Чудо  - Рациональность - Наука - Духовность
Если вам понравился сайт, то поделитесь со своими друзьями этой информацией в социальных сетях, просто нажав на кнопку вашей сети.
 
 

Клуб Исследователь - главная страница

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ - это путь исследователя, постигающего тайны мироздания

Библиотека

Библиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

ГлавнаяБиблиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

 

Современная гуманитарная академия

Институт развития гражданского общества и местного самоуправления

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Национальные проекты:

 первый год реализации

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Москва 2007


А н н о т а ц и я

 

Предлагаемая читателю брошюра содержит материалы, касающиеся реализации Приоритетных национальных проектов, в т.ч. выступление Gрезидента РФ Владимира Владимировича Путина на заседании Совета при Президенте РФ  по реализации Приоритетных национальных проектов, статью Первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева «Национальные проекты: от стабилизации - к развитию», материалы нескольких круглых столов, а также наиболее интересные публикации по данной теме, появившиеся в последние месяцы в средствах массовой информации.

Все эти материалы объединены не только тематикой Приоритетных национальных проектов, но и единой методологией, позволяющей рассматривать национальные проекты как фактор модернизации России и необходимую предпосылку вызревания в стране новой социально-экономической реальности – общества знаний.

 

Составитель: Илья Константинов

 


О Г Л А В Л Е Н И Е

 

Предисловие........................................................................................................... 5

 

Выступление Президента РФ В.В.Путина -  на заседании Совета при Президенте России по реализации Приоритетных национальных проектов  7 марта 2007 г. .......... 6-10

Выступление Первого заместителя Председателя Правительства РФ Д.А.Медведева на заседании Совета при Президенте России по реализации Приоритетных национальных проектов 7 марта 2007 г………............................................ …………………..11-18

Выступление Первого заместителя ПредседателяПравительства РФ Дмитрия Медведева в Государственной думе на `Правительственном часе` 24 января 2007 г................... ………………………………………………………………………... 19-27   

Дмитрий Медведев: «Национальные проекты: от стабилизации – к развитию»…………………………………………………… ……………………….28-41

Александра Очирова: «Нацпроекты – путь к социальному государству» ……….42-48

Юлия Белова, Юлия Евтюхина, Роман Смазнов: «Главные приоритеты года» …49-52

Владимир Кучеренко: «Без нового национального проекта - никуда»! …….…...53-55
Андрей Нечаев: «Уроки нацпроектов» ……………………………………………..56-59

Владимир Спасибо: «Национальные проекты. Год спустя» ……………………   60-64

Олег Родионов,Сергей Бегунов,Павел Данилин:«Надо вкладывать в человека»... 65-69

Михаил Мунтян: «Настоящее будущего или будущее настоящего»..…..………. 70-75

Дмитрий Савельев: «От национальных проектов – к национальной идее» ……..76-78

Илья Константинов: «Модернизация экономики и оборонная мощь страны»...     79-85

Иван Максимов: «Год для оптимистов»........................................................... 86-89

Игорь Семенихин: «Нацпроекты –“локомотивы” развития России?» …………...90-93

Олег Щукин: «Доктрины и смотрины» …………………………………………..94-101

Андрей Бунич: «Приоритетные национальные проекты: исторический шанс». 102-105

Александр Проханов: «“Левый поворот” Дмитрия Медведева» ……………….106-108

Алексей Иванов: «У России есть стратегия развития» …………………………109-111

Леонид Сумароков: «О двух актуальных событиях, потенциальных
преемниках и концептуальных публикациях» …………………………………..112-115

Игорь Юргенс: «Путь к золотому миллиарду» ………………………………….116-119

«Магистральные направления развития» ………………………………………..120-121

Владимир Рудаков: «ПНП как ПНП» …………………………………………….122-126

Константин Смирнов, Андрей Лавров: «Переход Медведева через Альпы». ..127-129

Пьер Сидибе: «Дмитрий Медведев предлагает делать ставку на лидеров» …...130-133

Федор Удалов:: «Сверхзадача – экономика знаний» ……………………………134-138

 

Материалы круглых столов по тематике Приоритетных национальных проектов:............................................................................................................................. 139

Выступления Дмитрия Львова, Николая Петракова и Сергея Кара-Мурзы на круглом столе: «Модернизация ЖКХ в РФ: состояние перспективы, пути решения проблем»......................................... ……………………………………139-146

Выступление Андрея Федорова на круглом столе: «ПНП «Здоровье»: «Здравоохранение или медуслуги»» ……………………………………….147-149

Материалы заседания круглого стола по теме: «Человеческий капитал в стратегии национального развития»............. ……………………………………..150-202

 


П р е д и с л о в и е

 

В течение всего 2006 года внимание российского общества было приковано к реализации приоритетных национальных проектов, ставших знаковым явлением в социально-экономической жизни нашей страны. Куратором этого направления в деятельности правительства стал первый заместитель Председателя Правительства РФ Дмитрий Анатольевич Медведев, много сделавший для успешного воплощения в жизнь идеологии приоритетных национальных проектов.

Выступление Д.А.Медведева в Государственной Думе на Правительственном часе 24 января 2007 г. и опубликованная 25 января 2007 года газетой «Коммерсант» статья Дмитрия Медведева «Национальные проекты: от стабилизации - к развитию», подвели итоги работы, проделанной Правительством РФ в течение первого года реализации нацпроектов, аккумулировала в себе размышления Дмитрия Анатольевича Медведева по широкому кругу наиболее актуальных общественно-политических проблем современности.

Учитывая злободневность этой тематики и живой интерес студентов и преподавателей Современной гуманитарной академии к приоритетным национальным проектам, руководство СГА подготовило учебный курс, в который наряду с упомянутой выше статьей Дмитрия Медведева вошли некоторые наиболее интересные публикации по тематике приоритетных национальных проектов, появившиеся в средствах массовой информации.

Мы надеемся, что этот материал будет полезен не только студентам Современной гуманитарной академии, но и  студентам других ВУЗов, всем тем, кто интересуется проблемами социально-экономического и политического развития современной России.

Ректор СГА, лауреат Государственной премии СССР,
лауреат премии Правительства России
в области образования, д-р техн. наук, профессор                                                                                                                                                                        М.П. Карпенко


Выступление Президента РФ В.В.Путина на заседании Совета при Президенте России по реализации Приоритетных национальных проектов  7 марта 2007 г.

 

 

В.ПУТИН (вступительное слово): Добрый день, уважаемые коллеги!

В повестке дня первого в этом году заседания две важнейшие темы: это актуальные задачи в сфере демографии, а также во многом связанный с этими проблемами вопрос улучшения жизни на селе - повышение ее качества и развитие сельской экономики.

Вы знаете, ключевые направления демографической политики были определены год назад в Послании Федеральному Собранию, и речь шла о создании условий для повышения рождаемости, о преодолении высокой смертности и грамотном управлении миграционными потоками. Задачи, которые мы наметили на 2006 год, в основном решены. Я имею в виду принятие необходимых законов, выделение финансовых средств и реальную координацию действий федеральных и региональных властей. Эти проблемы не решены, конечно, по сути своей. Предстоит еще много сделать для решения демографических проблем, но организационные вопросы, вопросы выделения финансовых средств решены.

Но, говоря о первоочередных мерах по улучшению демографической ситуации, мы уже обязаны думать и о дальнейших перспективах. Эксперты, как вы знаете, считают, что в вопросах демографии надо планировать не на год, не на два, а на три поколения вперед, надо мыслить стратегически. Только так можно не просто переломить сегодняшние негативные тенденции, но и достичь стабилизации, а затем и постепенного роста численности населения России. Именно для этого было поручено подготовить системную и хорошо просчитанную концепцию демографической политики. Отмечу, что этот документ создается не для органов власти или не только для органов власти. Его основной адресат - это, прежде всего, граждане России. Концепция демографической политики должна быть востребована обществом, понятна ему и опираться на активность самих граждан.

Повторю, одних лишь усилий государства, каким бы сильным и богатым оно ни было, недостаточно. Очень многое зависит от отношения людей к собственному здоровью.

Вы знаете, я только что закончил встречу с женщинами, представителями общественных организаций, которые на практике занимаются вопросами демографии и воспитания детей, воспитывают большое количество детей, являются воспитателями больших детских коллективов. Они тоже обращали внимание на эту проблему. Необходимо воспитывать хорошее, правильное отношение к собственному здоровью у людей, к своим детям, к родителям, к институту и ценностям семьи. Конечно, здесь многое могли бы сделать политические партии, общественные организации, средства массовой информации.

Теперь о наших ближайших конкретных задачах. Как я уже говорил, все нацпроекты оказывают непосредственное влияние на демографическую ситуацию. Сегодня надо обсудить, как еще больше настроить проекты на цели демографического развития, как сориентировать на это программы в области здравоохранения, образования, по предоставлению доступного жилья молодым семьям.

Подчеркну, наши общие усилия должны привести к тому, чтобы российская семья жила комфортно, чтобы люди имели достойную работу, жилье, качественные медицинские услуги, возможность дошкольного образования детей.

Крайне важно, чтобы при застройке территорий учитывались простые, но необходимые вещи: это детские сады, игровые площадки, спортивные сооружения, а в проектировании самих домов - даже такие элементарные удобства, как пандусы для детских колясок. Кстати говоря, на той же встрече с представителями женских общественных организаций речь шла о том, что при проектировании домов у нас практически не учитываются интересы многодетных семей. У нас, как, во всяком случае, сейчас сказали мои собеседницы, просто нет таких проектов.

Хотел бы отдельно остановиться на проблемах, связанных с высокой смертностью. Вы знаете, она по-прежнему устойчиво превышает рождаемость. Страна в среднем ежегодно теряет более 700 тысяч человек. Тяжелой проблемой остается смертность людей трудоспособного возраста, 80 процентов которых - мужчины. Основные причины здесь известны: это болезни сердечно-сосудистой системы, а также так называемые неестественные факторы - злоупотребление алкоголем, курение.

Сохраняются также проблемы, угрожающие безопасности человека. Они продолжают оставаться на улицах, на дорогах, на рабочих местах. Этот перечень свидетельствует, что высокая смертность - не только медицинская, но и социальная проблема. Конечно, надо улучшать систему здравоохранения, в том числе ее профилактическую составляющую. Однако увеличение продолжительности жизни в огромной степени зависит от снижения факторов риска. Это забота как каждого человека, так и местных властей, работодателей, общества в целом.

Кроме того, отмечу определяющую роль регионов в решении всего комплекса демографических проблем. Известно, что ряд регионов уже разработал собственные стратегические программы в сфере демографии. Остальным это еще предстоит сделать. Повторю, такие программы должны учитывать не только местную специфику и традиции, но прежде всего общенациональные подходы к решению демографических проблем.

Конечно, сегодня, накануне праздника 8 Марта, хотел бы еще раз сказать о высокой значимости материнства, о той огромной ответственности, которая ложится на женщин, воспитывающих детей.

Теперь несколько слов по второму вопросу нашей повестки дня, уважаемые коллеги.

Вы знаете, что в декабре прошлого года был принят Федеральный закон "О развитии сельского хозяйства". Его цель - сфокусировать меры государственной поддержки как на аграрно-промышленном секторе, так и на комплексном развитии сельских территорий. На основе этого закона предстоит разработать государственную программу развития сельского хозяйства. Этот документ призван обеспечить консолидацию наших действий по комплексному развитию села. Подробнее о ходе подготовки программы расскажет Алексей Васильевич Гордеев.

В свою очередь, хотел бы коротко остановиться на следующем.

Во-первых, программа не должна, как у нас говорят, зацикливаться только на сугубо производственных аспектах агроотрасли. Важно сформировать современные подходы к организации сельской жизни в целом. Необходимо сохранить сельский образ жизни, но в новом, современном его виде, развивая там инфраструктуру, дороги, транспорт, газовое обеспечение, в том числе за счет реализации на селе национальных проектов. Кроме того, следует максимально стимулировать появление на селе новых рабочих мест. И, учитывая развитие интенсивных технологий, особое внимание обратить также на несельскохозяйственные виды деятельности.

Второе, что хотел бы отметить, - это поддержка малых форм хозяйствования: их вклад в общий объем сельхозпроизводства может быть очень весомым. Подчеркну, их рентабельность и производительность может быть даже выше, чем у крупных сельхозпредприятий. Кроме того, эти малые хозяйства решают большую социальную задачу, обеспечивая занятость на селе. Государство заинтересовано и обязано создавать условия, чтобы в сельхозпроизводстве, на земле, в сельской местности появлялось все больше крепких хозяев. Однако очень многие проблемы здесь все еще решаются крайне медленно. Сейчас не буду говорить о том, что людям делать с этими абстрактными паями, как реализовать их в конкретные наделы и как это использовать, но эта проблема до сих пор административно так и не решена.

 

Еще одна проблема - сбыт отечественной сельхозпродукции. Он должен носить стабильный и гарантированный характер, причем для производителей всех уровней. Здесь же следует обратить особое внимание и на создание инфраструктуры первичной переработки животноводческой продукции.

Хотел бы сегодня также услышать, как идет работа по реализации закона о рынках и в целом по развитию сельхозкооперации.

Предлагаю начать работать и предоставляю слово Дмитрию Анатольевичу Медведеву. Пожалуйста.

 


Выступление Первого заместителя председателя Правительства РФ Д.А.Медведева на заседании Совета при Президенте России по реализации Приоритетных национальных проектов 7 марта 2007 г.

 

Уважаемые коллеги!

Существенное улучшение демографической ситуации стало уже общенациональным приоритетом. Понятно почему. Ведь уже не раз и не два мы сталкивались с тем, что издержки демографического развития препятствуют решению кардинальных социально-экономических задач, эффективному обеспечению национальной безопасности.

Все мы хорошо знаем, какое трудное положение сложилось в стратегических районах Сибири и Дальнего Востока. Ряд территорий вследствие колоссального миграционного оттока практически обезлюдился. И в целом по стране низкая продолжительность жизни, высокая смертность. По этим позициям Россия уступает не только развитым странам, но и, к сожалению, многим развивающимся. Так, по продолжительности жизни мы занимаем 100-е место в мире, а мужчин – 134-е. В то же время за последние годы, последние несколько лет наметились и некоторые позитивные моменты. В прошлом году родилось детей на 1,3% больше, чем в 2005, при этом на 6% снизилась смертность. В частности, наметилась тенденция к снижению смертности от болезней системы кровообращения и от внешних причин, а также от транспортных травм.

Несколько слов об оперативных данных по рождаемости и снижению смертности, которые наметились в первые недели 2007 года. Это неплохие цифры, я их сейчас приведу. В январе этого года родилось детей на 14,7% больше, чем в январе предыдущего года – это 16 тыс. человек. Причем в ряде регионов этот показатель существенно выше среднероссийского. К примеру, в Липецкой области рост рождаемости в январе составил 25%, в Ивановской – 23%, в Воронежской – 18%. И смертность в январе этого года по отношению к январю прошлого года – на 9% меньше. Очевидно, что мы просто обязаны в ближайшие годы существенно улучшить динамику показателей демографического развития. Эта задача была поставлена в прошлом году Президентом Российской Федерации, также были предприняты конкретные меры, которые сегодня претворяются в жизнь. В соответствии с этими задачами увеличены пособия по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет. Эти пособия сегодня получают около 850 тыс. работающих женщин и впервые – более 270 тыс. неработающих женщин. Почти полторы тысячи женщин уже имеют государственные сертификаты на материнский капитал, а всего к началу марта с соответствующими заявлениями в Пенсионный фонд обратилось более 8700 женщин. Приняты также меры по поддержке семей, взявших детей на воспитание. Федеральным бюджетом на эти цели предусмотрено 6 млрд руб. Мы ожидаем, что в этом году свой родной дом должны обрести не менее 80 тыс. детей-сирот. Подчеркну, что каждый ребенок, оставшийся без попечения родителей, естественно, должен находиться в зоне постоянного внимания муниципальных органов, которые отвечают за эту работу. Не только в период жизни детей в интернатах, но и после того, как их взяли в приемные семьи.

Регионы должны установить минимальные размеры выплат на содержание ребенка в приемной семье или семье опекуна в соответствии с тем распределением полномочий, которые мы сегодня имеем. Это сумма не менее 4 тыс. руб. А также они должны установить заработную плату приемных родителей в сумме не менее 2,5 тыс. руб. на каждого ребенка. Но регионы, естественно, могут установить и выше, это будет только приветствоваться. Субсидии на федеральном уровне для этого все предусмотрены, и, чтобы они дошли до семей, регионам необходимо принять все нормативные акты и завершить организационные мероприятия. Такие же требования предъявляются и к решению вопросов по компенсации части родительской платы на содержание ребенка в учреждениях дошкольного воспитания и образования. До 20 марта эта работа в регионах должна быть завершена, с тем чтобы в начале апреля семьи получили деньги, которые положены им по праву. Между тем у нас есть сведения о том, что в ряде регионов, к сожалению, не приняты нормативные акты по этим вопросам. Где-то это связано с тем, что не работает Законодательное собрание, где-то просто с организационными проблемами. Это Калужская область, Дагестан, Ингушетия, Саратовская область, Смоленск, Санкт-Петербург, Москва и ряд других регионов. В ближайшее время, конечно, эта ситуация должна быть исправлена.

Уважаемые коллеги, безусловно, все национальные проекты, как и социальная политика в целом, должны сегодня ориентироваться на решение задач демографического развития. В частности, еще слишком велики препятствия, которые не позволяют многим российским семьям реализовать стремление иметь не менее двух детей. И здесь действительно нужны комплексные государственные меры. Одной из острых проблем является сегодня возвращение женщин на работу после отпуска по уходу за детьми. Какие-то гарантии закреплены законодательно, о них все знают. Однако на практике, работодатели нередко вынуждают женщин переходить на менее престижную работу и зачастую с более низким заработком. И это несмотря на суровый законодательных запрет – вплоть до санкций в уголовном законодательстве. В связи с этим нам предстоит реализовать специальные меры по предоставлению женщинам, имеющим маленьких детей, возможности работать по гибким графикам. Кроме того, надо планировать мероприятия, которые помогли бы им повышать свою квалификацию. Надо также озаботиться и добротной инфраструктурой дошкольного воспитания. Родители не только должны иметь возможность определить ребенка в детский сад, но и быть спокойными за его пребывание там. Сегодня очередь в сады и ясли превышает 900 тыс. человек, и, с учетом предполагаемого роста рождаемости в ближайшие три года, она может вырасти. Поэтому и региональным, и местным властям надо уделять постоянное внимание развитию сети дошкольных учреждений. Эта сеть начала возрождаться несколько лет назад, но пока сделано очень мало.

Кроме того, актуальны и другие формы дошкольного образования – это, к примеру, семейные детские сады или группы неполного дня. В ближайшее время мы планируем рассмотреть меры поддержки семей, в которых дети посещают и негосударственные дошкольные заведения. Конечно, в том случае, если в этих негосударственных дошкольных учреждениях есть все условия для нормального воспитания.

И еще один ключевой вопрос, решение которого напрямую способствует решению демографических проблем – это обеспечение жильем. Как вы знаете, в рамках национальных проектов «Доступное жилье» и «Развитие АПК» уже реализуются ряд мероприятий. За два года планируется оказать поддержку более 100 тыс. молодых семей. Среди них более 30 тыс. – это молодые семьи, которые живут на селе. В январе Президиумом Советом даны поручения по подготовке федеральных целевых программ в рамках существующих программ «Жилищное социальное развитие села», отдельные регионы уже имеют эффективные программы в этой сфере. Мы намерены в полной мере учитывать их опыт. Будут введены и новые направления использования субсидий молодым семьям. Дифференцированы по регионам объемы федеральной поддержки и требования к софинансированию в зависимости от бюджетной обеспеченности субъектов Федерации. Прорабатывается механизм адресной помощи молодым семьям при приобретении ими жилья в районах Сибири, Дальнего Востока и иных малонаселенных территорий.

Полагаю, заслуживают внимания и другие предложения. В частности, о внедрении специального ипотечного продукта для молодых семей, предполагающего отсрочку платежей, причем не только процентов, но и суммы основного долга при рождении ребенка. Ряд актов с такими идеями выходил. Мы рассматриваем также предложения переориентации субсидий по кредитам именно на поддержку семей с детьми. Не секрет, что сегодня, получив ипотечный кредит, оба супруга вынуждены работать – просто чтобы деньги отдать. И зачастую именно поэтому они откладывают рождение детей. Полагаю, также нужно активно работать и над грамотным планированием городов. Об этом говорил в своем выступлении Владимир Владимирович, и мы будем уделять особое внимание увеличению объемов строительства современного недорогого жилья, так называемого жилья экономкаласса. В том числе для тех, кто планирует впоследствии вложить свои деньги, полученные в результате использования материнского капитала.

Возрождая и сохраняя наши российские традиции, мы начинаем активно развивать и малоэтажное строительство. В Государственной Думе сейчас идет работа над созданием соответствующей законодательной основы для этого в форме новой главы Жилищного кодекса, посвященной малоэтажному строительству и стимулированию соответствующего строительства.

Уважаемые коллеги, среди основных факторов, определяющих сложность современной демографической ситуации, остается высокая смертность - Президент об этом сказал. Особенно тревожит сверхсмертность в трудоспособном возрасте. Ежегодно в России умирает более 2 млн человек, и значительное количество из этих людей – это люди, умершие от причин, которые в большинстве случаев предотвратимы. Прежде всего – это сердечно-сосудистые заболевания, отравления и травмы. В прошлом году от таких причин скончалось более 270 тыс. человек, только в дорожно-транспортных происшествиях ежегодно погибает порядка 35 тыс. человек. Полагаю, что мы могли бы дополнить проект «Здоровье» специальными мерами, касающимися этих вопросов.

Сегодня прорабатывается вопрос об оснащении оборудованием и реанимобилями медицинских учреждений, расположенных вдоль автомобильных дорог. Планируют также развивать сеть психологических центров. Особого внимания требуют больные сердечно-сосудистыми заболеваниями, от которых умирает ежегодно более миллиона человек. Неотложной мерой здесь является внедрение в широкую медицинскую практику так называемых малоинвазивных технологий, малоинвазивной хирургии. И создавать для этого современные центры на базе эффективно работающих учреждений, работающих в регионах, крайне необходимо. Разумеется, они должны иметь и достойное техническое оснащение, и квалифицированный персонал. Наш анализ показывает, что за счет своевременных мероприятий можно снизить смертность пострадавших при дорожно-транспортных происшествиях в полтора раза и на половину – смертность от острых отравлений, а смертность от болезней кровообращения – на 20%. Поэтому ставится задача повысить качество медицинской помощи всем этим категориям.

Кроме того, необходимо повышать качество медицинской помощи беременным женщинам, в том числе и тем, кто относится к высокой группе риска. Здесь важно уделять внимание как вопросам подготовки медицинских кадров, так и переоснащению существующих центров, существующих учреждений родовспоможения. Износ оборудования в них сегодня достигает 85%, и на всю страну только около 30 медицинских центров, медицинских учреждений отвечают современным требованиям по оказанию соответствующей помощи в плане родовспоможения. Мы планируем создание начиная с 2008 года 20 современных перинатальных центров по стране, рассчитываем к готовность регионов к софинансированию этих проектов, и не только регионов. На прошлой неделе была встреча с представителями бизнес-сообщества, где мы подробно обсуждали демографические проблемы и пришли к общему выводу, что у предпринимателей есть своя миссия и своя ответственность в вопросах сбережения народа.

Несколько слов о миграционной политике. В последнее время в этой сфере принят ряд важных документов. Особое место занимает программа привлечения из-за рубежа наших соотечественников на постоянное место жительство. Принимаются меры для того, чтобы в отношении них был реализован принцип «достойная занятость», чтобы их семьи имели доступ к социальным услугам и могли безболезненно интегрироваться в российское сообщество. Эта работа только начата, и предстоит еще очень многое сделать, прежде всего в регионах.

Уважаемые коллеги, хотел бы еще раз подчеркнуть, что регионы играют в реализации демографической политики определяющую роль, некоторые субъекты уже имеют очень серьезные, свои собственные программы в этой сфере, но у многих они находятся в стадии разработки. Такие программы должны учитывать мероприятия, проводимые в рамках приоритетных национальных проектов и, естественно, дополняться своими собственными мероприятиями. При этом мы будем стараться использовать и региональный опыт в этой сфере.

И при этом хотелось бы отметить еще два момента.

Первый – дальнейшая разработка мер реализации демографической политики должна опираться на серьезную научную базу, в том числе и в области статистики, а она у нас в этой сфере не всегда адекватна. Она крайне необходима для определения объема финансирования.

И второе – о значении той работы, которую ведут институты гражданского общества, и решении демографических проблем. Особенно эта работа важна для заботы о детях-сиротах. Подчеркну, что мы в будущем рассчитываем на деятельное участие неправительственных организаций, будем активно привлекать их к оказанию соответствующих услуг.

Я остановился на ряде практических вопросов, решение которых может существенно повлиять на улучшение демографической ситуации. Сегодня речь идет о первоочередных мерах, однако известно, что такие сложные многоплановые вопросы, к которым относится демография, должны прежде всего ориентироваться на перспективу, причем достаточно длительную. Нам необходимы в этой сфере и общественная дискуссия, и проведение обсуждений тех предложений, которые формируются в общественной среде. Здесь свое слово должны сказать специалисты, которых объединил недавно созданный Экспертный совет по национальным проектам и демографическому развитию.

Спасибо.

 


Выступление Первого заместителя Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева в Государственной думе на `Правительственном часе` 24 января 2007 г.

 

Уважаемые депутаты!

 Сегодня мы можем подвести первые итоги приоритетных национальных проектов за 2006 год. Как известно, нацпроекты охватывают важнейшие сферы жизни нашего общества: образование, здравоохранение, жилье, сельское хозяйство. Начну с итогов...

 За прошлый год заработная плата и иные выплаты были увеличены 680 тысячам медицинским работников, это приблизительно одна треть от списочного состава врачей, среднего и младшего медицинского персонала в нашей стране. Около 13,5 тысяч врачей участковой службы повысили свою квалификацию, это почти вдвое превышает плановые показатели. За счет поставок диагностического и санитарного оборудования, автотранспорта оснащено более 5,5 тысяч медицинских учреждений. Значительно обновлен парк автомобилей скорой помощи. В результате срок ожидания диагностических исследований сократился в среднем с 10 до 7 дней, время прибытия скорой помощи в среднем до 25 минут. Это на десять минут раньше, чем год назад. В 2007 году мы ставим задачу существенно сократить и эти сроки.

