов!”

18. Эти   слова   почти   уничтожили   Иакова!   И   мало-помалу начал он догадываться, кто скрывался в лице этого Младенца!

19. Скоро вошли в горницу Мария, Иосиф и остальные четыре сына Иосифа, и сели за стол, и Иаков передал им слова Младенца.

 

Глава 64 Проповедь Иосифа о любви к Богу и к миру.

1. Когда Иаков все рассказал, заметил Иосиф:

2. “Да! Так оно было, есть и будет: даже в наименьшем следует любить Бога больше, чем все мирские великолепия!”

3. “Ибо что могут дать человеку даже самые бьющие в глаза богатства и роскошь мира?!”

4. “Даже Давид должен был бежать от собственного сына, и Соломон под конец своей жизни впал в немилость Господа из-за своей приверженности к мирским богатствам”.

5. “Господь дарует нам ежеминутно новую жизнь! Как же нам в ответ на это не любить Его в наименьшем больше мира, который преходим и полн нечистот и зловония”.

6. “Мы же все, в нашей семье, убеждены, что этот Ребенок свыше и называется Он <Сыном Божиим>”.

7. “Следовательно, - Он уже Сам по Себе является значительной частью Господа! Поэтому и следует нам Его любить больше всего мира!”

8. “Смотрите на язычника Церения! Чего только не делал он для нас! Но делал он это только ради нашего Младенца, ибо сердце его ему подсказывало, что между нашим Младенцем и Наивысшим Божеством, - существует теснейшая связь, поэтому и предан он так Младенцу и любит и боится Его!”

9. “И, если язычник так поступает, тогда нам и подавно следует так поступать, тем более, что мы знаем, откуда Младенец и кто Отец Его!”

10. “Поэтому нам следует все наше внимание сосредотачивать на Младенце, ибо этот Младенец, - больше, нежели весь мир!” И. “Берите пример с меня! Смотрите: сколько жертв пришлось мне, старику, принести этому Божественному Младенцу!”

12. “Но все эти жертвы принес я с радостью, ибо я люблю Бога больше, нежели весь мир и все мирское!”

13. “Разве я утратил чрез это что-нибудь? О, нет! Напротив: после каждой жертвы я был только в выигрыше!”

14. “Значит, и вы поступайте так же, и вы ничего не потеряете, но только выиграете”.

15. “И этот Ребенок такой кроткий, что, кроме радости, подле Него ничего не испытываешь!”

16. “Он так редко громко плачет, и никогда еще Он не болел. А, когда Его нянчишь, смотрит Он на тебя такими веселыми и ласковыми глазками и так приветливо улыбается каждому человеку, - что любого может растрогать до слез!”

17. “И ныне, что чудесным образом Он начал говорить, просто не знаешь, чего только не готов сделать для Него из чувства Любви к Нему!”

18. “Итак, дети мои! Вдумайтесь Кто этот Ребенок! Берегите Его и пестуйте Его прилежно,

19. “дабы не впасть в немилость, что предпочли мирскую суету, - Наивысшему Сокровищу, порученному нам!”

20. Эта речь Иосифа довела всех сыновей до слез: они встали из-за стола и окружили колыбель.

21. И Младенец, улыбаясь, смотрел на Своих братьев, и благословил их, и рек:

“Братья! Если хотите быть вечно счастливыми, - тогда будьте подобны Мне!”

 

Глава 65 Начало урагана и землетрясения

1. Сыновья Иосифа все еще стояли вокруг спавшего Младенца и, преисполненные чувством любви к Нему, не могли отойти от колыбели.

2. И никто не заметил, что стало уже поздно. Тогда Иосиф обратился к сыновьям:

3. “Теперь вы достаточно показали, что любите Младенца”.

4. “Час уже поздний и завтрашний день не за горами. Идите с миром отдыхать”.

5. “Младенец уснул. Поставьте бережно колыбель к постели Матери и идите в свою опочивальню”.

6. Не успел Иосиф это вымолвить, как Младенец открыл Свои очи и рек:

7. “На эту ночь оставайтесь здесь, а опочивальню предоставьте беженцам, которые придут искать убежища здесь,

8. “потому что скоро поднимется ураган, какого не бывало еще в этих краях”.

9. “Но да не устрашится никто из вас, ибо ничего не случится с вами”.

10. “Не запирайте ворот и дверей, дабы люди могли укрыться в доме сем”.

11. Эти вещие слова Младенца испугали Иосифа, и он поспешил выйти на двор, чтобы посмотреть: с какой стороны надвигается ненастье.

12. Но все было тихо! Ни малейшего ветерка. Небо было чистое, без единого облачка.

13. Повсюду царила полная тишина, и ничто не предвещало непогоды.

14. Поэтому Иосиф скоро вернулся, воздал хвалу Господу и сказал:

15. “Возможно, что Младенцу что-нибудь приснилось. О буре и речи быть не может!”

16. “Со всех сторон небо ясное и ни малейшего ветерка! Откуда же прийти буре?”

17. Не успел Иосиф это проговорить, как послышался удар, будто тысячи громов ударили сразу, и почва так затряслась, что в городе много домов и храмов рухнуло.

18. Вслед за этим поднялся ураган. Море вздулось, и саженные волны катились на город. Народ, разбуженный землетрясением, высыпал на улицу и бежал на ближайшие холмы.

19. Сам Церений, в сопровождении Марония Пилла и приближенных слуг своих, бежал в усадьбу Иосифа и вкратце рассказал ему о виденных им ужасах, причиненных землетрясением и ураганом.

20. Но Иосиф успокоил Церения тем, что передал ему слова Младенца, сказанные Им еще до первого удара. Церений облегченно вздохнул. И завывание урагана его больше не тревожило, ибо здесь он чувствовал себя вне всякой опасности.

 

Глава 66 Ураган и Спящий Младенец

1. Когда Церений успокоился, подошел он к колыбели и долго смотрел на Младенца, преисполненный великих дум.

2. Младенец безмятежно спал, и бушевание урагана не тревожило Его.

3. Но все сильнее и сильнее становились порывы ветра, и весь дом содрогался от них. В конце концов Церений все-таки встревожился, опасаясь, что дом не выдержит напора ветра, и его сметет.

4. Поэтому и обратился он к Иосифу: “Высокочтимый друг мой! Мне кажется, что будет предусмотрительнее вовремя удалиться из этого дома, ибо непогода усиливается!

5. “И, если этот дом попадет в смерч, тогда, несмотря на его основательную постройку, - нас всех засыплет под его развалинами.”

6. “Лучше нам предупредить это и заблаговременно уйти, чтобы не случилось с нами того, что произошло в городе”.

7. Но в это время Младенец неожиданно открыл Свои небесные очи, посмотрел на Церения и сказал:

8. “Церений! Когда ты со Мной, - тебе нечего бояться бури!”

9. “Ибо бури, подобно всей вселенной, находятся в Деснице Бога твоего!”

10. “И бури необходимы, чтобы на деле изгонять высиженное зло преисподней!”

11. “Но сущих вокруг Меня - они не коснутся, т.к. бури ведают, кто Владыка над ними. И никогда не действуют они без известной цели!”

12. “Ибо Единый, Любвеобильный, Премудрый и Всемогущий управляет ими Своею Десницей!”

13. “Поэтому не бойся, Мой Церений, когда ты около Меня, и будь уверен, что ни единый волос не упадет с главы твоей”.

14. “Ибо бури ведают, Кто находится в доме сем”.

15. “Разве сегодня вечером люди не славили тебя, человека, огнями?”

16. “Ныне же бури славят Того, Который больше человека. Разве это, по-твоему, странно?”

17. “Видишь? Это лишь хвалебная песнь природы, славящая Господа и Творца Своего. Разве это не правильно?”

18. “Церений! Воздух, который тебя обдует дуновением, - знает того, Который создал его!”

19. И Младенец снова уснул. Но сказанное Им заставило всех погрузиться в молчание, и Церений, подойдя к колыбели, опустился на колени и молча молился Младенцу...

 

Глава 67 Гонцы из города. Требование жрецов.

1. Так приблизительно прошел целый час. Никто больше не обращал внимания на стоны и завывания бури.

2. Но вот прибежали в дом Иосифа гонцы из города к Церению.

3. “Великий повелитель”, сказали они: “происходит нечто необычайное!”

4. “Во многих местах выходит огонь из недр земли!”

5. “И огненные столбы, гонимые ветром, носятся по городу и уничтожают все на своем пути!”

6. “И ничто не может устоять перед их разрушительной силой!”

7. “Священники говорят, что все боги прогневались и хотят нас уничтожить!”

8. “И бесспорно это так, потому что ясно слышен лай Цербера, фурии пляшут повсюду и Вулкан вынес свою наковальню на поверхность Земли, и его могущественные циклопы разрушают умышленно дома и горы!”

9. “И Нептун собрал всю свою мощь воедино:

10. Он поднимает волны, подобные горам, и хочет всех и все утопить!”

П. “Если не принести немедленно человеческих жертвоприношений - мы все погибнем!”

12. “Верховные жрецы требуют для искупления тысячу юношей и тысячу девушек. И мы послали к тебе получить от тебя требуемое законом. Фиат!” (быть по сему).

13. Когда Церений услышал это требование, - ужаснулся он в душе и в первую минуту не знал, что ответить.

14. Так как из-за государственных и политических соображений не мог он сразу ответить отказом на требование жрецов,

15. но дать свое согласие на это жертвоприношение было для него еще труднее и противнее, нежели противодействовать жрецам.

16. Тогда он мысленно обратился к Младенцу и просил Его дать ему совет: как выйти из этого положения? И Младенец, который как раз в это время проснулся, сказал:

17. “Будь покоен! Через минуту буря уляжется, и требующих этой людской бойни, - уже не будет. Поэтому не тревожься, Мой Церений!”

 

Глава 68 Ответ Церения гонцам

1. Гонцы же продолжали ожидать приказа Церения...

2. Церений поднялся от колыбели и, выйдя к ним, сказал:

3. “Идите к жрецам и принесите мне список юношей и девушек,

4. “ибо должен я убедиться, что выбор справедлив”.

5. И гонцы поспешили в город, когда буря уже улеглась и повсюду восстановилась тишина.

6. Но когда они прибыли в город, увидели они, что здание, в котором помещалось все духовенство, представляло собою огромную груду камней, и что все высшие жрецы были погребены под ними. И ужаснулись гонцы, видя такое зрелище. В живых оставались только три младших жреца.

7. Тогда гонцы вернулись к Церению и сообщили ему о гибели всех жрецов.

8. И Церений убедился в правоте слов Младенца и снова хотел обратиться к Нему за советом, т.к. не знал, как дальше ему действовать,

9. но в это же время объявились и трое оставшихся в живых младших жрецов!

10. Они передали Церению следующее: во-первых, что последний удар разрушил дотла дворец священников и все усердные слуги богов, которые так ревностно готовились к жертвоприношению, - погибли под развалинами;

И. во-вторых, что тысяча юношей и тысяча девушек уже приведены на площадь, на которой находилась колонна Юпитера, но что и от этой колонны ничего больше не осталось;

12. в-третьих, они хотят знать: когда Церений прикажет начать жертвоприношение: сейчас или после восхода?

13. и в четвертых: что жертвоприношение ни в каком случае нельзя отменить, так как тогда боги, разгневанные людской неблагодарностью и неверностью, придут в еще большую ярость.

14. И Церений ответил жрецам:

15. “Во всяком случае, сейчас жертвоприношение не состоится. И, под страхом смертной казни, я объявляю вам, что оно состоится лишь после отдачи мною вам личного приказа приступить к его выполнению”.

16. После этого жрецы вернулись на площадь, где несчастные жертвы плакали и трепетали от страха, простирая руки к небесам, умоляя богов о пощаде.

17. Церений с нетерпением ожидал утра, и сердце его болело за всю эту молодежь, которая переживала в эту ночь столько душевных мук и страданий!

 

Глава 69 Церений и приговоренные искупительные жертвы

1. Когда жрецы прибыли на площадь, объявили они страже, а также и жертвам, которые и без того были преисполнены страха, что, хотя жертвоприношение отложено до утра, -оно безотлагательно состоится по личному приказу самого великого Церения.

2. Какое впечатление эти слова произвели на согнанную молодежь, - можно себе легко представить, тем более, если принять во внимание, что подобные искупительные человеческие жертвоприношения сопровождались всевозможными пытками, потому что способ убиения жертвы изменялся, согласно степени кровожадности бога, которому приносилась жертва.

3. Слишком тяжело и возмутительно было бы перечислять все разновидности пыток, которых было более тысячи, поэтому лучше мы обойдем это молчанием и

4. проследуем за Церением, который, в сопровождении Иосифа и Марония Пилла, отправился в город, как только занялась заря.

5. И утро в тот день было на редкость чудесное.

6. Когда Церений издали услышал плач и вопли жертв, - он внутренне вскипел

7. и ускорил шаги, чтобы положить конец этому возмутительному зрелищу.

8. Дойдя до площади, пришел он в негодование от бесчеловечности трех жрецов, которые, в ожидании его приказа, спокойно готовились, чтобы приступить к удушению жертв.

9. Церений немедленно позвал жрецов к себе и сказал им: “Скажите, разве нет у вас чувства жалости к этой молодежи, если вам придется ее умертвить жесточайшим образом? Неужели нет в вашей груди ни малейшего сострадания?”

10. Но жрецы ответили: “Там, где чувствуют боги, - человеческие чувства в счет не идут!”

11. “Жизнь человеческая - ничто для богов. И часто она им даже претит. Поэтому мы, как слуги богов, - настроены согласно их взглядам, и мы не можем иметь сострадания вообще,

12. “но лишь чувство услады и ликования, что в точности исполняем волю богов!”

13. “Поэтому мы уже заранее радуемся этому убиению, потребованному богами в столь редком и исключительном случае!”

14. Этот ответ жрецов был таким ударом для Церения, что он затрясся от гнева,

15. но потом, прийдя в себя, он вновь обратился к жрецам и спросил: “Но как поступили бы вы в таком случае, если вдруг явился бы сюда сам Зевс и даровал бы жизнь всем этим жертвам?!”

16. И жрецы ответили: “Тогда тем более жертвоприношение должно состояться, ибо это было бы лишь испытанием нашего рвения и служения богам!”

17. “И пожалей мы жертвы, Зевс покарал бы нас за богохульство и уничтожил бы нас громом и молнией!”

18. Но Церений продолжал: “В чем же провинились в таком случае высшие жрецы перед богами, что они все до единого погибли в своем дворце?”

19. И жрецы ответили: “Разве тебе не известно, что над богами и их слугами стоит Фатум?”

20. “Он и умертвил всех жрецов и возмутил всех богов! Богов он не может уничтожить, но только слуг их, которые смертны”.

21. “Хорошо”, сказал Церений, “вот, сегодня, после полуночи, явился ко мне Фатум и повелел даровать жизнь всем юношам и девушкам, но за то принести в жертву вас трех! И последнее так же верно, как то что я - Церений, брат мой, Юлий Август -Цезарь, Наивысший Консул и император, царствующий в Риме!” Что скажете вы на это возвещение?!”

22. Жрецы побледнели, а связанные жертвы ожили! И Церений тут же приказал освободить молодежь, а жрецов связать и готовить для казни.

 

 

Глава 70 Попытка Иосифа смягчить гнев Церения

1. Тогда Иосиф подошел к Церению и спросил его: “Высокочтимый и дорогой друг! Разве непоколебимо твое решение убить этих трех идолослужителей?”

2. И Церений, бледный от гнева и возмущенный бездушием этих извергов, ответил:

3. “Да, друг мой! И да послужит это примером для народа, ибо ничто не претит мне в людях больше, чем жестокость и отсутствие Любви!”

4. “Ибо человек, у которого нет чувства Любви и сострадания, - наивысшее зло на Земле!”

5. “Все дикие звери — ангцы в сравнении с таким человеком, и все фурии преисподней - ничто перед ним!”

6. “Поэтому я, как народоправитель, считаю своим долгом, таких извергов уничтожать и стирать с лица земли”.

7. “Ибо священники обязаны первым долгом внушать народу чувство любви и служить народу примером!”

8. “Когда же эти первые народные наставники и его руководители превращаются в фурий, - скажи? каковы будут ученики?!”

9. “Поэтому - долой их, этих зверей. Я только не решил еще, к какой казни их приговорить. Как только надумаю, - тогда немедленно я преломлю жезл над ними”.

10. Иосиф умолк и не решался перечить ему, т.к. Церений слишком строго проговорил эти слова.

11. Тогда три жреца упали на колени перед Церением, умоляя о пощаде, обещая изменить свою жизнь и даже оставить свой сан и должность.

12. И в свое оправдание сослались они на законы о духовенстве, которые якобы принудили их действовать таким образом.

13. Но Церений прервал их и сказал: “Негодяи! Вы думаете, что я не знаю законов о духовенстве?!”

14. “Итак, слушайте, что гласит закон об исключительных жертвоприношениях!” “Ежели любой народ умышленно изменяет богам своим и боги за это карают его, посылая ему войны, голод или чуму, - надлежит духовенству увещевать народ сей, дабы исправился;

15. “Ежели народ сей внемлет увещеваниям духовенства и исправится, надлежит священникам благословить его и обязать народ принести в благодарность искупительные жертвы, как-то: золото, скот, зерно. И духовенство, освятив принесенные дары, возложит их на алтарь и воскурит их”.

16. “Но, ежели народ останется при своих заблуждениях и будет глумиться над увещеваниями духовенства, - тогда следует священникам приказать схватить непокорных глумителей, вместе с женами и детьми их, и держать их в подземельях в продолжении семи месяцев и учить их розгами”.

17. “Если еретики покаются, тогда следует выпустить их на свободу. А если не покаются, тогда следует их казнить мечом и, лишь после этого, предать огню для искупления вины перед богами”.

18. “Разве не так гласит древний мудрый закон о жертвоприношениях? Здесь же не было налицо ни войны, ни голода, ни чумы! А также эти юноши и девушки не изменили богам, и вам не нужно было их обучать в течение семи месяцев!” Только из честолюбия и похотливости хотите вы их умертвить, поэтому и должны вы умереть, будучи сами наивысшими хулителями и преступниками перед вашими же собственными законами”.

 

Глава 71 Мнимый приговор священников к казни

1. Когда Церений кончил говорить, сказал ему Иосиф:

2. “Церений! Мой великодушный друг и брат! Я того мнения, что хотя эти три идолослужителя злодеи и заслуживают кары, - все же предоставь Господу их карать!”

3. “Ибо верь мне: никто не угождает Господу, Всемогущему Богу Неба и Земли, если подвергает казни смертной даже самого великого преступника!”

4. “Поэтому предоставь Всемогущему сделать это, и Господь благословит тебя чрез наказание, которое Он ниспошлет им, согласно Своей справедливости, если они перед тем не покаются и не изменятся!”

5. Эти слова Иосифа заставили Церения призадуматься: как ему действовать дальше?

6. И решил он подвергнуть жрецов пытке страха в отместку за мучения, перенесенные молодежью прошлой ночью в ожидании смерти.

7. Потом Церений обратился к Иосифу: “Мой самый верный и лучший друг и брат! Я взвесил твой совет и поступлю согласно ему,

8. “но сейчас я этого сделать не могу. Я обязан преломить над ними жезл и приговорить их к самой мучительной казни”.

9. “И после того, что они промучаются целые сутки, проси ты меня здесь, на этом же самом месте, перед всем народом их помиловать!”

10. “И я, конечно, внемлю твоей просьбе и дарую жизнь этим трем извергам на законном основании.”

11. “Я думаю, что так будет правильно, ибо в настоящую минуту я не могу их помиловать, потому что я обвинил их в преступлении перед их же законом священнослужителей”.

12. “И закон требует, чтобы им был прочитан смертный приговор, и лишь после этого, в исключительных случаях, может последовать помилование, вместо исполнения приговора”.

13. “Итак, я сейчас отдам нужные распоряжения”.

14. На это Иосиф ничего не возразил, и Церений тут же призвал судей, ликторов и палачей и приказал:

15. “Доставить три железных креста и цепи. Кресты укрепить в землю и сутки накаливать огнем.”

16. “Я прибуду, когда кресты будут накалены и эти три злодея подняты на кресты цепями. Фиат”.

17. После этого взял Церений поданный ему жезл, переломил его, бросил его под ноги жрецам и сказал:

18. “Теперь вы слышали ваш приговор. Готовьтесь, ибо вы заслужили такую смерть. Фиат!”

19. Жрецы упали на землю, как сраженные молнией, и начали выть и причитать и взывать о помощи ко всем богам.

20. Их взяли под стражу. Палачи приволокли орудия пытки из здания суда, а Церений, в сопровождении Иосифа и Марония Пилла, вернулся в усадьбу.

 

Глава 72 Знаменательные слова Младенца

1. Мария, увидев приближавшихся к дому Церения, Иосифа и Марония Пилла, взяла Младенца на руки и пошла им навстречу.

2. Она подошла к Иосифу и спросила его с тревогою: “Иосиф! Дорогой мой супруг. Скажи? Как же обстоит дело с молодежью?!”

3. “Потому что если после каждого такого природного явления, которым подвержена эта местность, будут происходить такие жертвоприношения, - мы с нашим Младенцем далеко не в безопасности!”

4. “Хотя Он обладает Силою, но, несмотря на это, все-таки нам пришлось бежать из Палестины от Ирода!”

5. “Из этого я заключаю, что, вероятно, в известных случаях Младенец еще не достаточно могуществен, поэтому и лежит на нас обязанность ограждать Его от всяких бед!”

6. Иосиф сказал: “О, Ты Самим Господом мне порученная жена! Не печись об этом!”

7. “Ибо у всей молодежи даже не единый волос не затронут!”

8. “Наш Церений всех освободил, но взамен приговорил к смерти на раскаленных крестах трех жрецов, которые были у нас вчера вечером и требовали разрешения от Церения на заклание всех этих юношей и девушек.”

9. “Но между нами: это только для вида! Завтра утром, вместо казни, он их помилует”.

10. “Но это послужит им таким уроком, что вряд ли они когда-нибудь еще раз потребуют искупительного жертвоприношения!”

11. “Поэтому, дорогая моя, не тревожься и помни, что Господь, Который до сих пор хранил нас столь чудесным образом, и впредь оградит нас от власти язычников”.

12. Эти слова Иосифа успокоили Марию, и лицо Ее опять прояснилось.

13. Тогда Младенец улыбнулся Матери и произнес:

14. “Мария! Если кто-нибудь усмирит льва до такой степени, что он будет служить ему подобно покорному вьючному животному,

15. скажи, похвально ли бояться пугливого зайца, находясь самому на спине могучего льва?”

16. Мария удивилась мудрости этих слов, но не поняла их.

17. Поэтому Младенец опять обратился к Марии с очень серьезным личиком и сказал:

18. “Аз есмь могучий лев Иуды, Который несет Тебя на спине Своей. Как же можешь Ты бояться тех, которых Я могу рассеять подобно трухе, одним дуновением Моим?!”

19. “Неужели думаешь ты, что Я бежал от Ирода, чтобы уберечь Себя от его гнева?”

20. “Нет! Я бежал, чтобы его уберечь. Ибо, ежели он узрел бы Лик Мой, он был бы навеки уничтожен”.

21. “И Младенцы, умерщвленные ради Меня, - давно преисполнены блаженством во Царствии Моем. Они ежедневно пребывают вокруг Меня и уже всецело познали во Мне Господа своего от века до века!”

22. “Видишь, Мария, так обстоят дела. Поэтому и надлежит Тебе молчать обо Мне, как было велено Тебе. Но Ты сама должна была бы знать Кто Тот, Которого Ты должна была назвать <Сыном Божиим> и называешь так”.

23. Мария содрогнулась от этих слов и уразумела, что носит оно Господа на руках своих.

24. Мароний Пилла шел за Марией и, услыша эти слова, упал на колени перед Младенцем.

25. И только тогда заметил Церений Марию с Младенцем, потому что до этого он был погружен в разговор с одним из своих секретарей.

26. Он поспешил приветствовать Младенца и ласкал Его. И Младенец тоже ласкал его в ответ и сказал: “Церений! Подними Марония. Он уже обращен и достоин теперь познать Меня. Понимаешь ли ты Меня и что Я этим желаю сказать?”

 

Глава 73 Младенец и Церений

1. Когда все дошли до усадьбы, Церений послал своего оруженосца в город к начальнику Острацыны с приказом отменить на ближайшие дни все военные смотры и учения.

2. Потому что так было принято у римлян, что при чрезвычайных явлениях природы, как-то: затмении солнца или луны,

3. при появлении огненных метеоров и комет, а также при неожиданном выступлении сумашедшего, или одержимого падучей болезнью,

4. или при чрезвычайных казнях, - запрещалось вообще заниматься делами,

5. потому что подобные дни считались у римлян, которые во многих отношениях были простодушными людьми, - “днями несчастий”, или же особыми “днями богов”, вследствие чего людям следовало эти дни “освящать” и не заниматься личными или государственными делами.

6. Несмотря на то, что сам Церений не считался с подобными глупыми обычаями, но ради народа он был обязан их соблюдать, раз народ еще придерживался этих взглядов.

7. Когда оруженосец ушел, сказал Церений Иосифу: “Благородный брат и друг! Прикажи подать завтрак, а после него мы все вместе отправимся в город и воочию убедимся в опустошениях, причиненных бурею,

8. “и там на месте, конечно, встретим мы много несчастных и пострадавших горожан и постараемся им помочь”.

9. “Потом мы пройдем в гавань и посмотрим, в каком виде корабли и не повреждены ли они”.

10. “Там, безусловно, найдется много работы для твоих сыновей и я сейчас же назначу их быть надсмотрщиками над работами, потому что в этом городе нет строительных мастеров”.

11. “Египет в настоящее время далеко отстал от того искусства в строительстве, которым он славился тысячу лет тому назад, во времена древних фараонов”.

12. Иосиф исполнил желание Церения и приказал наскоро подать незамысловатый завтрак, который состоял из хлеба, меда, молока и плодов.

13. После завтрака Церений поднялся и с ним все присутствовавшие, чтобы, согласно его намерениям, отправиться в город.

14. Тогда Младенец подозвал к Себе Церения и сказал: “Мой Церений! Ты идешь в город, чтобы там помочь пострадавшим горожанам, и твое наивысшее желание: чтобы Я был с тобой?”

15. “Да! Я пойду с тобой, но ты слушайся Меня и поступи согласно Моему совету”.

16. “Видишь? Более всего страдают те трое, которых ты приговорил к 24-х часовой пытке в ожидании казни!”

17. “Я же при виде чрезмерных страданий несчастных, - ни малейшей радости не испытываю. Вот почему Мы начнем с них и поможем самым жалким, а после этого Мы посетим гавань.”

18. “Если ты это сделаешь, - Я пойду с тобой, но, если ты этого не сделаешь, - Я останусь дома, ибо Я тоже Владыка в своем роде и волен поступать как желаю, без того, чтобы держаться за тебя. Но, если ты поступишь согласно Моему совету, - Я тебя не оставлю и буду с тобой”.

 

Глава 74 Церений на распутьи

1. Когда Церений внял этим словам, исходящим из уст “Маленького Оратора в пеленках”, как Церений иногда называл Младенца, Который был для него дороже всего на свете, он оторопел и не знал как ему выйти из положения,

2. потому что, с одной стороны, видел он себя выставленным перед народом нерешительным полководцем и верховным блюстителем края,

3. а с другой стороны, питал он слишком много уважения к уже испробованному им в стольких случаях могуществу Младенца.

4. Церений призадумался и потом сказал, как бы про себя:

5. “О! Сцилла и Харибда! Предание о Геркулесе на распутье...”

6. “И вот стоит герой между двумя пропастями: избегая одной, - он падает в другую...”

7. “Что мне делать? В какую сторону пойти? Неужели должен я впервые быть нерешительным в глазах народа и исполнить Волю Этого Могущественного Младенца?”

8. “Или следует мне все-таки поступить согласно моему и без того снисходительному решению?”

9. Тогда Младенец снова подозвал к Себе Церения и, улыбаясь, сказал ему: “Мой милый друг! Ты только перемешиваешь пустую скорлупу яиц и орехов...”

10. “Что такое <Сцилла и Харибда> в сравнении со Мной, а также и Геркулес?! Следуй Моему совету, и не будешь иметь дела со всеми этими пустяками!”

11. И Церений, придя в себя, от своих колебаний, обратился к Младенцу:

12. “Да, - Жизнь моя! Мой маленький Сократ, Платон и Аристотель в колыбели! Тебя одного я хочу удовлетворить... И будь, что будет!”

13. “Итак, проследуем сперва на место суда и там обратим наш приговор в прощение...”

14. Тогда подошел к Церению Мароний и тихо сказал ему:

15. “Императорская Консульская милость! Я лично совершенно согласен с советом Младенца, ибо, как я только что припомнил, смертная казнь духовных лиц, может быть приведена в исполнение только с согласия <Понтифекса Максимуса> в Риме”.

16. Примечание: “Понтифекс максимус” в буквальном переводе: “Величайший мостостроитель”, титул верховного жреца в древнем Риме, присвоенный впоследствии римскими папами.

17. “Или же, если духовные лица обвиняются в государственной измене. Но этих трех никак в этом обвинить нельзя, потому что они лишь слепые ревнители своей религии”.

18. “Поэтому я одобряю совет Младенца, ибо, следуя Его совету, принесешь ты только пользу, но ни в каком случае не вред”.

19. Церений обрадовался этому замечанию Марония и отправился в путь со всеми, которых он заранее назначил сопровождать его.

20. Дойдя до места суда, нашли они трех жрецов уже полумертвыми, от одного чувства страха перед мучительной казнью.

21. Среди них нашелся только один, у которого хватило духу с трудом приподняться при виде Церения и умолять его о менее мучительной казни...

22. Тогда Церений сказал ему и остальным двум: “Вы видите этого Младенца на руках Этой Матери? Он дарует вам заново жизнь, а потому и я тоже ее дарую вам и отменяю свой приговор”.

23. “Встаньте. Вы - свободны. Фиат. А вы, - стража, судьи, ликторы и палачи, расходитесь и унесите ваши орудия. Фиат”.

24. Это неожиданное прощение лишило жизни всех трех жрецов. Но Младенец распростер над ними Свою Десницу, и они немедленно ожили и пошли за своим Маленьким Спасителем.

 

Глава 75 Слова Младенца относительно меча

1. Церений и все сопровождавшие его, в том числе и только что помилованные три жреца, - быстро направились в город.

2. Когда они дошли до места пожарища, где еще вчера стоял громадный храм и рядом с ним еще больший по размерам дворец духовенства,

3. Церений только руками всплеснул и громко произнес:

4. “Что же от вас осталось?! Воистину! Так может действовать только Божественная Сила!”

5. “И для того, чтобы обратить всю Землю в пыль и прах, не нужны века, а только малейший намек со стороны Божественного Могущества!”

6. “О, люди! Неужели хотите вы бороться с Тем, Который повелевает стихиями и Которому они повинуются?!”

7. “Неужели хотите вы судить там, где повелевает всемогущество Божества, и намерены властвовать там, где малейший намек со стороны Вечного Владыки может уничтожить вас?!”

8. “Нет, нет! Я - глупец, что ношу при себе мечь - будто я имею какую-то власть!”

9. “Прочь, жалкая вещь! Вот там, на этом пепелище, самое подходящее место для тебя! Моим истинным мечом, — будешь Ты, Которого Мать еще носит на руках своих!” 10. И быстрым движением Церений расстегнул свой почетный пояс вместе с мечом и собирался уже со всей силой бросить его на место пожарища...

п. Но Младенец, Находившийся рядом с Церением на руках Своей Матери, сказал:

12. “Церений, не делай того, что ты намерен сделать! Ибо кто носит его как ты и по-твоему, - носит его справедливо!”

13. “Для кого меч - оружие, - да бросит его от себя,

14. но для кого он <пастушеский посох>, - да сохранит его, ибо такова Воля Того, Которому повинуются Небеса и Земля”.

15. “Ты же есть <пастырь> для записанных в книгу твоего меча!”

16. “Поэтому опояшься опять справедливо и с подобающей тебе честью, дабы познал народ в тебе пастыря своего>”.

17. “Если бы все твое стадо состояло из одних ягнят, не нуждался бы ты даже в посохе,

18. но есть среди стада много козлищ, поэтому Мне скорее хотелось бы придать еще второй посох, нежели отнять у тебя этот!”

19. “Правда, что нет иной Власти, кроме Божественной, но раз Бог даровал тебе власть, тогда не следует тебе бросать ее символ, что было осуждено Божественным гневом!”

20. Эти слова заставили Церения немедленно опоясаться мечом, причем он в то время не переставал молиться про себя Младенцу...

21. Но жрецы, слышавшие слова Младенца, ужаснулись чрезмерной Мудрости Его.

 

Глава 76

Жрецы и Иосиф

1. С величайшим благоговением подошли эти трое к Иосифу и спросили его: каким образом этот Младенец дошел до такой мудрости и какого Он возраста?

2. Иосиф ответил им: “Друзья мои! Не спрашивайте об этом, потому что преждевременный ответ мог бы стоить вам жизни”.

3. “Но следуйте за Нами. Оставьте ваших богов и уверуйте, что существует только Единый Бог Неба и земли и что этот Единый Бог и есть именно Тот, Которому поклоняется израильский народ и воздает Ему честь и поклонение в Иерусалиме. Тогда познаете в самих себе, а также и от Младенца, откуда у Него Премудрость”.

4. Священники ответили ему: “Муж! Ты говоришь странные слова,

5. “разве все наши главные боги, как-то: Зевс, Аполлон, Меркурий, Вулкан, Плутон, Марс и Нептун, Юнона, Минерва, Венера и прочие лишь произведение человеческой фантазии?”

6. И Иосиф ответил им: “Внимайте мне, друзья мои! Все ваши боги произошли благодаря воображению ваших праотцов, которые отлично ведали про Единого Бога.”

7. “Но они были удивительными сочинителями и певцами при дворах древних царей этой страны, и в своих песнях олицетворили они, хотя и в весьма удачных соответствованиях, лишь качества Единого Истинного Бога!”

8. “Юпитер представлял у них доброту и Любовь Отца от Вечности. Аполлон изображает - премудрость Отца, а Минерва - могущество этой премудрости.”

9. “Меркурий олицетворял вездесущность Единого Бога, посредством Его Всемогущей Воли,

10. “а Венера - славу и красоту и вечную юность Божественного Существа”.

11. “Вулкан и Плутон являли собою Всемогущество Единого Бога над всей Землей”.

12. “Марс олицетворял Божественную строгость, суд а также смерть для осужденных”.

13. “Нептун представлял активность Духа Единого Бога во всех водах, и что Он, подобно воде, оживляет все на Земле”.

14. “И, таким образом, древняя Изида, а также и Озирис, представляли Божественную неприкосновенную Святость, которая от Вечности есть божественная Любовь и премудрость”.

15. “Так же и все прочие второстепенные боги представляли не что иное, как только качества Единого Бога”.

16. “И это было довольно удачным изображением, т.к. в те времена они ничего иного не ведали, как только, что все это касалось исключительно Единого Бога и изображало Его в Его бесчисленных разнородных проявлениях”.

17. “Но со временем жажда к наживе, себялюбие и властолюбие ослепили людей, и это повергло человечество во тьму”.

18. “Люди утратили <Дух>, и осталась у них только внешняя материя, вследствие чего они превратились в <язычников>, т.е. в грубых материалистов, и потеряли Единого Бога, вот почему они, подобно голодным псам, глодали голые кости, на которых нет никакого мяса, и поклоняются внешним, пустым и непонятным для них образам. Понимаете ли вы меня?”

19. Все трое удивленно переглянулись между собою и сказали: “Воистину! Ты в нашей религии более сведущ, чем мы. Но где смог ты все это узнать?”

20. И Иосиф ответил: “Имейте терпение! Младенец вам это объяснит. Следуйте за Нами и больше не идите вспять”.

 

Глава 77 Церений и жрецы

1. Тогда священники прекратили свои расспросы, потому что они увидели в Иосифе человека, посвященного в тайны древней египетской религии, а таких людей можно было найти только среди верховных священников этой страны.

2. Церений повернулся к священникам и спросил их, сколько, по их мнению, погибло людей в этом пожаре?

3. И они ответили: “Могущественный блюститель! Точно определить мы не сможем,

4. но безусловно, погибло свыше семисот человек одного духовенства, не считая воспитанников обоего пола”.

5. “Хорошо”, сказал Церений: “это мы скоро узнаем более подробно!”

6. И он спросил Иосифа: следует ли начать откапывать засыпанных?

7. И Иосиф сказал: “Это даже твой долг, ибо возможно, что в подземельях еще есть воспитанники, которые живы и спасти их, - твоя прямая обязанность”.

8. Когда Церений услышал этот ответ, приказал он немедленно призвать две тысячи работников для уборки развалин и мусора.

9. Через несколько часов они откопали семь тел, в которых опознали проводников подземелий.

10. Тогда Церений сказал: “Воистину! Этих людей мне жаль! Потому что без них мы не много сделаем в этом подземном лабиринте с бесчисленными ходами и проходами!”

11. Но Младенец произнес: “Мой Церений! Что касается подземелий, - то ты найдешь там мало утешительного! Потому что ими уже несколько столетий не пользовались, и они наполнились илом и всякими гадами”.

12. “Эти же семь проводников числились таковыми только по названию, и ни один из них ни разу не спускался в подземелье!”

13. “И, дабы ты уверовал в Слова Мои, Я говорю тебе: эти семеро не мертвые, но лишь оглушены, и их можно вернуть к жизни”.

14. Прикажи сильным девушкам растирать им виски, грудь, затылок, а также руки и ноги, и они придут в себя и очнутся от своего глубокого обморока”.

15. Тогда Церений спросил Младенца: “Жизнь моя! Ведь, если Ты прикоснешься к ним, они еще скорее проснутся?!”

16. Но Младенец возразил на это: “Делай, как Я тебе советую. Ибо не должен Я творить слишком много, дабы миру не принести осуждение, вместо благословения!”

17. Хотя Церений не понял смысла этих слов, - но он беспрекословно исполнил совет Младенца.

18. Он приказал призвать десять сильных женщин растирать этих проводников.

19. Через несколько минут они проснулись и в недоумении спрашивали стоявших вокруг них: что с ними приключилось и что вообще происходило здесь?!

20. Церений приказал отвести их в ближайшую гостинницу. Народ же дивился этому пробуждению, и оказал женщинам глубокое уважение.

 

Глава 78 Церений осматривает город и гавань

1. После этого снова принялись за раскопки. Церений приказал все найденные тела, которые были менее изувечены, относить на место, устланное подстилкою, и укладывать лицами к земле,

2. а сильно изувеченных - немедленно отправлять на кладбище и там тела сжигать, или хоронить на 8-ми футовой глубине.

3. А менее изувеченные тела подвергнуть тем же опытам и приемам для их оживления, - какие были применены к проводникам.

4. И, если кто-нибудь из них придет в себя, - немедленно направлять их в ту же гостинницу, в которой находились проводники.

5. Отдав эти распоряжения, Церений удалился со всеми сопровождавшими его и направился осматривать другие части города.

6. К своему великому изумлению, он вскоре убедился, что ни один дом горожан не пострадал.

7. Но зато во всем городе не осталось ни единого капища! Все были дотла уничтожены и представляли собою лишь груды камней, пепла и мусора! Уцелел в городе только один храм, а именно: небольшой храм, который стоял запертым, и на фронтоне его была высечена надпись: “Посвящается Неизвестному Богу”.

8. После того, что Церений в сопровождении огромного стечения народа обошел весь город, который был довольно большим и насчитывал более 80 тысяч населения, - подозвал он к себе Иосифа и тихо сказал ему:

9. “Послушай, благородный друг и брат мой! Мне невольно хочется смеяться, когда я вижу, до чего умно и разумно землетрясение согласовало свои действия совместно с бурей!” 10. “Посмотри, например, на этот переулок! По обеим его сторонам стоят дома самой жалкой постройки: стены — это просто камни, положенные один на другой, без всякой известки и сложенные весьма не симметрично”.

11. “Казалось, что такие строения могли бы рассыпаться от малейшего сотрясения, вызванного даже ударом копыт любого коня!”

12. “Но нет! Эти воистину муравьиные сооружения продолжают стоять, и ни одно из них не повреждено, -

13. между тем, как стоявшие между этими, так сказать, <однодневными домиками> храмы, сооруженные для тысячелетий, - превращены в кучи мусора!”

14. “Что думаешь ты относительно этого явления? Разве не бросается здесь в глаза факт, - что землетрясение и буря действовали весьма обдуманно?!”

15. “И воистину! К великой моей радости, я вынужден признать и сказать”:

16. “Я - не я, если твой Сынок не поиграл Своим всемогущим пальчиком вместе с бурею со всеми этими капищами!”

17. Но Иосиф сказал ему: “Чему ты веришь, - сохрани в самом себе и ни с кем об этом не говори, ибо, вероятно, оно так и есть!”

18. “Но теперь пойдем к гавани и посмотрим, не найдется ли там работы для меня”.

19. И Церений немедленно последовал предложению Иосифа и направился к морю.

 

Глава 79 Осмотр гавани и возвращение в усадьбу

1. Придя на берег, где была гавань, которую образовывали отчасти естественные берега и отчасти искусственные сооружения, - Церений опять немало удивился, увидя,

2. что ничего не было повреждено! Только все мифологические украшения на роскошной триреме самого Церения бесследно исчезли!

3. И Церений сказал Иосифу: “Мой благороднейший друг! При таких условиях твои сыновья получат не много работы!

4. “Посмотри! Ни один корабль не пострадал, кроме этого там, который лично мой корабль, но что случилось с ним -я весьма приветствую, так, как вероятно, идолам пришлось попробовать морской воды!”

5. “Этому я очень рад, и, во всяком случае, я никогда больше не буду ими украшать мои корабли!”

6. “Но твоему Богу воздаю я за все честь и поклонение!”

7. “Твоим сыновьям я дам другие небольшие починки и вознагражу их за это, будто выполнили они крупную работу”.

8. На это Иосиф возразил ему: “Друг и брат мой! Не печись через меру о заработке детей моих!”

9. “Пойми! Не из-за заработка хотел я прийти сюда с моими сыновьями, но только чтобы оказать тебе услугу, но тебе помог Сам Господь. Следовательно, ты можешь обойтись без меня”. 10. “Но так как мы теперь все осмотрели и уже довольно поздно, думается мне, что нам следует подумать об обратном пути и отложить на завтра, если будет нужно еще что-нибудь осмотреть”.

11. И Церений сказал: “Я тоже этого мнения и мне жаль бедную Мать. Поэтому вернемся как можно скорее домой”.

12. “Но я прикажу принести носилки для Нея, дабы Ее вместе с Младенцем несли до усадьбы”.

13. На это Младенец, находясь как раз позади Церения, немедленно отозвался:

14. “Да! Сделай это, потому что Эта Мать уже очень утомилась, ибо имеет во Мне великую ношу!”

15. “Но  на  обратном  пути  не  проходи  по  той  площади,  на которой, по твоему распоряжению, лежат тела откопанных,

16. “ибо все они (а число же их уже превышает сотню) ожили бы в то время, когда Меня несли мимо них,

17. “и это принесло бы тебе, а также и всему народу, <осуждение> (принужденную веру) и причинило бы всем много вреда,

18. “но так, в течение этой ночи, они и без того проснутся, благодаря людской помощи и при Моем невидимом содействии”.

19. “И, таким образом будет избегнуто впечатление Чуда, а ты и весь народ останетесь в сохранности и избегнете <осуждения> (принуждения), убивающего Дух”.

20. Церений в точности исполнил этот совет и ликовал в сердце своем. Носилки были доставлены, и Мария с Младенцем поместились в них.

21. И Церений приказал идти другой дорогой, по которой он и все сопровождавшие его, в том числе и три священника, быстро дошли до усадьбы.

 

Глава 80 Младенец и Иаков

1. Придя домой, Иосиф пошел к своим сыновьям, которые были заняты приготовлением обеда, и сказал им:

2. “Это хорошо, дети мои, что вы предупредили мое желание, но сегодня у нас тремя гостями больше: это те три священника, которые были приговорены к казни сегодня утром”.

3. “Нам следует их особенно хорошо принять, дабы они стали нашими друзьями и познали нашего Небесного Отца”.

4. “Избравшего нас быть чадами Своими, благодаря союзу, заключенному Им с отцами нашими!”

5. “А ты, Иаков, иди навстречу Матери, Которая устала и возьми от нея нашего горячо любимого Младенца”.

6. “Его надо уложить сейчас же в колыбель, т.к. и Он видимо утомился!”

7. И Иаков выбежал навстречу Марии, Которая только что вышла из носилок, и с большой любовью и радостью взял из ее рук Младенца.

8. Также и Младенец обрадовался Иакову. Он запрыгал на его руках, улыбался и начал теребить его, где Он только мог достать его Своими ручками.

9. И священники, преисполненные безграничного страха перед Младенцем, удивились этому, но обрадовались в своей душе, когда увидели Его чисто детское поведение. 10. Один из них подошел тогда к Иакову и спросил его на хорошем еврейском языке:

11. “Скажи мне, разве этот Чудо-Младенец всегда такой веселый и, если можно только так выразиться, - что Он даже дразнит и шалит, как это делают обыкновенные дети двух или трех лет?”

12. Но Младенец Сам ответил им вместо Иакова:

13. “Да! Да! Друг Мой! Которых Я люблю, - Я дразню и тереблю и тормошу! Но это бывает только с теми, которые любят Меня так же, как любит Меня Мой Иаков! И Я люблю их так же, как люблю Моего Иакова!”

14. “Но этим Я ничего плохого им не делаю! Не правда ли, Мой Иаков! Ведь тебе же не больно, когда Я тереблю и тормошу тебя?”

15. И Иаков, как всегда, растрогался до слез и проговорил: “О, Ты мой Божественный возлюбленный братец! Как же можешь Ты мне делать больно?!”

16. На это Младенец ответил Иакову: “Иаков, брат Мой! Воистину ты любишь Меня!”

17. “Но Я люблю тебя так, что ты никогда не сможешь уразуметь, до какой степени Я тебя люблю!”

18. “Видишь? Дорогой брат Мой Иаков! Небеса просторны и бесконечно велики... И подобно тому, как Земля носит одну росинку, - носят они бесчисленные светозарные миры...”

19. “И эти миры обитаемы бесчисленными счастливыми существами, которые по своему нраву подобны тебе, но нет среди них счастливого более тебя, - ныне Моего самого любимого брата!”

20. “Теперь ты Меня еще не понимаешь, но со временем ты все же поймешь Меня! Но спать Я теперь не хочу, раз люди вокруг Меня бодрствуют! Но Я хочу остаться с тобой”.

21. Эти слова Младенца снова вызвали слезы умиления у нашего Иакова, и он заплакал от Любви и радости, а вопрошавший - священник чуть было не ушел под землю от одного страха перед Младенцем.

 

Глава 81 Младенец и Церений

1. Церений, который тоже слышал слова, сказанные Младенцем, подошел к Нему и с любовью спросил Его:

2. “Жизнь моя! Значит, Ты меня меньше любишь, потому что, когда Ты у меня на руках, Ты меня никогда не теребишь!”

3. Младенец же сказал: “О, Церений! Не печалься об этом! Пойми, что все неприятности, которые ты перенес из-за Меня, - суть не что иное, как теребление и тормошение с Моей стороны, потому что Я тебя люблю!”

4. “Понятно ли тебе, что Я сказал тебе?”

5. “И, любя тебя, Я еще чаще буду теребить тебя и даже буду шалить с тобой!”

6. “Но из-за этого не должен ты бояться Меня, ибо лично с тобою ничего плохого не приключится, - как и до этого времени. Понимаешь ли ты Меня, дорогой Мой Церений?”

7. И озадаченный и растроганный Церений, преисполненный в сердце своем чувства глубокого почитания к Младенцу, сказал:

8. “Да, Да, Жизнь моя! Я вполне понимаю Тебя и чувствую, что сказал Ты мне нечто великое!”

9. “Но несмотря на это, все же хотелось бы мне, чтобы Ты хоть один раз потеребил меня, как теребишь Ты брата Твоего!”

10. Но Младенец возразил Церению: “О, Мой милый друг! Ты же не будешь более ребенком, чем Я?”

11. “Неужели ты думаешь, что тогда Я еще больше любил бы тебя?”

12. “Видишь? В этом отношении ты ошибаешься! Ибо больше любить, чем Я тебя и без того люблю, - немыслимо!”

13. “Воистину! И ты тоже никогда не сможешь всецело уразуметь и объять размер и силу Моей любви!”

14. “Итак, внимай: не пройдет ста лет, как Рим многократно войдет в Твердыню (крепость) Мою!”

15. “Правда, что ныне время еще не настало, но верь Мне, что ты уже стоишь на том пороге, через который многие перейдут...”

16. “Но пойми: не материально, телом, - а духовно войдут они в будущее царство мое, которое вечно...”