 Далее... Основой системой образования, конечно же, являются школы и учителя. За год в рамках проекта "Образования" в Российской Федерации регионами обеспечено полное оснащение учебными пособиями и оборудованием более 12 тысяч кабинетов физики, химии, биологии, приобретено около четырех тысяч школьных автобусов. Это без тех программ, которые реализуются на эту тему в регионах. Более 11 миллиардов рублей направлены в 2006 году на выплаты за классное руководство, их получили почти 900 тысяч педагогов. В предстоящем году начинается поддержка учреждений начального и среднего профессионального образования.
Проект АПК, несколько слов о нем, дал серьезный импульс развитию малых форм хозяйствования на селе. По итогам 2006 года общий объем выданных кредитов составил 40 млрд. руб., а за 2005 год эта цифра была почти в 15 раз меньше. Количество заемщиков составляет более ста тысяч человек и организаций. Особенно заметно вырос спрос на кредиты в рамках личных подсобных хозяйств. Национальный проект АПК также направлен на развитие сети потребительских кооперативов. В 2006 году их было создано 2117 штук, что более чем два раза превышает запланированный уровень.
Отмечу, что те решения, которые были приняты недавно Государственной думой, создают хорошие условия для выхода на рынок отечественных сельхозпроизводителей, выхода прямого, без перекупщиков, без посредников, всех тех, кто присосался к сельскому хозяйству, не создавая дополнительной стоимости. Развивается льготное кредитование и строительство крупных животноводческих комплексов. Здесь мы поддерживаем в первую очередь тех, кто готов к долгосрочным инвестициям. По итогам 2006 года выдано около шести миллиардов рублей восьмилетних кредитов. Это превысило запланированные объемы приблизительно на 20 процентов. За счет кредитных ресурсов идет строительство или модернизация 1240 животноводческих комплексов. Есть положительные эффекты и от лизинговых услуг. По лизингу хозяйствам поставлено более 50 тысяч голов племенного высокопродуктивного скота и оборудования для содержания 185 тысяч голов, что соответствует плановым показателям.

 Могу лично подтвердить в ходе посещения различных животноводческих комплексов, они, действительно, претерпевают реальные изменения, и та реконструкция, которая идет, или создание новых комплексов впечатляют. Это, прежде всего, новые технологии, новая производительность труда, если хотите, иная культура работы.

Остановлюсь и на ряде других значимых результатах реализации проектов, уже не связанных с первичным звеном. Так, важнейшими задачами проекта "Образование" является поддержка наиболее талантливых учителей и учеников, содействие внедрению инновационных методов обучения. В 2006 году десять тысяч лучших учителей России, отобранных по конкурсу, получили премии по сто тысяч рублей. Коллективам трех тысяч школ, которые внедряют инновационные технологии, были выделены гранды по миллиону рублей на цели развития, 17 лучших инновационных университетов, которые тоже отбирались по конкурсу, получили на реализацию своих программ около пяти миллиардов рублей.

 Важно подчеркнуть, что в этих конкурсах - а это были открытые соревнования, участвовало значительно большее количество ВУЗов - около двухсот... А на 2007 год - заявки сейчас собирают, уже подано 267 заявок. Судя по такому интересу, сотни ВУЗов и десятки тысяч школ готовы к инновациям и уже разработали собственные и, что особенно важно, конкурентоспособные стратегии развития.

 Перспективной представляется и работа по созданию двух университетов - Южного и Сибирского федеральных университетов. Я был в этих образовательных центрах, могу сказать, что работа там идет энергично, последовательно, и, несмотря на организационные трудности, в целом есть ощущение, что мы создадим новые современные учебные заведения, отвечающие требованиям ХХI века.

 В 2007 году эти университеты получат на развитие учебного процесса шесть миллиардов рублей. Одновременно развиваются и процессы, связанные с созданием двух бизнес-школ для подготовки менеджеров высшего класса. Вы знаете, они создаются в Москве и Санкт-Петербурге.
Более 20 тысяч школ, включая сельские, обеспечены широкополосным доступом в интернет. За этими цифрами много возможностей для проведения дистанционных уроков и консультаций. В семи регионах уже оборудованы специальные автоматизированные рабочие места для учителей, которые победили в конкурсе на звание лучших педагогов. С начала 2007 года инновационные школы во всех регионах станут центрами повышения квалификации учителей. Отмечу, что директорами и учителями этих школ уже проведена работа по экспертизе государственных образовательных стандартов. Ее результаты направлены в Российскую академию образования.
Системной становится поддержка талантливой молодежи. В 2006 году присуждены премии более пяти тысячам победителей и призерам международных олимпиад и других конкурсов. Таким образом, эти конкурсные начала, которые мы считаем самыми правильными - и с точки зрения справедливости, с точки зрения защиты от всякого рода злоупотреблений, активно внедрялись в образование. В этом году начнется отработка конкретных моделей модернизации систем - образования и здравоохранения. Цель - предоставление более качественных услуг, повышение эффективности этих отраслей и, естественно, рост доходов учителей и медицинских работников. Субъекты, которые осуществляют эти комплексные программы, получат специальную федеральную поддержку. В рамках нацпроекта "Образование" таких экспериментальных регионов выбрано 20. Здесь будет внедряться нормативно-подушевой режим финансирования, когда средства следуют за учениками с учетом качества оказываемых образовательных услуг. Начинаются пилотные проекты и в здравоохранении. Там выбрано 19 регионов. Мы рассчитываем подготовить эффективные организационные экономические механизмы с переходом к преимущественно одноканальной системе финансирования здравоохранения и внедрения отраслевой системы оплаты труда.

 Говоря о проекте "Доступное и комфортное жилье - гражданам России", отмечу, прежде всего, что объем выданных ипотечных кредитов - то есть основной показатель, который мы планировали в прошлом году, значительно превысил плановую величину. По данным банка России, на октябрь 2006 года уже было выдано ипотечных кредитов на сумму 160 млрд. рублей. Это на 40% превышает заданные параметры, что неплохо, хотя пока и недостаточно. Снижается ставка по ипотечным кредитам. Мы-то ориентировались на то, что снизим ее в только наступившем году, однако удалось с учетом той макроэкономической ситуации, которая сложилась в стране, снизить ее до 11% годовых уже в прошлом году. И в этом году мы рассчитываем на дальнейшее снижение ипотечной ставки, а это важнейший элемент управления ипотечным рынком. В целом в 2006 году введено около 50 млн. кв. метров жилья, что на 19% больше, чем в 2005. Иными словами, контрольные цифры в этом плане достигнуты. Вопреки тому, что иногда пишут в газетах.

 Президент неоднократно подчеркивал, наша задача сделать жилье реально доступным для людей с разным уровнем достатка. И это, действительно, существенный аспект и социальной, и демографической политики. На вчерашнем заседании Президиума по приоритетным национальным проектам рассматривался вопрос о поддержке молодых семей, приобретающих жилье. В 2006 году такую поддержку получили приблизительно 33 тысячи молодых семей, из них 12 тысяч на селе.
В наступившем году мы уточним механизм предоставления такой поддержки с тем, чтобы он стал более гибким. И, конечно, необходимо развитие всего спектра финансовых механизмов, которыми пользуются граждане для приобретения жилья. Такие механизмы должны быть доступны для людей с различным уровнем достатка. Во-первых, будем заниматься и классической ипотекой, повышать ее доступность, работать над кредитной ставкой, о чем я уже говорил. Во-вторых, заслуживает внимание распространение того позитивного опыта, где осуществляется так называемая социальная ипотека для бюджетников, молодых семей и специалистов в рамках так называемой жилищно-ипотечных, жилищно-накопительных программ. Опыт позитивный, во многих регионах результаты весьма впечатляющие.
Кроме того, на последнем заседании Президиума Государственного совета, в данном случае, президент РФ говорил о формировании законодательной базы для накопительной системы жилья через, так называемые, стройсберкассы. Этот механизм более простой для граждан. Там меньшее количество требований и солидные субсидии со стороны государства. Повторю, что логика наших действий будет заключаться в том, чтобы число людей, которые способны приобрести жилье через различные механизмы, постоянно расширялось.

 Уважаемые депутаты Государственной думы!

 Как показал опыт, национальные проекты не только влияют на социальные показатели, но и стимулируют рост экономической активности. Ведь развитие строительства, жилья, аграрно-промышленный комплекс, образование, здравоохранение... неизбежно вовлекают в этот процесс и регионы, и все новые отрасли. Иными словами, выражаясь по-научному, национальные проекты имеют довольно солидный мультипликативный эффект.

 Отчетливо обозначились инфраструктурные ограничения, с которыми мы столкнулись в среднесрочной перспективе. Поэтому реализация проектов потребовала формирования долгосрочных отраслевых и межотраслевых стратегий. В качестве примера могу привести уже классическую ситуацию с промышленностью строительных материалов. Она выросла в 2006 году очень неплохо - аж на целых 15%. И этого все равно не хватает. Этот рост не позволяет двигаться за ростом строительства, создавая проблему дефицита некоторых строительных материалов, о чем мы, очевидно, сегодня поговорим. С учетом полученного опыта уточнен порядок предоставления субсидий и госгарантий на обеспечение земельных участков коммунальными инфраструктурами. Теперь эти гарантии будут выдаваться юридическим лицам, то есть застройщикам и предприятиям ЖКХ. Для дальнейшего развития малоэтажного домостроения будут предоставлены субсидии в 3,5 млрд. руб. для развития улично-дорожной сети. И еще одна очень важная "новелла", за которую я хотел бы поблагодарить Государственную думу, быстро принявшую решение, - это работа по передаче в залог земельных участков, которые предназначены для целей жилищного строительства. Теперь муниципалитеты такое право получили. Цель этого механизма - облегчить привлечение кредитов для создания коммунальной инфраструктуры и, может быть, - мы, во всяком случае, на это рассчитываем, это будет самый эффективный и самый простой инструмент.

 Отдельно остановлюсь на вопросах, к которым президентом привлечено особое внимание общества. Это вопросы демографического развития. В прошлом году отмечен прирост численности рожденных детей, но общая демографическая ситуация остается весьма серьезной. В этой связи будем последовательно реализовывать намеченные планы в рамках демографического проекта. Речь идет именно о целостной политике, которая включает в себя и повышение рождаемости, и снижение смертности от так называемых управляемых причин, и регулирование вопросов миграции. В прошлом году принята программа по содействию добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом. Этот процесс в рамках региональных программ начнется уже с этого года. Также начинается реализация ряда мероприятий, направленных на поддержку семьи, материнства и детства. Существенно повышено пособие по уходу за ребенком до полутора лет: до полутора тысяч рублей на первого ребенка и до трех тысяч рублей для второго и последующих детей. Введено новое единовременное пособие при всех формах устройства ребенка в замещающую семью, установлен порядок компенсации части родительской платы за посещение ребенком дошкольного образовательного учреждения. С 1 января на практике запущена программа "Материнский капитал", которая предоставляется женщинам, которые родили второго и последующих детей. Первые сертификаты на материнский капитал уже получен. Учитывая масштаб и социальную значимость этих обязательств, мы будем вести за этим, естественно, постоянный контроль.

 И, наконец, с 2008 года мы планируем дополнить проект "Здравоохранение" рядом мероприятий, которые направлены на снижение смертность от управляемых причин. Это меры по организации более качественной помощи при дорожно-транспортных происшествиях, при острых отравлениях, а также более эффективного лечения при сосудистых заболеваниях, снижению смертности от травматизма и профессиональных заболеваний.

Совершенно очевидно, что ключевую роль в демографической политике должны сыграть региональные и местные власти. Задача федеральных властей - помимо выделения соответствующего ресурса, - это установление общих правил, норм и гарантий, которые смогут заработать в том случае, если получат соответствующую поддержку в регионах. Именно на эти гарантии и направлена сегодняшняя деятельность. Кроме того, в ведении регионов сегодня находятся выплата детских пособий и компенсации родительской платы за посещение ребенком детского дошкольного учреждения. Регионы начали получать субсидии из федерального бюджета на реализацию этих мер. И необходимая нормативно-правовая база на федеральном уровне уже создана: это и те законы, которые вы, уважаемые коллеги, приняли, и подзаконные акты правительства, которые в прошлом году удалось принять до наступления времени выплат.

 Завершая, еще два слова об одном проекте, который не включен в проекты государственные, но по своей сути является таковым. Это проект газификации, корпоративный проект "Газпрома", который имеет очень важное значение. На заседании Совета директоров, которое прошло 19 декабря прошлого года, мы рассмотрели весь спектр вопросов, с этим связанных... В бюджете "Газпрома" предусмотрены инвестиции в сумме 20 млрд. руб. на 2007 год. А всего на эту программу в рамках корпоративного бюджета предусмотрено 43 млрд. руб. В 2005 году - пять млрд. руб. В прошлом году - 17 млрд. руб. В нынешнем - 21 млрд. руб. Это не считая средств, которые в рамках софинансирования выделяются регионами. Работа идет в 68 регионах, графики синхронизации расписаны. Между "Газпромом" и субъектами РФ распределены обязанности по поводу того, как финансировать этот важнейший проект: межпоселковые сети финансирует "Газпром", как единая газотранспортная система России, а внутрипоселковые, внутристволовые сети финансирует местная администрация. Итогом должно стать повышение уровня газификации до 67% в городе и 44% на селе. Мы и дальше, естественно, будем эту работу продолжать. Это лишь один из рубежей. Очевидно, что газификация – неотъемлемое условие для того, чтобы реализовывались другие национальные проекты. И строительство жилья, и аграрный проект... Чтобы нормальные человеческие условия были в домах наших граждан. Результаты в целом, повторяю, в этой части неплохие. Работа будет продолжаться.

Уважаемые коллеги!

 Сегодня в зале присутствуют руководители ведомств, отвечающие за реализацию национальных проектов. Они вместе со мною готовы дать ответы по конкретным направлениям проектной работы. Завершая свое выступление, хотел бы еще раз поблагодарить депутатский корпус за плодотворное сотрудничество, за быструю реакцию на те инициативы, которые рождались, по сути, с колес в ходе работы над национальными приоритетами в прошлом году. В рамках национальных проектов нам предстоит еще большая совместная работа, и, прежде всего законодательная... Я убежден, что она принесет ощутимые результаты для всех российских граждан.
Спасибо за внимание.

 

24 января 2007 года.

 www.nasledie.ru


Д.А. Медведев

Национальные проекты:

от стабилизации - к развитию

 

 

 

Вчера в ходе "правительственного часа" в Государственной думе началось публичное обсуждение расходов на нацпроекты в трехлетнем (20072009) бюджете. О первых результатах выполнения этой государственной доктрины специально для газеты "Коммерсант" подготовил статью Первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ.

Приоритетные национальные проекты без всякого преувеличения стали важным явлением в жизни Российской Федерации. В 2006 году в их реализацию включились не только институты федеральной, региональной, местной власти, но и значительная часть общества.

Масштаб и многогранность национальных проектов позволяют говорить о том, что сама их идея выходит далеко за рамки отдельных, пусть даже очень крупных государственных программ. Речь идет об изменениях, которые отражаются и будут отражаться на социально-экономической, психологической, общественной и, в конечном счете, политической сферах развития страны. Эти результаты являются не менее важными, чем достижение плановых отметок по всем приоритетам. И в этом необходимо отдавать себе отчет.

В предлагаемой статье рассматриваются некоторые аспекты реализации приоритетных национальных проектов, их взаимосвязи с новой социально-экономической политикой и стратегией опережающего развития России.

 

Другая страна

Сама возможность реализации приоритетных национальных проектов появилась благодаря формированию качественно новых условий развития. Россия к 2006 году стала другой страной. За время, прошедшее после финансового кризиса 1998 года, удалось решить наиболее острые проблемы обеспечения безопасности и национального суверенитета. Было укреплено внешнеполитическое положение, достигнута внутриполитическая стабильность, существенно улучшилась макроэкономическая ситуация.

Впервые за последние десятилетия появились и ресурсы для развития. Естественно не сразу и не столько, сколько хотелось бы. Но летом 2006 года произошло знаковое событие: Россия превратилась из страны-должника в страну-кредитора. Из страны, получающей займы, в страну, кредитующую другие государства. Безудержное падение экономики 90-х годов было остановлено, последствия кризиса во многом преодолены.

2006 год стал, на мой взгляд, годом качественного перехода. Общество и власть обсуждали, осмысливали, решали уже не столько проблемы стабилизации, сколько задачи развития. Приведу один весьма типичный пример. Рост производства стройматериалов за 2006 год превысил 14%. Это, однако, не позволяло ему поспевать за ростом строительства, создавая проблему дефицита некоторых строительных материалов. Проблема? Да. Но уже вопрос роста, а не проблема деградации отрасли.

Как инвестировать, а не бессмысленно тратить? Какие методы и технологии будут у нас работать, а какие нет? Что делать в первую очередь, а что потом? Идея национальных проектов появилась как один из ответов на эти и другие злободневные вопросы. Стало очевидно: нельзя упустить время для модернизации России, без которой ей не сохранить себя в жесткой мировой конкуренции.

Из международного, да и отечественного опыта следует: только вложения в человека способны помочь уйти от экономики "ресурсной и индустриальной" к экономике знаний, к экономике "ежедневной технологической революции", которая создается личными усилиями активных, здоровых, образованных граждан. А развитие потенциала личности напрямую зависит от доступности и качества образования, здравоохранения, информации, коммуникаций и т. д. Понимание подобных задач и стремление найти наиболее эффективную форму для их решения привело к идее проектного подхода.

Сама по себе идея была взята, строго говоря, из бизнес-опыта. И доказала свою жизнеспособность на деле. Благодаря этой методологии часто удавалось резко сократить сроки от принятия решений до их реализации. В том числе и в нормотворческой работе.

Весь 2006 год проблемы образования, здравоохранения, агропромышленного комплекса и строительства жилья постоянно, в прямом смысле ежедневно, находились в центре внимания государства на всех его уровнях. Наши усилия были подкреплены серьезными ресурсами политическими, административным и финансовыми. Это - крайне важно. Только дополнительные выплаты врачам и учителям привели к росту доходов около 1,5 млн. семей.

Сочетание двух факторов политического приоритета и проектной формы организации работы позволило добиться эффективного взаимодействия на федеральном, региональном и местном уровнях. В целом правильно были спрогнозированы проблемы и трудности, возникающие в процессе реализации ПНП.

Работа над проектами приводит и будет приводить к самым разнообразным позитивным результатам. Но уже нельзя не заметить: благодаря приоритетным национальным проектам наша большая страна пришла в движение. Во всех регионах, где довелось побывать (за год более сорока), руководители субъектов очень серьезно занимаются приоритетными проектами. Собственно, они и раньше работали по этим направлениям, но не чувствовали поддержки. А сейчас они видят, что решение подготовлено. Что это даже не вопрос желаний или личной инициативы. Это требование жизни, требование времени. Если раньше точки социального развития были в небольшом количестве регионов, то теперь в приоритетные национальные проекты включилась вся страна.

Есть еще один важный результат. Вырос рейтинг социального оптимизма. Только за период с октября 2005 года по октябрь 2006 года число граждан, считающих, что в будущем они будут жить хуже, впервые за последние годы сократилось до 12%, а число оптимистов стало стабильно превышать 30%. И этим надо очень дорожить.

 

Первичное звено

В 2006 году в рамках реализации приоритетных проектов основное внимание было уделено первичному звену. Это основа будущего развития, именно опираясь на него, можно идти дальше. Надо сказать, что в целом контрольные цифры были достигнуты.

Вот некоторые итоги. В проекте "Здравоохранение" это вложения в первичную медицинскую помощь. Именно участковая служба должна обеспечивать профилактику, своевременную диагностику и лечение заболеваний на ранних стадиях. Но кадровое обеспечение участковых служб совсем недавно было одной из самых проблемных зон нашего здравоохранения. Однако ситуацию удалось переломить: число участковых врачей выросло примерно на 3,5 тыс. человек. Работать на участки пошла молодежь выпускники медвузов и медучилищ.

Вместе с проблемой набора кадров решалась и задача повышения квалификации. В 2006 году ее прошли более 13,5 тыс. врачей участковой службы, что вдвое выше запланированного. Дополнительно к первоначальным планам была повышена оплата труда 160 тыс. медицинских работников фельдшерско-акушерских пунктов и скорой помощи.

В рамках проекта за год новое диагностическое оборудование и санитарный автотранспорт получили более 5,5 тыс. учреждений здравоохранения. Закуплено более 6,7 тыс. машин, оснащенных всем необходимым медицинским оборудованием, в том числе для оказания помощи детям. Ничего подобного не было на протяжении десятилетий. И уже виден результат срок ожидания диагностических исследований сократился в среднем с десяти до семи дней, а прибытия скорой приходится ждать в среднем на десять минут меньше, чем год назад. Для многих людей эти десять минут вопрос жизни и смерти.

Первичное звено образования школы и учителя. Учебно-наглядными пособиями и оборудованием по физике, химии, биологии оснащены 8 тыс. школ, приобретено 3,5 тыс. школьных автобусов. И это кроме грантов, которые получили 3 тыс. инновационных школ и 10 тыс. лучших учителей. Безусловно, для повышения престижа учительского труда предстоит сделать еще очень многое. Дополнительное ежемесячное вознаграждение за классное руководство, которое получали в 2006 году почти 900 тыс. учителей, только первый шаг.

Проект в области АПК дал толчок развитию малых форм хозяйствования. По итогам года общий объем заимствований 36,5 млрд рублей (за весь 2005 год 3,4 млрд. рублей). Выдано более 100 тыс. кредитов (за весь 2005 год 2,5 тыс.). Особенно заметно вырос спрос со стороны личных подсобных хозяйств. Традиционно фермерские хозяйства и личные подворья играют значительную роль в отрасли. Только по овощной продукции на их долю приходится более 87% от общего производства.

В рамках приоритетного проекта предусмотрена поддержка потребительских кооперативов, которые смогут расширить возможности реализации произведенной продукции. В 2006 году было создано около 970 кооперативов вдвое больше запланированного.

И конечно, здесь нельзя не учитывать социальный аспект. Залог благополучия села возможность каждому достойно зарабатывать: и работнику крупного сельхозпредприятия, и фермеру, и человеку, ведущему личное хозяйство. Нет сомнения в том, что малые формы хозяйствования должны быть предметом большой заботы государства.

 

Преодоление диспропорций

Одной из острых проблем, стоящих сегодня перед Россией, остается преодоление диспропорций в развитии отдельных регионов. По оценкам экспертов, разрыв по душевому региональному доходу между регионами составляет десятки раз, по уровню потребления 2030 раз, а по инвестициям сотни!

Такие диспропорции уже не только экономическая и социальная проблема. Это проблема национальной безопасности. При сохранении подобных перепадов экономического ландшафта рвется ткань страны. Найдите еще развитое государство с такими перепадами в экономической географии! Именно поэтому приоритетные проекты рассматривались и в качестве инструмента регионального развития, нивелирования социально-экономических проблем.

Чтобы добиться подобного результата, приходится одновременно решать две задачи. С одной стороны, усиливать внимание федерального центра к ситуации на местах (без перераспределения властных полномочий). А с другой стороны, принципиально важно стимулировать активность региональных властей, дать им возможность проявить инициативу. То есть необходимо было усилить все элементы госуправления. Что в целом удалось.

Как следствие, в большинстве регионов был получен активный отклик на усилия центра. Например, в Уральском федеральном округе в 2006 году на реализацию национальных проектов из федерального бюджета было потрачено 2,8 млрд. рублей, а из бюджетов субъектов федерации 15,5 млрд., т.е.  в пять с лишним раз больше. Почти сравнялись с федеральными источниками финансирования масштабы расходов из местных бюджетов 2,5 млрд. рублей. Более того, из внебюджетных источников было привлечено еще около миллиарда.

В Красноярском крае приняты краевые национальные проекты, названные "4Д+К" (Дом. Деревня. Демография. Дети + Культура). В Челябинской области выделение дополнительных средств из бюджета на реализацию проекта "Образование" привело к началу массового ремонта и оснащения школ, системной переподготовки кадров. Что позволило решить не только социальные проблемы, но и добавило оживления в экономическую жизнь всей области.

 

Экономика знаний

Сегодня очевидно, что одной из важнейших задач развития должно стать создание экономики знаний. Когда не отдельные отрасли развиваются за счет технологического креатива, а когда вся экономическая жизнь структурирована на интеллектуальной основе.

Как уже писал выше, в основе создания новой экономики и нового общества лежит развитие потенциала личности. Этот потенциал, в свою очередь, является производным от уровня доступности и качества образования, здравоохранения, информации и коммуникаций, достижений науки и культуры.

От успеха отдельного человека, от его возможности реализовать свой талант зависит и успех страны. Но чтобы человек смог раскрыть и развить свой творческий потенциал, государство должно обеспечить условия для такой самореализации. А это не только вопрос денежных вливаний или моментальных поворотов неких политических рукояток. Это длительный и сложный процесс, в нашем случае отягощенный очень неоднозначным национальным опытом. Нельзя в один момент поменять психологию народа, который вполне сознательно отучали от личной активности, самостоятельности, предприимчивости. Надежда на госпатернализм вовсе не умерла вместе с крахом коммунистической идеологии. Ее корни, по сути, еще в крепостной общине.

В развитых государствах вложения в образование, науку, культуру, здравоохранение примерно в разы превышают вложения в машины, оборудование, здания, сооружения. Соответственно и основной прирост национального богатства определяется сегодня прежде всего качеством жизни и условиями, созданными для раскрытия человеческого потенциала.

Эта логика прослеживается в федеральном бюджете на 2007 год, который предусматривает значительный рост расходов на реализацию ПНП. В принципе вся структура расходов имеет значительно большую, чем прежде, социальную направленность.

Но создание экономики знаний не ограничивается решением проблемы инвестиций. Здесь требуются институциональные преобразования и в экономике, и в обществе в целом. Необходимо развернуть весь огромный экономический и социальный организм России в сторону инновационного пути.

В рамках проектов принимаются системные меры для повышения активности граждан, общественных организаций, для структурирования их усилий. В этой связи уместно напомнить о принятом в конце прошлого года законе об "эндаументах" целевом частном капитале, направляемом на финансирование приоритетных социальных задач. Уверен, этот закон будет иметь большое значение. До последнего момента у бизнеса не было прозрачного, ясного механизма вложения средств в образование, науку, некоммерческие и благотворительные организации. С принятием закона такой инструмент появился, что позволит некоммерческим организациям получить финансовую устойчивость и независимость.

Бизнес же получит возможность проявлять себя в самых разных социальных начинаниях. Это гармонизирует отношения между предпринимателями и их социальными партнерами. Не менее важно и то, что во многих областях государство неэффективно, а быстро повзрослевший, социально ответственный российский бизнес может проявить себя. Как, например, в создании двух бизнес-школ для подготовки менеджеров высшего класса.