17. Эти слова привели всех присуствовавших в недоумение и изумление. Церений не знал, как растолковать все слышанное.

18. Поэтому он обратился к тут же стоявшей Марии и спросил ее: поняла ли она сказанное только что Божественным Младенцем?

19. И Мария ответила ему: “О, друг наш! Будь это обыкновенное человеческое дитя, - тогда мы, люди понимали бы Его,

20. “но так как Оно свыше, - поэтому и мы не понимаем Его! Лучше сохраним Его Слова в наших сердцах, и время однажды раскроет нам их истинный смысл”.

 

Глава 82 Ответ Иосифа на вопрос Церения

1. В это время вышел Иосиф из дома и пригласил всех к обеду.

2. И Церений, в голове которого скрещивались всякие мысли, подозвал к себе Иосифа и передал ему слышанное из уст Младенца, а также полученный им ответ от Марии.

3. Поэтому, конечно, и спросил он доброго старика: как следует ему понимать подобные слова и речи?

4. И Иосиф ответил взволнованному Церению:

5. “Друг и брат мой! Известно ли тебе предание, в котором говорится о человеке, пожелавшем однажды приподнять покрывало Изиды?”

6. Церений никак не ожидал такого ответа и удивленно спросил:

7. “Высокочтимый друг мой! Это предание я, конечно, знаю! Человек тот погиб самым жалким образом! Но что хочешь ты этим сказать?”

8. И Иосиф ответил: “Возлюбленный друг мой! Ничего иного, как только, что здесь нечто большее Изиды!”

9. “Поэтому прими к сведению совет моей жены, и будешь благополучен!”

10. Рядом с ними стоял Мароний Пилла, который сказал потом: 11. “Консульская, императорская милость! Вообще в подобных вопросах я еще весьма не сведущ, но на этот раз мне кажется, что я понял мудрого старца!”

12. И Церений ответил ему: “Благо тебе, что ты можешь это сказать про себя!”

13. “Хотя и не заколочены у меня мозги вдоль и поперек, но на сей раз они отказываются мне служить, и я пока этим похвалиться не могу!”

14. И Мароний продолжал: “Я лично понимаю это так: не следует протягивать руки к вещам, которые от нас слишком далеки, ибо для этого наши руки слишком коротки!”

15. “Конечно было бы приятно быть <счастливым Фаэтоном>,

16. “но что может сделать слабый смертный, что солнце проложило свой путь слишком далеко от него?”

17. “Он вынужден только удовлетворяться его светом, а славу и силу покорно предоставлять руководящим существам, у которых руки подлиннее, чем у него, простого смертного!”

18. “Но как далеко простирается Десница этого Ребенка? -в этом, кажется, мы уже вчера убедились в достаточной степени!”

19. “Вот, императорская милость, - разве я не понял сути того, что только что высказал мудрый старец?!”

20. Церений согласился с Маронием. Он успокоил свое сердце и последовал вместе с Иосифом в дом и подкрепил себя незатейливой трапезой.

21. А священники еле-еле решились поднять глаза, ибо вдруг они решили, что Младенец - сам Зевс, или сам Фатум!

 

Глава 83 Страх священников

1. После трапезы, когда все встали из-за стола, подошел к Иосифу один из священников и спросил его с величайшим смирением:

2. “Ураний! Или, по крайней мере, Сатурн, - отец Зевса! Воистину! Ты должен быть им, хотя в городе ты старался скрыть от нас свою божественность!”

3. “И сделал ты это для того, чтобы нас испытать: узнаем ли мы тебя, или нет?”

4. “И видишь? Мы все-таки узнали тебя, хотя и не сразу, поэтому и просим мы тебя простить нам нашу слепоту”.

5. “Речь твоего Ребенка открыла нам глаза и пролила свет на нас, и ныне мы точно знаем, где мы находимся!”

6. “О! Окажи нам милость и осчастливь нас тем, что поведаешь нам: как пожелаешь ты, чтобы мы принесли жертвоприношение тебе, твоей божественной супруге, а также твоему Ребенку -Зевсу, омоложенному через твое же могущество.”

7. Иосиф оторопел и удивился неожиданной перемене, происшедшей в трех священниках, которым он ведь незадолго перед тем ясно объяснил все заблуждения их язычества.

8. Поэтому он призадумался: что следует ему им ответить? Но в это время Младенец пожелал, чтобы Иаков немедленно отнес Его к Иосифу.

9. И когда, на руках Иакова, прибыл Он туда, то сразу же сказал Иосифу:

10. “Оставь этих нищих и не гони их, ибо они слепы. Они спят и бредят”.

11. “Пусть проведут они здесь несколько дней, и братья Мои разбудят их от их сна и сновидений; когда они услышат, как вы сами молитесь, - оставят они своих Ураниев, Сатурнов и Зевсов!”

12. Эти слова успокоили Иосифа, и он предложил трем священникам остаться в его доме, пока они не устроят своей жизни и не найдут себе работы.

13. Священники же растерялись, и из страха еле-еле решались дышать, и не знали, как им быть: отклонить предложение Иосифа или же принять его?

14. И хотя они согласились остаться, начали они перешептываться между собою:

15. “Если бы только у нас была возможность убежать отсюда и скрыться в каком-нибудь углу!”

16. “Но так мы вынуждены оставаться и созерцать воочию наивысших богов! Какое это мучение для нас, недостойных!”

17. Церений заметил их тайные переговоры и хотел уже направиться к ним и требовать объяснений,

18. но Младенец рек: “Мой Церений! Оставайся, ибо Я ведаю, что происходит с этими тремя!”

19. “Их намерение - лишь плод их слепоты и неразумного страха. Им хочется бежать отсюда на край земли и скрыться где-нибудь подальше!”

20. “Это все! Поэтому ничего тебе так волноваться!”

21. “В этом доме предоставь Мне судить и рядить, и будь уверен, что от этого никто не потерпит несправедливости”.

22. Церений успокоился и вышел вместе с Иосифом в сад, между тем как священники ушли в предназначенное для них помещение.

 

Глава 84 Предание о возникновении Острацыны

1. В саду Иосиф и Церений говорили о разных посторонних вещах, а Мария тем временем занялась Младенцем.

2. А сыновья Иосифа занялись хозяйством, причем слуги Церения немало им помогали.

3. После разных менее содержательных разговоров Иосифа с Церением, которого сопровождал Мароний Пилла, - всплыл довольно важный вопрос, высказанный Церением:

4. “Благородный друг и брат мой”, сказал он Иосифу: “сам город и принадлежащие к нему земли в округе, - насчитывают около восьмидесяти тысяч людей,

5. “среди которых только немногие исповедывают твою веру и принадлежат к твоей религии”.

6. “Большинство жителей закоренелые идолопоклонники с незапамятных времен”.

7. “Все капища в этом древнем городе, согласно преданиям, сооружены самим Зевсом в знак победы над Титанами земли, и весь город якобы возник только благодаря войне богов с Титанами”.

8. “Предание говорит, будто Меркурий собрал все кости Титанов и опустил их в море, и это, якобы, было началом образования почвы, на которой вырос этот город”.

9. “Потом Зевс в течение целого месяца ниспосылал на эти кости дождь из песка и пепла, даже вперемешку с большими камнями”.

10. “После чего он повелел старой Церере оплодотворить этот край и соорудить в знак победы, - посреди него крепость и вокруг нея город”.

11. “Затем Зевс вызвал из земли народ, который заселил эту страну и этот город, якобы на вечные времена”.

12. “Из моего повествования ты можешь легко заключить, что именно здешние люди, как никто в мире, - убеждены, что они живут в городе, выстроенном самими богами!”

13. “Вот почему ты видишь такие жалкие и обветшалые дома, потому что, якобы, ни один человек не имеет права исправлять или изменять сооруженное однажды богами, т.к. это было бы великим грехом перед ними!”

14. “Кроме того, предание гласит, что Церера с помощью Меркурия и Аполлона особенно постаралась над храмами! Будто последние были даже воздвигнуты собственноручно богами!”

15. “Вот, таково предание, вкоренившееся до такой степени в людские умы, что послужило основанием их глубокой веры. Но здешний народ, несмотря на свою бедность, весьма гостеприимен и даже очень честен”.

16. “Что же будет, если вдруг народ потребует восстановления своих капищ?”

17. “Следует, ли их восстановить, или же лучше обратить народ в твое учение?”

18. “И, если это сделать, что скажут соседние народы, нередко посещающие этот город, который ныне представляет собою еще большие развалины, чем раньше?”

 

Глава 85 Продолжение беседы Церения с Иосифом

1. И Церений продолжал: “Друг мой! В настоящее время я готов много дать за хороший совет!”

2. “И, если ты найдешь в твоей жизненной Божественной сокровищнице совет, как мне выйти из этого положения, -тогда дай мне его!”

3. “Ибо воистину! чем больше я думаю об этом, - тем более положение кажется мне критическим и запутанным!”

4. На это сказал ему Иосиф: “Выслушай меня, благородный друг! Вызволить тебя из твоего затруднения очень легко.”

5. “Я дам тебе хороший свет, который укажет тебе, как следует тебе действовать при таких обстоятельствах.”

6. “Раз ты, подобно мне, имеешь живую Веру и любишь Единого Истинного Бога и поклоняешься Ему, -7. “Я говорю тебе: пока ты сам себя мучаешь заботами, - до тех пор — Бог ничего для тебя не сделает.” 8. “Но, если ты возложишь на Него все твои заботы и ни о чем другом   не   будешь   думать,   как  только   стремиться,   чтобы все больше и глубже познавать и любить этого Истинного Единого Бога, -

9. “тогда будет Он тебе во всем помогать! И все, что сегодня кажется тебе кривым и косым, - завтра выпрямится для тебя!”

10. “Прикажи очистить в городе только те места, где могут находиться еще засыпанные люди, - что уже происходит в настоящее время.”

11. “А все капища, - под развалинами которых схоронены несколько грубых и неуклюжих изображений идолов: -оставь лежать развалинами!”

12. “Ибо все, что якобы уничтожено стихиями, - в глазах этого народа является действием богов,

13. “поэтому они вовсе не будут стараться восстановить эти храмы!”

14. “И вообще побоятся они начать что-нибудь заново сооружать, так как это означало бы действовать против “воли богов” и могло бы навлечь на них новую кару.”

15. “А священников, которые одни могли бы убедить народ, что они получили якобы указания от богов приступить к восстановлению города собственными средствами, - уже нет в живых!”

16. “А оставшиеся три священника нигде уже не станут воздвигать храмы богам!”

17. “Поэтому не тужи! Господь Неба и Земли уже сделает наилучшее для тебя и для народа!”

18. “Кроме того, в наше время многие города разделят участь Острацыны! И ты услышишь, что то тут, то там будет разрушен город. Так что, если и от этого города через каких-нибудь десять лет ничего не останется, - это не произведет особенного впечатления.”

19. Эти слова Иосифа успокоили Церения, и он вернулся в дом вместе с Иосифом в совершенно ином настроении.

 

Глава 86 Церений возвращается в Острацыну

1. Церений, придя в трапезную, сказал Иосифу: “Друг мой! Меня только что осенила хорошая мысль.”

2. “Как ты думаешь? Не лучше ли мне, для успокоения моей совести,

3. “призвать к себе этих трех священников и передать им все, что мы с тобой в саду обсудили, а главное, все хорошее и утешительное, высказанное тобою по этому поводу? Мне хотелось бы узнать, что они мне на это скажут?”

4. Но Иосиф сказал: “Раз мои слова для тебя не достаточны, -тогда поступай, как тебе заблагорассудится для твоего личного успокоения, ибо здесь, - ты повелитель, —

5. “но лично я того мнения, что с этими тремя священниками мы далеко не уедем, и от них мы никакого толку не добьемся, пока они считают меня за Урания, или Сатурна, а Младенца за омолодившегося Зевса!”

6. “И, если ты обратишься к ним с каким-нибудь вопросом, они тебе, конечно, ничего не ответят, а скажут обратиться ко мне или к Младенцу!”

4. Когда Церений это услышал, оставил он свое желание говорить со священниками и сказал:

8. “Теперь мне ясно, и моя душа успокоилась, и я могу остальное время снова посвятить государственным делам.”

9. “Кроме того, уже вечереет, и мне пора вернуться в город с Маронием и слугами моими.”

10. “Но завтра днем я опять приду, если же мне необходимо будет получить от тебя какой-нибудь совет, - я попрошу тебя прийти ко мне утром.”

11. Иосиф благословил Церения и Марония ... Церений подошел к колыбельке, преклонил колено и осторожно поцеловал спавшего Младенца ...

12. После этого он поднялся и вышел с влажными глазами.

13. Идя по дороге, Церений по крайней мере сто раз оборачивался и все оглядывался на усадьбу, которая теперь была для него дороже всех сокровищ в мире.

14. Иосиф же посылал вслед Церению благословение за благословением, пока он мог видеть уходивших.

15. Когда Церений и его свита скрылись из глаз Иосифа, -вернулся он домой и прошел к Марии, которая, как всегда в эти часы, была погружена в молитву.

16. При входе Иосифа, Она встала с колен и сказала ему: “Воистину, дорогой мой супруг, этот день совершенно изменил мои взгляды на мир! Да, Мир! Мир для людей далеко не выигрыш!”

17. И Иосиф сказал: “Мария, ты права! Но я рассуждаю так: раз Господь с нами, - мы в мире ничего не теряем! Завтра то же самое солнце взойдет для нас во всей своей красе! Одному Господу Богу честь и поклонение. Аминь”!

 

Глава 87

Мария как пример женской скромности. Молитва Иосифа и его сыновей на холме

1. Мария, которая вообще много не говорила и, кроме того не имела привычки, как большинство из женщин, иметь всегда последнее слово, удовлетворилась в сердце своем простым и кратким утешением со стороны Иосифа.

2. Когда он ушел, она легла, а Иосиф в своих молитвах отдал ее под покров Господень,

3. и направился к сыновьям своим, и сказал: “Дети! Вечер такой дивно-прекрасный! Пойдемте в сад!”

4. “И там, среди природы, в этом священном Храме Божием, пропоем хвалебную песнь и возблагодарим Господа за все Его нескончаемые щедроты, дарованные Им, начиная от сотворения мира, отцам нашим.”

5. И сыновья оставили свою работу и последовали за отцом.

6. Он довел их до небольшого холма, около 20-ти клафтеров высоты, который был на его земле и находился приблизительно в ста шагах от усадьбы.

7. Это движение в доме заметили священники в своей комнате и решили, что “боги” отправятся эту ночь на Олимп, для совещания с прочими богами.

8. Поэтому они тоже вышли из дома и украдкою пошли вслед за Иосифом и его сыновьями.

9. Дойдя до холма, они спрятались под густой листвой смоковницы, и притаив дыхание, замерли в ожидании услышать, о чем предполагаемые боги будут совещаться на Олимпе ...

10. Каково же было их удивление, когда они вдруг услышали, что   предполагаемые   первостепенные   боги    сами   начали молиться какому-то Богу и славить Его ...

11. Но наибольшее впечатление произвели на них следующие стихи из псалма 89-го:

12. “Господи! Ты нам прибежище в род и род.”

13. “Прежде нежели родились горы, и Ты образовал Землю и вселенную, и от века до века Ты - Бог.”

14. “Ты возвращаешь человека в тление, и говоришь: возвратитесь, сыны человеческие!”

15. “Ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел, и как стража в ночи!”

16. “Ты как наводнением уносишь их; они, как сон, - как трава, которая утром вырастает, утром цветет и зеленеет, вечером подсекается и засыхает.”

17. “Ибо мы исчезаем от гнева Твоего, и от ярости Твоей мы в смятении.”

18. “Ты положил беззакония наши пред Тобою и тайное наше пред светом лица Твоего.”

19. “Все дни наши прошли во гневе Твоем; мы теряем лета наши, как звук.”

20. “Дней лет наших семьдесят лет, а при большей крепости восемьдесят лет; и самая лучшая пора их - труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим.”

21. “Кто знает силу гнева Твоего, и ярость Твою по мере страха Твоего?”

22. “Научи нас так счислять дни наши, чтобы нам приобресть сердце мудрое.”

23. “Обратись, Господи! Доколе? Умилосердись над рабами Твоими.”

24. “Рано насыти нас милостию Твоею, и мы будем радоваться и веселиться во все дни наши.”

25. “Возвесели нас за дни, в которые Ты поражал нас, за лета, в которые мы видели бедствие.”

26.“Да явится на рабах Твоих дело Твое и на сынах их слава Твоя;”

27. “И да будет благоволение Господа Бога нашего на нас, и в деле рук наших споспешествуй нам, в деле рук наших споспешествуй.”

28. Прослушав пение псалма, вернулись священники в свою комнату.

29. И один из них сказал: “Воистину! Они не могут быть богами, раз они сами молятся какому-то Богу и даже признают “гнев Его” над собою”!

30. И другой ответил ему: “Это еще ничего! Но слова в их молитве касались, в сущности, нас! Вот это удивительно! В этом именно чудовище зарыто!”

31. “Но теперь тише! Молившиеся идут обратно! Завтра мы глубже вникнем во все слышанное нами и проверим это для себя. Теперь же замолчим, потому что они идут!”

 

Глава 88 Смерть и оживление Иоеля

1. Придя в дом, Иосиф сказал сыновьям сперва закончить свою работу этого дня и потом уже идти спать.

2. И сам он, чувствуя некоторую усталость, ушел к себе отдыхать.

3. Так закончился день, - полный разных явлений и происшествий.

4. На следующее утро наш Иосиф, как всегда, был на ногах еще задолго до восхода солнца и пошел будить сыновей для работы.

5. И сказал он им: “Утро вечера мудренее! И на том, что сделано утром, лежит большее благословение, чем на трудах всего последующего дня!”

6. И он вышел с четырьмя сыновьями обрабатывать поле, а Иаков остался с Младенцем.

7. Старший же сын старался изо всех сил, желая показать себя перед другими.

8. И вот, взрезывая лопатою землю, поднял он ядовитую змею, которая тут же его ужалила.

9. Три младших брата прибежали к нему на помощь и убили змею, но нога брата распухала на глазах. У него закружилась голова, взор его помутнел, и через несколько минут он испустил дух.

10. Иосиф и три младших брата зарыдали и молили Бога вернуть им их Иоеля.

11. Иосиф же проклял змею и сказал сыновьям: “Отныне на этом участке не будет ни единого гада!”

12. “Поднимите брата и несите его в дом. Видимо, такова Воля Господа, что взял Он от меня первенца и носителя рода!”

13. С плачем подняли Иоеля оставшиеся три брата и понесли к усадьбе, а Иосиф разодрал свои одежды и следовал за ними, громко причитая.

14. Мария, услышав рыдания и причитания, испугалась и немедленно вышла им навстречу, держа Младенца на руках, а Иаков следовал за ней.

15. Она и Иаков воскрикнули от ужаса, когда увидели они мертвого Иоеля и Иосифа в разодранных одеждах.

16. Вышли к ним и все три священника и немало испугались, увидя покойника.

17. И один из них сказал Иосифу: “Только теперь я поверил, что ты обыкновенный человек, потому что, будь ты богом, твои дети не могли бы умирать, ибо ты их вновь воскрешал бы.”

18. Но Младенец сказал: “Все вы ошибаетесь: Иоель в обмороке и спит. Он не умер.”

19. “Принесите морской лук (?) и положите луковицу на рану, и ему сразу станет лучше.”

20. Иосиф сам поспешно принес такую луковицу и приложил ее к ране сына.

21. И через несколько мгновений Иоель пришел в себя и с удивлением спросил, что с ним приключилось?

22. Тогда стоявшие вокруг него рассказали ему, что с ним было. И все благодарили и хвалили Господа за чудесное спасение, а священики прониклись большим уважением к Младенцу, но еще большим к луковице...

 

Глава 89 Слова Младенца о богоугодной молитве

1. После этого пошел Иосиф со всей семьей к себе в опочивальню и там громко молился и славил Господа около целого часа.

2. И тогда же дал он обет Богу, что немедленно по своему возвращению в Иерусалим принесет он Ему жертву в храме.

3. Но на это Младенец сказал: “Выслушай Меня! Разве ты думаешь, что это будет любезно Господу?”

4. “Ты глубоко ошибаешься! Пойми, что Богу не любезно курение, ни кровь животных; также не любезны Ему подношения в виде елея, муки и пшеницы!”

5. “Только сердце любезно Ему, которое кается и раскаивается в глубочайшем смирении!”

6. “Но если есть у тебя в чем-нибудь излишек, тогда отдай его тем, которые нагие, голодные и которых мучает жажда! И этим принесешь настоящую и действительную жертву Господу!”

7. “Потому Я снимаю с тебя твой обет и твое обязательство перед храмом, ибо обладаю властью это делать.”

8. “Сам же Я однажды выполню твой обет в Иерусалиме в таком размере, что им насытится все Земля на времена вечные!”

9. Тогда Иосиф взял Младенца к себе на руки и сказал:

10. “Дорогой, горячо любимый мой маленький Иисус! Твой Иосиф благодарит Тебя за это от всего сердца и всецело сознает святую Истину Твоего удивительного изречения,

11. но Твой Отец и наш наш общий Бог все же заповедал через Моисея и пророков жертвоприношения и требовал от нас, -чад Своих, соблюдение их!”

12. “Скажи мне, мой Сыночек, хотя Ты и Божественного Происхождения, - разве имеешь Ты право отменять то, что было заповедано Отцом, Вечно Живущим в Своих Небесах?”

16. “Понятно ли это тебе? Уразумей: там, где Любовь Отца, там же и Его Сердце. Во Мне живет Его Любовь, следовательно, и Сердце ЕгоЬ

17. “Никто не носит сердца вне себя, также Отец. И где пребывает Его Сердце, там пребывает и Он Сам. Понятно ли это тебе?”

18. Эти слова преисполнили Иосифа, Марию и всех братьев священным предчувствием. И вышли они, славя Господа в сердцах своих. Мария же пошла приготавливать завтрак.

 

Глава 90 Завтрак. Омовение

1. Завтрак был скоро готов, т.к. состоял только из свежевскипяченного молока с тмином и с медом, и хлеба.

2. Мария сама принесла горшок с дымящимся молоком и поставила его на стол, и позвала Иосифа и его сыновей, а также и трех священников.

3. Иосиф пришел, неся Младенца на руках, передал Его Марии и подошел к столу.

4. И запел хвалебную песнь. Когда они кончили петь, спросил он присутствовавших: умывались ли они?

5. Мария, все сыновья, а также Младенец ответили утвердительно.

6. И Иосиф сказал им: “Тогда приступите к трапезе. Но как обстоит дело с вами?” - обратился он к священникам: “Умылись ли вы тоже, как все остальные?”

7. И они ответили: “У нас принято по утрам не умываться водою, но только по вечерам.”

8. “По утрам мы себя смазываем маслом, чтобы предохранить тело от палящего зноя.”

9. И Иосиф сказал: “Возможно, что это хорошо и, приди я в ваш дом, я сделал бы то же самое, как и вы,

10. “но так как вы теперь находитесь в моем доме, тогда соблюдайте мои обычаи, потому что они лучше ваших.”

11. Священники же начали просить уволить их от этого.

12. И Иосиф был готов уважить их просьбу.

13. Тогда Младенец сказал: “Воистину! Каждый кусок обратится в камень в их желудках, если они не умоются водою перед тем, как есть за столом, за которым Я присутствую.”

14. Эти слова свели на нет все их обычаи, и они попросили воды и умылись.

15. И, после того, как они умылись, Иосиф пригласил их к столу.

16. Но священники отказались и не решались сесть и есть, потому что они боялись Ребенка.

17. Но Младенец снова сказал: “Если не вкусите совместно с Нами освященную трапезу, - вы умрете.”

18. Тогда священники сели за стол и вкусили трапезу с остальными и преисполнились благоговения перед Ребенком.

19. После трапезы Иосиф поднялся и опять воздал Богу благодарение.

20. Тогда священники спросили его: “Какому Богу воздаешь ты хвалу? Разве этот Ребенок не есть Первый и Истинный Бог? Как можешь ты благодарить еще другого?”

21. Этот вопрос смутил Иосифа, и он не знал, что им ответить?

22. Но Младенец сказал: “Иосиф! Не печись напрасно! Ибо сказанное ими однажды сбудется, но теперь не смущайся, ибо все равно молишься Ты Единому Богу и Отцу!”

 

Глава 91 Любовь как истинная молитва

1. Иосиф поцеловал Младенца и сказал: “Воистину! Не будь в Тебе Сердце Отца, не был бы Ты способен изрекать подобных слов!”