 

Ставка на лидеров

Один из ключевых элементов концепции национальных проектов (кстати, очень важный для изменения общественной экологии) ставка на лидеров. Именно лидеры в первую очередь получают поддержку своих усилий, что должно привести к постепенному качественному изменению обстановки в отраслях.

Важнейшая задача проекта "Образование" стимулировать наиболее способных учеников и учителей, ускорять внедрение инновационных методов обучения. 10 тыс. лучших учителей России, отобранных по конкурсу, стали обладателями президентских премий по 100 тыс. рублей. Коллективы 3 тыс. школ, активно работающих по инновационным образовательным программам, получили по 1 млн. рублей. Присуждено 5350 премий победителям и призерам международных и российских олимпиад. А 17 лучшим инновационным университетам России были предоставлены гранты в сумме 5 млрд. рублей.

Важно, что эти 17 вузов были выбраны из более чем 200 учебных заведений. Еще важнее то, что в 2007 году в конкурсе планирует участвовать уже порядка 400 высших учебных заведений. В процесс соревнования включается все большее число субъектов. В Южном и Сибирском федеральных округах в результате объединения нескольких вузов созданы два национальных университета. Цель этого не сложить, а умножить потенциал учебных заведений. Создать фундаментальный вуз XXI века, который обеспечит регион современными специалистами.

Завоеванные в соревнованиях деньги помогут лидерам сделать еще несколько шагов вперед. В то же время они должны стать стимулом для других: уравниловки больше не будет. Господдержку получит только лучший.

В проекте "Доступное и комфортное жилье гражданам России" поддержку получают прежде всего те муниципалитеты и субъекты Российской Федерации, кто готов инвестировать в решение задач и свои ресурсы. Именно отсюда акцент на ипотечное кредитование. При плановом значении в 108 млрд. по итогам года ожидается привлечение кредитов на сумму около 200 млрд. рублей. Снижается и ставка по таким кредитам, требования к первоначальному взносу. Сегодня, например, можно получить кредит под 11% годовых, что в среднем на 24% ниже, чем год назад.

Другие направления: софинансирование приобретения жилья молодыми семьями; субсидии на подготовку инженерной инфраструктуры для новых участков под жилищное строительство, в особенности под масштабную малоэтажную застройку.

К примеру, в Екатеринбурге будет построено более 9 млн квадратных метров жилья для 325 тыс. жителей. Крупные проекты реализуются в Московской области в Красногорске и Домодедове, готовится массовая современная малоэтажная застройка под Петербургом. По сути, будут построены новые города. Будет развиваться не просто жилищное строительство, будет формироваться новая среда проживания миллионов наших граждан.

В проекте "Развитие АПК" льготное кредитование строительства крупных животноводческих комплексов это поддержка в первую очередь тех, кто готов к долгосрочным инвестициям. По итогам 2006 года выдано около 50 млрд рублей восьмилетних кредитов (на 20% больше, чем было запланировано). За счет кредитных ресурсов идет строительство и реконструкция более 1240 животноводческих комплексов. По лизингу поставлено более 50 тыс. голов высокопродуктивного племенного скота и оборудование для содержания 185 тыс. голов скота.

Надо сказать, что изменения, которые происходят в животноводческих комплексах в результате реконструкции, впечатляют. Это принципиально новые технологии и производительность. Это, если хотите, иная культура труда, другая философия жизни на селе.

 

Системный эффект

Кумулятивный, системный эффект ПНП практически сразу был внесен в разряд результатов, которых следует добиваться. Развитие образования, здравоохранения, АПК, строительство жилья неизбежно вовлекает в прорыв и другие отрасли.

Реализация приоритетных проектов привела к форсированному переходу к долгосрочному планированию и бюджетированию, что крайне важно для устойчивого экономического развития. Еще более значимо то, что в процессе бюджетного планирования получает логическое развитие стратегия эффективных инвестиций в человека, в рост качества жизни.

Работа в рамках ПНП потребовала долгосрочных отраслевых и межотраслевых стратегий, что необходимо и для всей экономики страны.

Важным аспектом является и то, что реализация приоритетных национальных проектов приводит к внедрению современных технологий. Оснащение за два года всех российских школ широкополосным доступом в интернет открывает принципиально новые возможности. Дистанционные уроки и консультации можно будет проводить даже в самых отдаленных регионах. С другой стороны, школьный интернет в деревне будет полезен и местному доктору, и специалистам в разных областях сельского хозяйства. Развитие самых совершенных коммуникационных сетей в конце концов повысит инвестиционную привлекательность регионов, поможет им привлечь средства, решить социальные вопросы и т. д.

Новые подходы и технологии требуют более совершенного управления. Это неизбежно. И на примере многих регионов мы уже видим, как начинают внедряться современные, эффективные методы управления, взаимодействия и контроля.

О контроле надо сказать особо. С самого начала было решено работать максимально открыто. Отчеты министерств и ведомств принципиально должны были иметь публичный характер. В этой связи интересен опыт Минсвязи. В подтверждение подключения школы к интернету министерство требует цифровые фотографии: с номером школы и изображением самого компьютерного класса. Эти фотографии размещаются на общедоступном сайте. Если в школе нет компьютеров, если деньги не дошли до адресата, то попытаться подделать можно почти любые документы. Но добиться, чтобы кто-то из школьников или их родителей не возмутился, увидев несоответствие представленной информации в интернете, невозможно. Это и называется общественным контролем.

Подобные методы вместе со специальными электронными системами мониторинга национальных проектов приведут и к большей открытости, которая так ненавистна недобросовестным бюрократам. Приведут и к социальной активности граждан, без которой развитие любого общества невозможно.

 

Что дальше?

Приоритетные проекты задали хороший темп системному развитию отраслей социальной сферы. Этот темп не должен быть потерян. В здравоохранении с 2007 года начинается реализация "пилотных" проектов в 17 регионах страны. Мы планируем выработать наиболее эффективные организационно-экономические механизмы, в том числе перейти к одноканальной модели финансирования здравоохранения. Предстоит разработать отраслевую систему оплаты труда, учитывающую результаты деятельности медработников.

С 2007 года будет оказываться государственная поддержка субъектам Российской Федерации, внедряющим комплексные проекты модернизации образования. Первоначально таких экспериментальных регионов будет 20. На их территории заработает новая система финансирования, когда средства следуют за учеником с учетом качества образования.

Продолжится и поддержка лидеров в образовании. Инновационные школы во всех регионах России станут центрами для повышения квалификации учителей. Будет уделено серьезное внимание учреждениям начального и среднего профессионального образования.

Отмечу, что директорами и учителями инновационных школ уже проведена экспертиза государственных образовательных стандартов, результаты которой анализируются наукой. В семи регионах оборудованы автоматизированные рабочие места для педагогов, победивших в конкурсе на звание лучшего учителя. Используя современные интерактивные технологии, они смогут проводить консультации для других учителей, принимать участие в разработке дистанционных программ.

Проработан вопрос совершенствования условий и порядка предоставления в 2007 году субсидий и государственных гарантий для обеспечения земельных участков коммунальной инфраструктурой. В частности, они будут предоставляться застройщикам и предприятиям коммунального комплекса. Особый акцент на развитие малоэтажного домостроения.

Должна начаться работа органов местного самоуправления по передаче в залог земельных участков, предназначенных для жилищного строительства. Цель облегчить привлечение кредитов для создания коммунальной инфраструктуры. Будут поддержаны крупные региональные проекты комплексного освоения земельных участков для строительства жилья.

Есть ли проблемы в реализации национальных проектов? Есть, причем немалые. Здесь и несовершенство механизмов проектной работы, и диспропорции при оказании поддержки отдельным категориям работников или направлениям деятельности при недостаточном внимании к другим. Есть чисто управленческие, административные проблемы. Они должны найти свое решение в 2007 году, не сдерживая реализацию существующих планов. Останавливаться нельзя.

Главное, мы должны сохранить и развить конструктивное и творческое начало в нашей работе, сберечь доверие и заинтересованное отношение профессионалов, всего общества.

Заканчивая статью, хотел бы привести пример, который очень хорошо показывает масштаб и системность работы, за которую мы взялись. На еженедельном совещании президента с членами правительства я докладывал о решении проблемы со школьными автобусами. Выслушав меня, президент сказал одну простую вещь, суть которой в следующем: автобусы это хорошо, но мы их не напасемся, если не будем заниматься дорогами.

Из этого посыла вытекает все ранее сказанное. И системность подхода, и кумулятивный эффект, и соединение поддержки первичного звена с более масштабными переменами. И наше видение будущего. И дороги, которые всем нам вместе придется строить, если мы хотим идти дальше.

Опыт работы всех уровней власти "на результат", опыт взаимодействия с бизнесом, профессиональными сообществами, обществом в целом может и должен использоваться для решения широкого круга задач в экономике и социальной сфере. Тем самым обеспечивая общую эффективную работу в интересах каждого человека.

В целях развития и процветания России. В интересах каждого из нас.

 

25.01.07 г.

Газета  «Коммерсант»    

 


Александра Очирова: «Нацпроекты – путь к социальному государству»

 

- Наступил 2007 год, с какими итогами вступает в него Общественная палата России?

- Ну, за всю Общественную палату, наверное, мне трудно говорить, поскольку я не председатель палаты. Могу сказать с точки зрения председателя комиссии по социальному развитию. Главное, хочу отметить, палата состоялась, как орган, который был инициирован президентом РФ. Она, как вы знаете, по закону обладает двумя важнейшими функциями: экспертизы законодательства и контроля над властью. Что касается второй функции, то не знаю другого государственного органа, который был бы наделен такими законными полномочиями. На повестке дня палаты стоят многие вопросы: работа с гражданским обществом, законодателями, политиками, но, на мой взгляд, за прошлый год сделано немало. Хотя, с точки зрения того, как задумана Общественная палата, год - срок малый. Ведь мы начинали с нуля, и в состав ее вошли как эксперты из президентского списка, так и избранные представители, в большинстве своем люди самодостаточные, состоявшиеся. Вместе с тем, по планам нашей работы ( я сужу об этом по их реализации) ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА, КАК ТАКОВАЯ СОСТОЯЛАСЬ.

Почему? Во-первых, с концептуальной точки зрения, поставлены вопросы, которые остро стоят на национальной повестке дня. И наши инициативы, несмотря на то, что палата не обладает правом законодательной инициативы, были пущены в оборот обсуждения в обществе. Многие из них были поддержаны президентом страны. Шли серьезные обсуждения и полемика с Государственной думой, проводились общественные слушания.

- Какова роль возглавляемой Вами комсиссии?

- Что касается нашей комиссии, то роль ее особая...И не потому, что она идет за номером один. На мой взгляд, социальная сфера - это та, по которой можно судить о цивилизованности общества, о его возможности развиваться. Именно по положению в этой сфере можно судить, в каком обществе мы живем. И здесь на повестку дня нашей комиссии вышли социальные вопросы не только общего содержания, с которым мы сталкиваемся ежедневно, общаясь с гражданами и отвечая на письма, но и темы, которые отсутствовали: это вопросы стратегического порядка. Мы были одними из первых, кто поддержал создание не только Совета по реализации нацпроектов, но и включились в разработку стратегии развития национальных проектов. По моему мнению, впервые в современной истории России у нас появились стратегические начала. И, анализируя результаты неудавшихся реформ последнего десятилетия, мы увидели, что главная их причина - отсутствие стратегии социального развития. И поставленные Общественной палатой задачи соцразвития страны уже существуют не только на бумаге, но и отрабатываются на конкретных технологиях и решениях, предложенных нашими экспертами.

-Ваше мнение, достаточно ли количество нацпроектов, провозглашенных руководством страны?

- Как известно, в прошлом году начали активно реализовываться четыре приоритетных национальных проекта (ПНП) : "Здравоохранение", "Доступное жилье", "Образование" и "Развитие агропромышленного комплекса". Потом - не без влияния Общественной палаты, появились еще два "полуприцепа": газификация регионов и демография. Из всего комплекса этих проблем, как мне кажется, самая болезненная - это демографическая. Она имеет базовым началом решение всех остальных проектов. Это приоритетная задача не только оздоровления населения, но и решения ПНП. Ведь в противном случае все остальные успехи нам будут не нужны. Ведь тогда для кого это будет?

- А что, с демографией, действительно, дела у нас плохи?

- Хочу привести вам страшную статистику: средняя продолжительность жизни россиян сегодня составляет 65,5 года (при этом средняя продолжительность жизни мужчины на 13 лет меньше, чем у женщины). С 1993 года потери России составили 11 млн. человек, и ежегодно мы теряем 0,5% населения, примерно около 800 тыс. человек, т.е. целую область или крупный город. Несмотря на различные точки зрения среди демографов по поводу причин и поисков выхода из создавшейся ситуации, все они сходятся в одном, что ситуация стала угрожающей для национальной безопасности страны. Я считаю, что неблагоприятная демографическая ситуация в России в первую очередь связана с низким уровнем жизни, проводимой социальной политикой и изменением ценностных ориентаций молодежи. Кроме того, она во многом связана с недостаточным учетом демографического фактора в проводимой социальной политике, а главное - с отсутствием стратегии социального развития страны в целом.

Для решения проблемы Общественная палата предлагает обширный перечень рекомендаций для законодательной и исполнительной власти: от увеличения пособий и выплат, создания специальных фондов до изменения идеологии в обществе. Поймите, рожать детей, заботиться о своем здоровье должно быть модно. А государство обязано гарантировать семье полноценную поддержку и до, и после рождения ребенка. Люди должны видеть, что дети - это не только забота родителей, что они нужны государству, своей стране.

Сокращение населения - это вызов, на который мы должны дать "полноценный ответ" - обозначил задачу первый вице-премьер страны Д. А. Медведев. До последнего времени в правительственных программах РФ демографические проблемы не связывались с экономической ситуацией и экономической политикой.

И только 2006 год - стал переменным. Проблема из обсуждаемых перешла в статус решаемых, и первым шагом стало преобразование Совета по реализации приоритетных национальных проектов в Совет по реализации национальных проектов и демографической политике.

А это означает усиление государственного контроля над исполнением задач социальной и демографической политики.

Как известно, демографическая ситуация определяется тремя показателями: рождаемость, смертность и миграция. В проведенном ВЦИОМом исследовании говорится, что, по мнению россиян, неблагоприятное демографическая ситуация в России в первую очередь связана с низким уровнем жизни, проводимой социальной политикой и изменением ценностных ориентаций молодежи.

- Но ведь сложившаяся демографическая ситуация во многом связана с недостаточным учетом демографического фактора в проводимой социальной политике, равно как и в отсутствии стратегии социального развития страны в целом...

- Когда сегодня говорим о роли национальных проектов, оценивая их как реальность, мы должны иметь в виду, не только появившиеся материальные возможности решения самых насущных, жизненно важных проблем нашего общества, но в первую очередь впервые заявленную стратегическую основу для социального развития нашей страны, создания новых управленческих решений проблем в этой сфере. Вместе с тем, наметившиеся перемены к лучшему не снимают с повестки дня задачу формирования долгосрочной программы выхода России из демографического кризиса. С учетом того, что этот кризис носит системный характер и касается всех трех составляющих - смертности, рождаемости и миграции, активная политика должна формироваться по всем трем направлениям, плюс тщательно просчитанная миграционная программа.

Как известно, предложенные президентом меры, в первую очередь, связаны с повышением рождаемости и касаются увеличения ежемесячных пособий по уходу за детьми, компенсаций родителям за дошкольное воспитание, выплат компенсаций работающим женщинам, и, наконец, первый базовый материнский капитал, так широко обсуждаемый в сегодня обществе. Впервые для нашего времени правительством выделяется, чтобы там ни говорили, достаточно приличная сумма в 250 тыс. руб., которая может быть использована для решения жилищных или образовательных проблем ребенка, или в пенсионный зачёт матери. Но главное, на мой взгляд, это первый шаг, который сделан: дети - это не только забота родителей, они нужны стране. И шаг этот может стать началом для мобилизации всех иных материальных, интеллектуальных, нравственных решений этой общенациональной задачи. Что же касается самого закона, то, на мой взгляд, среди наших рекомендаций по его усовершенствованию можно выделить необходимость расширения возможностей использования материального капитала в случае необходимости дорогостоящего лечения ребенка, а также технологий выплат и контроля над этой процедурой. К примеру, иметь возможность открытия личных счетов в Сбербанке, чтобы использовать потом накопившиеся проценты для семейных нужд.

Что касается социальной политики в целом в отношении рождаемости, то понятно, что технологии решения проблем семейной политики должны базироваться на создании эффективной системы социального сопровождения семей с детьми, увеличении количества детских садов, повышении стандартов обслуживания, обеспечении гарантий прав граждан в сфере здравоохранения и образования, решении жилищных проблем молодых семей. К сожалению, за годы проведения неудавшихся реформ наше население по всем показателям стало более бедным. Мы живем в стране, где более 20 млн. человек живет за чертой бедности, где прописана "семейная бедность", а это бедность, которая воспроизводит бедность и, создавая расслоение общества по образовательному, нравственному признаку, доводит коэффициент расслоения до уровня национальной опасности. При этом специфика российской бедности в том, что 66% - это работающие бедные, где большинство - представители бюджетной сферы и лица репродуктивного возраста.

Решение демографической проблемы в России - это и обращение к человеческому капиталу, ведь самые выгодные вложения - это, даже с экономической точки зрения, инвестиции в личность. И качество человеческого капитала - это тоже в общем-то цель национальных проектов.

- Но проблему демографии трудно решить без реализации нацпроекта "Жилье"...

- Конечно, сегодня жилье является одной из труднейших. Наш собственный мониторинг и результаты поездок по стране показывают, что именно жилищная проблема является краеугольной для повышения качества жизни, улучшения демографии. Она считается одной из самых главных, например, для военнослужащих, для молодых семей...Безусловно, она является дорогостоящей. И поэтому неслучайно, при разработке национального проекта "Жилье" ставится вопрос: как удешевить стоимость квадратного метра, сделать его доступным для россиян. Поэтому задача: включить все механизмы ипотеки, ведомственные возможности, подключить местное самоуправление, сделать это главной системообразующей.

-А что относительно здравоохранения?

- Для решения проблемы демографического роста мы, в первую голову, должны поднять и качество здравоохранения... К сожалению, у нас потеряны стандарты, которые некогда были в здравоохранении. Сейчас мы к ним возвращаемся. С новым базовым наполнением. Какие я имею в виду? Стандарты скорой помощи, диспансеризации, вакцинации. Они у нас были, и во многом, надо признать, в значительной мере повлияли на качество здравоохранения во всем мире. И проблема рождаемости и смертности в России связана главным образом с социальными факторами, доступностью и качеством медицинской помощи. И мне кажется, что право быть здоровым, особенно это касается детей и стариков, должно быть приоритетно закреплено государством. Например, мы должны принять превентивные меры по должному обеспечению населения лекарствами. Больные россияне в несколько раз меньше, по аналитике, употребляют лекарств, нежели в цивилизованных европейских странах. В этой связи возникает вопрос о качестве препаратов и т.д. И тут, конечно, очень важный компонент - то, что прописано функцией Общественной палаты: контроль общества над властью. Ведь самое главное теперь создать технологии этого контроля как в центре, так и на местах, важно сделать общественный контроль эффективным.

- Ваше мнение, наметился ли психологический сдвиг в нашем обществе в отношении нацпроектов?

- Мне кажется, поворот наметился... Он означает новую веху, потому что на многочисленных круглых столах, конференциях и левые движения, и молодежные организации - женские и детские, все говорят о необходимости создания социального государства. К сожалению, в России до сих пор нет концепции: что такое современное социальное государство? В моем понимании, если будет реализованы задуманные приоритетные национальные проекты, то все, чем мы насыщаем их каждый день не только федеральным бюджетным наполнением, но и региональными возможностями, и создает основу для построения социального государства.

 

02.02.07г.

www.Кремль.ORG

 


Юлия Белова, Юлия Евтюхина, Роман Смазнов: «Главные приоритеты года»

 

На следующей неделе в Госдуме в рамках "правительственного часа" с докладом о ходе реализации приоритетных национальных проектов в 2007 году выступят министры сельского хозяйства Алексей Гордеев, регионального развития - Владимир Яковлев, здравоохранения и соцразвития - Михаил Зурабов, образования и науки - Алексей Фурсенко. Министры подведут итоги нацпроектов за прошедший год и объявят о планах на этот год. А что в новом году принесут нацпроекты в Тверскую область?

О ключевых моментах реализации нацпроекта "Образование"-2007 в нашем регионе "ТЖ" рассказал первый заместитель начальника департамента образования Тверской области Алексей Каспржак:

 - В этом году сохранятся все направления национального проекта. Это поддержка учителей, разрабатывающих инновационные программы, и подключение к Интернету. Классное руководство и конкурсы высших и общеобразовательных учреждений, внедряющих инновационные образовательные программы.

 В прошлом году вузы Тверской области не попали в программу поддержки учреждений высшего образования. Сейчас на участие в конкурсе подали заявки два учебных заведения: Тверской госуниверситет и Тверская медакадемия.

Будет продолжаться и программа "Школьный автобус", а также конкурс "Поддержка талантливой молодежи". Появятся и два новых направления нацпроекта: первый - конкурсы для начальных и средних учебных заведений, внедряющих инновационные образовательные программы. Средства на поддержку этих образовательных учреждений будут выделяться из федерального бюджета (порядка 20-30 млн. рублей) и из областного либо социальными партнерами. Второй - конкурс регионов, внедряющих комплексные проекты модернизации образования. Планируется, что регионы-победители будут получать каждый год в течение трех лет по 150 млн. рублей на развитие отрасли. По условиям конкурса регион должен включить в программу развития пять пунктов. Это введение новой системы оплаты труда работников общего образования, переход на нормативно-подушевое финансирование, развитие сети общеобразовательных учреждений, развитие региональной системы оценки качества образования и расширение общественного участия в управлении образованием.

          Сельскохозяйственные приоритеты Тверской области в 2007 году связаны с увеличением производства животноводческой продукции, стимулированием развития малых форм хозяйствования и обеспечением молодых специалистов, их семей доступным жильем.

Как сообщили в департаменте по социально-экономическому развитию села, в этом году планируется увеличить производство молока на 0,8 процента, мяса - на 21,5 процента к уровню 2005 года. Достичь этих показателей аграрии смогут, лишь продолжив работу по строительству, реконструкции и модернизации животноводческих комплексов, а также благодаря приобретению племенного скота. При этом будут активно использоваться механизмы лизинга. Ожидается, что хозяйства области закупят 2800 голов крупного рогатого скота (в том числе 300 по лизингу), 120 - свиней, 256 300 - птицы.

 В соответствии с утвержденным планом мероприятий по реализации приоритетного национального проекта "Развитие АПК" в новом году прогнозируется увеличение объ-емов реализации сельскохозяйственной продукции в малых формах хозяйствования на 7,6 процента. С этой целью в области будет создано 13 сельскохозяйственных потребительских кооперативов: восемь снабженческо-сбытовых, заготовительных, два перерабатывающих, три кредитных. В перспективе - создание крупных агропромышленных холдингов, которые будут заниматься производством сельскохозяйственного сырья, переработкой и торговлей, применяя современные инновационные технологии.

 Одним из важных направлений реализации национального проекта "Развитие АПК" остается обеспечение доступным жильем молодых семей и молодых специалистов на селе. Для этого планируется в 2007 году ввести в эксплуатацию или приобрести пять тысяч квадратных метров жилья. Это позволит улучшить жилищные условия 104 семьям.

По словам заместителя губернатора Юрия Серковского, в прошлом году практически все муниципальные образования Тверской области выполнили договор об обеспечении жителей области доступным жильем. На конец 2006 года вместо запланированных 339,5 тысячи квадратных метров было сдано 400 тысяч. В прошлом году общая сумма ипотечных кредитов достигла одного миллиарда рублей. В 2007 году, по словам первого заместителя губернатора Михаила Бершадского, ожидается еще больший ипотечный бум. Он связывает это с изменением отношения банков к клиентам в лучшую сторону. Особое внимание в этом году будет уделено вводу в эксплуатацию нового жилья, а также обеспечению молодых семей доступными метрами.

Единственное, по словам руководителя комитета по делам молодежи Тверской области Елены Шевченко, что может помешать молодежи воспользоваться подпрограммой нацпроекта, это нерасторопность руководителей муниципальных образований, которые тянут с заявками и заранее не закладывают необходимые для софинансирования средства в местные бюджеты. Ведь федеральные средства при условии софинансирования выделяются в неограниченном объеме. Во многом из-за этого нацпроект "Доступное и комфортное жилье" считается наиболее проблемным.

Одна из основных задач, поставленных в рамках приоритетного национального проекта между федеральным уровнем и уровнем субъекта РФ, - это укрепление ресурсного обеспечения здравоохранения. И в первую очередь это касалось первичной медико-санитарной помощи, почти полностью лишенной кадров и необходимого медицинского оборудования, прежде всего диагностического.

"Если говорить о планах на наступивший год, - заявил министр здравоохранения и социального развития Российской Федерации Михаил Зурабов, - то мы планируем завершить работу, начатую в 2006 году, развив некоторые из направлений, обогатив некоторыми дополнительными мероприятиями, но сделать акцент на стационарной медицинской помощи".

 Министр выделяет три основные задачи в дополнение к тем, которые решались в течение прошлого года.

 Во-первых, это дальнейшая работа по совершенствованию медицинской помощи, которая оказывается женщинам в период беременности и родов. Это направление предусматривает и увеличение объемов финансирования, и другую организацию медицинской помощи.

Следующее направление связано со снижением смертности от так называемых управляемых причин. С 2008 года в национальном проекте должна появиться принципиально новая линия, связанная с совершенствованием организации медицинской помощи при дорожно-транспортных происшествиях, транспортной травме, а также со снижением смертности от острых химических отравлений. Уже в этом году планируются первые шаги в этом направлении, в частности, укрепление службы "Скорой помощи" необходимыми реанимобилями. Большое внимание будет уделено снижению смертности от сердечно-сосудистой патологии.

Также очень важно в этом году ввести федеральные высокотехнологичные медицинские центры, строительство которых уже сейчас началось.

 

17.01.2007
www.etver.ru

 

 

 


 

Владимир Кучеренко: «Без нового национального проекта - никуда»!


Если сделать так, то наука увидит: работать придется отныне не "на корзину", не "в стол". В рамках проектов государство должно помочь ученым написать нужные бумаги и совершить необходимые бизнес-расчеты — ибо исследователь не может заниматься совершенно несвойственным ему делом.

Словом, сегодня Росфедерации, дабы выжить в меняющемся мире, надобно разработать и запустить еще один общегосударственный проект: создание Национальной инновационной системы (НИС). Всё остальное будет только полумерами, паллиативом. Зря, что ли, американцы считают одним из своих главных достижений ХХ столетия создание именно собственной мощной НИС. Не будет такого нацпроекта — можно распрощаться со всякими надеждами на инновационный прорыв в стране, а все речи нынешних вельмож насчет этого — сдать в макулатуру.

На сегодня в РФ никакой цельной НИС не существует. Управление инновационным развитием раздергано по ведомствам: отчасти им занимается Минэкономразвития Германа Грефа, отчасти — Минсвязи Реймана, отчасти — Минобразования и науки Фурсенко. В итоге ничего путного не выходит. Ведь, как известно, у семи нянек дитя без глазу.

Оговоримся сразу: в одной статье невозможно обрисовать гипотетическую русскую НИС во всех необходимых подробностях. Ее создание должно стать плодом коллективного разума, а не итогом чьих-то отдельных умствований или чиновничьего произвола. Вполне разумно срочно начать дискуссию по поводу нового национального проекта по образу и подобий тех партийных дебатов, что вели коммунисты в 1920-1930-х годах. Но кое-что можно обозначить уже сейчас.

Прежде всего в нашей НИС должна быть совершенная организационная часть. Причем не только по части постановки задач и управления процессом. Еще никакого толку не выйдет, если в "голове" не будет "фабрик мысли", работающих на выработку прогнозов развития техники и технологий, на отслеживание долгосрочных тенденций. А затем в НИС просто необходимы структуры по отбору и экспертизе предложений ученых и некий банк данных, где собираются сведения о ведущихся в стране исследованиях и разработках. Так, чтобы исследователи видели друг друга, чтобы знали о том, что делается.

В этой связи приходится отметить, что даже разработчики "национальных проектов" из числа нынешней кремлевской элиты подошли к решению поставленных перед ними задач системно — меры, предложенные, скажем, в сфере преодоления демографической катастрофы, теснейшим образом переплетаются с мерами в сфере сельского хозяйства, здравоохранения, образования и строительства жилья. И это совершенно закономерно: наша жизнь системна и многомерна, она протекает одновременно в нескольких неслиянных и нераздельных измерениях бытия.

Например, показатели рождаемости напрямую связаны с такой вроде бы невещественной, ценностной категорией, как "смысл жизни". Если человек не видит такового в собственном существовании, или, напротив, "зациклен" на достижении личного благополучия, намерен, согласно известному рекламному слогану, "брать от жизни всё" здесь и сейчас, он или вообще не станет заботиться о рождении и воспитании своего потомства, или в лучшем случае родит одного-единственного наследника, на котором сконцентрирует эти свои ценностные устремления.

Точно так же не имеющие необходимого общего и специального образования, питающиеся не слишком доброкачественными или фальсифицированными продуктами, страдающие от хронических болезней наши сограждане, получающие нищенскую заработную плату, не имеющие достойного жилья, не видящие никаких жизненных перспектив даже для себя, вряд ли будут стремиться и дальше "плодить нищету".

По-другому может быть только в самых оторванных от земли теоретических выкладках. На деле всё в природе и человеческом обществе взаимосвязано, поэтому развиваться однобоко, в каком-то одном направлении — например, добычи и экспорта энергоносителей — можно лишь очень незначительное время. Потом необходимые системные издержки неизбежно скажутся и приведут к застою, если не деградации всей системы.

Рассматривая с этой точки зрения схему реализации нацпроектов, которую поручено курировать первому вице-премьеру Дмитрию Медведеву, можно отметить, что и заложенные в них объемы финансирования, и объемы охваченной ими сферы общественных интересов по сравнению с реально необходимыми для полноценного развития российской, русской цивилизации в XXI веке, являются своего рода "демоверсией" НИС. И в этом качестве должны служить прежде всего демонстрации возможностей индикативного планирования и целевого финансирования на "прорывных" направлениях со стороны государственной власти, а также обкатке наиболее эффективных форм и методов предстоящей работы.

У Петра I, например, были "потешные полки", Преображенский и Семеновский, из которых выросла покрывшая себя на полях сражений неувядаемой славой русская гвардия. Или из такого же "несерьёзного" вроде бы кружка любителей сцены — классический МХАТ и система Станиславского. Точно так же из нынешних "нацпроектов" может и должна вырасти Национальная инновационная система. Нужна только политическая, государственная воля.

 

28.03.07г.

www.zavtra.ru

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Андрей Нечаев: «Уроки нацпроектов»

 

До недавнего времени у нас было два идеолога экономической политики - Герман Греф и Алексей Кудрин. Сейчас к ним прибавился первый вице-премьер Дмитрий Медведев. В выступлении в Госдуме, в программной статье в "Коммерсанте" и, наконец, в речи в Давосе явно содержится претензия на формирование стратегии социально-экономического развития страны и, в частности, на определение роли государства в экономике. Отвлекаясь от набившей оскомину темы преемника, остановимся на сути декларируемых позиций.

Программа Медведева не может не вызвать некоторых надежд в стане либералов. Пожалуй, она во многом напоминает политико-экономические тезисы "раннего" Путина рубежа 2000 года. Давосская декларация Медведева о том, что "ни одно недемократическое государство не стало по-настоящему процветающим по одной простой причине: свобода лучше несвободы", дорогого стоит. Признание неэффективности государства по сравнению с частным бизнесом во многих областях, необходимости обеспечения государством условий для самореализации человека без надежд на госпатернализм и, наконец, тезисы о нецелесообразности вмешательства государства в процесс диверсификации экономики и о пользе низких налогов. Все эти утверждения первого вице-премьера позволяют считать его как минимум не сторонником активного государственного дирижизма.

Однако некоторые другие тезисы Д. Медведева делают подобный вывод отнюдь не бесспорным. Он явно верит, что по крайней мере в социальной политике государство должно играть ключевую роль. Переход от ресурсной экономики к экономике знаний и "ежедневной технологической революции" также ассоциируется у него с непосредственным и активным участием государства в этом процессе.

Практической реализацией идей первого вице-премьера стали приоритетные нацпроекты. Однако реальное развитие проектов пока оставляет двойственное впечатление. Сам выбор целей сомнения не вызывает: ситуация с обеспечением россиян доступным жильем, положение в сфере образования и здравоохранения действительно близки к катастрофе. Избранные же пути решения этих острейших проблем позволяют усомниться в конечной эффективности предпринимаемых усилий.

Начнем с того, что вопреки высказанным общим либеральным идеям основной акцент сделан на государственное финансирование проектов (имеется в виду не только федеральный, но и региональные бюджеты). Стимулирование участия бизнеса в реализации нацпроектов явно отошло на задний план. О повышении ответственности самих граждан за решение их жизненных проблем речь практически не идет вовсе.

Поверхностные критики обращают внимание на очевидные ошибки - типа повышения зарплат врачей и медсестер общей практики без адекватного увеличения жалованья узких специалистов. Это, безусловно, досадные промахи. Однако Медведев явно их понимает, что позволяет надеяться на быстрое исправление допущенных диспропорций. Корень проблемы в другом. Пока нацпроекты выглядят как попытка решения набора пусть важных, но относительно частных проблем, без изменения системы по существу.

Остановимся на конкретных примерах.

Полезно ли осуществленное повышение зарплат медработников и увеличение поставок оборудования учреждениям здравоохранения? Безусловно да! Обеспечат ли они серьезное улучшение медицинского обслуживания россиян? Боюсь, что нет. Нужно кардинальное реформирование всей системы здравоохранения, реальный перевод ее на страховые принципы, включая стимулирование негосударственного медицинского страхования.

Одновременно каждый трудоспособный гражданин должен осознать свою личную ответственность за решение проблем обучения, лечения, пенсионного обеспечения себя самого и членов своей семьи. Это не достигается только воспитанием. Необходимо создать условия для роста доходов работников и полного вывода их "из тени". А главный путь здесь один - снижение налогового бремени. Одновременно должны стимулироваться личные инвестиции и затраты на то самое образование, лечение и пенсионное накопление, включая медицинское страхование и негосударственные пенсионные фонды. И вновь более эффективного средства, чем налоговые льготы, не придумаешь. Увы, сейчас наша власть двигается в прямо противоположном направлении. Так, предлагается отказаться от неплохо проявившей себя плоской шкалы налогообложения и вернуться к неэффективной прогрессивной. Пенсионная реформа, начатая в начале века, де-факто похоронена. Ее центральным звеном должна была стать накопительная система пенсий. На практике пару лет назад было кардинально сокращено число работников, участвующих в пенсионных накоплениях в рамках государственной системы пенсионного обеспечения. На днях Минздравсоцразвития выступило с революционной идеей в ближайшие 5 лет фактически вообще ликвидировать накопительные пенсии. В этой части решение еще не принято, и остается лишь надеяться на здравомыслие других членов правительства и его руководителей.

Одновременно должна быть выработана единая для всех регионов система стандартов обеспеченности социальными услугами за счет государства. Деструктивна имеющая сейчас место ситуация, когда после изъятия доходов в пользу федерального центра и их перераспределения у ряда регионов-доноров уровень социальной обеспеченности населения оказывается ниже, чем у дотационных территорий.

Другой пример. Повышение доступности жилья через развитие ипотеки. Святая цель и испытанное во всем мире средство. Только без снижения себестоимости строительства жилья и расширения его предложения за счет ликвидации административных барьеров и коррупции на всех стадиях инвестиционного цикла: от выделения земли до приемки нового дома - облегчение доступа к жилищным кредитам приведет лишь к дальнейшему росту цен на квартиры. А в борьбе с чиновничьим произволом прогресса пока не наблюдается. Конечно, первый вице-премьер предпринимает усилия в борьбе с этим злом. Однако в данном случае нужна политическая воля всей правящей элиты, осознание ею того, что коррупция и бюрократизм несут реальную угрозу ее собственному будущему.

В своей статье первый вице-премьер приводит показательный факт. При росте производства стройматериалов в 2006 году на 14% оно отставало от темпов расширения строительства, в результате чего в стране создался дефицит некоторых стройматериалов. Вот прекрасное поле деятельности для государства. И это отнюдь не примитивные госинвестиции в отрасль. Спрогнозировать возможные диспропорции, загодя простимулировать развитие необходимых производств - именно это было примером цивилизованного использования методов госрегулирования.

Почему принципиально важно создание именно новой системы функционирования и развития социальной сферы? Почему опасен выбранный путь решения ее проблем почти исключительно за счет значительного наращивания госфинансирования, даже если удастся обеспечить комплексный подход? Принимать гигантские социальные обязательства легко и приятно, особенно при нынешней благостной ситуации с госбюджетом. Беда в том, что бюджетное благополучие, тем более базирующееся на благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре, не вечно даже при наличии немалого Стабилизационного фонда. А нет ничего страшнее и опаснее отказа государства от своих обязательств. Мы сами проходили это на примере СССР и его распада. А памятная монетизация льгот стала запоздалой попыткой избавиться от некоторых элементов того самого государственного патернализма, доставшегося нам в наследство еще с советских времен. Кстати, монетизация стала печальным примером того, как отвратительное "техническое" исполнение едва не загубило абсолютно правильную идею.

Будем надеяться, что реализация национальных проектов при всей их противоречивости по крайней мере научит нас не совершать исполнительских ошибок подобного рода.

19.02.07 г.

www.izvestia.ru
Владимир Спасибо: «Национальные проекты. Год спустя»

 

    Первый заместитель Председателя Правительства РФ Дмитрий Медведев опубликовал в газете "Коммерсант" статью, посвященную первым результатам национальных проектов.

В статье подчеркнуто, что сама возможность реализации приоритетных национальных проектов появилась благодаря формированию качественно новых условий развития. За время, прошедшее после финансового кризиса 1998 года, удалось решить наиболее острые проблемы обеспечения безопасности и национального суверенитета. Было укреплено внешнеполитическое положение, достигнута внутриполитическая стабильность, существенно улучшилась макроэкономическая ситуация.

Впервые за последние десятилетия появились и ресурсы для развития.

2006 год стал, по мнению Д.Медведева, годом качественного перехода. Общество и власть обсуждали, осмысливали, решали уже не столько проблемы стабилизации, сколько задачи развития.

Национальные проекты, по его мнению, стали ответом на вызов времени, поскольку нельзя упустить время для модернизации России. Главным условием модернизации названы вложения в человека. В его образование, охрану его здоровья, его жилище, его хлеб насущный. Особо подчеркнуто, что использование политического приоритета и проектной формы организации работы позволило добиться эффективного взаимодействия на федеральном, региональном и местном уровнях.

Политическая воля руководства страны привела в действие все властные механизмы. Во всех регионах руководители субъектов стали заниматься приоритетными проектами. Если раньше точки социального развития были в небольшом количестве регионов, то теперь в приоритетные национальные проекты включилась вся страна.

В статье говориться о реализации всех национальных проектах. И каждый из них в той или иной степени касается ситуации в сельском хозяйстве, АПК в целом.

В 2006 году в рамках реализации приоритетных проектов основное внимание было уделено первичному звену.

В проекте "Здравоохранение" это вложения в первичную медицинскую помощь.

Выросла численность участковых врачей. Их заработная плата. Их квалификация.

Дополнительно к первоначальным планам повышена оплата труда медицинских работников фельдшерско-акушерских пунктов и скорой помощи.

Закуплено новое диагностическое оборудование и санитарный автотранспорт.

Улучшается материальное и финансовое состояние системы школьного образования.

Проект в области АПК способствовал развитию малых форм хозяйствования. Общий объем заимствований в 2006 г. составил 36,5 млрд. рублей против 3,4 млрд. руб. в 2005 г. Выдано более 100 тыс. кредитов (за 2005 год 2,5 тыс.).

В 2006 году создано около 970 потребительских кооперативов - вдвое больше запланированного.

Важным аспектом реализации национальных проектов названа ликвидация резких межрегиональных диспропорций в экономическом росте, уровне жизни людей.

Проблема решается за счет совместных действий федерального центра и региональных властей.

В итоге средства на реализацию национальных проектов из федерального бюджета многократно приумножаются средствами из бюджетов субъектов федерации, из внебюджетных источников.

Одной из важнейших задач развития названо создание экономики знаний, чтобы развернуть огромный экономический и социальный организм России в сторону инновационного пути.

Ключевым элементом концепции национальных проектов Д.Медведев назвал ставку на лидеров. Именно лидеры в первую очередь получают поддержку своих усилий, что должно привести к постепенному качественному изменению обстановки в отраслях.

10 тыс. лучших учителей России стали обладателями президентских премий по 100 тыс. рублей. Коллективы 3 тыс. школ, активно работающих по инновационным образовательным программам, получили по 1 млн рублей.

Присуждено 5350 премий победителям и призерам международных и российских олимпиад.

17 лучшим инновационным университетам России были предоставлены гранты в сумме 5 млрд. рублей.

Естественно, что не забыты и сельские школы, ВУЗы аграрно-промышленного профиля.

Точно также для жителей села актуальны аспекты реализации проекта "Доступное и комфортное жилье гражданам России":

В проекте "Развитие АПК" через льготное кредитование строительства крупных животноводческих комплексов осуществляется поддержка тех, кто готов к долгосрочным инвестициям. По итогам 2006 года выдано около 50 млрд. рублей восьмилетних кредитов (на 20% больше, чем было запланировано). За счет кредитных ресурсов идет строительство и реконструкция более 1240 животноводческих комплексов. По лизингу поставлено более 50 тыс. голов высокопродуктивного племенного скота и оборудование для содержания 185 тыс. голов скота.

Реализация приоритетных проектов повлекла переход к долгосрочному планированию и бюджетированию, столь важным для устойчивого экономического развития.

Начинают внедряться современные, эффективные методы управления, взаимодействия и контроля.

Приоритетные проекты влекут переход к системному развитию отраслей социальной сферы.

В здравоохранении с 2007 года начинается реализация "пилотных" проектов в 17 регионах страны.

С 2007 года будет оказываться государственная поддержка субъектам Российской Федерации, внедряющим комплексные проекты модернизации образования. Первоначально таких экспериментальных регионов будет 20. На их территории заработает новая система финансирования, когда средства следуют за учеником с учетом качества образования.

Проработан вопрос совершенствования условий и порядка предоставления в 2007 году субсидий и государственных гарантий для обеспечения земельных участков коммунальной инфраструктурой. В частности, они будут предоставляться застройщикам и предприятиям коммунального комплекса. Особый акцент на развитие малоэтажного домостроения.

Должна начаться работа органов местного самоуправления по передаче в залог земельных участков, предназначенных для жилищного строительства.

Следует отметить, что Д.Медведев в статье подчеркивает диагностический и каталитический характер национальных проектов.

Санация состояния дел позволяет найти узкие места, системные ограничения, определиться с последовательностью действий.

Прямое точечное воздействие на социально-экономическую систему прежде всего через целевое финансирование приводит к кумулятивному эффекту.

Нельзя рассматривать национальные проекты просто как раздачу денег. Хотя иногда и возникает такое ощущение. Да и денег-то в них не так много на 2007 2009 гг. запланировано примерно 3,5% расходной части бюджета.

Д.Медведев подчеркивает необходимость длительной и трудной работы по изменению психологии народа, который сознательно отучали от личной активности, самостоятельности, предприимчивости. Надежда на госпатернализм не умерла вместе с крахом коммунистической идеологии. Корни которой, по его мнению, еще в крепостной общине.

Одним словом, сделан первый шаг. На длинной и трудной дороге к модернизированной, конкурентоспособной России. В том числе с высокопроизводительным, технологичным сельским хозяйством. В котором будет место как крупным, мощным структурам, число которых растет, и заметно. И фермерским хозяйствам, для которых широчайшее поле деятельности, и личным подворьям, как к ним не относись, но в купе с кооперацией.

И еще одно обстоятельство мы все находимся в положении неустойчивого равновесия. Слишком мал еще запас устойчивости. Увеличить его, придать импульс экономическому и социальному развитию наша общая задача. Как говорится, другого не дано. Просто пропадем.

Вот об этом и написана статья Д.Медведева.

 

15.02.07 г.

www.nasledie.ru

 

 

 


 

Олег Родионов, Сергей Бегунов, Павел Данилин: «Надо вкладывать в человека»

 

Больше месяца назад в газете "Коммерсант" была напечатана статья первого вице-премьера Дмитрия Медведева "Национальные проекты: от стабилизации - к развитию". Но до сих пор ее продолжают обсуждать - в письмах в редакцию, в интернет-блогах - политологи и читатели. Потому что статья получилась программной. Несколько мнений мы предлагаем сегодня вниманию читателей "НВ".


Оптимистов стало больше

В первом разделе своей статьи Дмитрий Медведев озвучивает несколько очень важных тезисов, важных в первую очередь для нас с вами. Судите сами, цитирую: "Россия к 2006 году стала другой страной. За время, прошедшее после финансового кризиса 1998 года, удалось решить наиболее острые проблемы обеспечения безопасности и национального суверенитета. Было укреплено внешнеполитическое положение, достигнута внутриполитическая стабильность, существенно улучшилась макроэкономическая ситуация. Впервые за последние десятилетия появились и ресурсы для развития".

Далее автор констатирует, что летом 2006 года "произошло знаковое событие: Россия из страны-должника превратилась в страну-кредитора". Наконец-то был остановлен кризис экономики, характерный для 90-х годов, и преодолены его последствия. Поэтому Дмитрий Медведев считает 2006-й - "годом качественного перехода". Исходя из этого тезиса автор делает вывод, что страна закончила период стабилизации и к 2006 году созрела для того, чтобы перейти к решению задач развития".

Дмитрий Медведев ставит главные вопросы, которые возникли в связи с этим новым состоянием страны: "Как инвестировать, а не бессмысленно тратить? Какие методы и технологии будут работать у нас, а какие - нет? Что делать в первую очередь, а что - потом?" И сам же отвечает на них в том смысле, что идея национальных проектов и вызрела как один из вариантов ответа на эти вопросы.

Следующий важный тезис автора звучит так: "Нельзя упустить время для модернизации России, без которой ей не сохранить себя в жесткой мировой конкуренции". И тут Дмитрий Медведев, по сути, предлагает новую за многие годы для России стратегию развития: "Только вложения в человека способны помочь уйти от экономики "ресурсной и индустриальной" к экономике знаний, к экономике "ежедневной технологической революции", которая создается личными усилиями активных, здоровых, образованных граждан". Вот важнейший постулат, который автор обосновывает на протяжении всей статьи. Он говорит, что в принципе, основываясь на этой стратегии, и были выбраны основные сферы для применения нового подхода в виде приоритетных национальных проектов: здравоохранение, образование, жилье и развитие агропромышленного комплекса.

 Далее автор подводит некоторые итоги реализации приоритетных национальных проектов в 2006 году и заключает, что "сочетание двух факторов - политического приоритета и проектной формы организации работы - позволило добиться эффективного взаимодействия на федеральном, региональном и местном уровнях".

Медведев утверждает, что "работа над проектами приводит и будет приводить к самым разнообразным позитивным результатам. Но уже нельзя не заметить: благодаря приоритетным национальным проектам наша большая страна пришла в движение". И приводит еще один очень важный аргумент в обоснование этого вывода. Он говорит, что в 2006 году значительно "вырос рейтинг социального оптимизма". Наши граждане с гораздо большей надеждой стали смотреть на свое будущее - "число оптимистов стало стабильно превышать 30 процентов, а число пессимистов сократилось до 12 процентов".


Дмитрий Медведев считает, что "этим надо очень дорожить". Вот эта короткая фраза, по моему мнению, очень наглядно характеризует политическую искренность автора, его действительную озабоченность качеством жизни наших граждан и стремление в кратчайшие сроки переломить ситуацию в пользу ее резкого улучшения.


Олег РОДИОНОВ

Мздоимцы обречены

"По оценкам экспертов, - говорит Дмитрий Медведев, - разрыв по душевому региональному доходу между регионами составляет десятки раз, по уровню потребления - 20-30 раз, а по инвестициям - даже сотни!"

Автор просто бьет в набат: "Такие диспропорции уже не только экономическая и социальная проблема. Это проблема национальной безопасности. При сохранении таких перепадов экономического ландшафта рвется ткань страны. Найдите еще развитое государство с такими перепадами в экономической географии! Именно поэтому приоритетные проекты рассматривались в качестве инструмента регионального развития, инструмента нивелирования экономических проблем".

И Дмитрий Медведев указывает, как он, как куратор приоритетных национальных проектов, добивается результата: "Приходится одновременно решать две задачи. С одной стороны, усиливать внимание федерального центра к ситуации на местах (без перераспределения властных полномочий). А с другой стороны, принципиально важно стимулировать активность региональных властей, дать им возможность проявить инициативу". То есть необходимо усилить все элементы госуправления.

Он признает, что в большинстве регионов эти цели достигнуты. Усилия центра нашли понимание в регионах, увеличили доверие к центру, и в результате "получен активный отклик". В качестве примеров автор приводит Уральский федеральный округ и Красноярский край. Как отметил Дмитрий Медведев, "реализация национальных проектов содействует совершенствованию механизмов финансового контроля", то есть, говоря проще, нацпроекты поставили практически непреодолимый заслон по разворовыванию выделенных бюджетных средств и федерального центра, и региональных властей. Именно это вызывает агрессивную злобу чиновников, привыкших жить воруя и мздоимствуя. Они пытаются тормозить ход реализации нужных программ. Но это потуги обреченных.


Сергей БЕГУНОВ

Дмитрий Медведев считает, что "развитие потенциала личности напрямую зависит от доступности и качества образования, здравоохранения, информации, коммуникаций и т. д." Национальные проекты - это наиболее прямой путь вложения ресурсов, которые появились у страны, непосредственно в человека".


Ставьте на лидеров

Тогда как государство решило поставить на инициативного, активного, самостоятельного человека, которому надо лишь создать условия для того, чтобы он достойно зарабатывал, критики нацпроектов хотят, чтобы государство занялось опылением океана или обогревом космоса, раздавая деньги всем. Критикам невдомек, что их требование сродни заказу поезда, состоящего из одних вагонов, без локомотива. Такой поезд никуда не уедет.
Нацпроекты изначально не предусматривали раздачу денег населению. Это в принципе иной подход - вместо безответственного популизма государство выбрало путь стимулирования очагов роста. Кстати, даже когда в рамках ПНП, казалось бы, производились те же самые раздачи денег (поднятие зарплаты врачам и учителям), на самом деле это принципиальная ошибка - государство не раздавало деньги в виде зарплат, а создавало возможность для того, чтобы эти деньги заработать.

Позиция критиков, к сожалению, не просто неконструктивна, она еще и неэтична. Ведь как же нужно не уважать свой народ, чтобы предлагать ему получать милостыню (которой как раз и является любая бессмысленная раздача средств) вместо того, чтобы создавать возможности для того, дабы он мог зарабатывать. Те, кто хочет и может работать, кто верит в свой успех и в успех своей страны, кто готов совершенствоваться, повышать профессионализм - вот эти люди, люди новой России как раз и стали аудиторией нацпроектов. Именно об этом говорил Дмитрий Медведев и именно к этим людям он обращается. Не зря же, в конце концов, одна из глав статьи называется "Ставка на лидеров".

 

Павел Данилин

27.02.07 г.

www.nv.vspb.ru

 

 


М.А. Мунтян: «Настоящее будущего или будущее настоящего»

   

Главными показателями профессионализма политиков высокого государственного уровня выступают, согласно М. Веберу, степень самоотдачи делу (страсть), чувство ответственности ("главная путеводная звезда"), глазомер способность адекватно воспринимать реальность и соответственно ей принимать решения и действовать. Именно в них проявляются личностные особенности, мировоззрение, образ мышления, интеллектуальные и нравственно-психологические качества политиков все то, за что избиратели отдают им предпочтение в избирательных кампаниях и наделяют их легитимным правом управлять общественными делами

Статья "Национальные проекты: от стабилизации - к развитию" Первого заместителя Премьер-министра Правительства Российской Федерации Д.А. Медведева также связана с парламентско-президентским электоральным циклом, в котором он выступает одним из основных кандидатов на высший государственный пост в Российской Федерации. Нет, это еще не программа политического деятеля, который претендует на должность руководителя государства, это скорее отчет о состоянии дел в той сфере деятельности правительства, за которую он несет непосредственную ответственность приоритетные национальные проекты в области образования, здравоохранения, строительства доступного жилья и АПК. Но это уже и программа прорывных стратегических направлений в создании "другой страны" России второй половины первого десятилетия XXI века, когда появились ресурсы и возникли условия для перехода к решению задач не просто выживания, "латания дыр", а формирования стратегии развития. Упомянутая статья Д.А. Медведева богата новыми постановками вопросов и проблем социально-гуманитарной сферы жизни россиян, идеями, которые к тому же самым непосредственным образом связаны с актуальными научно-теоретическими представлениями о путях продвижения всего человечества в новый этап его цивилизационного развития информационно-постиндустриальное будущее.