2. “Где найти во всем мире дитя Твоего возраста, которое говорило бы, как ни один мудрец еще не говорил?”

3. “Поэтому скажи мне: может быть, и мне следует поклоняться Тебе, как моему Господу и Богу?”

4. Это вопрос Иосифа, обращенный к Младенцу, озадачил всех присутствующих.

5. Тогда Младенец улыбнулся Иосифу и кротко сказал ему:

“Иосиф! Знаешь ли ты вообще, как следует человеку молиться Богу?”

6. “Видишь? Этого ты не знаешь полностью, поэтому Я это тебе объясню.”

7. “Итак, внимай: человек должен молиться Богу “в Духе и в Правде”, но не только устами, как это делают дети мира сего, которые воображают, что служат Богу, если они в продолжение известного времени шевелят устами.”

8. “Если хочешь молиться в Духе и в Правде, тогда люби Бога в сердце своем и делай добро всем другам и недругам, и будет тогда молитва твоя праведна перед Богом!”

9. “Если же кто-нибудь в известные дни и часы, и притом недолго, шевелит устами перед Богом и в течение такого бормотания думает еще о всяких мирских вещах, которые любезнее его сердцу, чем его поверхностная молитва и даже любезнее Самого Бога, - скажи? Разве это можно назвать молитвой?!”

10. “Воистину! Миллионы подобных молитв будут услышаны Богом так же, как камень внимает глашатаю!”

11. “Но, если ты молишься Богу в Любви и с Любовью, -тогда тебе не нужно вопрошать: следует ли тебе ныне поклоняться Мне как Единому Наисвятейшему Богу и Отцу, или нет?”

12. “Ибо кто так поклоняется Богу, - одновременно поклоняется и Мне, потому что Отец и Я, - суть одна и та же Любовь и одно и то же Сердце!”

13. Эти слова привели всех к правильному пониманию -почему Иисус должен был именоваться “Сыном Божиим”

14. И душа Иосифа преисполнилась наивысшим небесным блаженством.

15. А Мария тайно ликовала за Младенца и сохранила так же эти слова в сердце своем. То же самое сделали и сыновья Иосифа.

16. Тогда священники обратились к Иосифу: “Наимудрейший старец всех времен!”

17. “Нам хотелось бы переговорить с тобою наедине о весьма сокровенных вещах на вершине того холма, на котором вчера вечером ты со своими сыновьями так усердно и возвышенно молился твоему Богу!”

18. Но Младенец их перебил и сказал:

19. “Неужели воображаете Вы, что Я не услышу ваших слов на холме? Вы ошибаетесь, ибо ухо Мое простирается так же далеко, как рука Моя! Поэтому говорите здесь - передо Мною!”

 

Глава 92

О сооружении храма в сердце человека и об истинном богослужении

1. Священники смутились и не знали, как им быть, потому что не решались высказать Иосифу свою мысль в присутствии Ребенка.

2. Тогда Младенец пристально посмотрел на них и продолжал решительным голосом:

3. “Разве вы не задумываете сделать из Меня идола?”

4. “На этом холме намерены вы соорудить храм и поставить в нем на золотом алтаре изваяние по Моему подобию, чтобы, согласно вашему ритуалу, приносить Мне жертвы!”

5. “Попробуйте только предпринять нечто подобное! Воистину, говорю Я вам: первый сделавший шаг для этого, или двинувший одним пальцем, - будет на месте поражен смертью!”

6. “Но, если вы непременно хотите соорудить Мне храм -тогда соорудите для Меня живой храм в сердцах ваших.”

7. “Ибо аз семь полн жизни, а не смерти. Поэтому Я желаю “живые храмы”, но ни в каком случае не мертвые!”

8. “И, если вы верите, что во Мне пребывает полнота Самого Божества, - разве в таком случае - Я Сам - не являюсь уже живым храмом для вас?! Зачем иметь предо Мною извания и каменные храмы?!”

9. “Что же больше: Я Сам, или ничего не стоящие храмы и изваяния, изображающие Меня?”

10. “Раз Живой пребывает у вас и среди вас! Какой смысл иметь “мертвого” и для чего он годится?”

11. “Слепые глупцы! Скажите? Что же больше: любить Меня, или строить в Мою честь тысячу каменных храмов и тысячу лет шевелить устами перед Моими изображениями, будучи облаченными в окаймленные одежды!?”

12. “Но если-бы пришел к вам бедный человек, голодный, холодный и нагой,

13. “а вы, увидя его, сказали бы: “Это полубог! Ибо эти небесные существа часто являют себя в таком виде!”

14. “Сделаем же его изваяние, которое мы поставим в храм и будем поклоняться ему.”

15. “Скажите! Если бы вы так поступили, разве вы помогли бы этому бедному человеку, что сделали его изваяние из чистого золота?”

16. “Но, если бы вы, согласно вашей Любви, бедного (нищего) одели, накормили и напоили, - вы принесли бы ему большую пользу!

17. “Разве Бог не имеет в Себе больше жизни, чем любой человек этой земли, раз ВСЕ, имеющее дыхание, получает жизнь от Него?!”

18. “Разве Бог слеп! Он - Создавший Солнце и Даровавший вам зрение?!”

19. “Или разве Бог глух, и бесчувственен, Он - Даровавший вам осязание и чувства!?”

20. “Видите? как неразумно с вашей стороны так думать и говорить!”

21. “Ибо Бог - Сам по Себе есть сама Жизнь в полном ее совершенстве, т.е. Он - сама Любовь в совершенстве! Как же после этого хотите вы Ему поклоняться как “мертвому”?!”

22. “Обдумайте это, дабы исцелиться вам от вашей слепоты!”

23. Эта речь совершенно уничтожила священников. Они поняли святую Истину в словах Младенца и на целый день наложили на себя обет молчания.

 

Глава 93 Слепая нищенка и ее вещий сон

1. Выслушав пояснения о “Наивысшем поклонении”, вернулись священники в свою комнату и оставались в ней до захода солнца.

2. Все трое молчали, и каждый из них в отдельности вникал в глубокий смысл слов, высказанных удивительным Ребенком.

3. Иосиф же воздал хвалу и славу Богу в сердце своем и горячо благодарил Его за бесконечно великую милость, что избрал его кормильцем “Сына Божиего”.

4. И, после того, что он, Мария и сыновья его воздали хвалу Богу, Мария занялась Младенцем,

5. а потом передала его Иакову, т.к. Иосиф просил ее зашить ему его одежду, после чего он с четырьмя сыновьями вышел обрабатывать поле.

6. Мария же тем временем принялась убирать комнаты, дабы к приходу гостей все в доме было чисто и в порядке.

7. Кончив уборку, пошла она посмотреть, что делает Младенец и не хочет ли Он чего-нибудь?

8. Младенцу захотелось кушать, и Мария накормила Его грудью. После чего Младенец пожелал выкупаться в чистой студеной воде.

9. Мария немедленно все исполнила. И, когда она вынула Младенца из купели, в комнату, где была Мария, вошла слепая женщина и начала сетовать на свое горе.

10. И Мария сказала слепой: “Я вижу, что ты действительно несчастна! Но что же могу я сделать, чтобы тебе помощь?”

11. И женщина сказала: “Выслушай меня! В прошлую ночь, приснился мне удивительный сон!”

12. “Я увидела, что ты держала в руках Младенца, от Которого исходил Свет, и Этот Младенец потребовал сначала грудь, а потом Он пожелал купаться.”

13. “В купели была свежая, холодная вода и, когда ты вынула Младенца из купели, вся вода искрилась сверкающими звездами ...”

14. “Тогда я вспомнила, что я слепая, и удивилась, что я все это видела!”

15. “И Ты во сне сказала мне: “Возьми эту воду и промой себе глаза и обретешь зрение!”

16. “Тогда я потянулась за водой, но в то же мгновение я проснулась! И, как видишь, я все еще слепая!”

17. “Но сегодня утром услышала я голос, который сказал мне: “Выйди на улицу и ищи! И не войдешь ты в иной дом, как только тот, в котором ты найдешь женщину с Ребенком!”

18. “И ныне наконец я у цели после всех моих скитаний, страхов и стараний!”

19. Тогда Мария подала слепой купель с водою. Женщина умыла лицо и глаза ... и в то же мгновение прозрела!

20. И не знала она, что делать от радости и благодарности! И хотела бежать обратно в Острацыну и там рассказать про происшедшее с ней чудо, но Мария строго-настрого запретила ей это.

 

Глава 94 Благодарность исцеленной

1. Тогда женщина начала просить Марию разрешить ей остаться при ней некоторое время и служить дому, в котором она обрела зрение и. пришло ей спасение.

2. И Мария сказала: “Это зависит не от меня, ибо я только раба Господня.”

3. “Обожди, пока мой супруг вернется с поля, он даст тебе ответ.”

4. Тогда женщина упала к ногам Марии и начала молиться и восхвалять ее как богиню, потому что это исцеление было для нее слишком великим чудом, т.к. она была слепой от рождения!

5. Мария же строго запретила ей это делать и ушла в другую комнату.

6. Тогда женщина заплакала, потому что решила, что она обидела свою благодетельницу.

7. Иаков же, который нянчил Младенца, посмотрел на женщину и сказал:

8. “Почему ты плачешь, будто тебя обидели?”

9. И женщина ему сказала: “Как же мне не плакать, милый юноша, раз я обидела Даровавшую мне зрение?”

10. Иаков же сказал: “Заботься о чем-нибудь другом! Эта молодая женщина, которая подала тебе воду, - смиреннее голубицы! Поэтому никто не может ни обидеть, ни оскорбить ее!”

11. “И даже если бы кто-нибудь захотел ее оскорбить, - это ему никак не удастся!”

12. “Потому что в ответ она благословила бы его за нанесенные ей якобы оскорбления и вдобавок просила бы обидчика возобновить дружбу и притом сделала бы это с такой кротостью, что самый твердый камень не устоял бы перед такой просьбой!”

13. “Вот до чего добра эта женщина. Поэтому успокойся, ибо я уверен, что в настоящую минуту она молится за тебя!”

14. И действительно это было так: Мария молила Бога просветить разум этой женщины, дабы она поняла, что Мария была самой обыкновенной и слабой женщиной!

15. Хотя Мария, по своему рождению, принадлежала к царскому роду, но по нраву была она самим смирением, и быть униженной где бы то ни было и кем бы то ни было, - было для нее величайшей радостью!

16. Через некоторое время Мария вошла в комнату и стала просить прощения у женщины, что была слишком строга с ней.

17. От этих слов Марии, - женщина почти вся изошла от чувства любви и благодарности к ней и не знала, что ей делать.

18. И вдруг эта женщина, преисполненная чувства любви, сказала, как бы в восхищении:

19. “О светлая душа рода моего! То, что перед тем мое сердце подсказало мне - воздадут тебе однажды народы!”

20. “Из всех женщин на Земле ты, конечно, единственная, которая находится в такой близости с великими богами, ибо обладаешь ты не только божественными качествами, добротою и благородством, - но к тому же ты так прекрасна собою!”

21. Мария же ответила ей: “Милая! После моей смерти люди вольны делать со мной, что им будет только угодно, - но пока я жива - этого не должно быть.”

22. Тут вернулся Иосиф с сыновьями, и Мария сейчас же подвела к нему женщину и рассказала ему, что случилось за время его отсутствия.

 

Глава 95 Жизнь и участь исцеленной

1. Как только женщина поняла, что Иосиф супруг Марии, подошла она к нему и повторила свою просьбу разрешить ей остаться в его доме.

2. Тогда Иосиф сказал женщине: “Раз тебе была явлена такая Милость, о которой мне поведала только что жена моя в твоем присутствии, и если из чувства благодарности тебе хотелось бы служить этому дому, - тогда, конечно, оставайся”!

3. “Как видишь, здесь у меня довольно большой участок земли, есть домашние животные и просторный дом.”

4. “Работы много, и жилых помещений достаточно.”

5. “Жена же моя очень хрупкая, и у нее не много физических сил, поэтому ты окажешь мне большую услугу, если поможешь моей жене по хозяйству.”

6. “О всех твоих нуждах я буду заботиться , но деньгами я не могу вознаградить тебя, потому что у меня самого их нет!”

7. “Итак, если это предложение и условия тебе подходят, - оставайся у меня, но делай это добровольно, а не из чувства долга или обязанности.”

8. Эти слова чрезвычайно обрадовали женщину, которая была круглой сиротой, и она снова начала восхвалять и прославлять дом, где нашла столько ласки и любви.

9. Потому Иосиф стал распрашивать ее: откуда она родом, сколько ей лет и какой она религии?

10. И женщина ответила: “Высокочтимый муж! Я родилась в Риме, и отец мой был знатным патрицием.”

11. “Мой внешний старушечий вид не соответствует моему возрасту, ибо я насчитываю еле двадцать весен, что живу на Земле.”

12. “Я родилась слепой. Священники посоветовали моим родителям повезти меня в Дельфы и говорили, что там, милостью Аполлона, я обрету зрение.”

13. “Этот совет мои родители получили, когда мне было десять лет и семь месяцев.”

14. “Родители мои, которые были очень богаты и меня, свою единственную дочь, безмерно любили, последовали этому совету.”

15. “Они наняли корабль, чтобы вместе со мной отправиться в Дельфы.”

16. “Мы находились уже третьи сутки на море, когда разразилась страшная буря, которая погнала корабль к берегам этой страны.”

17. “Здесь, как это рассказывал спасший меня моряк, корабль был выброшен на скалу приблизительно за двести клафтеров от берега.”

18. “Все погибли. Только я осталась в живых, благодаря одному моряку. Родители мои тоже утонули.”

19. “И не было у меня ни случая ни возможности вернуться на родину. Моряк тоже умер, уже пять лет тому назад. И ныне я совершенно одинокая и нищая сирота, изможденная горем и нуждою ...”

20. “Но теперь, когда нашла я у богов столько милости, глаза мои обрели свет, и ныне я могу видеть моих благодетелей, - я забуду все мои несчастья!”

21. Внимая этому рассказу, все невольно прослезились, и Иосиф сказал:   “Бедная   сиротка!   Утешься!   Ибо   здесь   ты   многократно найдешь своих родителей!”

 

Глава 96 Разговор Иосифа и женщины

1. Но женщина не поняла Иосифа, когда он ей сказал, что “она многократно обретет своих родителей”, а потому она спросила его:

2. “Милый, добрый муж, в доме которого была явлена мне столь великая Милость, скажи, как мне понять твои слова, что “здесь я многократно найду родителей своих”?

3. Иосиф ответил ей: “Воистину! В моем доме в продолжение всей твоей жизни не увидишь ты различия между собою и моими детьми!”

4. “Здесь, у меня, познаешь ты Вечно Истинного Бога, Создавшего тебя и ныне Даровавшего тебе зрение!”

5. “И более того: ты познаешь Господа существенно, и Он Сам будет наставлять тебя.”

6. “Здесь же встретишь ты в скором времени одного высокопоставленного римлянина, который устроит твои дела в Риме.”

7. “И этот римлянин - никто иной, как Церений, брат Августа.”

8. “Я уверен, что он знал твоих родителей, и по моей просьбе он, конечно, уладит вопрос наследства после твоих родителей и все устроит. Разве все это не будет “многократным обретением” твоих родителей в духовном и в материальном отношении?!”

9. “Скажи, если бы твои родители были живы, смогли бы они сделать большее для тебя?”

10. “Даровали бы они тебе зрение, или показали бы они тебе вечного и истинного Бога?”

11. “Конечно, твои родители могли обеспечить тебя временно, - но здесь получишь ты “обеспечение вечное”, конечно, при условии, что ты сама пожелаешь принять это обеспечение.”

12. “Скажи, что же больше? Твои кровные родители, которых поглотило море, - или твои теперешние родители, которым Именем Единого Бога, - повинуется море?”

13. И женщина не находила слов от чувства любви и благодарности к Иосифу,

14. тем более, что она вдруг вообразила, что находится в присутствии самого Зевса, т.к. недаром по городу ходили толки и слухи, будто вблизи Острацыны пребывает сам Зевс.

15. Иосиф же немедленно понял ее заблуждение и сказал ей:

16. “Дщерь моя! Не считай меня за большее, чем я есмь в действительности! А меньше всего почитай меня за то, что не существует.”

17. “Я, подобно тебе, - обыкновенный человек. Для начала удовлетворись этим, а со временем вокруг тебя самой станет светлее. На сегодня - довольно!”

18. “Теперь принесите трапезу, а после обеда мы обсудим дальнейшее.”

 

Глава 97 Скромность и смирение девушки

1. Сыновья Иосифа вышли и принесли обед.

2. Тогда Иосиф спросил: “Что же случилось со священниками? Разве они не придут обедать? Или предпочли они сегодня обедать у себя в комнате?”

3. “Пойдите к ним и узнайте, что с ними, и сделайте согласно их желанию.”

4. Сыновья пошли и спросили священников, но те молчали и только знаками объяснили сыновьям, что пока не зайдет солнце, - они будут молчать и ничего ни есть ни пить.

5. Сыновья передали это Иосифу. Он этим удовлетворился и сказал:

6. “Если это у них вопрос совести, - мы согрешили бы перед ними, заставляя их действовать вопреки данному ими обету.”

7. “Сядем за стол и вкусим с благодарностью во Имя Господне то, что Бог даровал нам.”

8. Тогда сказала исцеленная девушка: “Господин дома сего! Ты слишком добр, я ничто! А потому не приличествует мне сидеть за твоим столом. Дай мне сесть на порог дома твоего и там я съем с благодарностью, что ты дашь мне по великодушию своему!”

9. “Кроме того, я в лохмотьях и тело мое не мыто, а потому недостойна я сесть за стол такого господина, как ты!”

10. Тогда Иосиф сказал сыновьям: “Идите и принесите 4 больших кувшина с водой и поставьте их в боковое помещение рядом с комнатой Марии.”

11. И, обратясь к Марии, он сказал: “А ты, Мария, пойди и умой, причеши и одень ее в твое лучшее платье.”

12. “И, когда она будет умыта и одета по-праздничному, приведите ее сюда, дабы она больше не стеснялась разделить с нами трапезу.”

13. Согласно желанию Иосифа, все было исполнено через полчаса. И вот, вместо грязной, пожилой женщины в лохмотьях, предстала перед Иосифом миловидная робкая девушка, вся преисполненная чувства благодарности. Только на лице оставались следы ее былой грусти.

14. Черты ее лица были тонкие и красивые. В глазах ее светилась любовь и смирение.

15. При виде этой девушки Иосиф искренне обрадовался и сказал: “Господи! Благодарю Тебя, что избрал меня спасти эту сироту! И во Имя Твое Святое я приму ее в дочери.”

16. И, обратившись к сыновьям, сказал он: “Смотрите! Вот ваша бедная сестра! Приветствуйте ее, как братья!”

17. И сыновья Иосифа с радостью приняли ее, а потом Младенец сказал:

18. “Я ее тоже принимаю, как приняли вы ее! Это доброе дело радует Меня!”

19. Когда же девушка услышала речь Младенца, сказала она: “О чудеса! Что же это такое? Этот Младенец говорит как Бог!”

 

Глава 98 Младенец и девушка

1. И девушка подошла к Младенцу и сказала:

2. “Что же Ты за необыкновенный Чудо-Ребенок?”

3. “Воистину! Ты тот самый Младенец, от Которого исходил Свет, Которого Мать купала, после чего эта вода из купели дала мне зрение!”

4. “Да, да! Божественный Младенец! Ты даровал свет глазам моим! Ты - мой Спаситель! Ты - Аполлон Дельфийский!”

5. “Воистину! Уже теперь Ты для моего сердца больше, чем все боги Рима, Греции и Египта!”

6. “Какой же великий Божественный Дух должен жить в Тебе, раз уже в таком возрасте владеешь Ты такой речью, и уже теперь Он являет Себя в Тебе столь могущественным Спасителем!”

7. “Благо вам, людям Земли, которые вместе со мной пребываете во тьме и в великой печали!”

8. “Здесь Солнце Небес, - Дарующее зрение вам, - слепцам, — как даровало Оно его мне!”

9. “О Рим! Ты могучий покровитель Земли! Вот, передо мною улыбается Герой, Который обратит тебя в прах!”

10. “Свой стяг водрузит Он на стенах твоих, и ты погибнешь, подобно трухе, развеянной бурей!”

11. Тогда Младенец протянул Свою ручку к девушке и потребовал, чтобы она взяла Его на руки.

12. И девушка взяла Его с великой радостью, прижала к сердцу и ласкала Его!

13. Младенец же играл ее кудрями и говорил ей чуть слышным голосом:

14.“Сестра Моя! Веришь ли ты словам, которые ты только что сказала, когда Я был еще у брата Иакова на руках?”

15. И девушка ответила ему так же тихо:

16. “Да, Спаситель мой! Ты - мой Свет! Мое первое восходящее солнце! И тем более верую, потому что Ты меня об этом спрашиваешь!”

17. И Младенец рек: “Благо тебе, что в сердце своем ты веруешь так же, как ты говоришь!”

18. “Но Я говорю тебе: “более всего храни ныне в величайшей тайне высказанное тобою исповедание Веры,

19. “ибо никогда еще враг всей жизни не навострял своих ушей, как в теперешние времена!”

20. “Поэтому молчи обо Мне и не выдавай Меня, если не хочешь быть уничтоженной навеки этим врагом!”

21. И девушка поклялась молчать. И в то время, когда девушка держала на своих руках Младенца, она вся преобразилась и до того похорошела лицом, что все удивились происшедшей перемене в ее внешности! И девушка была преисполнена такого чувства блаженства, что не знала, что делать от восторга и счастья, и начала громко ликовать!

 

Глава 99 Прибытие Церения с Маронием Пилла

1. И в то время, когда девушка была вся еще преисполнена небесной радости, и никого вокруг себя не видела и не слышала, кроме Младенца, Который все еще был на ее руках, - пришел Церений с Маронием Пилла, как он это обещал Иосифу в прошлый вечер.

2. Иосиф и Мария поспешили ему навстречу, радостно и сердечно приветствуя его. И Церений сказал:

3. “Высокочтимый друг и брат мой! Что же случилось, что, к моей великой радости, я вижу вас обоих такими сияющими и довольными?”

4. Тогда Иосиф указал рукою на девушку, сидевшую вдали и сказал:

5. “Там! С Младенцем на руках, - и преисполненную блаженством, видишь ты причину нашей радости!”

6. Тогда Церений пристально посмотрел на девушку и сказал:

7. “Значит, ты ее взял в няни? Откуда появилась эта красавица-израильтянка?”

8. И Иосиф ответил Церению, который вдруг воспылал любопытством:

9. “О, друг мой! Чудо привело ее в мой дом! Она пришла к нам слепая и имела вид жалкой, нищей старухи!” 10. “Благодаря чудодейственной Силе Младенца она прозрела, и потом выяснилось, что она девушка, насчитывающая еле 20 весен, и круглая сирота. Поэтому ее я удочерил, и вот, это и является нашей радостью!”

11. Церений смотрел на девушку с возраставшим благоволением, между тем как она, находясь под влиянием своего восхищения, все еще не замечала Церения, стоявшего тут же во всем своем блеске. Потом Церений сказал Иосифу:

12. “О, друг и брат мой! Как досадно, что я римский патриций!”

13. “Воистину! Я дал бы много, чтобы быть евреем и просить тебя отдать мне в жены эту красавицу-еврейку!”

14. “Ты же знаешь, что я холост и не имею детей! Какое счастье было бы для меня получить жену из твоих рук и благословенную тобою!”

15. Тогда Иосиф улыбнулся, глядя на Церения, и сказал: “Что же сделал бы ты в том случае, если эта девушка оказалась бы римлянкой и по рождению своему - равной тебе?”

16. “И если она оказалась бы единственной дочерью одного патриция, погибшего в морских пучинах по дороге в Дельфы?”

17. Церений в полном недоумении смотрел на Иосифа и через некоторое время сказал:

18. “Бесценный друг и брат мой! Что говоришь ты? Прошу Тебя, говори яснее, потому что этот вопрос задел меня за живое.”

19. Но Иосиф сказал: “Друг мой! Всему свое время! Потерпи немного, и девушка сама все тебе объяснит!”

20. “Лучше скажи мне: как обстоит дело с раскопками в городе, и сколько людей удалось откопать и спасти?”

 

Глава 100 Тройной закон о браке в древнем Риме

1. Церений ответил Иосифу: “Друг и брат мой! Не беспокойся о них! В продолжение прошлой ночи вернулось к жизни около 200 человек, и я все утро посвятил заботам их устроить.”

2. “И если при уборке мусора будут найдены еще мало поврежденные тела, - и для них будут приняты необходимые меры, как и для всех предыдущих спасенных людей.”

3. “Вот вкратце все относительно этого вопроса, который для меня уже является второстепенным. Теперь для меня самое главное - выяснить, насколько верно высказаное тобою предположение, будто эта девушка - дочь одного патриция, погибшего от несчастного случая!”

4. “Поэтому мне нужно в точности узнать все обстоятельства, касающиеся ее, дабы я был в состоянии сделать необходимое для этой сироты.”

5. “Пойми! Я - холост, как я это тебе только что сказал, и детей у меня нет! Скажи! Какой лучший исход найдешь ты, если я, брат Императора, возьму ее в законные жены?!”

6. “Вот почему история жизни этой девушки меня все больше и больше интересует!”

7. “Пожалуйста, сделай так, чтобы я сейчас смог лично переговорить с этим прелестным ребенком и все обсудить!”

8. И Иосиф сказал на это Церению: “Высокочтимый друг и брат мой! Как же говоришь ты мне, что ты холост, когда в Тире ты сам сказал мне же, что ты женат, но не имеешь детей!”

9. “Как мне это понять? Конечно, ты, как римлянин, волен взять себе вторую жену, если первая бездетна, но почему ты называешь себя “холостяком”, при живой жене, - я этого не понимаю! Пожалуйста, объяснись яснее!”

10. Церений улыбнулся и ответил: “Дорогой друг! Вижу, что ты несведущ в наших законах. Я тебе сейчас все объясню. Итак, слушай:

11. “У нас, римлян, существует “тройной закон о браке”. Два из них не связывающие, только один связывающий.”

12. “Согласно первым двум законам, я могу жениться даже на рабыне, и все-таки “законной жены” у меня не будет, но только “законом признанная наложница”, поэтому я продолжаю считаться “холостым” и имею право взять себе законную жену.”

13. “Разница между этими двумя “несвязывающими законами” та, что, согласно одному из них, - можно таким образом жениться только на наложнице, без всякого обязательства взять ее когда-нибудь в законные жены,

14. “но, согласно второму закону, можно жениться на дочери родителей любого сословия с обязательством взять ее в законные жены, если будут прижиты с ней один, двое или трое живых детей, причем среди этих детей должен быть один ребенок мужского пола.”

15. “И только третий закон является “связывающим”. Согласно нему нужно предстать перед алтарем Гименея, где священник особого сана для подобных ритуалов, соединяет тогда с “законной женой”. И только после этого перестаешь считаться холостым, но “женатым” и более не свободным человеком.”

16. “Как видишь, согласно законам, у нас не женитьба (нуптиас капере)   и   не   брак   -   (патримониум   фацере)   уничтожают холостое положение, но только бракосочетание, или венчание - “уксорем дуцере”.” (Nuptias capere, Patrimonium facere, Uxorem ducere.)

17. “Следовательно, у нас, Римлян, три вида брака: нуптиас капере, патримониум фацере и уксорем дуцере. Только этот последний брак снимает холостое положение.”

18. “И я тем более “холост”, что от наложницы моей у меня нет детей. И даже если бы я имел детей от нее, - дети от наложницы не имеют у нас никаких прав на отца. Отец, при желании, может их усыновить, но только с разрешения Императора.”

19. “Теперь я тебе все объяснил. И прошу тебя: познакомь меня ближе с историей жизни этой девушки, тем более, что я решил бесповоротно сочетаться с ней законным браком!”

20. Когда Иосиф услышал это от Церения, сказал он ему: “В таком случае, я сам пойду к девушке и предупрежу ее, дабы подобное неожиданное предложение ее не испугало, или даже не убило ее!”

 

 

Глава 101 Знакомство Тулии с Церением

1. После этого Иосиф подошел к девушке, которая все еще была поглощена Младенцем, осторожно потянул ее за рукав и сказал ей:

2. “Послушай, дорогая дочь моя! Неужели ты до сих пор еще не заметила, кто находится здесь в настоящее время! Подними же глаза и посмотри!”

3. Тогда девушка очнулась от своих грез и увидела блестящего Церения ...

4. Она вздрогнула и испуганно спросила Иосифа шопотом: “Дорогой отец мой Иосиф! Скажи! Кто этот блестящий муж? Что ему нужно здесь? Откуда он?”

5. Иосиф ответил девушке: “Не бойся, дочь моя! Это наш добрейший Церений! Брат Императора и его наместник в Азии и в Африке.”

6. “Он устроит твои дела в Риме, потому что ты уже с первого взгляда произвела на него хорошее впечатление,”

7. “Подойди сама к нему и попроси его выслушать тебя. Расскажи ему свою жизнь и будь уверена, что не будешь ты говорить глухому!”

8. Но девушка ответила: “Отец Иосиф! Я не посмею этого сделать! Я знаю, как строго такие знатные господа допрашивают при таких обстоятельствах! И как только они находят что-нибудь, чего никак и ничем доказать нельзя, -грозят они вам смертью!”

9. “Как это уже было со мной, когда я была нищая. Тогда тоже такой знатный господин начал спрашивать меня, откуда я родом?”

10. “И когда я все честно ему рассказала, - потребовал он от меня разные доказательства,

11. “и, так как я при моем полном сиротстве и моей нищете никаких доказательств не могла ему дать, приказал он впредь молчать и пригрозил казнить меня, если буду говорить об этом с кем бы то ни было!”

12. “Поэтому прошу тебя: не выдавай меня, иначе я пропала!”

13. В то время подошел сам Церений, который слышал этот разговор вполголоса между Тулией и Иосифом, и сказал:

14. “Тулия! Не бойся человека, который готов все сделать, чтобы ты наконец была счастлива.”

15. “Скажи мне только имя твоего отца, если ты еще помнишь, как его звали, и больше мне никаких доказательств не нужно!”

16. “И не бойся, если ты забыла, как его звали! Все равно - ты будешь также дорога моему сердцу! Потому что тебя удочерил мой наилучший друг!”

17. Тогда Тулия ободрилась и сказала Церению: “Воистину! Если твой кроткий взор обманет меня, - тогда весь мир -сплошная ложь! Вот имя моего отца:”

18. “Виктор Аврелий Декстий Латий. Если ты брат Императора, - тогда это имя должно быть известно тебе.”

19. Когда Церений услышал это имя, он видимо смутился и проговорил прерывающимся голосом:

20. “О Тулия! Ведь он был кровным братом моей матери! Да, его я знаю и помню, что у него была единственная дочь, слепая от рождения, от его законной жены, и которую я безгранично любил!”

21. “И сколько раз я завидовал его счастью, которое, в сущности, - было несчастьем! Но для него слепая Тулия была дороже всего на свете!”

22. “И сам я был влюблен в эту Тулию, которой тогда было не то четыре, не то пять лет! И сколько раз я говорил сам себе: “Только она однажды будет моей законной женой”.

23. “И, о Господи! Теперь я нахожу ту же самую небесную Тулию в доме моего Божественного друга!”

24. “О Боже, Боже! Слишком много Милостей сразу для слабого смертного за все ничтожное, которое я, - ничто перед Тобою, - сделал для Тебя, Господи!” И Церений с сильным волнением и глубоко потрясенный, -опустился в кресло ... И только через некоторое время взял он себя в руки и продолжал разговор с Тулией.

 

Глава 102 Церений сватает Тулию

1. Когда Церений успокоился, обратился он снова к Тулии: “Тулия! Согласишься ли ты быть моей законной женой, если я, от всего сердца, попрошу твоей руки?”

2. И Тулия ответила ему: “Но что сделаешь ты мне, если я не соглашусь принять твое предложение?”

3. Тогда Церений, немного возбужденный, сказал от всего

сердца:

4. “Тогда я отдам мое сердце Тому, Который почиет на руках твоих, и с грустью удалюсь отсюда!”

5. И Тулия спросила его: “Но что сделаешь ты, если спрошу я совета у Того, Который покоится на руках моих?”

6. “И если Он отсоветует мне принять твое предложение и прикажет мне остаться верной дому, где приняли меня с такой лаской?”

7. Церений немного оторопел от этого ответа и сказал смущенно:

8. “Да, дражайшая Тулия! Тогда я буду вынужден добровольно и беспрекословно взять обратно мое предложение.”

9. “Ибо против Воли Того, Которому повинуются стихии, -простому смертному не подобает идти!” 10. “Лучше спроси сейчас Младенца, дабы мне знать, как быть!”

11. И Младенец тут же выпрямился во весь рост и сказал: “Я не Владыка над тем, что относится к миру и от мира сего, вследствие чего, что касается Меня, - вы свободны поступать в мирских делах, как желаете!”

12. “Но, ежели ваши сердца воспылали любовью друг к другу, — вы не должны их расторгать, огорчать и убивать.”

13. “Ибо у Меня нет иного закона для брака, кроме закона, записанного огненной вязью в сердцах ваших!”

14. “И если, согласно этому закону, вы с первого же взгляда друг друга познали, узнали и соединились, - вы должны остаться вместе, ежели не хотите грешить передо Мною.”

15. “Мирские браки для Меня не действительны. Для Меня Любовь ваша вечная! Аминь!”

17. Эти слова повергли всех в изумление.

18. И Тулия, дрожа от благоговения, проговорила:

19. “О люди! Это дитя - не человеческое Дитя! Оно Самое наивысшее Божество!”

20. “Ибо так говорить может только БОГ, а не человек! Только Богу, как основе и началу всей жизни, известны законы жизни, т.е. Любовь, и каким образом оживлять их в нас!”

21. “Мы же, люди, - все мертвы! Как же можем мы, в таком случае, находить законы жизни и издавать таковые!?”

22. “О! Наисвятейший Младенец! Теперь только для меня ясно, что перед тем я лишь предчувствовала: Ты воистину от вечности Господь неба и земли/ Тебе приношу я все мое поклонение!”

 

Глава 104 Младенец требует Евдокию

1. Эта возвышенная речь со стороны Тулии воодушевила Церения, он подошел к ней, все еще державшей Младенца на руках, и, растроганный, обратился к Младенцу:

2. “Жизнь моя! — истинный Бог моего сердца! Раз Ты столь милостиво сочетал меня с этой девушкой, прошу Тебя: благослови меня, грешника и Твоему благословению я буду верен до конца моих дней!”

3. И Младенец немедленно поднялся и произнес: “Да, Мой милый Церений! Благословляю тебя с женой твоей Тулией!”

4. “Но взамен ты отдашь Мне женщину, с которой ты жил до сих пор!”

5. “Если ты этого не сделаешь, - будешь ты передо Мною грешен в прелюбодеянии, ибо ты эту женщину любил и любишь ее еще по сей час!”

6. “Если же ты передашь эту женщину Мне и всецело пожертвуешь ее Мне, - этим отдашь ты Мне и грех свой!”

7. “Я же только для того пришел в мир, чтобы взять на Себя всякий грех детей мира сего и Моею Любовью уничтожить “грех” перед Его Божественным Ликом. Да будет так!”

8. От этого определенного требования Церений оторопел, ибо та женщина была рабыня-гречанка, красавица, которую он купил за большие деньги.

9. Он ее любил из-за ее редкой красоты, хотя и не прижил с ней детей.

10. Этой гречанке было уже 30 лет, но, несмотря на свои годы, была она настолько хороша, что простой народ почитал ее за Венеру и даже поклонялся ей.

11. Поэтому это требование Младенца было нелегко для нашего милого Церения, и он жалел, что Младенец это вообще высказал.

12. Но Младенец настаивал на Своем и ни о каких доводах слышать не желал.

13. Когда Церений понял, что Младенец не возьмет обратно Своего решения, сказал он Ему:

14. “Жизнь Моя! Моя наложница, красавица Евдокия, дорога моему сердцу и мне тяжело расставаться с ней”

15. “Если это возможно: я скорее готов уступить Тебе Тулию, чем красавицу Евдокию!”

16. Тогда Младенец улыбнулся и сказал Церению: “Церений! За кого ты Меня принимаешь? Я не меняла товаров!”

17. “И ты это знаешь. Или считаешь ты Меня за Существо, с Которым можно торговаться из-за высказанных Им слов?”

18. “Если бы ты сказал Мне, например: “Уничтожь все видимое небо и видимую землю” - Я скорее внял бы тебе, чем соглашусь отменить раз высказанное Мною Слово!”

19. “Истинно говорю Я тебе: Солнце, Луна, звезды и эта Земля обветшают подобно одеждам и прейдут, но Слова Мои вечно не прейдут.”

20. “Поэтому ты прикажешь немедленно доставить сюда Евдокию и только после этого получишь ты от Меня Тулию, благословенную Мною!”

21. “Если ты этому воспротивишься, - тогда Евдокия умрет, и тебе никогда больше не получить Тулии от Меня.”

22. “Ибо то, что ты намерен сделать, - ты должен сделать, будучи свободным человеком, но осужденные поступки не имеют цены передо Мною.”

23. “Но если Евдокия умрет, - ее смерть будет твоим осуждением, следовательно, тогда ты не можешь сделаться мужем Тулии.”

24. “Если же Ты отдашь Мне Евдокию, - тогда воистину будешь ты свободен, и Тулия сможет сделаться твоей законной женой.”

25. “Но, в силу Моего Порядка, двух жен ты иметь не можешь, потому что в начале были созданы только один муж и одна жена.”

26. “Значит, делай так, как Я сказал тебе, дабы не вызвать суда над собою”.

27. Эти слова Младенца привели Церения к быстрому решению послать за Евдокией в город,

28. потому, что он взял ее с собой из Тира, но никому не показывал, дабы она никого не прельстила своей красотой.

29. И даже теперь он решился поручить доставить ее в усадьбу только старшему сыну Иосифа и Маронию Пилла.

30. Эти двое и отправились в сопровождении телохранителей Церения в замок, где жил Церений в Острацыне, и быстро доставили красавицу Евдокию в дом Иосифа. Евдокия ничего не понимала, что произошло, и только удивилась, что Церений впервые послал за ней чужих мужчин.

 

Глава 105 Евдокия в доме Иосифа

1. И когда Церений увидел Евдокию рядом с Тулией, нашел он, что гречанка красивее Тулии, и стало ему жалко расставаться с ней навсегда.

2. И опять спросил он Младенца, не мог бы Он оставить ее в виде служанки или наперсницы Тулии?

3. Но Младенец сказал: “Мой Церений! Ты волен взять себе в дом сколько угодно служанок,

4. “но только не Евдокию! Она должна остаться здесь! И это потому, что Я этого хочу ради твоего же собственного блага!”

свободным человеком, но осужденные поступки не имеют цены передо Мною.”

5. Когда Евдокия увидела Младенца и, конечно, услышала, как Он властно отвечал Церению,

6. пришла она в ужас и сказала: “О боги! Что же это такое? Дитя в пеленках приказывает тому, перед которым трепещут народы Азии и Египта, когда он говорит!”

7. “И великий повелитель со страхом прислушивается к слову этого властноповелевающего Младенца и покорно склоняется перед Его Волей!”

8. “Не быть тому, что воображает это Дитя в пеленках!”

9. “Могущественный Церений! Это слишком унизительно для тебя! Склоняться перед этим Ребенком, чтобы Он повелевал тобою! Будь же мужчиной! Будь римлянином!”

10. Но Церений, слушая упреки Евдокии, возмутился и сказал:

11. “Да! Евдокия! Именно теперь я тебе докажу, что я мужчина и римлянин!”

12. “Пойми: даже если это Дитя, Которое у Тулии на руках, не было бы Божественного происхождения, но говорило бы со мной так же откровенно, - я тоже послушался бы его!”

13. “Но это Дитя - Божественного происхождения, и поэтому тем более я во всем буду слушаться Его и слепо исполнять все, что Оно от меня только не потребует!”

14. “Что тебе приятнее: поступать согласно Воле этого Ребенка или умереть вечной смертью?”

15. Эти слова Церения, обращенные к Евдокии, произвели на нее сильное впечатление.

16. И хотя она заплакала, оплакивая роскошь, которую она оставляла,

17. все-таки она при этом подумала, что велению, исходящему от богов, перечить нельзя, и она покорилась своей судьбе.

18. Тогда подошла к ней Мария и сказала: “Евдокия! Не плачь об этой перемене!”

19. “Потому что ты отдаешь ничего не стоящую роскошь и взамен получишь Великое!”

20. “Видишь! Я тоже царской крови, но царское величие давно прошло! Теперь я только служанка Господня, и это больше, чем все царства мира сего!”

21. Эти слова сильно воздействовали на Евдокию, и она примирилась со своей участью.

 

Глава 106 Младенец и Евдокия

1. Евдокия начала расспрашивать Марию: откуда у Ребенка такая чудодейственная Сила и каким образом Он Божественного происхождения?

2. И как случилось, что Церений находится в такой зависимости от слов Младенца?

3. Мария ласково ответила ей: “Милая Евдокия! Не всякую палку можно сломать через колено!”

4. “Все имеет свое время, и с терпением дальше всего уедешь!”

5. “Поживи подольше в нашем доме, и тогда ты многое узнаешь! Для начала верь, что это Дитя больше, чем все герои и боги Рима!”

6. “Разве ты не чувствовала всю мощь бури третьего дня?”

7. “Видишь? Она была вызвана Десницею Покоящегося еще на руках у Тулии!”

8. “И что сделала сила этой бури со всеми капищами в городе, может Она сделать со всей Землей!”

9. “Теперь для начала знаешь ты достаточно, и больше тебе не следует знать для твоего же блага.” 10. “Когда же ты созреешь, - тогда же и узнаешь больше.” 11. “Поэтому я прошу тебя, ради себя самой, ни с кем не говори об этом. Если же будешь говорить, - навлечешь суд на себя.” 12. Эти слова Марии успокоили Евдокию, и начала она размышлять над тем, что Мария сказала ей.

13 Мария же подошла к Тулии, взяла от нее Младенца и сказала ей:

14. “Мой Сынок уже благословил тебя, поэтому и будешь ты вечно счастлива,

15. “но там сидит бедная Евдокия! Она еще не знает, какое блаженство дает Его благословение, поэтому я положу Младенца в ее руки, дабы и она ощутила Силу, исходящую от Него.”

16. После чего Мария принесла Младенца к Евдокии и сказала:

17. “Вот, Евдокия! Здесь твое и мое Спасение .'Возьми Его на некоторое время, и почувствуй, какова услада быть Матерью такого МладенцаЬ

18. С благоговением взяла Евдокия Младенца из рук Марии,

19. но она боялась этого таинственного Ребенка и не решалась двигаться!

20. Младенец же улыбнулся и сказал: “Евдокия! Не бойся Меня! Ибо Я не губитель твой, но наоборот - твой Спаситель!”

21. “Вскоре - ты лучше познаешь Меня!”

22. “Тогда ты перестанешь бояться Меня, но будешь любить Меня так же, как Я тебя люблю”! Эти слова уничтожили всякое чувство страха у Евдокии, и она начала ласкать Младенца и прижимать Его к своему сердцу.

 

Глава 107

Благородство и мудрость скромного Иосифа

1. Тогда Церений обратился к Иосифу: “Высокочтимый друг и брат мой! В твоем доме я во всех отношениях обрел величайшее счастье. Скажи, как мне вознаградить тебя?”

2. “Как мне возместить тебе все, что ты сделал для меня?”

3. “Только прошу тебя: не упоминай об усадьбе, ибо в виде награды, - это слишком ничтожно и бедно!”

4. Иосиф сказал: “Брат и друг мой! За кого ты меня считаешь?”

5. “Неужели думаешь ты, что я торгую благотворительностью и делаю добро за вознаграждение?!”

6. “Думая подобное обо мне, - ты глубоко ошибаешься!”

7. “Ибо для меня нет ничего более отвратительного, чем оплачиваемый благодетель или оплачиваемое благодеяние!”

8. “Воистину! Я прокляну день и час моего рождения, если я принял бы от тебя хотя бы единый статир!”

9. “Поэтому бери спокойно к себе твою жену, нынче очищенную Тулию, и что сделаешь для нее, или для несчастных и бедных, которых много, - почитай это за награду мне за все, что я смог сделать для тебя!”

10. “Но этот дом уволь от всякого дара или подношения! Что я имею - хватит для всех нас. В таком случае: зачем нам иметь больше?”

11. “Может быть, ты подумаешь, что я потребую от тебя денег на иждивение Евдокии? Будь покоен,

12. - я беру ее как дочь и буду ее воспитывать в Милости Господней.”

13. “Скажи? Где найдешь ты отца, который на воспитание своей дочери потребовал бы денег от постороннего лица?”

14. “Но я говорю тебе, что Евдокия стоит больше, нежели весь мир! Поэтому и нет такой награды в мире, которую можно было бы предложить мне за нее!”

15. “Но моя величайшая награда за все мои дела, - там! Она покоится в настоящую минуту на руках у Евдокии!”

16. Когда Церений увидел бескорыстие Иосифа, сказал он ему, глубоко растроганный:

17. “Воистину! Перед Богом и людьми на земле, - ты единственный в своем роде, ибо нет второго подобного тебе!”

18. “И восхвалять тебя словами, - напрасное старание, ибо ты выше всякой человеческой похвалы!”

19. “Но я знаю, что сделать, дабы доказать тебе, как высоко я тебя ставлю и уважаю.”

20. “И все-таки получишь ты подарок от меня, который ты примешь!”

21. “Есть у меня в Тире три девочки и пять мальчиков, круглые сироты и бедные.”

22. “Этих детей, которых я люблю, - я пришлю к тебе, дабы ты их воспитал!”

23. “Относительно их иждивения я уже позабочусь, будь уверен в этом.”

24. “Неужели ты и это отвергнешь? Нет, Иосиф, брат мой! Ты этого не сделаешь.”

25. И Иосиф сам расчувствовался и ответил: “Конечно, я этого никогда не сделаю. Поэтому пришли мне этих детей как можно скорее и будь уверен, что все будет сделано для их блага.”

 

Глава 108 Бракосочетание Церения с Тулией

1. Церений остался доволен ответом Иосифа и сказал ему:

2. “Друг мой! Теперь, когда все мои желания исполнились и у меня больше никаких желаний не осталось,

3. “одно обстоятельство бросает тень на мое великое счастье, а именно:

4. “Тулия, это небесное создание, - ныне моя законная жена пред Богом, но внешне я еще римлянин, поэтому для народа мой брак с ней должен быть освящен священником!”

5. “И благословить брак может только один из старших священников Гименея, после чего брак мой будет действительным, согласно гражданским законам.”

6. “Как же нам это устроить, раз, кроме этих трех младших священников здесь, - ни одного старшего священника не осталось в живых?”

7. И Иосиф ответил ему: “Почему заботишся ты о пустяках?”

8. “Если этот вопрос так важен для тебя, — ты по возвращении в Тир найдешь достаточно священников, которые благословят твой брак за известную мзду.”

9. “Но ты поступишь лучше, если останешься при том, что ты уже получил. Ведь ты являешься также господином и над твоими собственными законами!”

10. “Но вот что я припоминаю: однажды слышал я от одного римлянина, будто у вас существует еще “тайный” закон о браке, который гласит:

11. “Ежели муж сговаривается с девушкой и избирает ее в жены в присутствии немого, юродивого или грудного младенца,

12. “и, если последние во время сговора добродушно настроены и улыбаются, - брак считается действительным, при условии заявки об этом полномочному священнику.”

13. “Причем, конечно, следует внести небольшое пожертвование в виде звонкой монеты.”

14. “Если действительно такой “тайный” закон о браке существует, тогда это все, что тебе нужно:

15. “Призови трех священников, которые у меня в доме, и они выдадут тебе письменное удостоверение, что в присутствии груд-    1 ного, едва четырехмесячного Младенца, Который улыбался тебе, - ты избрал себе Тулию в законные жены!”

16. “И если ты получишь за небольшую сумму такое удостоверение, скажи, что тебе еще нужно для всей Римской Империи?!”

17. Тогда Церений чуть не подпрыгнул от радости и сказал Иосифу:

18. “Брат мой! Ты прав! Такой закон существует! Как же я об этом раньше не подумал?”

19. “Теперь все в порядке. Скажи священникам явиться ко мне, и я переговорю с ними!” И Иосиф позвал священников, которые все еще пребывали в молчании.

Глва 109 Священники выдают Церению свидетельство о браке

1. Священники немедленно явились, и один из них сказал: “Только приказ Блюстителя Края смог заставить нас говорить,

2. “ибо мы трое дали обет и поклялись молчать и поститься в течение всего сегодняшнего дня,

3. “но ныне мы нарушили этот обет, так как к этому принудил нас приказ Блюстителя Края. В таком случае ему следует взять ответственность на себя.”

4. И Церений сказал: “Воистину! Я не принуждал вас нарушать ваш обет, но, если это для вас вопрос совести, - я охотно беру ответственность на себя!”