С этой точки зрения приоритетные национальные проекты являются отражением стратегии встраивания России в современный мир не какой-то ее отдельной частью, а целиком, сути ее постиндустриальной трансформации, имея в виду выравнивание преобразования всей социально-экономической и политической жизни российского общества на индекс развития человеческого потенциала в качестве общепризнанного критерия информационного общества. Человек в этом случае перестает восприниматься как один из факторов производства и рассматривается в качестве главной цели всего социального прогресса, а развитие потенциала личности напрямую связывается с доступностью и качеством образования, здравоохранения, информации, коммуникации, достаточно высоким и комфортным уровнем жизни и т.д. В России наших дней стратегическая цель повышения качества жизни людей тесно связана с ПНП конкретной и, как уже ясно, удачной организационной формой и средством достижения этой цели.

Российские ПНП, призванные улучшить социальное самочувствие общества и внести определенные коррективы в его отношения с властью, вместе с тем характеризуются и целым рядом других особенностей:

- во-первых, они основаны на менеджерском подходе к осуществлению перемен в социально-гуманитарной сфере, который соединил в себе два фактора потенциал политического приоритета и возможности проектной формы организации работы, что "позволило добиться эффективного взаимодействия на федеральном, региональном и местном уровнях". С другой стороны, такой подход позволил отработать новые формы бюджетного финансирования, когда деньги доходят непосредственно до адресата, что в принципе весьма важно для рационального расходования всех государственных денег;

- во-вторых, национальные проекты изначально связывались не с идеей подъема сразу всей социальной сферы жизни общества, а с расширением жизненных горизонтов наиболее активной части населения страны, в том числе и за счет государственных вложений, что должно было создать благоприятные условия для преобразования всего материального и духовного бытия народа. Именно поэтому те 57% средств (из всего государственного финансирования сферы образования, здравоохранения, АПК и жилищного строительства), которые были выделены в распоряжение ПНП, использовались в первую очередь для:

а) стимулирования "личных усилий активных, здоровых, образованных граждан";

б) содействия уже существовавшим "точкам роста";

в) инициирования инновационного творчества в областях, где реализуются национальные проекты;

г) поощрения местных инициатив и т.д.

Ставка на лидеров в профессии, на активность отдельных индивидов и успешную их коллективную деятельность, на вовлечение в социальные преобразования всех пассионарных сил общества позволяет предполагать, что нынешние позитивные результаты реализации ПНП могут быть подкреплены еще более впечатляющими достижениями в ближайшем будущем;

- в-третьих, ПНП, самым непосредственным образом связанные с "вложениями в человека", становятся своеобразными локомотивами приобщения российского общества к "экономике знаний, к экономике ежедневной технологической революции". Глубинная суть такой экономики заключается в образовании органической связи науки с производством, в превращении производства в широкомасштабный инновационный процесс, в возникновении нового способа производства, основанного на информационных технологиях, во "взрывном" приобретении информацией более важной роли в росте материального производства, нежели традиционных сырья и энергии.

С инновационной сущностью реализуемых ПНП связаны некоторые их кумулятивные эффекты. Дело в том, что экономика знаний отнюдь не ликвидирует вопрос о самом существовании сферы применения инноваций, т.е. производства. Наоборот, она требует разработки и реализации полноценной промышленной политики государства, чтобы не задумываться о том, нужна ли инновационная экономика, если в 2004 году в России были изготовлены только 32 самолета, 95 вертолетов и 2 сложные автоматические линии для машиностроения? С другой стороны, экономика "ежедневной технологической революции" действительно обусловливает необходимость преодоления чрезмерных, угрожающих национальной безопасности диспропорций в развитии отдельных регионов. Но ведь без ликвидации глубокой бедности значительной части населения страны в целом решение проблемы региональных экономических перепадов вряд ли возможно;

- в-четвертых, важность конкретных результатов реализации приоритетных национальных проектов подкрепляется ростом авторитета такого подхода к решению различных общенациональных, региональных и местных проблем: в частности, к четырем ПНП были "подверстаны" демографические меры по "сбережению нации"; В.В. Путин в связи с реализацией образовательного проекта поднял вопрос о состоянии сельских дорог; в аналитических материалах продолжает обосновываться идея разработки национальных проектов в области науки и культуры; в регионах инициируют собственные проекты в социально-экономической сфере. Речь может идти, таким образом, об активном и эффективном взаимодействии в реализации ПНП политических и общественных сил на всех уровнях Российской Федерации;

- в-пятых, открытость, публичность национальных проектов и бюджетных расходов на них, дискуссии относительно действенности проектных подходов к вечно проблемным зонам социальной жизни, включение в реализацию ПНП миллионов наиболее авторитетных и социально активных граждан страны способствовали некоторому смягчению сохраняющегося отчуждения достаточно широких слоев россиян от государственных интересов, приоритетов, программ. ПНП также содействовали расширению среднего класса (хотя бы за счет 1,5 миллиона семей врачей и учителей, которые в первый же год их реализации получили дополнительные выплаты). А это, в свою очередь, оказалось в целом весьма благоприятным для развития в стране гражданского общества и развития демократии, без которых Россия вряд ли сможет выйти на лидерские позиции в современном мире. Совпадение во времени создания Общественной палаты и инициирования ПНП представляется в этой связи отнюдь не случайным.

Есть еще два момента, без хотя бы упоминания которых нельзя считать сколько-нибудь удовлетворительной характеристику места и роли национальных проектов в социально-экономической и политической стратегии России. Это, прежде всего, внедрение современных, эффективных методов управления, взаимодействия и контроля в ходе реализации ПНП. С самого начала проекты осуществлялись максимально открыто, что ставило процесс их реализации под постоянный общественный контроль. Вместе со специальными электронными системами мониторинга гласность осуществления проектов дисциплинировала соответствующие бюрократические службы в центре и на местах, повышала отдачу управленческих усилий связанных с их реализацией чиновников, серьезно снижала коррупционную емкость проектных мероприятий. Поэтому можно говорить о вкладе национальных проектов не только в борьбу с коррупцией, но и в совершенствование форм и методов работы российского государственного аппарата, в выдвижение и подготовку кадров, способных результативно работать с социально ответственными бизнес-структурами.

Более чем годичный положительный опыт осуществления приоритетных национальных программ, благодаря которым, как справедливо отмечает Д.А. Медведев, "наша большая страна пришла в движение", позволяет "укрупнить" разговор об организации, управлении серьезными социальными проектами, контроле над их реализацией до обсуждения места и роли в этих процессах политической элиты страны. Нынешняя элита России и по своему происхождению, и по характеру решаемых задач является переходной, но естественно желающей воспользоваться всеми преимуществами своего положения. Она генетически близка тому "золотому миллиону" россиян, которые получили от экономического реформирования все, чего желали, поэтому заинтересованы преимущественно в стабилизации своего положения и в значительно меньшей степени в каких-либо переменах, в том числе связанных и с развитием страны. Поэтому одной из первоочередных задач в реализации новой стратегии социального развития Российской Федерации, где ПНП выступают уже не "пробным шагом", а удачной "пилотной" формой гуманитарного развития, должно стать воспитание, формирование нового, современно мыслящего и преданного интересам страны "управляющего класса".

Л.В. Милбрайт писал о таких людям как о "гладиаторах", которые "особенно хорошо подготовлены для того, чтобы управлять окружающими. Они чувствуют свою компетентность, знают себя и доверяют своим знаниям и способностям, их "я" достаточно сильно, чтобы выдерживать удары, они не отягощены грузом сомнений и внутренних конфликтов, умеют контролировать свои импульсы, они сообразительны, общительны, склонны проявлять свою индивидуальность, ответственны. Хотя у них может появиться желание доминировать над другими и манипулировать ими, но такие склонности не проявляются у них сильнее, чем у людей, выступающих в других ролях".

С суждениями Д.А. Медведева о начавшемся новом этапе развития России можно соглашаться или оспаривать их. Можно разделять рационалистическую манеру его утверждений или же сомневаться в эвристичности некоторых выдвигаемых им тезисов. Но вряд ли ознакомившийся с его идеями читатель останется равнодушным и пройдет мимо следующих такого же рода трудов этого автора. Ибо он размышляет "в интересах развития и процветания России. В интересах каждого из нас". И это самое главное.

15.02.07 г.

www.nasledie.ru


Дмитрий Савельев: «От национальных проектов – к национальной идее»

 

Государство должно и может стать эффективным менеджером

На прошлой неделе Госдума приступила к публичному обсуждению бюджетных расходов на выполнение приоритетных национальных проектов (ПНП) в 20072009 гг. Работа началась с "правительственного часа", на котором слушались итоги реализации ПНП в 2006 году. Цифры, озвученные на этом заседании, а также опубликованная днем позже в газете "Коммерсант" статья первого заместителя председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева вселяют уверенность том, что крайне важная для России президентская инициатива не станет очередным "мыльным пузырем".

Особенно значимым представляется то, как организована система контроля за выполнением приоритетных нацпроектов. В своей статье Дмитрий Медведев, ставший, как известно, главным куратором ПНП, отвечает, что сама по себе идея проектного подхода "была взята, строго говоря, из бизнес-опыта". Это значит, что государство в решении важнейших экономических и социальных задач все чаще использует приемы бизнес-менеджмента, строит работу на принципах современного эффективного управления корпорациями.

Такой подход более чем оправдан, поскольку, как показывает практика, и государство, и крупные корпорации вынуждены решать схожие проблемы, значительная часть которых лежит в социальной плоскости. Например, многие частные собственники градообразующих предприятий находятся в прямой экономической зависимости от социального благополучия своего региона. Города, жизнь которых связана с двумя-тремя, а то и одним заводом, являются главным и часто единственным источником рабочей силы для этих предприятий. Малейшее снижение уровня жизни приводит к массовому оттоку населения, особенно молодежи, из подобных городов. Таким образом, социальная ответственность инвесторов диктуется вовсе не морально-этическими соображениями, а жестокой экономической необходимостью. Государство, как гигантская корпорация, решает сегодня аналогичные задачи. И хотя проблема оттока квалифицированных кадров за рубеж уже не стоит так остро, как в начале 90-х годов, проблема общей социальной деградации по-прежнему актуальна.

Как справедливо отмечает вице-премьер Дмитрий Медведев, "в основе создания новой экономики и нового общества лежит развитие потенциала личности. Этот потенциал в свою очередь является производным от уровня доступности и качества образования, здравоохранения, информации и коммуникаций, достижений науки и культуры". То есть, главной целью запуска приоритетных национальных проектов государство обозначило качественное изменение социальной структуры российского общества, формирование нового поколения здоровых, активных, образованных, и предприимчивых граждан своей страны.

Государство, так же как опытный управленец в частном бизнесе, сегодня не просто делает ставку на лидеров, а занимается их "выращиванием". Премии лучшим ученикам и гранты учебным заведениям, материальная поддержка инновационных решений в здравоохранении, образовании и других отраслях, льготные программы ипотечного кредитования для молодых семей, многократное увеличение детских пособий все это отчасти напоминает приемы мотивации персонала, используемые в крупных компаниях. Однако прямое сопоставление государственных приоритетных проектов и корпоративных стимулирующих программ не совсем корректно. Государство в данном случае не думает об улучшении каких-то конкретных финансовых показателей в определенный период времени, не ограничивает себя рамками некого бизнес-плана. Нацпроекты призваны сформировать новое экономическое пространство, которое первый вице-премьер России называет "экономикой знаний".

Эта новая среда должна, по определению Дмитрия Медведева, развиваться за счет технологического креатива. Ни для кого не секрет, в частности, что правительства развитых стран направляют сегодня колоссальные ресурсы на разработку энергосберегающих технологий и способов использования альтернативных источников энергии. Да, Россия располагает значительными запасами углеводородов, традиционных энергоносителей, но это не повод "почивать на лаврах". Темпы роста потребления энергии сегодня таковы, что уже через полвека мы можем прийти к полному истощению недр. Единственный способ обеспечить нашим потомкам достойное будущее это движение в русле мировых технологических тенденций, поступательное снижение энергозависимости российского общества.

Поэтому процесс создания "экономики знаний" имеет сегодня все шансы занять пустующую идеологическую нишу, ранее занятую "построением коммунизма", стать не только локомотивом экономического развития России, но и национальной идеей. Направленные в первую очередь на развитие творческого и интеллектуального потенциала молодежи приоритетные нацпроекты становятся таким образом эффективным средством достижения этой цели.

Статистика, приведенная Дмитрием Медведевым, наглядно показывает, что запуск ПНП стал не просто очередной декларацией государства о благих намерениях, а реальным толчком к развитию наиболее уязвимых с социальной точки зрения аспектов экономической деятельности инноваций, образования, здравоохранения, жилищного строительства, агропромышленного комплекса. Поэтому, на мой взгляд, бюджетное финансирование приоритетных нацпроектов должно быть продолжено и увеличено в соответствии с расчетами правительства. В деле реализации ПНП государство показало себя эффективным менеджером, и эту репутацию необходимо всячески укреплять.

 

02.01.07 г.

Газета "Новые известия" № 17 (2134)


Илья Константинов: «Модернизация экономики и оборонная мощь страны»

 

    В январе этого года в политической жизни России произошло несколько знаковых событий, последствия которых будут ощущаться не один год. Среди них выступление Дмитрия Медведева в Давосе и предшествовавшая этому выступлению публикация газетой "Коммерсантъ" программной статьи первого заместителя председателя Правительства РФ "Национальные проекты: от стабилизации к развитию". В совокупности эти два логически связанных между собой текста дают целостную картину новой стратегии модернизации России.

 

ОТПРАВНОЙ точкой, от которой отталкивается в своих рассуждениях Дмитрий Медведев, является утверждение, что сегодняшняя Россия это "другая страна". По сравнению с 2000 годом валовой внутренний продукт в реальном выражении увеличился на 60%, из страны-должника Россия превратилась в страну-кредитора, средняя заработная плата превысила 400 долларов, приток частного капитала в экономику страны в 2006 году составил более 40 млрд долларов, инфляция упала ниже отметки 9%.

Обобщая статистические данные, Дмитрий Медведев констатирует: "Безудержное падение экономики 90-х годов было остановлено, последствия кризиса во многом преодолены". Достигнутые результаты позволяют руководству страны вновь поставить вопрос об ускоренной модернизации России, необходимость в которой ощущается, может быть, острее, чем когда бы то ни было в прошлом.

Как известно, в своем историческом развитии наша страна прошла через несколько витков модернизации начиная со времен Петра I и заканчивая советской научно- технической революцией. И каждый раз в повестку дня ставился один и тот же вопрос: догнать и (если удастся) перегнать наиболее развитые в экономическом и военно-техническом отношениях страны Запада.

И каждый раз поставленная задача, несмотря на, казалось бы, грандиозные успехи, оказывалась недовыполненной, а модернизация незавершенной. России так и не удалось попасть в элитный клуб наиболее развитых экономик мира. Последняя неудача крах советской модели модернизации стоила народу особенно дорого: распада СССР с последующим многолетним кризисом, отбросившим страну на десятилетия назад.

В наши дни задача модернизации, т.е. преодоление разрыва в уровне социально-экономического развития между нашей страной и странами-лидерами, актуальна как никогда. Дело в том, что неравномерность развития различных государств и регионов мира в последние годы резко возросла как следствие научно-технической революции.

Группа наиболее развитых стран ("золотой миллиард") входит в период создания общества знаний, в котором наука становится основной производительной силой, а уровень развития человеческой личности основным показателем развитости общества. В то же время большая часть человечества еще находится на индустриальной (или даже доиндустриальной традиционной) стадии развития.

Ускорение научно-технического прогресса достигло таких темпов, что страны-аутсайдеры рискуют отстать "навсегда", т.е. лишиться шанса в исторически обозримой перспективе преодолеть свое отставание. А следствием социально-экономического отставания становится отставание военно-техническое с перспективой утраты государственного суверенитета.

Это относится и к нашей стране. Как подчеркивает Дмитрий Медведев: "Стало очевидно: нельзя упустить время для модернизации России, без которой ей не сохранить себя в жесткой мировой конкуренции".

 

ВЫСТУПАЯ на Давосском форуме, Дмитрий Медведев изложил четкую концепцию новой модернизации России: "Сегодня перед нами стоят три основные задачи. Решение этих задач это ключи к долгосрочному росту российской экономики. Каковы эти ключи? Сейчас я их назову. Первый ключ это диверсификация. Второй ключ создание современной инфраструктуры. И третий ключ - вложения в человеческий капитал".

Под диверсификацией принято понимать усложнение структуры экономики. Сегодняшняя российская экономика имеет по преимуществу сырьевой характер. Только экспорт сырья и энергоносителей без учета внутреннего потребления в стоимостном выражении равен 25% ВВП страны. И, хотя наиболее динамично в последние годы в России развиваются другие отрасли: строительство, телекоммуникации, финансы, торговля, транспортное машиностроение, зависимость от сырьевого сектора все еще остается непомерно высокой.

А такая структура экономики, по словам Д. Медведева, чревата серьезными опасностями: "Мы страна, до сих пор экспортирующая прежде всего сырьевые товары. Соответствующие рынки, как известно, имеют одну важную черту их цены подвержены существенным колебаниям. Поэтому страны с такой структурой экономики лишь временно могут претендовать на роль развитых. И мы это понимаем".

Задача российского государства быстро изменить сложившуюся экономическую структуру в пользу высокотехнологичных отраслей. Дмитрий Медведев перечисляет эти отрасли: "Это глубокая переработка всех видов природных ресурсов, аэрокосмический сектор и экспорт интеллектуальных услуг".

Говоря о развитии современной инфраструктуры, первый вице-премьер выделил два основных направления роста: электроэнергетику и транспорт. В эти отрасли планируется направить очень серьезные инвестиции, причем как государственные, так и частные. К примеру, в электроэнергетику до 2015 года будет инвестировано порядка 300 млрд долларов, результатом чего должен стать рост производства электроэнергии в 1,5 1,6 раза.

Что касается транспорта, то тут Д. Медведев нарисовал грандиозную картину предстоящих перемен: "Не менее сложны для нас и задачи развития транспортной инфраструктуры. Особенно с учетом протяженности одной из важнейших территорий. В этих условиях освоение различных территорий становится нашей приоритетной задачей. Причем речь идет как о глобальных, так и о частных проблемах. Таких как, с одной стороны, развитие Сибири и Дальнего Востока, с другой благоустройство территории рядом с домом, безопасность на дорогах. Речь идет и об использовании громадного транзитного потенциала России, развитии современных телекоммуникаций".

Третьим ключом к росту российской экономики Д. Медведев считает создание условий для развития человеческой личности: "Талант, способности личности играют сегодня во многом определяющую роль". Именно в этом аспекте и следует рассматривать реализуемые сегодня в России приоритетные национальные проекты: "Образование", "Здоровье", "Развитие агропромышленного комплекса", "Доступное и комфортное жилье гражданам России!". В силу остроты сложившейся в нашей стране демографической ситуации меры по преодолению демографического кризиса были также приравнены к приоритетному национальному проекту.

Масштаб этих социальных инициатив достаточно впечатляющий. По словам Д. Медведева, "данные проекты подразумевают существенные дополнительные расходы в названных сферах на сумму около 0,50,6% ВВП ежегодно. Одновременно мы проводим здесь структурные реформы. В целом расходы составляют около 9% ВВП, или 30% всех бюджетных затрат".

 

КАК ПОЯВИЛАСЬ сама идея приоритетных национальных проектов? Дмитрий Медведев дает исчерпывающий ответ на этот вопрос: "...развитие потенциала личности напрямую зависит от доступности и качества образования, здравоохранения, информации, коммуникаций и т.д. Понимание подобных задач и стремление найти наиболее эффективную форму для их решения привели к идее проектного подхода. Сама идея была взята, строго говоря, из бизнес-опыта и доказала свою жизнеспособность на деле".

Дмитрий Медведев подчеркивает, что реализация нацпроектов не означает простого, механического увеличения ассигнований на те или иные программы. Речь идет прежде всего о развитии творческого начала у граждан страны. Проявляется такая направленность, например, в сознательной ставке на лидеров, характерной для всех нацпроектов. Проект "Образование" предполагает стимулирование наиболее способных учеников и педагогов, самых продвинутых школ и вузов.

В проекте "Доступное и комфортное жилье гражданам России!" поддержку получают в первую очередь те семьи, муниципалитеты и субъекты федерации, которые готовы вкладывать в строительство жилья собственные средства.

А в проекте "Развитие АПК" предусматривается льготное кредитование строительства крупных животноводческих комплексов, но опять-таки тех, в которые собственники готовы инвестировать капитал.

Таким образом, нацпроекты помогают выявить наиболее перспективные точки роста в соответствующих сферах народного хозяйства и, стимулируя их, добиваться общего прогресса.

Другой принципиальной особенностью программы нацпроектов является их инновационная направленность: государственную поддержку получают именно те направления развития, которые связаны с использованием и внедрением самых передовых технологий. Здесь и компьютеризация всех без исключения школ, обеспечение доступа к интернету, снабжение медицинских учреждений самым передовым (прежде всего диагностическим) оборудованием, финансовая поддержка вузов, использующих современные методы и формы обучения.

Иными словами, сверхзадачей приоритетных национальных проектов являетсясоздание в России социально-экономической инфраструктуры, адекватной требованиям новой инновационной экономики экономики знаний. Одновременно обеспечивается общий подъем всей социальной сферы, общего уровня жизни населения, что, в свою очередь, способствует накоплению так называемого "человеческого капитала".

Дмитрий Медведев настойчиво повторяет свою мысль: "В развитых государствах вложения в образование, науку, культуру, здравоохранение примерно в разы превышают вложения в машины, оборудование, здания, сооружения. Соответственно и основной прирост национального богатства определяется сегодня прежде всего качеством жизни и условиями, созданными для раскрытия человеческого потенциала". При этом он не уходит от прямого ответа на назревшие вопросы.

 

ВЕДЬ ни для кого не секрет, что в реализации нацпроектов существует целый ряд серьезных проблем. Особенно это касается проекта "Доступное и комфортное жилье гражданам России!", явно не оправдывающего всех надежд, может быть, завышенных, которые возлагает на него общество.

Первый заместитель председателя Правительства РФ признает, что препятствий на пути нацпроектов немало: "Есть ли проблемы в реализации национальных проектов? Есть, причем немалые. Здесь и несовершенство механизмов проектной работы, и диспропорции при оказании поддержки отдельным категориям работников или направлениям деятельности при недостаточном внимании к другим. Есть чисто управленческие, административные проблемы".

Но все эти проблемы при наличии политической воли и общественного согласия преодолимы. И Дмитрий Медведев уверен, что уже в 2007 году большая их часть будет разрешена.

Успешная реализация стратегии ускоренной модернизации России будет означать переход всей нашей экономической и социальной сферы в новое качество. Следствием построения в России экономики знаний и соответствующего ей общества будет резкое, в разы, повышение экономического и оборонного потенциала страны.

Только таким путем можно вернуть нашему Отечеству утраченный статус сверхдержавы и реально продвинуться в направлении многополярного мира.

При этом, как отметил Дмитрий Медведев в своем выступлении в Давосе: "Мы не заставляем кого-либо любить Россию. Но мы никому не позволим причинить России вред. И будем добиваться уважения как к гражданам России, так и к нашей стране в целом. Причем не силой, а ответственным поведением и успехами". Яснее, пожалуй, не скажешь!

 

09.02.07 г.

Газета "Красная Звезда"

 

 

 

 

 


 

Иван Максимов: «Год для оптимистов»

 

 

Дмитрий Медведев взвесил эффективность приоритетных направлений развития

 

Одним из центральных событий уходящей недели стал доклад в Государственной думе Дмитрия Медведева, в котором первый вице-премьер подвел промежуточные итоги выполнения четырех национальных российских проектов. Главным их достижением господин Медведев считает существенно увеличившуюся за год долю оптимистов среди россиян. Об этом он заявил и в программной статье в газете "Коммерсант".

Появление Дмитрия Медведева на парламентской трибуне стало вторым со времени его назначения в федеральное правительство первым вице-премьером. Так, минувшей осенью он рассказывал депутатам о проекте третьей части нового Гражданского кодекса РФ. Нынешний же доклад в Госдуме о нацпроектах удачно пришелся на начало нового предвыборного президентского сезона, который завершится через год и два месяца. В Думе господин Медведев появился в сопровождении министра сельского хозяйства Алексея Гордеева и главы Министерства регионального развития Владимира Яковлева. Министр соцразвития Михаил Зурабов, на котором лежит непосредственное исполнение проекта "Здравоохранение", в парламент почему-то не пришел.

Масштаб национальных проектов позволяет говорить о том, что сама их идея выходит далеко за рамки отдельных, пусть даже очень крупных государственных программ. Речь идет об изменениях, которые отражаются и будут отражаться на социально-экономической, психологической, общественной и, в конечном счете, политической сферах развития страны, - сказал господин Медведев. При этом он отметил, что в реализацию нацпроектов включились не только институты федеральной, региональной, местной власти, но и значительная часть общества.

Доклад вице-премьера в целом был выдержан в оптимистическом духе: рапортуя о больших успехах, он между делом обещал решить и все возможные на этом пути проблемы. Главным отличием нацпроектов от обычных мер социальной поддержки сограждан Медведев назвал беспрецедентный "масштаб инвестиций". А одним из последствий этого, по его словам, оказался рост экономической активности населения. Связь же нацпроектов с экономическим ростом вице-премьер объяснил тем, что четыре приоритетные направления "стимулировали выработку долгосрочных отраслевых и межотраслевых стратегий".

- Весь 2006 год проблемы образования, здравоохранения, агропромышленного комплекса и строительства жилья постоянно - в прямом смысле ежедневно - находились в центре внимания государства на всех его уровнях, - сообщил вице-премьер. - Только дополнительные выплаты врачам и учителям привели к росту доходов около 1,5 миллиона семей. Благодаря национальному проекту "Здравоохранение", как мы и ожидали, начался приток кадров в первичное звено.

Официальные данные свидетельствуют, что зарплаты выросли у трети медиков. Кроме того, около 13,5 тысячи врачей участковой службы повысили свою профквалификацию. Вопреки мнению критиков данного нацпроекта, первый вице-премьер поставил "Здравоохранению" в заслугу то, что основное внимание здесь уделили врачам общей практики:

- Дополнительно к первоначальным планам была повышена оплата труда 160 тысяч медицинских работников фельдшерско-акушерских пунктов и скорой помощи.