5. “Тем более, что я нахожусь в доме Того, Которого подобные вопросы особенно близко касаются, и я уверен, что вы убедитесь, что за это я понесу меньшую ответственность, чем вы это воображаете!”

6. И Иосиф сказал: “Брат мой! Испытание уже налицо! Поэтому скажи этим трем, что тебе нужно от них.”

7. Тогда один из священников спросил Церения, что именно должны они сделать для него?

8. Церений в нескольких словах объяснил это им.

9. Священник же ответил: “Закон такой существует, и обстоятельства согласуются с законом, но мы трое не старшие, а младшие священники, поэтому наше удостоверение не будет иметь силы.” 10. Тогда Церений объяснил им, что, если нет старших священников, как в данном случае, - каждый младший священник должен исполнять обязанности старшего священника, вследствие чего он имеет также права его.

11. Но священник ответил: “Это правильно, но два дня тому назад, когда мы действовали на основании этого права, - ты нас осудил.”

12. “И если теперь мы поступим перед тобою на основании этого плана, - ты нас опять осудишь.”

13. Тогда Церений ответил им немного возбужденно: “Тогда я вас осудил, что вы, не имея для этого никакого законного основания, присвоили себе права старших священников,

14. “теперь же имеете вы за собой основание, и, если поступите согласно ему, - я не осужу вас за это.”

15. “Напротив! Я согласен даже дать вам известное вознаграждение, которое обеспечит ваше дальнейшее существование, и сверх того я пошлю в Рим известное пожертвование.”

16. На это один из священников ответил: “Хорошо, но мы трое уже не принадлежим больше богам, и мы с язычеством Рима никакого дела больше не желаем иметь.”

17. “И еще вопрос: будет ли действительным выданное нами удостоверение, если в Риме узнают, что мы перешли в веру Израиля?”

18. На это Церений возразил: “Как будто вы не знаете, что у вашего сословия в Риме, при помощи денег, любое удостоверение сделается действительным!”

19. “Поэтому делайте, что я от вас требую, а все прочее вас не касается. Это будет мое дело!”

20. Это заверение Церения убедило священников составить для него требуемую им от них грамоту, удостоверяющую благословение его брака.

21. И только после того, как Церений получил это письменное свидетельство от священников, - подал он руку Тулии и возвел ее в законные жены.

22. Он  дал  ей   перстень  и  приказал  немедленно   доставить ей для нее из города царские одежды.

Глаза 110 Младенец утешает Евдокию

1. Царские облачения для Тулии были быстро доставлены, и она надела их.

2. И Мария взяла обратно свое платье, выстирала его и оставила его себе.

3. Церений, конечно, хотел было поднести и Марии царские облачения,

4. но Мария и Иосиф отклонили это с благодарностью.

5. Когда же Евдокия увидела Тулию в полном царском блеске, вздрогнула она и начала вздыхать.

6. Младенец же ей сказал тихо: “Евдокия! Я говорю тебе! не вздыхай по миру и всему мирскому. Но лучше вздыхай о грехах своих!”

7. “Ибо аз есмъ более Церения и Рима. И если имеешь Меня, — ты обладаешь более, нежели всем миром!”

8. “Если же ты хочешь обладать Мною полностью, - тогда покайся в том грехе, вследствие которого ты сделалась бесплодной!”

9. “И если в чувстве Любви ты покаешься в грехах своих передо Мною, - тогда только познаешь ты, Кто Я, и познаешь это постольку, - поскольку ты будешь любить Меня!” 10. “Когда же ты познаешь Меня, тогда ты будешь более счастливой, чем если бы ты была женою самого Императора!”

11. “Ибо видишь! Император должен иметь сильную стражу вокруг себя, дабы не быть свергнутым с престола,

12. “но Я один сам себе Владыка! Духи, Солнца, Земли, Луны и стихии покорены Мне. И Я не нуждаюсь в страже и даже допускаю, чтобы ты, грешница, носила Меня на руках!”

13. “Поэтому успокойся и перестань плакать, ибо обрела ты то, что утратила Тулия, получив царское одеяние.”

14. “И что ты имеешь теперь, - бесконечно больше, чем все эти золотом тканные блестящие одежды, которые мертвы и приносят смерть.”

15. “Между тем, как на руках своих ты носишь Жизнь и никогда не вкусишь смерти, если будешь любить Меня.”

16. Эти слова Младенца так целебно подействовали на душу Евдокии, что она заплакала от радости, блаженства и удивления...

17. Мария же увидя эти слезы радости на глазах Евдокии, подошла к ней и сказала:

18. “Милая Евдокия! Что с тобой, что вижу я слезы услады на глазах твоих?”

19. И Евдокия ответила с глубоким вздохом:

20. “О! Счастливейшая Мать на всей Земле! Вот, Младенец Твой так дивно говорил со мною!”

22. “И сердце мое преисполнено великими мыслями и предчувствиями! Они, подобно звездам, восходят во мне, как из потайных морских пучин! Поэтому и заплакала я от восхищения!”

23. И Мария сказала ей: “Евдокия! потерпи! После звезд появится солнце, и в свете узришь ты и уразумеешь, где ты ныне обретаешься. Но теперь замолчим: Церений идет сюда.”

Глаза 111 Младенец благословит Церения

1. Когда Церений и Тулия подошли к Евдокии, которая все еще держала Младенца на руках, - обратился он к Нему и сказал:

2. “Жизнь моя! Мое все! Тебя Одного благодарю я за свое великое неожиданное счастье!

3. “Я сделал для Тебя так мало, но Ты вознаградил меня несказанно щедро и превратил меня в самого счастливого человека на Земле!”

4. “Скажи мне? Как возблагодарить мне, жалкому грешнику, Тебя за всю Твою Милость?”

5. Тогда Младенец привстал и, подняв Свою Десницу, рек:

6. “Мой дорогой Церений Квиринус! Ныне благославляю Я тебя и жену твою Тулию, дабы вы жили счастливо в мире.”

7. “Но одновременно говорю Я вам следующее: в мирском счастье никогда не почитай себя “чрезмерно счастливым”, но смотри на мир и на его счастье, как на место лицедействия обмана, тогда, пребывая в справедливой мудрости, ты насладишься жизнью в этом мире.”

8. “Ибо уразумей: Все в мире представляет собою прямую противоположность того, - чем оно тебе кажется и чем оно есть в действительности. Правдива и справедлива здесь на Земле только одна единственная Любовь, если она исходит из самого сердца.”

9 “Где жизнь без Любви, - там настоящей жизни нет, но только смерть”.

10. “Но, где благодаря миру и спокойствию истинной Любви, тебе кажется, что обретается смерть, там живет Жизнь, и никто не может уничтожить ее!”

11. “И не знаешь ты, до чего шатка почва под тобою! Но Я это ведаю! Поэтому и говорю Я тебе все это!”

12. “На глубине не более тысячи клафтеров найдешь ты бездну, которая сможет поглотить тебя.”

13. “Поэтому не проникай чрезмерно вглубь мира, и не радуйся открытиям своим в глубинах его;

14. “ибо тот, кто копает слишком глубоко - сам готовит свою погибель.”

15. “И не доверяй месту, на котором ты стоишь, ибо рыхлое тоже может поглотить тебя, если начнешь внедряться в него!”

16. “Проникнись тем, что в мире все может убить тебя, потому что в мире все носит в себе смерть, кроме Любви, ежели ты сохранишь Ее в чистоте!”

17. “Но, если ты ее смешаешь с мирскими делами, - сделается Она тяжеловесной и тоже сможет убить тебя, как телесно, так и духовно!”

18. “Итак, пребывай в чистой бескорыстной Любви. Люби единого Бога, как Отца и Создателя всего, и людей, как братьев своих. Люби их как самого себя и обретешь в такой Любви — жизнь вечную. Аминь.” 19. Эти преисполненные премудрости Слова внушили Церению и всем присутствовашим такое глубокое уважение, что невольно у всех дрожь пробежала по телу.

20. Тогда Иосиф подошел к Церению и сказал: “Брат! Успокойся! И с благословением этого дома вернись в город. Но все слышанное здесь тобою, - сохрани пока в тайне в сердце своем. Но завтра приходи, и мы устроим в твою честь брачный пир.” И Церений с Тулией направились в город в сопровождении телохранителей.

 

Глава 112 Новая неожиданность в доме Иосифа

1. Было уже довольно поздно, когда Церений с женою и своими людьми ушел из усадьбы. И Иосиф сказал сыновьям своим:

2. “Дети! Займитесь теперь хозяйством: накормите коров и ослов, а потом и нам приготовьте хороший ужин, потому что еще сегодня за вечерней трапезой я намерен удочерить мою новую дочь и благословить ее.”

3. Сыновья немедленно пошли исполнять приказание отца.

4. Но каково было их удивление, когда они увидели в хлеве нескольких незнакомых Юношей, усердно убиравших скот.

5. Сыновья Иосифа спросили их: кто приказал им делать эту работу и чьи они слуги?

6. И Юноши ответили им: “Мы вечные слуги Господни и исполняем эту работу, согласно Воле Его.”

7. И сыновья Иосифа опять спросили их: “Кто же господин ваш и где дом его?”

8. И Юноши сказали: “Наш Господин также и ваш! И живет Он в вашем доме, но имя Его не Церений.”

9. Тогда сыновья решили, что, вероятно, Юноши подразумевают их отца, поэтому сказали они им: 10. “В таком случае, идемте с нами к нашему отцу, который хозяин этого дома, дабы он увидел вас и сказал, действительно ли вы слуги его.”

11. Но Юноши возразили: “Сперва выдоим коров, а потом мы пойдем вместе с вами и предстанем перед Господом вашим.”

12. Тогда сыновья взяли подойники и выдоили в три раза больше молока, чем обычно, несмотря на повседневный хороший уход за коровами.

13. И удивились чрезмерно этому удою и не могли объяснить себе, почему коровы дали столько молока.

14. Когда сыновья кончили доить, сказали Юноши:

15. “Теперь, когда вы эту работу кончили, войдемте в дом, где пребывает ваш и наш Господин.”

16. “Но отец ваш сказал вам также приготовить хороший ужин. И до того, как мы войдем в покои Господина нашего, - следует приготовить ужин”

17. И Юноши направились в кухню, но и там находилось уже много других таких же Юношей, трудившихся над трапезой.

18. Тогда Иосиф, которому время показалось слишком долгим, - сам пошел в кухню посмотреть: почему сыновья не несут ужина и что они делают?

19. Когда же он пришел в кухню и увидел, что она была полна людей, он удивился

20. и спросил сыновей своих: “Ради Самого Создателя! Что происходит здесь?”

21. Но Юноши ответили ему: “Иосиф! Не беспокойся! Ибо все, что ныне здесь есть и происходит, - происходит воистину “ради Самого Создателя”. Дай нам приготовить сначала трапезу, а дальнейшее ты узнаешь от Самого Господа.”

 

Глава 113 Младенец и архангелы. Всеобщая трапеза

1. Иосиф вернулся в комнату и рассказал Марии и Евдокии, что он увидел в кухне и что там происходило.

2. Мария и Евдокия удивились и Мария сказала:

3. “Великий Боже! Ни минуты не оставляешь Ты нас без испытаний! Не успеет одно испытание выйти в одну дверь, как уже сотня других испытаний вламывается в другую!”

4. “Господи! Неужели прийдется нам снова бежать, и на этот раз уже от римлян? Что же означает это явление?”

5. Но Иосиф сказал: “Милая Мария! Зачем ты всегда понапрасну тревожишься? Ведь в этом мире мы все только странники, а Господь наш Водитель.”

6. “И куда Господу угодно будет нас повести, - туда мы и последуем за Ним в полной покорности, предоставив всецело себя Его Святой Воле, ибо Ему одному известно, где и что для нас наилучшее.”

7. “Ты же всегда пугаешься, если Господь посылает нам что-нибудь новое, а я наоборот, всегда преисполнен радости, ибо ведаю, что Господь о нашем благе печется.”

8. “Сегодня утром послал мне Господь тяжелое испытание и я глубоко опечалился,

9. “но печаль моя не длилась долго: умерший вернулся к жизни и ныне жив.”

10. “Делай как я, и это будет лучше для тебя, чем твои напрасные юношеские тревоги!”

11. Эти слова успокоили Марию, и тогда уже ей самой захотелось из любопытства посмотреть на Юношей и увидеть, какие такие новые стряпчие появились на кухне?

12. Она встала и уже хотела выйти, как вошли в комнату сыновья Иосифа, с полными блюдами разных кушаний, а все Юноши с благоговением следовали за ними.

13. И, как только приблизились они к Младенцу, упали они все ниц перед Ним, и поклонились Ему...

14. И Младенец рек: “Встаньте, Архангелы Моих бесконечных небес!”

15. “Я внял вашей просьбе. Ваша Любовь жаждет служить Мне так же здесь, пока Я пребываю в унижении, хотя Я, Ваш Господь от Вечности, еще никогда не нуждался в ваших услугах.”

16. “Но раз любовь ваша так велика, разрешаю вам пробыть здесь трое земных суток. Служите дому сему, но, кроме здешних домочадцев, никто не должен знать, кто вы!”

17. “Теперь же разделите вечернюю трапезу с Моим кормильцем и Моею родительницей, с этой дщерью, с тремя ищущими и с братьями Моими.”

18. Тогда Юноши встали, Мария взяла Младенца к себе, и все сели за стол. И, пропев вместе с Иосифом хвалебную песнь, все ели и пили в полной радости и блаженстве.

19. Из глаз Архангелов текли слезы умиления, и сказали они:

20. “Воистину! Вечности величайшей услады протекли перед нами,

21. “но все эти вечности, богатые усладою, не могут сравниться с этим часом, когда восседаем мы за одной трапезой с Господом и с Чадами Его, среди которых Он ныне пребывает! Господи! Сделай нас тоже чадами Своими!”

 

Глава 114 Мария в Архангелы

1. По окончании трапезы и после того, что все с Иосифом воздали благодарение Господу, обратился один из Юношей к Марии:

2. “Мария! Ты, благословенная среди всех жен на Земле! Помнишь ли Ты меня еще? Ведь я тот, который так часто играл с Тобою в храме и приносил Тебе хорошую пищу и сладкое питье!”

3. Мария смутилась, но потом сказала: Да, Я узнаю тебя. Ты - Архангел Цуриил. Но иногда, разговаривая со Мною, ты также дразнил Меня и не желал показываться.”

4. “И сколько раз, бывало, Я часами умоляла тебя показаться мне, пока Я наконец видела тебя!”

5. И Юноша ответил: “Благословенная Мать! Такова была Воля Господа, Который безмерно любит Тебя!”

6. “И подобно тому, как сердце Твое, в котором живет Твоя Любовь, - бьется и теребит все Твое существо, - и толкает и дразнит его,

7. “так же проявляет и Господь Любовь Свою, что Своих любимцев Он непрестанно теребит и дразнит, но этим вызывает Он в них лишь жизнь и деятельность, дабы их жизнь сделалась прочной для вечности.”

8. Мария обрадовалась этому объяснению и славила великую доброту Господню.

9. Потом подошел к ней другой Юноша и сказал: “Благодатная Дева! Узнаешь ли ты также и меня? Немного больше года тому назад я посетил тебя в Назарете!”

10. И Мария узнала его по голосу и сказала: “Ты - Гавриил! Воистину! Нет тебе равного! Ибо ты возвестил Земле величайшую весть и Спасение всем народам!”

11. Но Юноша возразил: “Дева! Ты ошибаешься! Ибо Господь для возвещения Величайшего избрал самое незначительное средство, - т.е. меня!”

12. “Поэтому и являюсь я самым незначительным и наименьшим в Царстве Божием, но ни в каком случае не “величайшим”, хотя и возвестил я Земле величайшую и самую священную весть,

13. “но на основании этого я вовсе не являюсь “величайшим” и якобы не имеющим себе равного, но наоборот: я есмь “наименьший” в Царстве Божием.”

14. И удивилась Мария вместе с Иосифом смирению Юноши.

15. Младенец же рек: “Да! Этот Ангел прав. В начале самый великий был Мне “наиблизшим”,

16. “но он возгордился и пожелал стать равным Мне, и даже мнил превысить Меня, и это удалило его от Меня,

17. “поэтому и создал Я Небеса и Землю, и учредил Порядок (закон), согласно которому лишь “наименьшее” будет Мне наиблизшим.”

18. “Ныне же избрал Я для Себя самое низшее в Мире, и поэтому только те будут для Меня великими, которые, подобно Мне, в мире будут самыми низшими и наименьшими.”

19. “Итак, Мой Гавриил, - ты по-своему прав и Мать по-своему права. Ибо являешься ты “величайшим”, потому что сам себя считаешь “наименьшим”.”

20. Когда же Младенец рек эти слова Гавриилу, - Юноши снова пали ниц и поклонились ему.

21. Но Евдокия была в полном недоумении и не могла понять, откуда взялись эти прекрасные Юноши, и не знала, что думать о них.

22. Она услышала, что кто-то назвал их “посланцами Царства Божиего”. Тогда она почему-то решила, что они, вероятно, из Палестины или Верхнего Египта. Поэтому спросила она: не будут ли они посланцами из этих стран? 23. Тогда один из Юношей сказал ей: “Евдокия! Имей терпение, мы останемся здесь три дня, и за это время мы успеем ближе познакомиться друг с другом!” Евдокия удовлетворилась этим ответом и ушла к себе в комнату.

 

Глава 115 Ночное нападение на дом Иосифа

1. Тогда Иосиф сказал: “Дети и друзья мои! Уже поздно. Поэтому я думаю, что всем нам пора идти отдыхать”.

2. И Юноши ответили: “Так, отец Иосиф, ты прав. Все вы, живущие еще в бренном теле, - идите отдыхать и да подкрепитесь сном,

3. “мы же выйдем наружу и будем охранять дом твой.”

4. “Ибо враг всей жизни узнал, что Господь обретается здесь, поэтому он решил напасть эту ночь на дом сей и истребить всех живущих в нем.”

5. “Но мы здесь, чтобы охранять этот дом, и врагу придется плохо, ежели дерзнет напасть на него.”

6. Иосиф, Мария и не спавшая еще Евдокия, три священника и все сыновья Иосифа испугались, услыша эту весть.

7. Но Иосиф сказал: “В таком случае, я не пойду отдыхать и вместе с вами буду сторожить всю ночь напролет!”

8. Юноши же сказали: “Не беспокойся! Нас довольно, и силы у нас тоже достаточно, чтобы превратить все творение в ничто, если на то будет Воля Господня.”

9. “В таком случае, как же убояться нам горсти наемных убийц?!”

10. “Итак, внимай, дело обстоит так: несколько друзей погибших священников узнали при помощи сатаны, что, благодаря этому дому, - Церений стал другом Иудеев.” 11. “Поэтому устроили они заговор между собою и поклялись напасть в эту ночь на твой дом и убить всех живущих в нем.”

12. “Мы же давно предвидели такой заговор. Поэтому и явились мы, чтобы защитить дом сей.”

13. “Будь же спокоен, а завтра ты увидишь, как мы всю ночь старались для тебя.”

14. Когда Иосиф услышал заверения Юношей относительно защиты, возблагодарил он Бога и воздал Ему славу и хвалу.

15. После чего он провел Евдокию в ее покои и там благословил ее, как свою дочь. И она легла спать.

16. Потом и Мария с Младенцем прошла к себе, но на эту ночь она взяла Младенца в свою постель.

17. Священники тоже ушли в свое помещение, но Иосиф с сыновьями остался сидеть в трапезной и бодрствовать.

18. Юноши же вышли и возлегли вокруг дома.

19. Около полуночи, на дороге, ведущей из города в усадьбу, послышался лязг оружия.

20. И через несколько минут дом Иосифа был оцеплен тремя стами вооруженных мужчин.

21. Когда же они хотели проникнуть в дом, поднялись Юноши и в одно мгновение вся шайка лежала без дыхания, кроме одного из этих убийц, - оставленного в живых.

22. Этого они связали, как свидетеля, и отвели в одно помещение и оставили его там до утра.

23. Таким образом дом Иосифа был спасен чудом и навсегда избавлен от подобных нападений.

 

Глава 116 Оживление тел убиенных

1. Уже задолго до восхода солнца в доме Иосифа все было полно деятельности.

2. Юноши вместе с сыновьями Иосифа убрали и накормили скот, но еще многое нужно было приготовить для свадебного пира Церения.

3. Иосиф же, в сопровождении Цуриила и Гавриила, вышел в сад осмотреть тела и сказал Юношам:

4. “Как же быть? Ведь их следовало бы похоронить еще до прихода Церения!”

5. Но Юноши ответили: “Иосиф! Не тревожься! Именно Блюститель должен убедиться в Силе, живущей в твоем доме!”

6. “Поэтому оставим тела здесь до прихода Церения, и он сам распорядится относительно их уборки.”

7. Иосиф удовлетворился этим ответом и вернулся в дом с обоими Юношами.

8. Когда они вошли в дом, Мария купала Младенца и Евдокия помогала ей, насколько она могла и умела.

9. Но Юноши в покой не вошли. Они оставались на пороге и в благоговении скрестили руки на груди и стояли так, без движения, пока Младенца не вынули из купели... 10. И, когда Младенец был одет во все чистое, подозвал Он к Себе Иосифа и сказал:

11. “Иосиф! На этой земле, которая принадлежит к этому дому, никто не должен умирать.”

12. “Я позвал тебя, чтобы сказать тебе сберечь эту воду.”

13. “Когда же придет Церений из города и увидит тела, тогда возьми эту воду и окропи ею их всех, и они немедленно проснутся, и их уведут на суд.

14. “Но перед тем всем мертвецам связать руки на спине, дабы при пробуждении они не схватились за оружие, чтобы защищаться.”

15. И Иосиф тогда немедленно вышел, и при помощи двух Юношей исполнил в точности сказанное Младенцем.

16. И не успел он перевязать руки у последнего тела, как явился Церений во всем своем блеске и с большой свитой.

17. При виде этих тел Церений пришел в ужас и впопыхах начал распрашивать: что это означало и как все это приключилось?

18. И, после того, что Иосиф ему все в точности изложил, приказал он принести воду купели и окропить ею тела, которые тут же начали просыпаться, как бы после тяжелого сна.

19. Церений же немедленно приказал отправить их всех в государственную тюрьму.

20. И после того, что всех их увели под сильной охраной в город, в том числе и оставленного ночью в живых связанного убийцу, - вошел Церений в дом со своей молодой женой, славя и хваля Бога Израиля.

 

Глава 117 Церений и Ангелы

1. Но все-таки это происшествие испортило настроение Церения, т.к. в сущности он не знал, как ему поступить с этими изменниками.

2. Поэтому подошел он к Иосифу и начал советоваться с ним. Иосиф же сказал:

3. “Будь покоен, брат мой в Господе! Из-за этого происшествия ни единый волос не упадет с главы твоей.”

4. “Воистину! На Земле нет у меня большего тебя друга и благодетеля, но несмотря на это, вся твоя дружба не спасла бы меня в прошлую ночь!”

5. “Эти наемные убийцы в течение всей ночи могли бы варить и жарить меня со всеми домочадцами, и ты узнал бы об этом не ранее того часа, когда ты сам пришел бы сюда, т.е., когда от нас всех уже ничего не осталось бы!”

6. “Кто же меня спас? Кто ведал заранее про этот заговор и вовремя прислал мне помощь?”

7. “Это был Господь, - мой и твой Бог! Поэтому успокойся и уповай, ибо и ты находишься в сохраняющей нас Деснице Божией, и Он не допустит, чтобы это принесло тебе какие-нибудь неприятности!”

8. И Церений, стоявший рядом с Тулией, которая была занята Младенцем, глубоко растрогался и благодарил Иосифа за это утешение.

9. В это время увидел он двух Юношей в комнате, и остальных в кухне.

10. И спросил он Иосифа: откуда эти прекрасные Юноши, и не были ли они одними из обреченных на жертвоприношение, которых ему удалось спасти?

11. Иосиф сказал ему: “Каждый господин имеет своих слуг. Ты же знаешь, что мой Младенец тоже является Господином.”

12. “И эти Юноши - суть слуги Его. Они охраняли дом сей в прошлую ночь и спасли его от погибели.”

13. “Только не пытайся угадывать, откуда они, потому что ты ничего достоверного не узнаешь, но на всякий случай ведай, что эти помощники обладают несказанной силой и могуществом.”

14. Тогда Церений сказал: “Значит - это полубоги, подобные тем, которые существуют и у нас в нашем сказочном учении?”

15. “Как же это мыслимо? И как можете вы иметь наряду с Единым Богом еще полубогов, которые предназначены служить человеку и главному Богу?”