 Он также сообщил, что в рамках проекта за год новое диагностическое оборудование и санитарный автотранспорт получили более 5,5 тысячи учреждений здравоохранения.

 - Правда, положение дел в фармацевтической промышленности неудовлетворительное. Вокруг нее сегодня концентрируются жулики, которые зарабатывают на перепродаже лекарств, - заявил Медведев и обещал в ближайшее время провести в правительстве совещание по этому поводу.

Благодаря проекту "Образование", по словам вице-премьера, приобретены четыре тысячи школьных автобусов. Учебно-наглядными пособиями и оборудованием по физике, химии, биологии за год были оснащены 8 тысяч школ, приобретено 3,5 тысячи школьных автобусов. Кроме того, гранты от государства получили 3 тысячи инновационных школ и 10 тысяч лучших учителей. Из радикальных нововведений, которые предстоит внедрить в российское образование, Медведев назвал систему, при которой размер финансирования учебных заведений будет зависеть от числа учащихся.

Главной же новостью по поводу нацпроекта "Доступное жилье" стало заявление Дмитрия Медведева о планах правительства снизить ставку по ипотечным кредитам.

 - С учетом той макроэкономической ситуации, которая сложилась в стране, удалось снизить ее до 11 процентов годовых уже в прошлом году, и в этом году мы рассчитываем на дальнейшее снижение, - порадовался Медведев.

В приведенных им цифрах итог нацпроекта выглядит так: по данным Банка России на октябрь, сумма выданных ипотечных кредитов равна 160 миллиардам рублей. А площадь жилья, введенного в эксплуатацию в 2006 году - 50 миллионов квадратных метров.

 Что касается нацпроекта на селе, то он дал толчок развитию малых форм агрохозяйствования. По итогам года общий объем заимствований составил 36,5 миллиарда рублей (для сравнения, за весь 2005 год - 3,4 миллиарда рублей). По данным вице-премьера Медведева, выдано более 100 тысяч кредитов (за весь 2005 год - 2,5 тысячи). Особенно заметно вырос спрос со стороны личных подсобных хозяйств, на долю которых в развитых странах приходится более 87 процентов общего производства АПК.
Еще одним важным результатом реализации нацпроектов Дмитрий Медведев назвал то, что в обществе "вырос рейтинг социального оптимизма".

- Только за период с октября 2005 года по октябрь 2006 года число граждан, считающих, что в будущем они будут жить хуже, впервые за последние годы сократилось до 12 процентов, а число оптимистов стало стабильно превышать 30 процентов, - сообщил он думцам. И это, наверное, главный итог начала выполнения нацпроектов, ведь россиянам, живущим с хорошим настроением, многое дается легче.

Главным отличием нацпроектов от обычных мер социальной поддержки сограждан Медведев назвал беспрецедентный "масштаб инвестиций".

 


27.01.07 г.

www.nv.vspb.ru

 

 


Игорь Семенихин: «Нацпроекты –«локомотивы» развития России?»

 

Комментарий на статью Дмитрия Медведева в газете "Коммерсант"

Уж если вспоминать положительные тенденции развития России в 2006 году, то, как показывают социологические опросы, большинство россиян говорят о приоритетных национальных проектах. Говорят по-разному: одни с надеждой, другие с понятным скепсисом и критикой. Но говорят все, а значит "проняло".

24 января в Госдуме в рамках "правительственного часа" выступил Первый заместитель Председателя Правительства Дмитрий Медведев. Тема его речи итоги нацпроектов за прошлый год.

25 января как бы в развитие доклада в газете "Коммерсант" вышла развернутая статья Д.Медведева "Национальные проекты: от стабилизации - к развитию".

И сторонники, и критики куратора нацпроектов сходятся во мнении: это программные документы, определяющие рамки развития России по определенным направлениям вплоть до 2009 года. Это, если хотите, политическое заявление "уже не юноши, а мужа"...

Теперь попробуем проанализировать основные постулаты этих документов.

Говоря о причинах появления приоритетных национальных проектов (ПНП), автор отмечает: "Впервые за последние десятилетия появились и ресурсы для развития. Естественно не сразу и не столько, сколько хотелось бы. Но летом 2006 года произошло знаковое событие: Россия превратилась из страны-должника в страну-кредитора. Из страны, получающей займы, в страну, кредитующую другие государства. Безудержное падение экономики 90-х годов было остановлено, последствия кризиса во многом преодолены.

2006-й год стал, по моему мнению, годом качественного перехода. Общество и власть обсуждали, осмысливали, решали уже не столько проблемы стабилизации, сколько задачи развития. Приведу один весьма типичный пример. Рост производства стройматериалов за 2006 год превысил 14%. Это, однако, не позволяло ему поспевать за ростом строительства, создавая проблему дефицита некоторых строительных материалов. Проблема? Да. Но уже вопрос роста, а не проблема деградации отрасли..."

Сегодня вполне очевидно: России нельзя упускать время для модернизации, без которой ей будет трудно сохранить себя в жесткой мировой конкуренции.

"Одной из острых проблем, стоящих сегодня перед Россией, остается преодоление диспропорций в развитии отдельных регионов. По оценкам экспертов, разрыв по душевому региональному доходу между регионами составляет десятки раз, по уровню потребления 2030 раз, а по инвестициям сотни!

Такие диспропорции уже не только экономическая и социальная проблема. Это проблема национальной безопасности, подчеркивает Д.Медведев. При сохранении подобных перепадов экономического ландшафта рвется ткань страны. Найдите еще развитое государство с такими перепадами в экономической географии!"

По его словам, именно поэтому приоритетные проекты рассматривались в качестве инструмента регионального развития, нивелирования социально-экономических проблем. Для того, чтобы добиться реальных результатов, приходится одновременно решать две задачи.

"С одной стороны, усиливать внимание федерального центра к ситуации на местах (без перераспределения властных полномочий), считает Д. Медведев. А с другой стороны, принципиально важно стимулировать активность региональных властей, дать им возможность проявить инициативу".

Но работа над нацпроектами не принесет должных результатов без эффективной поддержки со стороны бизнес-сообщества. Итоги реализации ПНП за прошлый год показали известную бюрократическую и организационную слабость в управлении российской экономикой. Как же действовать в сложившихся условиях, где изыскать дополнительные возможности?

Ответ куратора нацпроектов Д. Медведева весьма определенный: " В рамках проектов принимаются системные меры для повышения активности граждан, общественных организаций, для структурирования их усилий. В этой связи уместно напомнить о принятом в конце прошлого года законе об "эндаументах" целевом частном капитале, направляемом на финансирование приоритетных социальных задач. Уверен, этот закон будет иметь большое значение. До последнего момента у бизнеса не было прозрачного, ясного механизма вложения средств в образование, науку, некоммерческие и благотворительные организации. С принятием закона такой инструмент появился, что позволит некоммерческим организациям получить финансовую устойчивость и независимость..."

Ну, а что дальше? задаются вопросом читатели "Гудка"...

Как считает Д.Медведев, "приоритетные проекты задали хороший темп системному развитию отраслей социальной сферы. Этот темп не должен быть потерян. В здравоохранении с 2007 года начинается реализация "пилотных" проектов в 17 регионах страны. Мы планируем выработать наиболее эффективные организационно-экономические механизмы, в том числе перейти к одноканальной модели финансирования здравоохранения. Предстоит разработать отраслевую систему оплаты труда, учитывающую результаты деятельности медработников..."

Это наметки, ближайшие задачи... Но какие трудности впереди?

Есть ли проблемы?

"Есть, причем, немалые, отвечает Д.Медведев. Здесь и несовершенство механизмов проектной работы, и диспропорции при оказании поддержки отдельным категориям работников или направлениям деятельности при недостаточном внимании к другим. Есть чисто управленческие, административные проблемы. Они должны найти свое решение в 2007 году, не сдерживая реализацию существующих планов. Останавливаться нельзя.

Главное, мы должны сохранить и развить конструктивное и творческое начало в нашей работе, сберечь доверие и заинтересованное отношение профессионалов, всего общества..."

Конечно, сберечь доверие это главное в судьбе любого политика. И то, что куратор нацпроектов об этом говорит, показатель зрелости и, если хотите, профессионализма государственного деятеля, которому "навешали" самые трудные и "кровоточащие" болячки нашего общества: здоровье, жилье, образование, сельское хозяйство. Министр при четырех портфелях, полных... сами знаете чего!

И все же, вслушиваясь в слова Дмитрия Медведева, почему-то хочется верить: у России есть свой путь развития...

 

06.02.07 г.

www.viperson.ru

 

 

 

 

 

 


Олег Щукин: «Доктрины и смотрины»

 

Что стоит за политической активизацией Дмитрия Медведева?

Конец января ознаменовался одним важным и уже давно ожидаемым событием в политической жизни России выходом "из тени" на стартовую позицию в предстоящей президентской гонке первого вице-премьера Дмитрия Медведева, которого наряду с министром обороны Сергеем Ивановым практически все эксперты называли первыми среди возможных преемников Путина.

24 января Медведев в рамках "правительственного часа" выступал перед депутатами Государственной думы. Как сообщили едва ли не все средства массовой информации, "ажиотаж был страшный", народные избранники слушали выступление первого вице-премьера практически в полном составе, чего уже давненько, "с приезда Путина", не наблюдалось. Правда, такой результат был достигнут не спонтанно, а в результате серьезной предварительной работы с фракциями, но "если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно"...

25 января в газете "Коммерсант" за подписью Дмитрия Медведева была опубликована программная статья "Национальные проекты: от стабилизации к развитию" (напомним, последняя часть этой фразы: "От стабилизации к развитию" с конца ноября служит официальным девизом "Единой России", "партии власти" или "партии медведей", как её неофициально, но уже вполне традиционно называют).

Наконец, 2628 января именно Дмитрий Медведев был первым лицом российской делегации на Международном экономическом форуме в Давосе (Швейцария), где выступил с пространной речью о ближайших перспективах российской экономики с широкими экскурсами в российскую и международную политику, а также провел ряд встреч с представителями западной элиты, что позволило говорить о "давосских смотринах" Медведева как возможного кандидата в президенты Российской Федерации на период 20082011 годов.

 

 

"Преемники" и системный запрос. "Преемники Путина" это нечто совсем иное, нежели "преемники Ельцина". В "преемниках Ельцина" всегда ходило то или иное конкретное лицо и ходило, как правило, очень недолго: Немцов, Кириенко, Степашин, Рушайло и т.д. Окончательный выбор "всенародноизбранного", в конце концов, оказался неожиданным и загадочным и продолжает выглядеть таковым даже по меркам нынешнего дня, когда второй президентский срок Путина подходит к концу. "Преемники Путина" вполне определенная когорта лиц в ближайшем президентском окружении, на которых потенциально может остановиться его выбор, однако: а) их несколько и б) сам Путин никого никогда своим преемником еще не называл, хотя обещал это сделать уже не один раз, в том числе и публично.

Причины такого различия вряд ли кроются в личных характерологических особенностях Ельцина и Путина. Скорее, эти особенности накладываются на некий "системный запрос", параметры которого в 2007 году значительно отличаются от параметров, скажем, 1999 года. Восемь лет назад главным пафосом этого "системного запроса" была гарантия итогов "рыночно-демократических реформ" в целом и приватизации в частности, а также личной безопасности Ельцина и его "семьи" в особенности. Поэтому любой политик, способный не просто дать такую гарантию, но и доказать ее действенность, "автоматом" проходил в Кремль.

Что в конце концов и случилось. Однако следует признать, что поиск подобной фигуры несколько затянулся, Путин появился буквально "на флажке", а диффамация его потенциальных и реальных конкурентов проходила таким естественно-историческим образом, что субъектно-волевая основа этого процесса продолжает до сих пор выглядеть несколько неопределенной. Зато потом, с лета 1999 года, у Владимира Владимировича всё шло и, если отбросить некоторые частности, продолжает идти "как по маслу". Даже трагедии "Курска", "Норд-Оста", Беслана никоим образом не сказались ни на репутации, ни на популярности второго российского президента, получившего благодаря этому в прессе почетно-ироническое прозвище "тефлонового".

Четкий и безусловный "системный запрос" 1999 года он выполнил так же четко и безусловно: "рыночные реформы" в России продолжаются, итоги приватизации в принципе не пересматривались, а Ельцин по-прежнему желанный и почетный гость на теннисном "Кубке Кремля".

Однако за восемь лет правления Путина сам "системный запрос" значительно изменился, утратив былую четкость и сфокусированность. Несколько утрируя, можно даже сказать, что сегодня этот "системный запрос" заключается прежде всего в формировании самого системного запроса. Власть и собственность имущие в России явно перестали опасаться какой-либо "экспроприации экспроприаторов" со стороны "трудового народа". Зато опасения российских элит в один не слишком прекрасный момент быстро и бесповоротно оказаться лишними на западном "празднике жизни" с каждым днём растут буквально в геометрической прогрессии вместе с формальным ростом их активов и влияния. Вопрос "куды ж крестьянину податься?" в этих кругах еще не приобрел критически или хотя бы жизненно важного значения, о чем можно судить по инвестиционным, рекреационным и, главное, "наследным" приоритетам подавляющего большинства представителей данных элит, однако он уже поставлен. И если в 1999 году существовал "системный запрос" на "железного исполнителя", что объясняло конечный выбор между "ментом" Рушайло и "чекистом" Путиным, то в 2007 году существует запрос на идеолога условно говоря (хотя ветхозаветные параллели здесь более чем уместны), "пророка Моисея", способного "вывести избранный народ из Египта в землю обетованную".

Пророки и судии. До сих пор единственной такой "пророческой" концепцией, высказанной вслух, была концепция "суверенной демократии" Владислава Суркова. Она исходила из двух вполне понятных и приемлемых для российской элиты тезисов, внешнего и внутреннего. Внешним тезисом служило положение (в частности, доказательно обоснованное на современном материале отечественным философом А.Савиным в его работе "Россия и демократия") о том, что в мире нет двух одинаковых народов, а, следовательно, нет и не может быть какого-то одного "абсолютного" образца демократического устройства общества. Внутренний же, психологический тезис этой концепции был еще более близок действующим российским элитам: "Выше нас только звёзды, круче нас только яйца". Что, следует признать, ни в коей мере не соответствует действительности.

Во-первых, из-за относительной слабости России на международной арене, а во-вторых из-за разобщенности и расколотости этих самых элит. Недовольство западных контрагентов Кремля его заявками на "суверенную демократию" и претензиями на роль некоей "энергетической сверхдержавы" последнее время, особенно после ноябрьских выборов в Конгресс США, на которых победу одержала демократическая партия, проявляется всё сильнее. Перечислять все признаки этого недовольства и противодействия здесь не имеет смысла - гораздо важнее выглядит реакция российских элит, главной составляющей которой и стал, на наш взгляд, "выход из тени" Дмитрия Медведева.

Ведь с точки зрения непосредственной борьбы за власть в электоральном цикле 2007-2008 годов столь одновременная и масштабная презентация его фигуры (перед российским истеблишментом через выступление в Госдуме, перед российским обществом через выступление в "Коммерсанте" и перед западным истеблишментом через выступление в Давосе) выглядит ничем иным, как политическим фальстартом.

Прежде всего по времени. До "стартового выстрела", знаменующего начало реальной схватки за власть, остается еще несколько месяцев как минимум. Во всяком случае, последней "тренировкой с повышенной ответственностью" очевидно должны стать выборы в региональные органы законодательной власти, назначенные на 11 марта. Да и там будут важны не столько непосредственные результаты, сколько тенденции. Если рост процента голосов, поданных за "Справедливую Россию", окажется значительным, нынешнюю "партию власти", судя по всему, могут ждать тяжелые времена: их роль в принятии пакета законов, резко ухудшивших и без того невеселую социально-экономическую ситуацию в стране, была определяющей, так что "медведей" вполне могут превратить в "козлов отпущения".

Характерно, что "прессование" в регионах таких политических структур, как КПРФ, "Яблоко" и даже ЛДПР, объективно создает для "эсеров" весьма благоприятные электоральные перспективы, поскольку они монопольно занимают нишу "оппозиционности" и "альтернативности" по отношению к действующей "партии власти". "В ту же лузу" играют и попытки "единороссов" всячески воспрепятствовать процессу объединения "Справедливой России" и дискредитировать эту партию как своего главного политического конкурента.

Понятно, что в этих условиях столь жестко связывать свои возможные президентские перспективы с "медведями" для Медведева совершенно неоправданный и даже ненужный риск. С этой точки зрения он вполне мог подождать до конца марта-середины апреля. Более того, как следует из восточной мудрости, "обнаживший меч первым погибает", а потому столь раннее позиционирование первого вице-премьера в качестве актуального "преемника" президента реальных шансов стать таковым ему не добавляет. Скорее, напротив. И, поскольку, несмотря на это, Медведеву пришлось сделать столь рискованный шаг, остается лишь предположить, что главным побудительным мотивом его действий стал именно Давос, где было необходимо презентовать Западу некую "альтернативную" политическую программу Кремля.

Иными словами, первый вице-премьер правительства был сориентирован прежде всего не на президентскую гонку, а на медиацию Кремля с Западом. То есть отечественные "пророки" в лице Медведева пошли на поклон к "судиям" от глобализма и понесли им пока виртуальные, но всё же вполне определенные дары. Которые "вызвали полный восторг", а сам первый вице-премьер получил в Давосе тот "кредит доверия", в котором было некогда отказано Геннадию Зюганову.

Плюсы и минусы. Детальное рассмотрение различных аспектов "медведевской" вариации кремлевского концепта будущего России, видимо, еще впереди. Однако её главные "плюсы" и "минусы" очевидны уже сейчас.

Важнейшим из "плюсов", несомненно, является не объектное ("Государство как рынок"), свойственное ельцинским временам, и даже не субъектное ("Государство это мы"), свойственное временам путинским, а проектное отношение к России, которое подразумевает целевое встраивание в мировую экономику на основе концепции "национального государства", осуществляющего массированный экспорт углеводородов.

В своем выступлении на давосском форуме Дмитрий Медведев выдвинул триединую модель будущего России: диверсификация отечественной экономики, создание современной инфраструктуры и формирование "экономики знаний".

Все три позиции не могут вызвать никаких возражений ни у одного здравомыслящего экономиста или политика. Однако их детализация первым вице-премьером оказалась явно "заточенной" под ожидания западных контрагентов. Это, во-первых, упор на безоговорочное вхождение РФ в глобальную экономическую и политическую систему с прекращением упора на "суверенный" характер российской демократии. Во-вторых, курс на приведение всех внутренних цен, включая цены на энергоносители, к "мировому уровню". В-третьих, "максимально свободное" привлечение западных инвестиций в качестве основных средств для модернизации РФ.

Всё это, несомненно, способствовало более чем положительному восприятию Медведева представителями западного, прежде всего американского, истеблишмента. Однако неизбежно поставит перед ним дополнительные вопросы в плане соответствия заявленной концепции национальным интересам России и стратегических перспектив развития нашей страны.

Несомненно, что ряд медведевских формулировок наподобие "бесплатного газа больше не будет" фактически указывают на попытки полностью коммерциализовать подход "Газпрома" и к внутреннему рынку, и к странам СНГ. Отсюда сразу возникает вопрос о принципах строительства стратегического пространства вокруг России. Жесткое устранение ценовых преференций на энергоносители в отношениях с "ближним зарубежьем", несомненно, вызовет (и уже вызывает) ответные шаги со стороны бывших союзников, а ныне "партнеров" прежде всего в сфере оборонного сотрудничества.

Использование Россией военных объектов на территории Азербайджана, Армении, Украины и Белоруссии станет более чем затруднительным и потребует либо дополнительных затрат из госбюджета, либо отказа от военного присутствия в этих регионах, т.е. от российской "имперскости" как таковой. А без этого геополитического ресурса, в свою очередь, неминуемо "зависает" и декларированная Медведевым "рублёвая зона" с приобретением российской денежной единицей статуса мировой резервной валюты.

Но главным минусом "экспортного" выступления Дмитрия Медведева, несомненно, является тот реальный контекст, в котором оно прозвучало. Пока первый вице-премьер едва ли не "на бис" солировал в Давосе, Путин находился с рабочим визитом в Индии, где согласовывал приоритетные направления дальнейшего двустороннего сотрудничества со "вторым азиатским гигантом". Туда же для проработки аспектов взаимодействия в военно-технической сфере был срочно вызван и министр обороны РФ Сергей Иванов.

Иными словами, в Кремле сегодня уже очень хорошо понимают, что судьба мира решается не только и даже не столько в Давосе, сколько в регионах мира, весьма отдаленных от швейцарских Альп. Дополнительным свидетельством тому стала недавно выдвинутая идея создания "газовой ОПЕК", уже согласованная двумя крупнейшими мировыми производителями "голубого золота", Ираном и Алжиром, а также, судя по всему, поддержанная КНР. Отказ Кремля присоединиться к этой структуре вполне вероятный в свете "медведевской" концепции может обернуться окончательной потерей для "Газпрома" среднеазиатских поставщиков газа: Туркмении и Узбекистана, что, несомненно, вызовет серьезные экспортные затруднения в главной на сегодня "кремлевской" корпорации, к управлению которой первый вице-премьер правительства Дмитрий Медведев имеет самое непосредственное отношение.

Таким образом, остается констатировать, что попытка Кремля несколько притушить антироссийский "пожар", разгорающийся на Западе, при помощи выдвижения на авансцену Медведева как "агента-2007" и "либерально-рыночной массовки" в лице Чубайса, Грефа и Ко, может быть признана тактически вполне успешной. Однако возможная реализация этой "давосской стратегии" на практике в чистом виде несет с собой новые дополнительные и во многом неприемлемые риски для настоящего, а особенно для будущего российского государства и российского общества.

 

31.01.07 г.

Газета «Завтра» № 5 (689)


Андрей Бунич: «Приоритетные национальные проекты: исторический шанс»

 

    Опубликованная в конце января газетой "Коммерсантъ" статья Первого заместителя Председателя Правительства РФ Д.Медведева "Национальные проекты: от стабильности - к развитию" стала заметным событием в общественной жизни нашей страны.

 

Комментарий Андрея Бунича.

В статье Дмитрия Медведева дается объяснение необходимости национальных проектов, а также анализируется текущее состояние каждого проекта. Абсолютно правильно указана основная идея национальных проектов "Нельзя упустить время для модернизации России, без которой ей не сохранить себя в жесткой мировой конкуренции".

Благодаря выигрышной для России мировой конъюнктуре появилась возможность для качественного скачка, прорыва в постиндустриальное общество. Это возможно лишь на основе "нового экономического курса", и фактически национальные проекты и есть начало этого нового курса. Переход от ресурсной и индустриальной экономики к экономике знаний, капитализация человеческого потенциала, обеспечение конкурентоспособности страны на основе технологического развития: вот его основные направления. У России есть все возможности для того, чтобы конвертировать нефтяные и газовые доходы в современную структуру экономики, сопоставимую с другими странами G-8.

С помощью национальных проектов и должна поменяться отраслевая структура. Фактически через национальные проекты запускаются инвестиционные процессы в строительстве и АПК, а также стимулируется внутренний спрос через финансирование сферы образования и здравоохранения.

Таким образом, национальные проекты нельзя считать чисто затратными, дотационными. Кроме перспективного развития потенциала личности и социального развития, проекты включают коммерческие и экономические механизмы.

Однако все сделанное за 2006 год, на мой взгляд, лишь начало большого пути. В этой связи хотелось бы высказать несколько пожеланий:

1. Проекты должны быть именно проектами, т.е. очень важно создать проектную структуру управления. Подобные методы управления хорошо отработаны на Западе в крупных корпорациях, да и правительства развитых стран часто создавали аналогичные структуры. Достаточно вспомнить Управление развития долины реки Теннеси во времена "Нового курса" Рузвельта. Нельзя допустить, чтобы национальные проекты были наростом на теле правительства, поскольку в этом случае отраслевые департаменты и региональные власти могут легко свести их на нет, а точнее воспримут лишь как еще один источник финансирования.

2. Проектов должно быть больше. Конечно, с чего-то надо начинать, но проблемы образования тесно связаны с наукой, информационными технологиями, то же самое и с другими проектами. Развитие строительной индустрии в рамках проекта "Доступное жилье" может одновременно являться базой для развития туристической отрасли, которая для России просто необходима.

3. Проекты должны постепенно приобретать более конкретную юридическую, финансовую и организационную форму тогда они легче заработают. В будущем могут возникнуть новые консорциумы, акционерные общества, фонды, другие юридические лица, которые будут непосредственно воплощать государственные задачи.

4. Целесообразно согласовать в большей степени национальные проекты со многими целевыми программами правительства либо принятыми ранее, либо обсуждаемыми сейчас. Более того, логично было бы совместить управление национальными проектами и всеми (или почти всеми) целевыми программами. Это обеспечит комплексный анализ ситуации, исключит параллелизм, позволит точнее заложить параметры для бюджета на основе программно-целевого подхода. В результате в правительстве должна сформироваться независимая проектная структура управления. То есть в государственном управлении окажется три среза: отраслевой, региональный и проектный.

5. Проекты не обязательно должны быть убыточными. Вполне допустима ситуация, когда в рамках национальных проектов будут осуществляться перспективные и выгодные инвестиции. В таком случае, государство выступит локомотивом инвестиций, вложит часть средств, а затем может подтянуться частный бизнес, в том числе и иностранный. Участие государства и признание проекта национальным будет дополнительной гарантией для инвесторов. Кроме того, в данном случае применима теория "мультипликатора" Джона Мейнарда Кейнса государство финансирует отрасли, они обеспечивают занятость, доходы, полученные работниками этих отраслей дают возможность наладить производство товаров уже для них, но в этих отраслях тоже есть работники и т.д.

6. Все, что сказано об "экономике знаний", безусловно верно. К сожалению, в России мало кто пока понимает важность построения "экономики знаний". Поэтому на первом этапе очень важна просветительская работа, формирование концепции реформ, внедрение в общественное сознание новой для России цели. Только при наличии концепции, переориентации внимания бизнеса, руководителей государственных учреждений, молодежи на перспективы этого сектора можно рассчитывать на успех. В противном случае это может оказаться очередным ритуальным заклинанием. И бизнес, и потенциальные работники этой сферы только тогда активизируются, когда почувствуют конкретные механизмы заработка.

7. И, наконец, структурная реформа, о которой так много говорит оппозиция, в свете национальных проектов. Мне кажется, что задача реструктуризации нашей экономики в целом может быть успешно совмещена с проектной структурой управления. Целесообразно объединить усилия ведомств, регионов, бизнеса и разработать, наконец, программу реструктуризации (не РАО ЕЭС, не МПС а экономики в целом), и эту программу совместить с национальными проектами. Принятие масштабной программы реструктуризации было бы естественным развитием концепции национальных проектов.

Конечно, все это невозможно сделать сразу. Но тем не менее уже сейчас надо говорить об этом. Ведь в завершении статьи Дмитрий Медведев пишет о "чисто управленческих, административных проблемах", которые должны найти свое решение в 2007 году. В России множество прекрасных реформ так и не были реализованы из-за казавшихся пустяковыми "административных" проблем. Россия сейчас имеет исторический шанс, и мы не имеем права допустить, чтобы технические трудности помешали сделать главное.

 

01.02.07 г.

www.bunich.ru

 

 

 

 

 

 

 


Александр Проханов: «Левый поворот Дмитрия Медведева»

 

    На форуме в швейцарском Давосе, среди высоколобых заявлений и отвлекающих шахматных турниров, подспудно звучала "главная тема". Угроза неумолимого мирового кризиса и настоятельное требование "интернационализировать" мировые ресурсы, в том числе и сибирские. Так действует генератор сверхнизких частот, продуцируя недоступную слуху звуковую волну, которая производит на мозг разрушительное действие, порождая панику и безумие.

Ответом на "интернационализацию", подкрепленную мощью американских авианосцев и космических группировок, становится русская доктрина "суверенной демократии", отрицающая вмешательство "золотого миллиарда" в дела России. А также философия "Пятой Империи", выстраивающая самодостаточное российское государство.

Однако требование создать мировой ресурсный "общаг" может родить неожиданное для мира "левое" мировоззрение. Требуя в кризисный момент "обобществить" ресурсы, следует идти еще дальше требовать справедливого распределения всех результатов мирового труда: материальных благ, рукотворной собственности, достижений науки и культуры. Так в начале XXI века появляются предпосылки для нового "левого проекта*, провозглашенные не марксистами, а экспертами постиндустриальной экономики, законодателями "Давосского форума". В противном случае "золотой миллиард", отчуждая мировые ресурсы, отгораживаясь от прочего мира частоколом ракет, будет плодить "Хезбаллу" и "Хамас" уже не только на Ближнем Востоке, но и на всех континентах.

Кто наполнит новым содержанием "левую" идеологию XXI века? Будет ли это неожиданный для затухающего коммунизма пассионарный мыслитель? Или экстравагантный антиглобалист-футуролог? Или, может быть, упрятанный в Краснокаменск Михаил Ходорковский, миллиардер, ошеломляюще провозгласивший "левый поворот"! Или неисповедимо, по законам "квантовой логики", этот "левый поворот", еще не оформленный философски, уже осуществляет российская Власть, встревоженная Кондапогой, покушением на Чубайса, тлеющей "кавказской войной"!

На эти мысли наводит статья Дмитрия Медведева в недавнем "Коммерсанте", "где вице-премьер "подбивает" годовые итоги четырех "Национальных проектов". Эту статью надо исследовать, преодолев оппозиционный скептицизм, устоявшуюся привычку видеть подвох и имитацию во всех деяниях власти. Ибо этот скептицизм есть форма комфортного прозябания в интеллектуальном бездействии, что уже давно поместило оппозицию в теплый тлен безвременья.

Что же можно углядеть в упомянутой статье вице-премьера!

Наконец-то разбит тезис либералов о невмешательстве государства в экономику, о "самодостаточном рынке", который-де сам все устроит и выправит. Этот "самодостаточный рынок" уже довел Россию до "точки" уморил десять миллионов населения, создал грабительскую элиту и "шалунов Куршевеля", затолкал Россию в самый темный угол истории. Но вот государство очнулось и двинуло в экономику четыре первых своих батальона четыре "Национальных проекта".

Сломлен паралич власти, испуганной безграничным воровством и коррупцией, не желающей тратить "нефтедоллары" на бюджетные программы. "Все равно разворуют", пессимистически заметил Путин, оправдывая отсутствие бюджетных вложений и размещение Стабилизационного фонда в Америке. Начались долгожданные "вложения" под бдительным оком Счетной палаты и Генпрокуратуры. Что, разумеется, не слишком пугает вездесущих воров, к рукам которых уже прилипла некоторая доля ассигнованных денег.

Впервые за пятнадцать лет после крушения плановой экономики СССР, когда власть "младших научных сотрудников" не хотела и не умела планировать, отмахивалась от любых проектов, не видела экономической и социальной перспективы России, впервые в политику вернулось то, что именуется "проектностью". Интеллект власти оказался способным "считать ходы", оценивать варианты, предвидеть угрозы, мыслить "будущим". Оставляем в стороне качество мышления. Отмечаем сам факт этого "нового", хорошо забытого "старого" мышления. Россия, десятилетиями погруженная в хаос, подверженная атакам чужеродных "проектов", впервые противопоставляет им собственные "проекты".

А это предвестие общероссийского проект "Развития"". Интегрального взгляда на русское будущее, на ход мировой истории, на угрозы и катастрофы, на средства их преодоления. Эти угрозы пока еще плохо оцениваются. Еще господствуют в политике силы, "встраивающие" Россию в мировой контекст, а значит, и в мировой кризис, о котором предупреждает Давос. Еще не обнаружился в России мыслитель, предлагающий альтернативный путь, уникальное "Русское Развитие", технологию "Русского прорыва". Но начало положено: складывается долгожданная "проектность" политики, а значит, "проектность" будущего.

Всё это вместе взятое продолжает наполнять содержанием идеологию нового Государства Российского "Пятую Империю" русских.

 

31.01.07 г.

Газета «Завтра» № 5 (689)

 

 

 

 

 


Алексей Иванов: «У России есть стратегия развития»

 

    В последнее время стало модно упрекать правящий режим в отсутствии идеологии и стратегии развития. Настолько модно, что этот тезис стал "общепринятым". Из этой же "общепринятости" делаются многозначительные выводы накануне политического сезона 20072008 годов. Например, о том, что "...России нужен настоящий национальный лидер" (Новая газета, 2007 г.,№3, с.9), либо попытках её "гегемонии на постсоветском пространстве" (Ведомости, 2007, 18.01., с.А4), либо "отсутствия видения будущего страны" (Эксперт, 2007, №3, с.9) и т.д.

Действительно, если у правящей элиты нет приоритетов развития, стратегии и идеологии как системы взаимосвязанных идей и мер по их реализации, то будущее такой страны печально. Тем более, если эти идеи и цели, как уже не раз бывало в истории России, ошибочны. Современный мир предполагает, что нация и государство обязаны иметь такую идеологию, из которой вытекает стратегия развития, стратегическое планирование и конкретные стратегии и концепции развития (отраслевые, региональные и т.д.).

В этом смысле меня искренне порадовала статья Д. Медведева, опубликованная 25 января в газете "КоммерсантЪ" под заголовком "Национальные проекты: от стабилизации - к развитию", которая в полной мере соответствует требованиям, предъявляемым к стратегии развития.

Прежде всего, в ней четко обозначено то место, тот этап, на котором сегодня находится Россия, а именно этап завершения периода стабилизации и выбора стратегии развития. Действительно, как справедливо пишет автор, в 2006 году Россия стала "другой страной". За последние два десятилетия мы настолько привыкли к тому, что у нас "все не так", что сегодня с трудом отвыкаем от этой мысли.

Впрочем, не только мы, но и на Западе, где давно списали нас на периферию большой политики и были крайне удивлены, что мы не просто живы, но и активно начали защищать свои национальные интересы. Как признает недавно в своем докладе директор национальной разведки США Дж. Негропонте, "Очевидные экономические и предполагаемые политические успехи внутри страны и за рубежом усилили уверенность России в себе".

И дело даже не только в том, что восстановлен докризисный экономический потенциал, что Россия, как справедливо отмечает автор, превратилась из страны-должника в страну-кредитора (хотя еще недавно нам предрекали, что мы не выплатим внешних долгов даже ценой всего бюджета и заставляли принимать самые унизительные, в том числе политические условия).

Дело в том, что в 2006 году мы перешли рубеж кризисного развития и вышли на путь ускоренного, опережающего развития. Кто бы из критиков сегодня не говорил, но темпы роста в 7% не просто лучше, чем темпы падения в 5%10%, наблюдавшиеся до прихода Путина, но они и значительно выше среднемировых. Они действительно опережающие. Когда страна в короткий срок преодолевает огромный разрыв и вдруг возвращается в число государств, определяющих мировую политику, вновь становится её субъектом, а не объектом, это действительно удивляет.

Но развитие, в отличие от стабилизации, диктует новые правила игры, включая правила управления экономикой, когда от антикризисного, "ручного управления" обязательно необходимо переходить к определению (причем точному, безошибочному) приоритетов развития и стратегии. И в статье Медведева мы видим, что главный приоритет выбран правильно. Это человек, его потенциал, качество его жизни, развития, самореализации, или, как подчеркивает автор, ""стратегия эффективных инвестиций в целовека". Собственно это и есть суть приоритетных национальных проектов, главное в идеологии и стратегии режима.

Конечно, хотелось бы как можно скорее перейти в иное состояние, когда накопленные проблемы не нависают тяжелым грузом, хотелось бы развиваться еще быстрее. Но, заметьте, сегодня мы спорим не о том, где бы занять или выпросить денег, чтобы заплатить бюджетникам, а сколько и когда добавить, как эффективнее истратить заработанное. Это совершенно иное качество проблем, которые Медведев справедливо уже называет задачами развития. Сегодня все от Глазьева до Кудрина спорят о том, насколько больше нужно инвестировать в человека, а не объясняют, как при Черномырдине и Гайдаре, почему трудно прожить на 300 рублей.

Наконец, сегодня, пусть с опозданием, но власть ясно заговорила о главном создании экономики знаний и нового, творческого общества, о том, что стало банальностью в развитых странах еще 1015 лет назад, но чего всячески избегали в СССР и России в 90-е годы, предпочитая выдвигать заведомо ложные цели, которые вели (и привели) в никуда.

Понятно, что в 2007 году перед российским обществом будут стоять сложные задачи, которые я бы назвал поиском наиболее эффективных путей реализации заявленных целей. Но уже ясно, что приоритеты, вектор развития определены, а скорость движения по пути развития будет зависеть прежде всего от нас, нашего умения, нашей воли, нашей энергии.

 

31.01.07 г.

Газета «Завтра» № 5 (689)

 

 

 

 


Леонид Сумароков: «О двух актуальных событиях, потенциальных преемниках и концептуальных публикациях»

 

О статье Медведева "Национальные проекты: от стабилизации - к развитию". Синергетический эффект ПНП.

 

А вот еще одна знаковая публикация. Начну с того, что позволю себе высказать об этой статье свое общее мнение. Оно, безусловно, положительное. Подобную публикацию ждали, и она не разочаровала читателей. В краткой истории вопроса, обосновывается сам подход, поясняющий своевременность концепции ПНП, как необходимом маневре государства. Пожалуй, наиболее существенным отправным фактом является содержащееся в статье заключение о том, что Россия к 2006 году реально стала другой страной. Общество и власть решали уже не столько проблемы стабилизации, сколько задачи развития. Приведены конкретные цифры и факты, наглядно иллюстрирующие переход от количественных показателей и факторов к новому качеству. После длительного периода резкого падения уровня развития экономики и рецессии возникает оживление. Одновременно удалось внести существенный вклад в решение проблемы борьбы с бедностью. И хотя, может быть, еще рано ставить вопрос о долгосрочном экономическом рывке, но в иных выступлениях уже говорится об инвестиционном буме (выступление министра Кудрина в Якутии в январе с.г.), а в СМИ пока еще робко начинают высказываться мнения о начале российского "экономического чуда".

В статье "О лидере ПНП и задаче построения цивилизованного рыночного общества..." автор данной публикации писал: "... что это за стратегия с использованием приоритетных национальных проектов? Они вместе с инструментарием накопления, динамичного сосредоточения и распределения ресурсов (так и приходит в голову сопоставление с подготовкой прорывных ударов во время ВОВ) и пилотными проектами служат своеобразными локомотивами движения вперед. Современный маневр постепенного выхода из олигархического капитализма в долгожданное будущее цивилизованного рыночного общества? Новая экономическая политика масштаба Кейнса? Подход в духе Эрхарда на специфической российской почве? Может быть. И со своей стороны, думаю, здесь удалось найти правильное решение. Будем надеяться, что в нынешних условиях это эффективная стратегия, формально не определяемая ценами на энергетическое сырье. Выход из тупика все равно искать необходимо и, наконец, появляется уверенность, что его удалось нащупать". Отмечу, что в содержательной, получившей резонанс статье О.Родионова с соответствующим названием (портал Наследие), использующем понятие "локомотивы" подобная мысль получила дальнейшее развитие. Да, ПНП это локомотив движения экономики России в направлении цивилизованного и устойчивого рыночного общества.

В разделе "Системный эффект" Медведев говорит о кумулятивном, системном эффекте ПНП и неизбежном прорыве в другие отрасли. Реализация ПНП уже привела к форсированному переходу к долгосрочному планированию, росту качества жизни, внедрению современных технологий, инвестиционной привлекательности регионов, дальнейшему совершенствованию управления, модернизации образования и появлению новых форм общественного контроля. Одновременно она наглядно показала, что это и эффективный инструмент борьбы с коррупцией. Все в статье снабжается убедительными цифрами, без преувеличения и манипуляции популистскими лозунгами.

Каков же общий вывод? Можно и нужно говорить о синергетическом эффекте ПНП. Как известно, синергетика научное направление, изучающее связи между элементами структуры (подсистемами), которые образуются благодаря интенсивному обмену между собой и с другими ("внешними" по отношению к ПНП) подсистемами. Отражение такого подхода представляется некой матрицей взаимовлияния с соответствующими коэффициентами внутри этой матрицы. При этом ПНП не только оказывают взаимовлияние друг на друга (и этим процессом следует управлять), но и на другие направления и отрасли народного хозяйства. Здесь уже требуется конкретный анализ на качественном уровне, специфичный для разных регионов (с учетом их, порой, резкого различия, о чем специально говорит в своей статье Медведев). В экономике такие задачи известны.

 

«В начале было слово»

    Все повторяется. Скажете, банальность? А я скажу по-другому: зачем менять то, что однажды уже совсем не плохо сработало?! Банальностью первая фраза была бы, если бы я ее распространил на все без разбора, но я говорю о совершенно конкретном повторе.

Дмитрий Медведев опубликовал программную статью в "Коммерсанте". Если не идти дальше этого факта, то можно, конечно, поздравить одних коллег, посочувствовать другим (из "Эксперта"), а заодно посудачить о том, что общего между Медведевым и "Коммерсантом" кроме очевидной близости обоих к "Газпрому". Но я как раз предлагаю пойти дальше.

Дмитрий Медведев свою статью написал в 2007 году. Не исключено, что именно из-за этого статья не получила моментального резонанса, фактически она, как и положено, стала предметом пристального изучения после того, как была откомментирована Андреем Илларионовым, который распропагандировал ее главный посыл: хватит мириться с жалким состоянием экономики и государства. Надо ставить и решать амбициозные задачи, центральная Россия должна по уровню ВВП на душу населения догнать для начала экономически слаборазвитые страны Европы. Отсюда и пошло: даешь Португалию!

Сейчас про "догнать и перегнать" как-то не вспоминают, но тем не менее статья Медведева продолжает написанное Путиным. Главное и в ней постановка новых, масштабных задач перед российской экономикой, и не только. Общая формулировка: "от стабилизации к развитию". Кстати, отмечу смену кремлевских креативщиков. Идея удвоения ВВП принадлежит Андрею Илларионову. Про смену вех от стабилизации к развитию первым заявил Владислав Сурков. В пропагандистско-пиаровском соревновании впереди Сурков: его слоган не так конкретен, как илларионовский (значит, труднее оценить степень приближения к цели), зато ему не откажешь в фундаментальности, он взрослее, без ребячливых обязательств.

Медведев ставит задачу даже не на 10 лет, а, пожалуй, на более длительную перспективу; вот она: "Только вложения в человека способны помочь уйти от экономики "ресурсной и индустриальной" к экономике знаний, к экономике "ежедневной технологической революции".

Важно, что Медведев не ограничивается формулировкой задач, иначе это была бы почти калька с программы КПСС: она тоже ставила во главу угла удовлетворение растущих потребностей трудящихся. Медведев уверен, что путь достижения поставленной цели найден. Это системно-проектный подход, реализованный в нацпроектах.

Владимир Путин в 1999 году написал статью, а уже в январе 2000 года стал и.о. президента. Дмитрий Медведев свою статью написал в 2007 году. В 2008 году состоятся президентские выборы, и, думаю, сегодня появились новые основания для того, чтобы именно о Медведеве говорить как о преемнике Путина и следующем президенте России.

 

26.01.07 г.

www.viperson.ru

 



 

 


Игорь Юргенс: «Путь к золотому миллиарду»

 

    России предстоит пройти его через доступное жилье и реформу здравоохранения.

    В последние дни мы много узнали о первом вице-премьере Дмитрии Медведеве, о том, как он видит будущее страны. Сначала он выступил с большой статьей в деловой прессе - "Национальные проекты: от стабилизации - к развитию", тезисы из которой 26 января опубликовала "РГ". Потом был Всемирный экономический форум в Давосе, где Медведев возглавлял российскую делегацию. На мой взгляд, в эти дни первый вице-премьер заявил себя как интеллектуальный лидер правительства страны.

Дать такую оценку меня заставляют два обстоятельства.

    Первое. Национальные проекты не просто четыре приоритетных направления правительства, это единственный консенсус между руководством страны и обществом, который возник в последние годы. Что скрывать, отчуждение все еще есть, что видно и по отношению людей друг к другу на улицах, и по интеллектуальным "круглым столам", и по левой, и по патриотической прессе. Но мало кто сегодня возражает, что здравоохранение, образование, доступное жилье и подъем сельского хозяйства все это очень нужно. Поэтому так важно осмысление того, какое место в развитии общества, внутренней и внешней политики страны будут иметь последствия реализации нацпроектов. Второе обстоятельство. То, что лидерство обеспечено именно этими направлениями, говорит о том, что, пожалуй, все признали приоритет создания в России экономики знаний. В постиндустриальном мире именно она на 70 % обеспечивает развитие национальных экономик американской, английской. Уже не строительство заводов, а прорывные идеи являются тем локомотивом, который вывозит эти экономики в будущее, создает отрыв от развивающегося третьего мира. Самый богатый человек в мире Билл Гейтс не строил заводов, а изобрел Windows. Лондон, являющийся сегодня финансовой столицей мира, тоже не строит заводы и пароходы, но зато он победил красотой финансовых идей. И стал основной гаванью финансового мира не только Европы, но и вполне успешно конкурирует с Америкой. Поэтому если мы хотим попасть в тот заветный золотой миллиард, то только экономика знаний может нас привести туда. Так что, на мой взгляд, совсем не случайно, что в Давосе практически в первый день своего визита Дмитрий Медведев встретился с Биллом Гейтсом.

    Экономика знаний не возникает на пустом месте. Для этого нужен решительный рывок в сфере образования. Это, я считаю, нацпроект номер один. Однако нездоровый ученый никогда ничего не изобретет. Поэтому благосостояние нации зависит от здравоохранения. Да и без жилья никто ничего сделать не сможет. И то, чем мы будем питаться, крайне важно. Так экономика знаний выстраивается в очень стройную цепочку реализации нацпроектов. Все это осмысленно и довольно популярно изложено в статье Дмитрия Медведева. И это, с моей точки зрения, правильная постановка стратегии прорыва.

    Особенно я выделил бы роль бизнеса. Это мне ближе. И хочу сказать, что без государственно-частного партнерства (концепции относительно новой, применяемой сейчас с разной степенью успеха в развитых странах) невозможно будет проложить новую дорогу в экономике, да и реализовать нацпроекты. Это тоже показано в статье. Однако я пошел бы дальше. И предложил привлекать крупных бизнесменов в качестве менеджеров (может быть, даже региональных) для реализации проектов, связанных с жильем и сельским хозяйством. Люди, доказавшие свою состоятельность, должны теперь послужить на идею социального равенства, справедливости. И они могут это сделать. Технически такая задача также выполнима. Она вполне вписывается и в концепцию лидерства новую и интересную идею, которую я "вычитывал" в статье Дмитрия Медведева. Это ставка на лидеров из тех, кто доказал свой национальный масштаб и состоятельность, и как менеджеров, и как людей, которые влияют на общественное мнение. Их надо привлекать к общенациональным проектам, а не "бить по головам" за то, что они стали успешными. Это очень важно: и для социального мира в стране, и для продвижения вперед как экономики, так и политики.

    А теперь о чем в статье не говорилось. О пятом национальном проекте, который, как известно, уже начали разрабатывать. Наше будущее, с точки зрения демографии, особенно сложно. Население России за 20032004 годы уменьшилось почти на 2 миллиона человек. К 2030 году уже ожидается на 25% падение численности трудоспособного населения. Такие масштабные изменения, конечно же, являются реальной угрозой экономическому росту. Если нет трудовых ресурсов, то нет и увеличения производительности труда, и роста ВВП.

    Мы пока идем по пути материального стимулирования рождаемости. Это был правильный шаг и с точки зрения популярности, и долгосрочной перспективы. Однако быстрое и среднесрочное воздействия может оказать только миграция. И для поддержания численности населения хотя бы на том уровне, который мы сейчас имеем, по подсчетам самых передовых демографов, мы должны иметь приток мигрантов 700 тысяч человек в год с постепенным его увеличением к 2030 году до 1,2 1,3 миллиона человек. Пока же поток уменьшается. И сегодня достаточно сложно представить, какие стимулы позовут мигрантов в Россию. Большинство, кто мог и хотел, уже живут в нашей стране. Теперь нам надо будет адаптировать у себя тех, кто едет только за заработком. И это ставит перед нами очень большую задачу. Я не буду сейчас говорить о ксенофобии. Но с неприятием иностранцев, особенно из ближнего зарубежья, надо бороться, причем комплексно бороться, повышать открытость российского общества, учить его терпимости.

    Последние события на российских оптовых рынках показывают, насколько стране нужны мигранты. После того, как мы удалили продавцов-иностранцев, ничего, кроме роста цен на рынках не добились. И это надо учесть при разработке национального проекта по демографии. Возможно, следует подумать о дифференциации миграции. Какие специалисты нам нужны? Копай глубже, кидай дальше или топ-менеджеры для каких-то проектов? Понятно, что и те, и другие. Но тогда надо применять к ним и различные стимулы. Одним нужно, например, временное жилье, а другим вид на жительство и социальные гарантии для семьи. Задача государства систематизировать потоки мигрантов и для каждого из них разработать привлекательные условия пребывания в России.

    И, наконец, об общественной поддержке всех этих начинаний. Без разъяснения конечных целей, без информированности, как идут дела, ничего не получится. Я знаю, что на техническом уровне проблема контроля за ходом реализации каждого проекта уже решена. Работает специальный интернет-сайт мининформсвязи. Дмитрий Медведев, его ближайшие соратники и помощники знают абсолютно точно в режиме реального времени, что происходит на каждом из объектов национальных проектов, включая внешний вид, например, строящейся больницы, "картинку" которой камеры передают уже секундно. Но в целом нация пока об этом мало что знает. А вот слухов о том, что где-то нечистоплотные чиновники на местах продолжают греть руки на нацпроектах, полно. Пора уже показать товар лицом. И как можно быстрее наладить через СМИ яркий пиар того, что делается по нацпроектам. Тем более, как никогда в прежние годы, государству есть что показать народу.

 

30.01.07г.

Газета "Российская газета" (Федеральный выпуск) № 4281.

 

 




«Магистральные направления развития»

 

    Разумеется, "прорыв на южном фронте" никак не отменяет традиционный акцент на отношениях с Западом. На очередном Всемирном экономическом форуме в Давосе от России присутствовала представительная делегация во главе с первым вице-премьером РФ Дмитрием Медведевым.

В своем выступлении на форуме Медведев подробно описал свое видение перспектив развития отечественной экономики, выделив приоритетные направления.

Отдавая дань энергетическому сектору, первый вице-премьер подчеркнул необходимость диверсификации: "Долгосрочный ускоренный рост российской экономики станет возможным только при условии существенного изменения ее структуры". Наряду с традиционными сырьевыми отраслями, акцент, по его словам, будет сделан на аэрокосмический сектор и экспорт интеллектуальных услуг.

Еще два важных направления резкий рост вложений в инфраструктуру, а также значительное увеличение внутреннего спроса. Осветил Медведев и вопросы, находящиеся на грани экономики и политики важным сигналом стало его замечание о поставках голубого топлива по льготным ценам: "Бесплатного газа ни для кого больше не будет".

Отметим, что непосредственно перед визитом в Давос первый вице-премьер высказал свои соображения и "внутренней аудитории": в среду он выступил в Госдуме, а в четверг вышла его программная статья в газете "Коммерсантъ". В Думе Медведев говорил о реализации приоритетных нацпроектов. Высокий правительственный гость и депутаты сошлись на том, что достижения есть, но многое еще требует дальнейшей проработки.

Так, если в сфере образования удалось достичь ощутимых успехов, то проект "Доступное жилье" пока еще сталкивается с определенными сложностями.

Причины, впрочем, очевидны: здесь и рост покупательной способности населения, связанный со стабильно высокими ценами на энергоносители, и общемировая конъюнктура на рынке недвижимости. Основной же месседж статьи в "Коммерсанте" заключается в том, что переход от посткризисного состояния экономики страны к стабильному завершен, на очереди переход от стабилизации к развитию. При этом приоритетным аспектом грядущей модернизации становится социальная сфера; в очередной раз было подчеркнуто: "только вложения в человека способны помочь уйти от экономики "ресурсной и индустриальной" к экономике знаний, к экономике "ежедневной технологической революции".

О социальных инвестициях в человека говорил в пятницу и лидер партии "Единая Россия" Борис Грызлов. На встрече с представителями организаций ветеранов и пенсионеров он сделал акцент на улучшении жизни "каждого человека, добросовестно трудившегося на благо страны". Материальное положение пенсионеров в стране за последние годы заметно улучшилось, но единороссы считают, что этого явно недостаточно.

Был сделан ряд конкретных предложений (к примеру, добиться изменения "порядка начисления субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг для пенсионеров"), которые в самое ближайшее время будут представлены в Госдуму в виде соответствующих законопроектов. "Единая Россия" исходит из того, что к 2010 году денежное довольствие российских пенсионеров должно вырасти по меньшей мере вдвое.