16. Иосиф же ответил: “Брат мой! Ты ошибаешься! У нас таких полубогов нет и речи о них быть не может!”

17. “Это только наиблаженнейшие Духи, которые ныне Ангелы, но когда-то жили, как и ты и я, на земле!”

18. “Но что ты только что узнал от меня, - о том молчи, будто ты никогда ничего не слышал от меня, иначе может быть плохо для тебя!”

19. Церений тогда приложил палец к губам и поклялся молчать до своей смерти.

20. В это время подошли к Церению два Юноши и сказали: “Выйди с нами, дабы ты увидел нашу силу.”

21. И Церений вышел с ними. И гора, находившаяся далеко позади, исчезла по одному слову из уст Юношей...

22. Тогда Церений понял, почему ему следует молчать, и действительно молчал об этом всю свою жизнь, как и все, бывшие с ним.

 

Глава 118 Разница между могуществом Господа и слуг Его

1. После того, что Юноши показали Церению свою силу, вернулись они в горницу, где все были в сборе: Иосиф, Мария с Младенцем, Тулия, Евдокия, три священника, Мароний и еще несколько лиц из свиты Церения.

2. Иосиф подошел к Церению и спросил его:

3. “Высокочтимый друг и брат мой! Что скажешь ты о “слугах Божиих”?”

4. И Церений сказал: “Брат мой! В сущности, между Господом и ними нет почти никакой разницы, ибо они столь же могущественны, как Он!”

5. “Младенец одним мановением ручки разрушил самое большое изваяние Зевса,

6. “а слуги Его разрушили единым словом гору. Скажи! Какая же разница между Господом и ними?”

7. И Иосиф возразил Церению: “Друг мой! Между Ними бесконечно огромная разница!”

8. “Пойми: Господь вечно творит и творит все и вся “из Себя”, между тем, как слуги Его могут только творить согласно Воле Господа, или же силой, исходящей от Него.”

9. “Без этого они сами по себе так же бессильны, как ты и я, и не могут даже растереть пылинки.”

10. Церений ответил: “Я понимаю тебя, и что ты сказал -правильно, и дальнейших пояснений мне не нужно.”

11. “Но скажи мне: для чего тогда Господу нужны слуги, раз они сами по себе никакой силой не обладают, и только Один Господь творит и действует?”

12. И Иосиф сказал ему: “Дорогой брат мой! Вот, тут Младенец. Обратись к Нему с этим вопросом. Он даст тебе наилучший ответ”.

13. Церений это сделал. Младенец поднялся и рек:

14. “Церений! Ныне ты женат, и в прошлую ночь ты оплодотворил жену свою, желая иметь наследников.”

15. “И Я говорю тебе, что у тебя будет двенадцать детей. Скажи Мне: когда ты будешь отцом двенадцати детей, к чему они тебе? И почему и для чего вообще хотел ты иметь детей?”

16. “Разве без детей ты не мог бы справиться с твоими делами и обязанностями?”

17. Церений смутился и, немного погодя, ответил:

18. “Конечно, мне не нужно иметь детей для государственных дел, которые идут согласно установленному порядку и законам,

19. но в моем сердце чувствую я желание и потребность иметь детей и эта потребность - называется Любовью.”

20. И Младенец рек: “Хорошо! Но когда у тебя будут дети, разве из Любви ты не привлечешь их к своим делам, и разве ты не снабдишь их полномочиями, властью и силою, потому что они твои дети, и разве ты не сделаешь из них могущественных слуг своих?”

21. И Церений ответил: “Господи! Я, вероятно, так и сделаю.”

22. И Младенец рек: “Видишь? Если ты, как человек, из Любви к детям своим, готов это сделать, почему же в таком случае Бог, как Святой Отец, не может сделать того же самого с чадами Своими, по Своей бесконечной Любви к ним?”

23. Этот ответ сказал Церению все и преисполнил его, а также и всех остальных, - чувством наивысшего уважения, и после этого прекратил он всякие расспросы.

 

Глава 119 Праздничные облачения Архангелов

1. Тогда вошли сыновья Иосифа и сказали отцу, что завтрак готов.

2. “Если хочешь, мы накроем обеденный стол и тогда подадим трапезу.”

3. И Иосиф сказал: “Отлично, дети мои, так и сделайте. Но наденьте ваши новые одежды, ибо ныне за этой утренней трапезой мы отпразнуем свадьбу Церения.

4. “Поэтому следует вам быть одетыми по-брачному. Теперь идите и устройте все как подобает, дабы все было правильно и прилично.”

7. И сыновья в точности исполнили, что приказал им Иосиф.

6. Тогда оба Юноши подошли к Иосифу и сказали:

7. “Отец Иосиф! Вот, платье, которое в настоящее время на нас, - наше рабочее платье. Может быть, нам тоже облачиться по-свадебному?”

8. Но Иосиф ответил им: “Вы же Ангелы Господни, и платье, которое на вас, и без того является праздничным и брачным облачением. К чему же вам облачаться в другие, еще более прекрасные одежды?”

9. И Юноши сказали: “Но мы никого не хотели бы обижать. Раз ты приказал твоим сыновьям переменить платье, мы сделаем то же самое, дабы и нам сидеть за твоим столом в наших брачных одеждах.”

10. “Поэтому разреши нам выйти и переодеться, как это делают твои сыновья.”

11. Иосиф же сказал им: “Тогда делайте, как сказал вам Господь, ибо вы Его вечные слуги и ведаете Волю Его, согласно Ей и поступайте.”

12. И оба Юноши удалились и вошли через некоторое время, вместе с сыновьями Иосифа, облаченные в одежды, которые светились подобно утренней заре...

13. Но лики их, ноги и руки сияли подобно восходящему солнцу...

14. Церений и его приближенные пришли в ужас от этого света, блеска и величия...

15. И Церений взволнованно обратился к Иосифу:

16. “Высокочтимый друг мой! Теперь я убедился в великолепии твоего дома! Разреши мне выйти, ибо эти великолепия уничтожают меня.”

17. “Зачем приказал ты твоим сыновьям переодеться? Тогда и слуги Господни остались бы в своей прежней простоте, которая так благотворно действовала на душу!”

18. Тогда Иосиф очнулся, потому что от всего этого блеска и сияния у него самого сердце замерло. Он подозвал своих сыновей и велел им одеть старое платье.

19. Сыновья Иосифа вышли, а Юноши последовали за ними и тоже переменили свои одежды, и вернулись вместе с сыновьями Иосифа в своей прежней простоте.

20. Тогда Церению стало легче на душе, и сел он наконец за стол со своей молодой женой и приближенными.

21. На одном конце стола восседал Церений с женою и со своими, а на другом конце стола сидели Иосиф, Мария с Младенцем, Евдокия, сыновья Иосифа и все Юноши. Все ели и пили после хвалебной песни Иосифа.

22. Но некоторые военачальники из свиты Церения решили, что они действительно восседали за трапезой олимпийских богов, и от радости и блаженства не знали, что делать, ибо в доме Иосифа они ничего не знали!

 

Глава 120 Иосиф и его тревога о соблюдении Пасхи

1. По окончании превосходной трапезы, продлившейся около часа, Иосиф снова воздал хвалу Господу, после чего все встали из-за стола.

2. Но ввиду того, что это была пятница, канун самого священного суботнего дня для Иудеев, т.к. именно на ту субботу падал их праздник Пасхи, Иосиф не знал, как ему быть, и как ему приступить к празднованию этого священного дня, будучи окруженным римлянами.

3. Ибо он знал, что римляне придут к нему также и в саму пасхальную субботу, как пришли бы они в любой день недели.

4. Поэтому и было ему не по себе и ломал он голову, как отпраздновать ему эту особо священную субботу.

5. Тогда обступили его Юноши: “Выслушай нас, праведный, но понапрасну озабоченный муж!”

6. “Тебе же известно, что в этот день Ангелы Божий, а именно Архангелы, Херувимы и Серафимы, бывали в Иерусалиме,

7. “и что Святое-Святых было всегда обитаемо ими. Ты это знаешь, а также и жена твоя!”

8. “Ты также знаешь, что мы всегда следуем за Господом, а не за Иерусалимом и иерусалимским храмом.”

9. “И пока Господь обитал Святое-Святых, - до тех пор и мы были в Иерусалимском Храме.”

10. “Но ныне живет Он здесь, и мы, следовательно, тоже здесь и мы отпразднуем с тобою Пасху. И ни одного из нас нет в храме, который отныне пуст.”

11. “И лучше не можешь ты отпраздновать Пасху, как отпраздновать ее так же, как и мы ее отпразднуем.”

12. “И завтра мы будем так же работать, как мы работали и еще будем работать сегодня!”

13. “Делай то же самое. Тогда вместе с нами встретишь ты в полном порядке субботу и Пасху перед Ликом Господа, Который есть Господь субботы и всех праздников!”

14. “Спроси наивысшего Младенца. Он скажет тебе то же самое и в точности оповестит тебя обо всем.”

15. Тогда Иосиф сказал: “Все это хорошо, правильно и правдиво, но как же быть с Законом Моисея? Разве он уничтожается и прекращается?”

16. Но Юноши сказали: “Праведный муж, ты ошибаешься. Скажи! Разве Моисей когда-нибудь заповедывал праздновать Пасху исключительно в Иерусалиме?”

17. “Разве не заповедал он праздновать Пасху там, где обретается Господь, т.е. у Ковчега Завета ?!”

18. “Ныне же Господь не обретается более у Ковчега Завета, но обретается с тобою, в том же доме наяву!”

19. Скажи же нам: “Где в таком случае, согласно Моисею, следует праздновать Пасху?”

20. И Иосиф сказал: “Если так, тогда, конечно, праздник должен быть отпразднован здесь. Но как же нам быть со всеми этими язычниками вокруг нас?”

21. И Юноши сказали: “Праведный сын Давидов! Не печись об этом, но делай, что мы будем делать, и тогда все будет в порядке.”

22. Тогда Младенец потребовал к Себе Иосифа, а Юноши при этом опять упали ниц и поклонились Ему...

23. Младенец же рек: “На сегодня, завтра и послезавтра оставь все заботы! И не печись о необрезанных, ибо ныне они лучше обрезанных!”

24. “Пойми, что суть не в обрезании плоти, но суть кроется в обрезании сердца!”

25. “У этих римлян благородное, обрезанное сердце. Поэтому ныне Я встречу и проведу Пасху с ними, а не с Иудеями.”

26. Эти слова вернули Иосифу равновесие. Он был полон радости и предоставил Юношам все заботы по устройству праздника Пасхи.

 

Глава 121 Церений на праздник Пасхи приглашает Иосифа к себе

1. После того, что все относительно праздника Пасхи было решено и Иосиф на все согласился,

2. подошел к нему Церений и сказал: “Высокочтимый друг и брат мой! Сегодня я твой гость и останусь у тебя до самого вечера,

3. “но завтра в моем замке я устраиваю небольшое торжество и приглашаю тебя со всеми живущими в твоем доме,

4. “и я надеюсь, что ты не откажешь мне в своей дружбе!”

5. “Не думай только, что я это делаю, желая вернуть или возместить тебе твое гостеприимство. Я это делаю из чувства великой любви и глубокого уважения по отношению к тебе и к твоему дому.”

6. “Вот почему я отложил свой отъезд на послезавтра, так как я вынужден выехать раньше, чем полагал,

7. “неотложные дела заставляют меня изменить мое первоначальное намерение.”

8. “И, ввиду моего отъезда, хочется мне иметь счастье увидеть тебя у меня и устроить тебе прием, достойный тебя.”

9. Иосиф смутился и опять не знал, что и как ему делать. Перед ним была священная пасхальная суббота, которую он хотел по крайней мере провести в собственном доме.

10. Поэтрму и ответил он Церению: “Высокочтимый друг и брат в Господе!”

11. “Видишь? Завтра у нас, Иудеев, самый большой праздник и каждый иудей, если он лишен возможности быть в этот день в Иерусалиме, обязан отпраздновать этот праздник в собственном доме.”

12. “И если я нарушу самый главный наш закон, - я не буду знать покоя и у меня будут угрызения совести.”

13. “Вот почему я никак не могу принять твоего приглашения!”

14. “Но если, наоборот, ты согласишься прийти ко мне и твое предполагаемое торжество отпразднуешь в моем доме, - который, в сущности, принадлежит тебе, — ты этим меня только порадуешь!”

15. Тогда Церений сказал: “Брат мой! Неужели ты менее верующий, чем я, которого ты назвал “язычником от рождения”?!”

16. “Кто же дитя твое? Разве не есть Он Господъ, от Которого исходят все твои законы?!”

17. “Разве Юноши не исконные слуги Его? Разве не имеет Он власти издавать и утверждать законы?! Он, будучи Всемогущим, - покоится ныне на руках Своей молодой Матери?!”

18. “А если Он внемлет моей просьбе? Разве и тогда продолжал бы ты считать твой праздник выше Его Божественного Слова?”

19. Но тогда поднялся Младенец и рек: “Да, Церений! Ты сказал правильно! Но сохрани все это при себе!”

20. “Завтра же Мы будем твоими гостями. Ибо где пребываю Я, Там и истинная Пасха! Ибо Я вывел детей Израиля из Египта!”

21. Когда Иосиф услышал эти слова, оставил он всякие мысли о своей Пасхе и принял приглашение Церения.

 

Глава 122 Вопросы Иосифа и ответы Церения

1. После того, что все было решено относительно празднования Пасхи и, как было сказано выше, Иосиф на все согласился, обратился он к Церению и спросил его относительно работ по уборке развалин в городе и как обстоит дело со спасенными людьми?

2. И Церений сказал: “Высокочтимый друг и брат мой! Только об этом не печись!”

3. “Потому что относительно этого приняты, по моему мнению, наилучшие меры:

4. “Мусор уже убран до последнего камня, убитые священники преданы земле, а всех спасенных людей я беру с собою в Тир, где я их устрою.”

5. “Вот как обстоит дело. И я думаю, что все распоряжения, сделанные мною, правильны и справедливы.”

6. И Иосиф сказал: “Воистину! Родной отец не сделал бы больше для детей своих! И твой ответ меня успокоил.”

7. “Но что сделаешь ты с бунтовщиками, которые прошлой ночью напали на мой дом?”

8. И Церений сказал: “Они изменники, и как таковые, подлежат смертной казни.”

9. “Но ты знаешь, что я не люблю проливать кровь и враг смертной казни вообще!”

10. “Поэтому для них я отменил смертную казнь и заменил ее пожизненным рабством, что будет для них должной карой.”

11. “И, по-моему, это наказание вместо смертной казни не будет слишком тяжким, если принять во внимание, что для тех, которые исправятся, остается возможность со временем обресть свободу.”

12. “Их я тоже беру с собою в Тир, где по отношению к ним будут приняты дальнейшие меры и распоряжения.”

13. И Иосиф сказал: “Дорогой брат! И этот вопрос разрешил ты согласно Божественному порядку, и я могу только похвалить тебя, как воистину мудрого блюстителя края.”

14. “Но у меня на душе еще один вопрос: какова будет участь трех младших священников, что сделаешь ты с ними?”

15. И Церений сказал: “Высокочтимый брат мой! И о них я позаботился.”

16. “Мароний, который теперь мой единомышленник и назначен мною на весьма ответственную должность, - берет их к себе и устроит их в своем учреждении.”

17. “Скажи! Правильно ли, по-твоему, или нет? Воистину! Будь моя проницательность сильнее и глубже, вероятно, я принял бы лучшие меры и отдал лучшие распоряжения,

18. “но теперь я поступил, как я считал наилучшим, и думаю, что Господь и Бог твой благословит мое старание и желание сделать как можно лучше, хотя действия мои и не вытекают из наилучшего и наивернейшего усмотрения.”

19. И Иосиф сказал: “Господь уже благословил все твои решения, а также и твои намерения, вследствие чего и отдал ты наилучшие распоряжения и принял наилучшие меры!”

20. “Но у меня есть еще один вопрос: когда же ты пришлешь мне обещанных детей, т.е. пятерых мальчиков и трех девочек?”

21. И Церений сказал: “Брат и друг мой! Это будет моей первой заботой, когда я вернусь в Тир.”

22. “Теперь же пойдем на прогулку. День сегодня исключительно

приветливый, и среди природы воздадим мы славу и хвалу нашему

Богу!”

И Иосиф немедленно поднял весь дом на ноги.

 

Глава 123 Прогулка к языческой священной горе

1. Церений вышел в сопровождении своей свиты. За Маронием шли три священника, а потом Иосиф, Мария с Младенцем, Евдокия и два Юноши.

2. Мария с Младенцем и Евдокия сидели на осликах, которых Юноши вели за повод.

3. Остальные Юноши остались дома с сыновьями Иосифа, чтобы помочь им по дому. Также испекли они дивный хлеб и приготовили обед, который в тот день подали только вечером.

4. За городом находилась гора, приблизительно саженей четыреста высоты, поросшая вся кедровым лесом.

5. Язычники считали эту гору священной, поэтому было запрещено рубить на ней деревья.

6. Только одна дорога была проложена духовенством, которая вела на самую вершину горы, где стоял открытый храм, от которого на все стороны открывались дивные виды.

7. Но в лесной чаще этой довольно широко раскинутой горы, водилось множество хищных зверей, вследствие чего подъем на эту гору был сопряжен со всякими опасностями.

8. Три священника это знали. Поэтому подошли они к Церению, шедшему впереди всех, и предупредили его, когда он подошел к самому подножью горы.

9. Церений сказал им: “Разве вы не видите, что я не боюсь?”

10. “И почему мне бояться, раз Господь всех Небес и миров находится с нами, а также и могущественные слуги Его!”

11. Эти слова успокоили священников, и они отошли на свои места.

12. Когда все общество прошло с полчаса по дороге и вошло в самую чащу горного леса, вышли три громадных льва и стали поперек дороги Церению.

13. Церений испугался и стал звать на помощь.

14. Тогда Юноши выступили вперед и пригрозили львам, которые немедленно с ревом ушли с дороги, но

15. они не скрылись в чаще, а пошли рядом со всеми, идя по краям дороги, и никого не трогали.

16. Полчаса спустя повстречались они с целой стаей львов, тигров и пантер...

17. Но как только эта жуткая звериная стая увидела одного из Юношей, она разделилась, встала по обе стороны дороги и пропустила мимо себя все общество...

18. На многих из приближенных Церения это происшествие так подействовало, что у них и дух замер.

19. Когда же они заметили, что звери, при приближении Младенца, распластывались на земле и дрожали всем телом, -озарил свет боязливых язычников и начали они догадываться, Кто именно обретается в Младенце!

 

Глава 124 Очищение лужайки от гадов

1. Но стая хищников не повернула обратно в лесную чащу, а, рыкая, пошла вниз по дороге.

2. Евдокия же, ехавшая на ослике рядом с Марией, и Тулия, шедшая с Церением, при виде этих хищных зверей почувствовали себя плохо и чуть было не лишились чувств, и Церений шел теперь уже вплотную с осликом Марии..

3. Иосиф и Мария внушили обеим женщинам столько мужества, что всякое чувство страха у них прошло.

4. Все общество двинулось дальше и без всяких препятствий достигло самой вершины горы.

5. Там  была  просторная   полянка,  удивительно  живописно

раскинутая. Посреди нее возвышался храм. Но здесь ожидала их новая неприятность!

6. Вся эта полянка сплошь кишела гадюками и гремучими змеями.

7. Сотнями лежали они на полянке, греясь, на солнце.

8. И, когда гады почуяли приближение людей, начали они шипеть, греметь и высовывать языки.

9. Свита Церения окаменела от ужаса. Особенно плохо пришлось бедной Тулии, которая шла пешком. Она совсем потеряла голову и решила, что настал ее конец.

10. И не только люди были перепуганы, даже львы издавали какое-то плачевное рычание и прижимались к людям.

11. Хотя вид этой поляны не произвел особого впечатления на Церения, но ему было неприятно из-за Тулии и своих приближенных.

12. Поэтому обратился он к Иосифу и сказал: “Брат! Скажи же двум слугам Господним пригрозить этим гадам!”

13. И Иосиф сказал: “Этого не потребуется: их удалит моя Жена! Как только Она выедет вперед на своем ослике, -

14. “ты увидишь, как все гады пустятся в бегство.”

15. И Мария, сидя на ослике с Младенцем на руках, выехала вперед, и, как только гады Ее узрели, -

16. они с быстротою молнии ускользнули и исчезли до последнего!

17. Свита и приближенные Церения удивились происшедшему и начали друг друга спрашивать:

18. “Может быть, это сама Гигиея, которой повинуются змеи?”

19. Церений же, услыша такие предположения, сказал: “Что говорите вы о Гигиее, которая никогда не существовала?”

20. “Здесь больше Юноны, которая тоже никогда не была! Она лишь Богом избранная Супруга высокочтимого старца!”

21. Тогда свита Церения смутилась, и никто не решался расспрашивать далее.

 

Глава 125 Разрушение капища

1. Когда таким образом вся вершина горы была очищена от змей, сказал Церений слугам своим:

2. “Идите теперь в храм, подметите его, накройте алтарь скатертями и поставьте принесенную с нами еду.”

3. “Тогда мы закусим и подкрепимся, наслаждаясь дивным видом.”

4. И слуги Церения немедленно пошли и в точности исполнили полученные ими приказания.

5. Когда все было приготовлено, пригласил Церений Иосифа и Марию пройти с ним в храм и там закусить и подкрепиться.

6. Иосиф же сказал: “Брат! Я говорю тебе: прикажи немедленно слугам твоим скорее все вынести из храма, иначе он обрушится на них, и люди не успеют спасти твое добро.”

7. “Ибо эта постройка очень старая, сильно поврежденная временем и еле-еле держится; когда-то она служила жрецам творить здесь всякие бесчинства,

8. “а ныне она обитаема только злыми духами, которыми эта постройка еще держится.”

9. “Если я вступлю под ее крышу, вместе с моей Женой и Младенцем, - эти духи немедленно удалятся, и тогда этот храм рухнет!”

10. “Поэтому   прошу   тебя:   последуй   совету,   и   поступишь хорошо!”

11. Церений удивился, но все-таки сейчас же поступил согласно совету Иосифа.

12. И не успели его слуги убрать все из храма, как с сильным жужжанием из него вылетел рой черных мух.

13. Когда Иосиф это увидел, крикнул он слугам: “Скорее уходите из храма, а то случится несчастье!”

14. Услыша оклик Иосифа, слуги со всех ног выбежали из храма.

15. Когда же они были в нескольких шагах от стен его, все здание рухнуло со страшным шумом и грохотом.

16. Все пришли в ужас и только руками всплеснули. Даже львы испугались и убежали в лес, но потом все-таки вернулись.

17. Со всех сторон слышно было, как люди друг друга спрашивали, что могло вызвать это явление, но среди язычников, кроме Церения, конечно, никто не мог правильно истолковать его.

18. Когда все пришли в себя от испуга, спросил Церений Иосифа, где можно было бы найти безопасное место, чтобы закусить?

19. Тогда Иосиф указал на открытую, зеленую лужайку, под тенью горной смоковницы, покрытой цветами и плодами.

20. И Церений направил туда своих слуг. Приказал место то сначала расчистить, а потом расстелить скатерти на траве и расставить всякую еду и прохладительные напитки.

 

Глава 126 Мнимый пожар дворца

1. Когда все было устроено, Церений вторично пригласил Иосифа закусить вместе с Марией, Младенцем и Евдокией.

2. И Иосиф со своими последовал приглашению и, сев на нижнем конце, благословил трапезу и потом начал есть и пить.

3. Оба Юноши последовали примеру Иосифа. Затем подошли и остальные.

4. Но вот в то время, когда все спокойно и уютно сидели, ели и пили,

5. заметил Мароний, сидевший рядом с Церением, что над городом Острацыной поднималось огромное черное облако дыма,

6. а также показались клубы дыма поодаль от города, в гавани...

7. Мароний обратил внимание Церения, который сейчас же понял, что в центре города пылал его дворец, а в гавани горели его корабли!

8. Церений вскочил, как ужаленный и крикнул:

9. “Ради Самого Господа! Что я вижу? Вот плоды моей доброты к этим жалким острацынцам!”

10. “Воистину! Эту доброту я превращу в гнев лютого тигра! А вы, острацынцы, дорого заплатите за это преступление, как еще ни одна из фурий не поплатилась в самой нижней преисподней!”

11. “За мной, друзья и братья! Дольше мы не можем здесь оставаться! За мной! За мной! Надо отомстить этим злодеям!”

12. Свита Церения вскочила на ноги, и слуги с быстротою молнии начали все убирать и складывать.

13. Только Иосиф не двинулся с места и невозмутимо продолжал сидеть и даже головы в сторону пожара не повернул.

14. Это заметил Церений, и с чувством горечи сказал он ему с упреком:

15. “Какой же ты мне друг, что остаешься спокойно сидеть в то время, когда я в несчастии?!”

16. “Ты же знаешь, что без тебя, из-за хищных зверей, мне не спуститься по этой опасной горной дороге!”

17. “Поэтому встань и защити меня, иначе ты восстановишь также и меня против себя!”

18. Но Иосиф спокойно ответил ему: “Итак, преисполненный гнева римлянин! Именно теперь - я не послушаюсь тебя!”

19. “Что же ты сделаешь, если ты приблизительно через два часа прибудешь на место пожара? Разве за это время не будет уже все уничтожено пламенем?”

20. “Если же ты хочешь мстить, тогда для этого у тебя всегда еще будет достаточно времени!”

21. “Воистину! Если бы ты не вспылил, как ты это сделал, - я сказал бы Юношам положить конец пожарищу.”

22. “Но раз ты вспылил, - тогда иди туда и туши огонь собственным гневом.”

 

Глава 127 Иосиф и Церений. Тушение пожара

1. Эти слова, высказанные Иосифом спокойным и серьезным голосом, произвели на Церения впечатление, и он не знал, что ответить старику.

10. “Воистину! Эту доброту я превращу в гнев лютого тигра! А вы, острацынцы, дорого заплатите за это преступление, как еще ни одна из фурий не поплатилась в самой нижней преисподней!”

11. “За мной, друзья и братья! Дольше мы не можем здесь оставаться! За мной! За мной! Надо отомстить этим злодеям!”

12. Свита Церения вскочила на ноги, и слуги с быстротою молнии начали все убирать и складывать.

13. Только Иосиф не двинулся с места и невозмутимо продолжал сидеть и даже головы в сторону пожара не повернул.

14. Это заметил Церений, и с чувством горечи сказал он ему с упреком:

15. “Какой же ты мне друг, что остаешься спокойно сидеть в то время, когда я в несчастии?!”

16. “Ты же знаешь, что без тебя, из-за хищных зверей, мне не спуститься по этой опасной горной дороге!”

17. “Поэтому встань и защити меня, иначе ты восстановишь также и меня против себя!”

18. Но Иосиф спокойно ответил ему: “Итак, преисполненный гнева римлянин! Именно теперь - я не послушаюсь тебя!”

19. “Что же ты сделаешь, если ты приблизительно через два часа прибудешь на место пожара? Разве за это время не будет уже все уничтожено пламенем?”

20. “Если же ты хочешь мстить, тогда для этого у тебя всегда еще будет достаточно времени!”

21. “Воистину! Если бы ты не вспылил, как ты это сделал, - я сказал бы Юношам положить конец пожарищу.”

22. “Но раз ты вспылил, - тогда иди туда и туши огонь собственным гневом.”

 

Глава 127 Иосиф и Церений. Тушение пожара

1. Эти слова, высказанные Иосифом спокойным и серьезным голосом, произвели на Церения впечатление, и он не знал, что ответить старику.

2. Также не решался он сказать что-нибудь Иосифу, который тоже был видимо взволнован.

3. Поэтому Церений подошел к Тулии и сказал ей: “Иди ты к мудрому старцу и объясни ему, что эта неожиданная беда взволновала мою душу.”

4. “Проси у него прощения и уверь его, что в будущем он никогда больше не переживет подобной минуты со мной!”

5. “Только сейчас я прошу его меня не оставлять и не отказать помочь мне!”

6. Но Иосиф догадался о чем Церений говорил с Тулией,

7. поэтому он немедленно встал и, подойдя к Церению, сказал: “Благородный друг и брат мой в Господе! До сих пор мы с тобой не нуждались в посредниках,

8. “и мы все между собою всегда улаживали и обсуждали сами.”

9. “Почему же вдруг твоя жена должна быть посредницей между нами?”

10. “Неужели воображаешь ты, что я вообще способен впасть в гнев, или что что-нибудь может разгневать меня?”

11. “В таком случае ты глубоко ошибаешься: моя серьезность -только плод моей великой любви к тебе!”

12. “Ибо кто в минуты беды не дерзает сказать своему другу серьезное слово, - плохой друг!”

13. “Пойми: если то, что тебя встревожило в настоящую минуту, было бы действительно нечто важное, будь уверен, что я бы первым обратил твое внимание на это и предупредил бы тебя, как я это делал раньше при всех случаях!”

14. “Но здесь ровно ничего серьезного нет. Это только обман со стороны тех злых духов, которые изгнаны отсюда.”

15. “Теперь они мстят и тревожат нас, что мы их выгнали с насиженного места.”

16. “Это все! И, если бы ты, прежде чем волноваться и горячиться, сразу спросил меня, - не нужно было бы тебе даже вставать с твоего места!”

17. “Но ты прежде всего поверил своим глазам и разволновался ни за что, ни про что!”

18. “Теперь же сядь обратно на свое место и смотри спокойно на мнимый пожар, который и без того скоро прекратится.”

19. Все эти слова Иосифа были непонятны для Церения,

20. но, несмотря на это, он поверил всему, что сказал ему старик.

21. Тогда Иосиф, в присутствии Церения, сказал Юношам:

22. “Направьте ваш взгляд в сторону, где озорничают изгнанные отсюда, дабы это зрелище прекратилось для успокоения брата моего.”

23. Юноши исполнили просьбу Иосифа, и в то же мгновение пожар бесследно исчез.

24. Только после этого Церений начал смутно понимать смысл слов Иосифа, и к нему вернулась его прежняя веселость, но к двум Юношам и к Иосифу проникся он еще большим уважением.

 

Глава 128 Поучение Церения Младенцем

1. После того, что все вошло в порядок и успокоилось, поднялся Младенец и рек к Церению:

2. “Выслушай Меня, благороднейший муж! Помнишь ли ты день, когда Я теребил брата Иакова и дергал его за волосы,

3. “и ты непременно хотел, чтобы Я сделал тебе то же самое?”

4. “Я это обещал тебе, и видишь, ныне Я исполнил Мое обещание!”

5. “Ибо все эти неожиданности, приключившиеся с тобою с того времени, - суть не что иное, как “теребение тебя” с Моей стороны!”

6. “И если будут у тебя еще разные неожиданности, тогда вспоминай тот день и эти слова Мои, и никогда не пугайся и не впадай во гнев!”

7. “Ибо лично с тобой ничего не случится. И у кого бывают, подобно тебе, всякие неожиданные неприятности, - того Я люблю, поэтому ему нечего бояться ни в этом, ни в потустороннем мире.”

8. При этих словах Младенца у Церения навернулись слезы на глаза, и не знал он, что делать от избытка любви и благодарности.

9. Но эту речь Младенца услышали также многие язычники и удивились, что грудной Младенец на четвертом месяце так мудро рассуждает и ясно говорит.

10. Тогда некоторые из них обратились с вопросом к Иосифу и спросили его: как это возможно, чтобы Младенец в таком раннем возрасте так изъяснялся?

11. Иосиф пожал плечами и сказал: “Милые друзья! На земле, а в особенности в жизни, бывают повсюду чудесные явления.”

12. “Они действительно происходят на наших глазах, но кто в состоянии определить тайные законы созидающего Божества?”

13. “Воистину! Разве мы не попираем ежедневно нашими ногами величайшие чудеса, и мы еле обращаем на них внимание!”

14. “Кто же из нас знает, откуда взялось все это разнообразие в создании всех этих чудес? Откуда произошла трава, деревья, червячки, комары, или рыба в воде?”

15. “Воистину! Нам, людям, ничего иного не остается, как смотреть на эти чудеса и восхищаться ими, а Святого Мастера, Создавшего их, прославлять, восхвалять и поклоняться Ему.”

16. Это объяснение Иосифа удовлетворило вопрошавших язычников.

17. И, начиная с той минуты, смотрели они другими глазами на природу!

18. Они разошлись во все стороны по широкой поляне и любовались чудесами творения.

19. Но все-таки Церений потихоньку спросил Иосифа: неужели он не знает тайны ранней речи Младенца?

20. Иосиф же заверил его, что не может ответить ему на этот вопрос и сказал: “Обратись к Самому Младенцу, Он даст тебе наилучший ответ и объяснение.”

 

 

Глава 129 Пояснение Ангелов об естестве МЛАДЕНЦА

1. Церений, преисполненный смирения, обратился тогда к Младенцу и спросил Его:

2. “Жизнь моя! Мое Все! Даже, если знаешь, Кто Ты, то все-таки это невиданное чудо, чтобы Ты - Младенец на четвертом месяце, так премудро говорил!”

3. “Прошу Тебя: пролей мне свет на этой горе, где мы были свидетелями уже стольких чудес и чудесных явлений! Скажи мне несколько пояснительных слов!”

4. Но Младенец возразил: “Вот там, рядом с Иосифом, стоят двое слуг. Обратись к ним, и они скажут тебе необходимое.”

5. И Церений поступил согласно словам Младенца и обратился со своим вопросом к двум Юношам.

6. Они же сказали ему: “Это относится к чисто небесным вопросам. Даже, если бы мы сказали тебе в точности, как это возможно, - ты все равно этого не понял бы.”

7. “Ибо обыкновенные люди не в состоянии уразуметь и объять чисто небесное, потому что Дух их не свободен, но заполнен материей всего мира.”

8. “Ты же еще обыкновенный человек, следовательно, и не сможешь ты уразуметь, что мы скажем тебе.”

9. “Но так как ты настаиваешь получить ответ на свой вопрос, -мы, согласно Воле Господа, - ответим тебе,

10. “но “понимания” мы не сможем даровать тебе, потому что ты еще обыкновенный человек.”

11. “Итак внимай. Младенец, каков Он есть в Своем человеческом образе в виде обыкновенного ребенка, еще долго не будет в состоянии говорить,

12. “быть может года через полтора, начнет Он еле-еле лепетать.”

13. “Но в Сердце Этого Младенца обитает полнота Вечного Всемогущего Божества.”

14. “И когда Этот Младенец во всеуслышание премудро говорит, - речет не видимый тобою Младенец, но речет Само Божество устами Младенца в твоей душе, которой в то время дано восприять эти слова.”

15. “И если ты слышишь слова, исходящие будто из уст Младенца,

16. “то на деле это не так, ибо тогда речет лишь Божество, не видимое тобою.”

17. “И то, что кажется тебе, будто слышишь ты извне, - слышишь ты только в самом себе. То же самое происходит с каждым, который слышит речь этого Младенца.”

18. “Чтобы убедить тебя в правоте наших слов, встань на такое место, откуда ты не мог бы ни видеть и ни слышать естественного голоса Младенца! Когда же Он заговорит с тобою, услышишь ты Его голос так же ясно и отчетливо, будто ты находился в Его непосредственной близости.”

19. И Церений, который в общем ровно ничего не понял, что Юноши ему сказали, отошел по плоской горной полянке приблизительно шагов на тысячу.

20. И услышал он зов Младенца. Ясно и отчетливо донеслись до него слова:

21. “Церений! Уходи скорее! Ибо под местом, где ты стоишь, пещера, в которой тигры!”

22. “Они почуяли тебя! Уходи, пока они еще тебя не увидали!”

23. Церений со всех ног бросился бежать и остановился в полном недоумении. Ему хотелось расспрашивать дальше, но, в сущности, он сам не знал, о чем ему спрашивать, ибо последнее явление было для него слишком непостижимым!

 

Глава 130 Ответ Ангелов относительно ГОСПОДА

1. После этого оба Юноши замолчали, но у Церения от начатого с ними разговора разгорелось любопытство, и он не мог успокоиться.

2. Когда он пришел в себя после пережитого им испытания, обратился он снова к обоим Юношам:

3. “Великие слуги Божий от вечности,” начал он: “Ваши пояснения, столь чудесно возвышенные, всецело захватили меня, и поэтому я не могу удовлетвориться лишь сказанным и объясненным вами!”

4. “Я вполне сознаю, что я далек от вашей духовной премудрости, ибо я только обыкновенный человек разума, который не видит дальше расстояния, на которое простирается его рука.”

5. “Но разве нет возможности даровать мне большее понимание?”

6. “Смиренно я Вас прошу: раскройте во мне самом более широкую возможность понимания, которое наверное лежит скрытым во мне самом,

7. “дабы я лучше уразумел сказанное вами мне!”

8. Но Юноши ответили ему: “Милый друг и брат! Ты просишь о нечто преждевременном и спрашиваешь о невозможном!”

9. “Ибо, пока ты пребываешь во плоти, - не будешь ты в состоянии уразуметь того, что относится к наивысшей Божественной Премудрости.”

10. “Например, вдумайся в следующее: Господь Бог, живущий здесь в этом Младенце во всей Своей Божественной полноте, и Имеющий в Своем распоряжении бесчисленные мириады величайших миров, - незначительную часть которых ты видишь ночью в виде звездочек,

11. “мог избрать любой из них, как избрал Он эту Землю для Своего очеловечения. И, несмотря на это, - все же выбор Его пал на эту жалкую Землю, которая среди бесчисленных небесных тел, во всех отношениях, - самая жалкая и наихудшая!”

12. “Но Ему, - Вечному Владыке Бесконечности, заблагорассудилось сделать так, как мы это видим ныне воочию!”

13. “И не думай, что перед тем, как принять это решение, Он спросил нашего совета или согласия!”

14. “Предполагать последнее, - было бы превратно! От вечности Он один творит и действует, и еще никогда никто не был Его советчиком!”

15. “Скажи! Кто дерзнул бы Его вопрошать и сказать: “Господи! Что ты делаешь, или для чего Ты делаешь так, а не иначе?”

16. “Он Сам по Себе есть наивысшее Совершенство, Наивысшая Премудрость, Наивысшая Любовь и Кротость.”

17. “И Сам по Себе Он есть наивысшая Сила и Мощь, и малейшая мысль об уничтожении в Сердце Его, - повергла бы все в ничто!”

18. “И все же допускает Он, чтобы иудейская Дева нянчила Его, - в виде беспомощного человеческого дитяти.”

19. “И Он, Питающий и Снабжающий щедро необходимой пищей бесчисленное множество солнц, миров, и существ, -питается ныне на этой тощей земле, грудью слабой пятнадцатилетней Девы!”

20. “Он - Основа жизни всей жизни, облекся покровом смерти и греха и покрыл Себя плотью и кровью!” 21. “Что скажешь ты на это? Как ты себе все это представляешь? Может быть, и относительно этого хотелось бы тебе получить еще более подробные объяснения?”

22. “И подобно тому, как ты никогда не сможешь уразуметь глубину всего этого, - так же немыслимо сказать и пояснить тебе более подробно, почему Наисвятейший Младенец владеет речью!”

23. “Люби Его всеми своими силами и нигде не предавай Его, тогда в своей любви к Нему найдешь ты все, что даже небеса никогда не смогут раскрыть тебе!”

24. Эти слова преисполнили Церения таким уважением к Ребенку, что он невольно опустился на колени перед Ним и со слезами в голосе проговорил: “Господи! Недостоин я той великой Милости, которую Ты мне даруешь ныне!”

25. Но Младенец рек: “Встань, Церений и не предавай Меня! Я же ведаю твое сердце. Я люблю тебя и благословляю, поэтому поднимись.” И Церений немедленно встал, дрожа от благоговения и чувства глубочайшей любви.

 

Глава 131 Приближение грозы

1. Ушедшие погулять в разные стороны по просторной поляне, простиравшейся довольно далеко по самому хребту горы, начали постепенно возвращаться, но лица у всех были не веселы, а озабоченны,

2. потому что они увидели, что с юго-запада, из Египта, надвигались черные тучи, - всегдашние предвестницы сильнейших бурь.

3. Но на северо-востоке, по направлению к Острацыне, небо было ясное, и это тем более оттеняло вид неба над горами на юго-западе.

4. Поэтому вернувшиеся советовали как можно скорее пуститься в обратный путь.

5. Но Церений сказал: “Эти великие мудрецы здесь, - не замедлят сказать нам, когда будет пора возвращаться.”

6. “И пока они спокойно сидят, - нам нечего понапрасну тревожиться.”

7. Но Мароний и один из начальников сказали ему: “Ты прав. Но пройди за эту возвышенность и взгляни на небо, и мы убеждены, что ты после этого разделишь наше мнение.”

8. “Там небо выглядит, будто все фурии намерены поджечь Землю со всех сторон!”

9. Церений направился к Иосифу, который задремал: 10. “Друг и брат, - сказал он ему, - слышал ли ты, с какими вестями и предупреждениями эти двое пришли ко мне?”

11. Но Иосиф ответил: “Я дремал, а потому не знаю, о чем вы между собою говорили.”

12. И Церений сказал: “В таком случае встань и пойди со мной за эту возвышенность, там ты поймешь, о чем мы говорили.”

13. И Иосиф сейчас же встал и пошел вместе с Церением.

14. И, дойдя до возвышенности, Церений указал Иосифу на зловещие тучи приближавшейся бури.

15. Тогда сказал Иосиф: “Что же ты хочешь теперь делать?”

16. “Бежать. Спрашивается: куда? Через четверть часа буря будет здесь.”

17. “До Острацыны нам пришлось бы бежать полтора часа, а пока мы пройдем полпути, - буря нас все равно настигнет!”

18. “А если в лесной чаще нас окружат хищные звери, которые во время сильных бурь это нередко делают,

19. и если, в довершение, нас настигнет ливень, потоки которого нас без пощады устремят вниз, что тогда?”

20. “Поэтому лучше всего нам остаться здесь, где, в крайнем случае, мы только промокнем, между тем как в лесу с нами могут приключиться всякие несчастья!”

21. Церений одобрил совет Иосифа и сел рядом с ним под смоковницу.

22. Но приближенные Церения были встревожены, особенно, когда они увидели, что львы, не отходившие все это время от людей, - вдруг поднялись и скрылись в лесной чаще.

23. Тогда Мароний сказал Иосифу: “Смотри! Даже верные нам львы, чуя что-то недоброе, которое нас ожидает, бросили нас и пошли искать себе надежное убежище. Не лучше ли последовать их примеру?”

24. Но Иосиф ответил: “Не подобает человеку учиться от животного, но следует ему учиться от Владыки над всей природой.”

25. “Я же считаю себя умнее животного, поэтому я останусь здесь и пережду бурю, и только после нее, если вообще будет буря, - пойду я обратно.” С этим все поневоле согласились и остались, со страхом ожидая: что будет?

 

Глава 132 Буря и гроза на горе

1. Не прошло четверти часа, как густой туман окутал вершину горы, и стало совершенно темно.

2. Люди Церения начали сетовать и причитать:

3. “Теперь Зевс нас хорошо угостит!”

4. “Тут никак не скажешь: “Если далек от Зевса, - далек и от молнии!”

5. “Наоборот: нам придется плохо, т.к. смертным, которые дорожат жизнью, не следует переступать положенных границ между ними и богами!”

6. На это Церений ответил шутя: “Пусть все наши боги, взятые вместе, попробуют сделать мне что-нибудь!”

7. “Я нашел лучшего Бога, про Которого никто не скажет: “если далек от Него, далек и от молнии”,

8. “но у Него как раз обратное: если ты далек от Него, - ты далек от всей жизни, но зато близок к смертоносной молнии!”

9. “И быть в Его близости означает быть вблизи жизни и весьма далеко от умерщвляющей молнии!”

10. “Поэтому и не пугает меня этот туман, ибо я ведаю, что мы находимся далеко от смертоносной молнии.”

11. Не успел Церений выговорить эти слова, как блеснула молния и ударила в землю перед ним, и после этого удара посыпался легион таких же ударов...

12. Это явление немного удивило Церения, и его спутники сказали ему:

13. “Как тебе нравится это явление в связи с твоими словами?”

14. “Мне оно очень нравится! Это самое лучшее зрелище, которое я когда-либо видел! Кажется, еще никто из вас не лишился жизни?”

15. И Церений продолжал: “По-моему, боги узнали, что здесь брат императора, и что кроме него находится здесь еще Кто-то Другой, поэтому и чествуют они нас.”

16. Один сотник, из приближенных Церения, бывший еще под сильным влиянием богов, сказал Церению:

17. “Ваша Императорская Консульская Милость! Умоляю вас! Не шутите так с богами! Это может услышать шустрый Меркурий и донести об этом Зевсу! Тогда довольно одного удара молнии - и мы все погибли!”

18. Церений ответил ему, смеясь: “Мой милый сотник! Успокойся на этот счет!”

19. “Ибо Зевс обрек Меркурия на вечное заключение, а сам Зевс получил такую пощечину от совсем другой Юноны, что он навеки ослеп и оглох, и отныне больше никакого дела с молнией и громом иметь не будет.”

20. Но как раз после этого разговора Церения с сотником, -молнии участились и раскаты грома стали еще сильнее. Тогда сотник заметил:

21. “Как бы вашей императорской консульской милости не пришлось бы горько расплачиваться за эти кощунственные речи против богов!”

22. Церений же ответил: “Но только не сегодня! Может быть, завтра, если будет у меня время для этого!”

23. “Ибо пойми, если бы я, подобно тебе и еще многим глупцам, боялся богов, я не говорил бы так, стоя под таким огненным дождем!”

24. “Но я говорю так именно потому, что ваших богов я не боюсь!”

25. Этим Церений прекратил разговор с сотником, который более не решался докучать его императорской милости.

26. Одна молния ударила как раз между Иосифом, Марией и двумя Юношами.

27. Тогда Младенец поднялся и рек “Обличи себя, чудовище!”

28. И по этому слову тучи опустились и небо прояснилось, но зато земля покрылась всякими ползучими гадами...

29. Но Юноши направили свои взоры на них, и гады частью были уничтожены, частью скрылись в лесную чащу...

30. Это явление заставило замолчать всех бывших с Церением на горе, и никто из них не мог понять, как это могло произойти.

 

Глава 133 Разговор римского начальника с Церением

1. После того, что приближенные и слуги Церения только и делали, что удивлялись то одному, то другому явлению, подошел начальник к Церению и скромно сказал:

2. “Как мене известно, ваша милость много занималась природоведением, как это делали многие высокопоставленные личности Рима.”

3. “Но я лично всю свою жизнь был воином, а не ученым или природоведом!”

4. “И это чрезвычайное явление здесь, которое мы только что видели, заставило меня призадуматься!”

5. “Но, как я ни стараюсь найти причину, вызвавшую все эти явления, — я, кроме чудесного, — ничего не нахожу! И я думаю, что все следует приписать удивительной и сверхъестественной силе этого иудейского Младенца!”

6. “Неужели действительно это и будет единственной причиной? Но, может быть, существуют тайные законы природы, согласно которым мы имеем явления в виде дождя, града и снега?”

7. “Ваша милость! Пролейте мне некоторый свет, дабы я смог понять что-нибудь, и не чувствовал себя таким глупым человеком!”

8. На это Церений ответил начальнику: “Друг мой! Ты понапрасну обращаешься ко мне с этим вопросом!”

9. “Потому что в этом отношении я знаю столько же, сколько и ты! Но я убежден, что все произошло согласно какому-то закону.”

10. “Однако я вовсе не знаю, что гласит этот закон? Я думаю, что на этот вопрос может ответить только Великий Законодатель!”

11. “Но имеем ли мы, смертные, право вопрошать Великого Законодателя: каковы эти законы?, - мне также неизвестно!”

12. Тогда Начальник сказал: “Ваша милость! Ведь здесь находятся этот мудрый иудей и его удивительный Ребенок, а также и оба Юноши, которые сегодня утром ослепили нас своими светящимися одеждами.”

13. “Не можем ли мы обратиться к ним с просьбой объяснить нам это удивительное явление?”

14. Церений сказал ему: “Иди! Если имеешь достаточно храбрости это сделать!”

15. “У меня же не хватает духу их расспрашивать, потому что для меня теперь ясно, что они совершенно иные существа, чем мы!”

16. И начальник сказал: “Я не могу утверждать, что у меня не хватило бы на это храбрости,

17. “но раз ваша милость такого мнения, - я этого не сделаю и удовлетворюсь своим невежеством.”

18. В это время сказал Иосиф Церению: “Брат! Прикажи теперь всем собираться и вернемся, ибо солнце близится к закату.”

19. И Церений отдал распоряжение, и все отправились в обратный путь, и через два часа достигли они усадьбы без всяких приключений.

 

Глава 134 Прибытие в усадьбу. Львы как телохранители Церения

1. Когда все вернулись в усадьбу, встретили их сыновья Иосифа, но особенно сердечно приветствовали всех оставшиеся Юноши.