 

28.01.07 г.

www.vzglyad.ru

 

 


Владимир Рудаков: «ПНП как ПНП»

 

    На минувшей неделе первый вице-премьер (ПВП) и куратор приоритетных национальных проектов (ПНП) Дмитрий Медведев был официально номинирован на роль главного модернизатора России.

Вероятно, именно в этом образе убежденного сторонника умеренно-либерального развития страны он и будет номинирован на главный государственный пост. Если, конечно, ближе к выборам не возникнет спрос на людей с принципиально иным имиджем и стилем...

Успех Дмитрия Медведева впечатляет: в минувшую среду он поразил депутатов Госдумы рассказом об успехах, достигнутых в ходе реализации ПНП, а уже на следующий день в "Коммерсанте" вышла его программная статья "Нацпроекты: от стабилизации к развитию". (Важно, что Медведев, статьи которого выходят исключительно в неофициозных и даже порой во вполне либеральных изданиях, и тут остался верен себе).

В статье первый вице-премьер сформулировал ряд весьма важных мыслей. Во-первых, о необходимости перехода от стабилизации (этой визитной карточки "эпохи Путина") к развитию (чьей именно оно окажется "визиткой" и окажется ли, пока неясно возможно, как раз "эпохи Медведева"). Во-вторых, Медведев дал понять, что с процессом такого перехода затягивать никак нельзя ("нельзя упустить время для модернизации России, без которой ей не сохранить себя в жесткой мировой конкуренции"). Все, что в его силах, он уже делает: по его словам, "благодаря приоритетным национальным проектам наша большая страна пришла в движение". Цель этого движения переход "от экономики "ресурсной и индустриальной" к экономике знаний, к экономике "ежедневной технологической революции", которая создается личными усилиями активных, здоровых, образованных граждан". Медведев уверен: "от успеха отдельного человека, от его возможности реализовать свой талант" будет зависеть и "успех страны" в целом.

 

В общем было бы странным, если бы человек, позиционирующий себя в качестве защитника "отдельного человека", не возглавил бы социологический рейтинг "преемников Путина". По данным "Левада-Центра", если бы президентские выборы проходили в ближайшее воскресенье, за Медведева готовы были бы проголосовать 17% граждан (за его спарринг-партнера министра обороны Сергея Иванова 11%). И все потому, что Иванов все больше про армию, авиацию и флот, а Медведев исключительно про отдельно взятого человека: отдельно взятые люди это ценят.

Впрочем, успех любого преемника во многом будет зависеть не столько от личных качеств, харизмы, и даже от расположения ныне действующего первого лица (хотя и это предельно важно), сколько от слаженной работы всей команды. И, в первую очередь, президентской администрации как головного органа, отвечающего за процесс передачи власти. Но именно здесь в последнее время все чаще наблюдаются "нестыковки".

Самый свежий пример история с поправками в закон о митингах и шествиях. Предложенные группой депутатов (с ведома "одной из башен" Кремля) изменения, предусматривавшие запрет на проведение массовых акций за две недели до и две после выборов, по слухам, вызвали крайне негативную реакцию со стороны главы администрации президента Сергея Собянина. И хотя депутаты (опять-таки с ведома "одной из башен") постарались было подправить проект, "вето Собянина" оказалось сильнее: авторов заставили отозвать законопроект. Как будто в назидание "башне-инициатору".

К счастью, аппаратные бои вряд ли могут хоть как-то поколебать идеологическое единство властной вертикали. Тем более после опубликования брошюры "Основные тенденции и перспективы развития современной России", разработчиком которой выступил замглавы президентской администрации Владислав Сурков. В книге, рекомендованной в качестве учебного пособия для студентов одного из вузов, собраны высказывания президента и самого Суркова по основным проблемам страны: от анализа недавнего прошлого до планов на ближайшее будущее. В общем, как сказал бы классик, "очень своевременная книжка!"

Не менее своевременный текст подготовил и глава думской комиссии по мандатным вопросам (есть в Думе и такие) и вопросам депутатской этики Геннадий Райков. Речь идет о "Кодексе поведения депутата": нормы этого документа, по замыслу комиссии Райкова, должны лечь в основу депутатского поведения "в том числе вне Думы и за рубежом". Для тех, кто откажется эти нормы соблюдать, комиссия Райкова подготовила систему "штрафов". Одним из наиболее суровых наказаний за недостойное поведение парламентариев станет публикация информации об их проступках в СМИ.

Борьба с нарушителями обещает быть хоть и бескомпромиссной, но далеко не бесчеловечной. Так, если допустивший проступок депутат раскается, то прессе, скорее всего, о его поведении сообщать не станут. "Тут один депутат устроил драку в VIP-зоне, милиция пришла, а он говорит: идите сюда и только дотроньтесь до меня пальцем... Но потом извинился, признал, что был не прав: что же, и такое публиковать в прессе?" задал риторический вопрос Райков.

Ведь работа депутата по большей части нервная вот некоторые и срываются. Особенно несладко, по словам главы комиссии по мандатным вопросам, приходится депутатам, пришедшим в Думу из бизнеса. Ведь по закону они, получив мандат, вынуждены юридически оформлять свой бизнес на кого-то другого. А ведь сейчас даже "жене опасно передавать: она завтра развелась и забрала все имущество!" полагает Райков. В настоящее время возглавляемая им комиссия пытается защитить депутата, который переоформил дела на компаньона (по сведениям "Профиля", в качестве "компаньона" выступала как раз жена этого депутата), "а компаньон аккуратно, пользуясь его доверием, вывел все его имущество, и сегодня он (депутат "Профиль") нищий".

Между тем скоро все народные избранники будут выглядеть нищими: Совет Федерации (правда, со второй попытки кто ж хочет выглядеть как босяк) поддержал законопроект, лишающий парламентариев права на использование "мигалок" и спецномеров. Один из сенаторов (некто Александр Суворов) точнее других сформулировал негодование по поводу предложенных "Единой Россией" нововведений: "Если инициатор этого закона в лице Бориса Грызлова будет ездить так же, как и я, то давайте проголосуем. Но если я вижу, как к супермаркету подъезжает в сопровождении джипов с охраной и автоматчиков тот или иной гражданин, имеющий спецномера, то я против", сказал сенатор. То есть, по его логике, им можно, а "тому или иному гражданину" (не тот ли это "отдельный гражданин", о коем печется Медведев?) нет. В общем, если бы не спикер Сергей Миронов, вынудивший сенаторов переголосовать, соблюдение принципа равенства граждан перед законом оказалось бы под угрозой.

Правда, есть вероятность, что равенство граждан все-таки нарушат, причем сделают это в особо извращенной форме в момент формирования нового состава Центризбиркома (все должно случиться в феврале). Тут есть два подхода. Нынешний глава ЦИК РФ Александр Вешняков настаивает на сохранении действующего порядка формирования "думской части" комиссии (всего в ЦИК 15 членов: 5 от президента, 5 от СФ и 5 от Думы), в соответствии с которым в комиссии должны быть представители всех фракций (по одному от каждой). Другой подход исповедуют единороссы: думская часть должна быть сформирована на пропорциональной основе чем больше фракция, тем больше должно быть у нее членов в ЦИК. В последнее время в спорах Вешнякова с думским большинством, как правило, побеждает большинство. Что поделать: таковы неумолимые законы любой демократии, а уж суверенной тем более.

К тому же с каждым днем становится очевидно, что отдельно взятые "башни Кремля" этому большинству все чаще и не указ. Имеет значение мнение лишь одного человека, а к нему с мелкой проблемой как формировать ЦИК вряд ли кто-нибудь побежит. В итоге даже Общественная палата (до чего докатились!) устами своего члена, адвоката Анатолия Кучерены, заявляет, что мнение о подконтрольности палаты Кремлю "это миф: если бы на нас оказывалось давление, кто бы дал нам возможность бичевать чиновников?"

А так пожалуйста: только бич над спинами посвистывает.

 

29.01.07 г.

Журнал «Профиль»  № 3 (512)

 




Константин Смирнов, Андрей Лавров: «Переход Медведева через Альпы»

 

    Преемник выступил в Давосе с программной речью.

"Who is Mr. Putin?" с этого вопроса в январе 2000 года в Давосе началось международное признание нынешнего президента. Забавно, что отвечать на него (самого Путина там не было) пришлось тогдашнему первому вице-премьеру, а фактически главе кабинета Михаилу Касьянову. Чтобы в январе 2007 года у гостей Всемирного экономического форума (ВЭФ) не возникло ощущения информационного вакуума, отвечать на вопрос "Who is Mr. Preemnik?" в Альпы был отправлен Дмитрий Медведев.

Третья Россия

Медведев, выступая перед представителями мировой экономической и политической элиты, фактически вступил в дискуссию с отсутствующими в Давосе кремлевскими идеологами.

"Мы строим новые институты, основанные на базовых принципах полноценной демократии, заявил Медведев. Демократии без ненужных дополнительных определений (камень в огород Владислава Суркова, автора концепции российской "суверенной демократии". "Газета"). Демократии эффективной, опирающейся на принципы рыночной экономики, верховенства закона и подотчетности власти остальному обществу".

Интересно, но подобного "демократического" пассажа в статье Медведева "Приоритетные национальные проекты: от стабилизации к развитию", опубликованной в России накануне проведения ВЭФ, нет. И действительно, такого нацпроекта "развитие демократии" в Москве не придумали.

В чем эта статья совпадает с выступлением Медведева в Давосе, так это в движении в сторону постиндустриального общества. На форуме он насчитал три России: первая до 2000 года, вторая сегодняшняя, третья постиндустриальная.

О том, что о первой России теперешние московские политики говорят или плохо, или ничего, известно. Медведев предпочел отметить: в 1999 году Россия по показателю ВВП на душу населения занимала 103-е место в мире. Половина населения жила за чертой бедности, получая зарплату в размере $100 в месяц. Наконец, главной макроэкономической проблемой был внешний долг, превышавший тогда $140 млрд.

О второй России все нынешние политики высказываются только в оптимистистических тонах. Медведев в Давосе так и поступил: ВВП в долларовом исчислении в прошлом году превысил рубеж в 1 трлн 10-й показатель в мире (плюс 60% с 2000 года). На душу населения более $7 тысяч. Это, как подчеркнул Медведев, прямо как в Мексике. Средняя зарплата россиян $400. Достичь таких результатов удалось благодаря семипроцентному годовому росту. Теперь Россия из страны-должника стала страной-кредитором, но при этом она находится в "уникальной позиции", оставаясь "развивающейся" экономикой.

Постиндустриальная, будущая Россия, отмечает Медведев, создаст "новый технологический уклад", основанный на "следующем поколении технологий", и все это будет опираться "на крупные компании, конкурентоспособные на мировых рынках, и на широкий слой малого и среднего бизнеса, в том числе инновационного". Медведев, в чем его поспешил поддержать глава АФК "Система" Владимир Евтушенков, уверил участников форума в том, что "разработки российских компаний будут пользоваться спросом во всем мире". Постиндустриальное российское общество это не только реализация "исторического, энергетического и транспортного мандата Евразии" ("бесплатного" газа больше не будет), но и превращение российского "финансового рынка в один из наиболее эффективных и востребованных в мире".

Мечта о чуде

Отзывы прозвучали лестные. Так, глава известного издательского дома Стив Форбс заявил: он убежден, что "у России прекрасные перспективы стать одним из лидеров мировой экономики". Президент ВЭФ Клаус Шваб пригласил всех гостей Давоса более подробно обсудить российские перспективы на экономическом форуме в Петербурге в июне 2007 года. В общем, гостям и хозяевам форума планы Медведева пришлись по душе. Возможно, потому, что он вышел за рамки только энергетической составляющей (темы, вызывающей нервическую реакцию у европейцев). Кстати, об определенных внутриполитических противоречиях в Давосе проговорился Герман Греф, который вначале объявил, что "любую монополию надо продавать, иначе она не будет эффективно работать" (относится ли это к "Газпрому", он не уточнил). Но затем поправился. "В правительстве существуют разные точки зрения по этому поводу", уточнил он.

Последнее замечание симптоматично. О постиндустриализме в Москве стали спорить еще в 1970-е годы (достаточно вспомнить модную тогда теорию конвергенции). Но почему-то прорывные технологии и реальная демократия так и остаются делом будущего.

 

29.01.07 г.

Газета «Газета» № 15

 



 

 

 



 

 

 



Пьер Сидибе: «Дмитрий Медведев предлагает делать ставку на лидеров»

 

 Давайте развиваться

Вчера в газете "Коммерсантъ" была опубликована статья первого вице-премьера Дмитрия Медведева "Национальные проекты: от стабилизации - к развитию". Очевидно, что ее появление связано с начавшейся вчера поездкой Дмитрия Медведева на Давосский экономический форум, где в субботу в ходе "русской сессии" он выступит с докладом о современной России.

В своей статье первый вице-премьер как куратор приоритетных национальных проектов подвел итоги года работы над ПНП, достаточно подробно описав изменения, произошедшие в сельском хозяйстве, на рынке жилья, в медицине и образовании после их запуска. В то же время Медведев не стал ограничиваться только нацпроектами, а рассказал о своем видении сущности русского менталитета и о путях трансформации России. С этой точки зрения, пожалуй, наибольший интерес представляют его мысли о том, что наша страна решила задачи стабилизации и теперь вступает в эпоху развития: "В 2006 году общество и власть обсуждали, осмысливали, решали уже не столько проблемы стабилизации, сколько задачи развития". Причем, по мнению Медведева, эту задачу можно осуществить только с людьми, обладающими лидерскими качествами, ведь "именно лидеры в первую очередь получают поддержку своих усилий, что должно привести к постепенному качественному изменению обстановки в отраслях".

 

"Российская газета" приводит основные высказывания Дмитрия Медведева.

О нацпроектах. Масштаб и многогранность национальных проектов позволяют говорить о том, что сама их идея выходит далеко за рамки отдельных, пусть даже очень крупных государственных программ. Речь идет об изменениях, которые отражаются и будут отражаться на социально-экономической, психологической, общественной и в конечном счете политической сферах развития страны.

О новой России. Россия к 2006 году стала другой страной. За время, прошедшее после финансового кризиса 1998 года, удалось решить наиболее острые проблемы обеспечения безопасности и национального суверенитета. Было укреплено внешнеполитическое положение, достигнута внутриполитическая стабильность, существенно улучшилась макроэкономическая ситуация.

Впервые за последние десятилетия появились и ресурсы для развития. Естественно не сразу и не столько, сколько хотелось бы. Но летом 2006 года произошло знаковое событие: Россия превратилась из страны-должника в страну-кредитора. Из страны, получающей займы, в страну, кредитующую другие государства. Безудержное падение экономики 90-х годов было остановлено, последствия кризиса во многом преодолены.

О национальном оптимизме. Вырос рейтинг социального оптимизма. Только за период с октября 2005 года по октябрь 2006 года число граждан, считающих, что в будущем они будут жить хуже, впервые за последние годы сократилось до 12%, а число оптимистов стало стабильно превышать 30%. И этим надо очень дорожить.

О национальных диспропорциях. Одной из острых проблем, стоящих сегодня перед Россией, остается преодоление диспропорций в развитии отдельных регионов. По оценкам экспертов, разрыв по душевому региональному доходу между регионами составляет десятки раз, по уровню потребления 2030 раз, а по инвестициям сотни!

Такие диспропорции уже не только экономическая и социальная проблема. Это проблема национальной безопасности. При сохранении подобных перепадов экономического ландшафта рвется ткань страны. Найдите еще развитое государство с такими перепадами в экономической географии! Именно поэтому приоритетные проекты рассматривались и в качестве инструмента регионального развития, нивелирования социально-экономических проблем.

О роли личности. От успеха отдельного человека, от его возможности реализовать свой талант зависит и успех страны. Но чтобы человек смог раскрыть и развить свой творческий потенциал, государство должно обеспечить условия для такой самореализации. В рамках проектов принимаются системные меры для повышения активности граждан, общественных организаций, для структурирования их усилий. В этой связи уместно напомнить о принятом в конце прошлого года законе об "эндаументах" целевом частном капитале, направляемом на финансирование приоритетных социальных задач.

О лидерах. Один из ключевых элементов концепции национальных проектов (кстати, очень важный для изменения общественной экологии) ставка на лидеров. Именно лидеры в первую очередь получают поддержку своих усилий, что должно привести к постепенному качественному изменению обстановки в отраслях. Важнейшая задача проекта "Образование" стимулировать наиболее способных учеников и учителей, ускорять внедрение инновационных методов обучения. В проекте "Доступное и комфортное жилье гражданам России" поддержку получают прежде всего те муниципалитеты и субъекты Российской Федерации, кто готов инвестировать в решение задач и свои ресурсы. Именно отсюда акцент на ипотечное кредитование. В проекте "Развитие АПК" льготное кредитование строительства крупных животноводческих комплексов это поддержка в первую очередь тех, кто готов к долгосрочным инвестициям.

О единой цели общества и власти. Опыт работы всех уровней власти "на результат", опыт взаимодействия с бизнесом, профессиональными сообществами, обществом в целом может и должен использоваться для решения широкого круга задач в экономике и социальной сфере. Тем самым обеспечивая общую эффективную работу в интересах каждого человека.

В целях развития и процветания России. В интересах каждого из нас.

Подготовил Пьер Сидибе.

 

Кстати.

Согласно опросу, проведенному "Левада-Центр", основным претендентом на пост президента в 2008 году по-прежнему является Дмитрий Медведев. По данным социологов, если бы выборы состоялись на днях, за Медведева проголосовали бы 17 % опрошенных. Второе место занимает вице-премьер Сергей Иванов. Ему готовы отдать предпочтение 11 %. Далее в списке идут лидеры КПРФ и ЛДПР Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский (по 7 %). Голоса избирателей, которые определились с электоральными симпатиями и примут участие в выборах, в январе обозначились так: за Медведева 33%, за Иванова 21%, за Зюганова и Жириновского по 14%.

 

26.01.07 г.

Газета "Российская газета" (Центральный выпуск) № 4279

 

 

 




Федор Удалов: «Сверхзадача – экономика знаний»

 

    Статья Первого заместителя Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева "Национальные проекты: переход от стабилизации - к развитию" интересна не только тем, что в ней раскрывается взгляд на проблему человека, непосредственно отвечающего за реализацию приоритетных национальных проектов. Эта статья, насколько мне известно, первая серьезная попытка дать ответ на целый ряд принципиальных вопросов, волнующих российское общество: какова идеология национальных проектов, зачем они понадобились, и что нового привносят в политико-экономическую практику российского государства?

Автор начинает с констатации достаточно очевидной истины: многолетний системный кризис, который в течение 15 лет переживала наша страна, в основном преодолен. Об этом свидетельствуют как сухие цифры статистических отчетов, так и изменение общего настроя россиян. Социологи утверждают, что уныние и пессимизм, характерный для прошлых лет, уступают место осторожному оптимизму. Страна выздоравливает и на повестку дня ставятся принципиально новые вопросы: в каком направлении и какими средствами двигаться вперед?

Формирование приоритетных национальных проектов, по мнению Д. Медведева, дает основание утверждать, что у политической элиты страны есть ответы на эти вопросы. Нацпроекты это первый шаг на пути переориентации всей национальной экономики в русло экономики знаний, экономики "ежедневной технологической революции".

Выбор стратегии инновационного развития объективно обусловлен новыми тенденциями в развитии мировой цивилизации. Как известно, в XЙX–XX веках наиболее развитые страны прошли индустриальную стадию развития и уже в конце прошлого века перешагнули в эпоху постиндустриального общества.

Для постиндустриальной экономики характерно резкое ускорение научно-технического прогресса, преобладание отраслей, связанных с информационно-коммуникационными технологиями и, как следствие, изменение структуры общества и образа жизни человека.

Советский Союз к середине 80-х годов XX века исчерпал возможности собственно индустриального развития и вплотную подошел к постиндустриальной эпохе. Но вызовы постиндустриализма оказались для неповоротливой социалистической экономики не по плечу. С этим во многом и был связан системный кризис советского общества, спровоцировавший распад социалистической системы и СССР.

Россия, как и все постсоветское пространство, вошла в период длительного полураспада, сопровождавшегося деградацией практически всех сфер жизнедеятельности.

А мир в это время не стоял на месте. За 20 лет наиболее передовые страны успели проскочить стадию классического постидустриализма и заложить основы принципиально новой экономики – экономики знаний и соответствующих ей социальных институтов.

Чтобы не злоупотреблять сложными определениями воспользуемся самым простым: экономика знаний – это экономика, в которой главной производительной силой является наука. А соответствующее такой экономике общество – общество знаний – характеризуется высочайшим уровнем развития творческого потенциала человеческой личности, как носителя и генератора знаний.

При этом производственные отношения остаются рыночными по форме, капиталистическими, но постепенно наполняются новым содержанием, становясь все более обобществленными.

Государство, на словах декларируя постулаты неолиберализма, на деле все интенсивнее участвует в экономической жизни, прежде всего, как главный спонсор фундаментальной науки. Да и в целом роль государства в современном обществе имеет тенденцию к постоянному росту, что связано как с требованиями развития социальной сферы, так и с обострением ряда глобальных проблем (экология, терроризм и прочее).

Мир стремительно эволюционирует и в этом динамичном мире отставание равнозначно поражению, поскольку новое общество так же далеко от идеалов гуманизма как и старое.

В этих условиях, стратегия инновационного развития для России оказывается безальтернативной: или наша страна совершает скачок в будущее, создав отечественный вариант общества знаний, или мы скатываемся в лагерь вечных аутсайдеров.

Дмитрий Медведев убежден в том, что у нас есть все возможности для осуществления исторического прорыва. Экономика страны восстановила свои силы после многолетнего кризиса и динамично развивается. Структуры государства окрепли, в обществе установилась атмосфера политической стабильности, общественная мысль сосредотачивается на поиске конструктивных решений.

В такой обстановке и стало возможным созревание идеи приоритетных нацпроектов: "Образование", "Здоровье", "Развитие АПК", "Доступное и комфортное жилье – гражданам России". Автор аргументировано доказывает, что нацпроекты стали частью общей стратегии ускоренного социально-экономического развития России.

Дмитрий Медведев подчеркивает, что реализация нацпроектов не означает простого, механического увеличения ассигнований на те или иные программы. Речь идет, прежде всего, о развитии творческого начала у граждан страны.

Проявляется такая направленность, например, в сознательной ставке на лидеров, характерной для всех нацпроектов. Проект "Образование" предполагает стимулирование наиболее способных учеников и педагогов, самых продвинутых школ и вузов.

В проекте "Доступное и комфортное жилье – гражданам России" поддержку получают в первую очередь те семьи, муниципалитеты и субъекты федерации, которые готовы вкладывать в строительство жилья собственные средства.

А в проекте "Развитие АПК" предусматривается льготное кредитование строительства крупных животноводческих комплексов, но опять-таки тех, в которые собственники готовы инвестировать капитал.

Таким образом, нацпроекты помогают выявить наиболее перспективные точки роста в соответствующих сферах народного хозяйства и, стимулируя их, добиваться общего прогресса.

Другой принципиальной особенностью ПНП является их инновационная направленность: государственную поддержку получают именно те направления развития, которые связаны с использованием и внедрением самых передовых технологий. Здесь и компьютеризация всех без исключения школ, обеспечение доступа к интернету, снабжение медицинских учреждений самым передовым (прежде всего диагностическим) оборудованием, финансовая поддержка вузов, использующих современные методы и формы обучения.

Иными словами, сверхзадачей приоритетных национальных проектов является создание в России социально-экономической инфраструктуры, адекватной требованиям новой инновационной экономики – экономики знаний.

Одновременно обеспечивается общий подъем всей социальной сферы, общего уровня жизни населения, что, в свою очередь, способствует накоплению так называемого "человеческого капитала".

Автор настойчиво повторяет свою мысль: "В развитых государствах вложения в образование, науку, культуру, здравоохранение примерно в разы превышают вложения в машины, оборудование, здания, сооружения. Соответственно и основной прирост национального богатства определяется сегодня прежде всего качеством жизни и условиями, созданными для раскрытия человеческого потенциала."

Дмитрий Медведев не уходит от прямого ответа на назревшие вопросы. Ведь ни для кого не секрет, что в реализации нацпроектов существует целый ряд серьезных проблем. Особенно это касается проекта "Доступное и комфортное жилье –гражданам России!", явно не оправдывающего всех надежд, может быть завышенных, которые возлагает на него общество.

Автор признает, что препятствий на пути нацпроектов немало: "Есть ли проблемы в реализации национальных проектов? Есть, причем немалые. Здесь и несовершенство механизмов проектной работы, и диспропорции при оказании поддержки отдельным категориям работников или направлениям деятельности при недостаточном внимании к другим. Есть чисто управленческие, административные проблемы". Но все эти проблемы, при наличии политической воли и общественного согласия, преодолимы. И Дмитрий Медведев уверен, что уже в 2007 году большая их часть будет разрешена.

И обществу, наверное, будут предложены новые национальные проекты. Какие именно?

Первый вице-премьер, обобщая возможные направления будущего прорыва, говорит о дорогах, "которые всем нам вместе придется строить, если мы хотим идти дальше".

Как известно, в России всегда было две главные беды – дураки и дороги. И если наше общество сумеет преодолеть сопротивление "дураков", то дороги будут построены. И самая главная из них – дорога в будущее!

 

25.01.07 г.

www.nasledie.ru


Материалы круглых столов по тематике Приоритетных национальных проектов

 

«Модернизация ЖКХ в РФ: состояние, перспективы, пути решения проблем»


«Круглый стол» редакции газеты «Завтра» и Института развития гражданского общества и местного самоуправления

 

Дмитрий Львов


Наверное, я уже не открою Америки, если скажу, что национальный проект, который сам по себе заслуживает позитивной оценки, затрагивает лишь малую часть главной нашей проблемы, связанной с механизмом самовоспроизводящейся бедности.

          Речь идет о том, что при сложившейся системе распределения национального богатства бороться с бедностью практически невозможно: увеличивая доходы беднейших 60% населения, условно говоря, на рубль, мы одновременно на восемь-десять рублей увеличиваем доходы и без того богатых 10%. Что же касается 1% сверхбогачей, то их доходы вырастают сразу на 300-400 рублей Понятно, что в таких условиях инфляция съедает не только этот "бедный" рубль, но вдобавок еще десять-двадцать копеек из имевшихся ранее у большинства нашего населения доходов. То есть проблема не в том, что при заявленном экономическом росте богатые становятся еще богаче, а в том, что бедные становятся еще беднее. При этом бедными в современной России можно признать, по разным оценкам и методикам подсчета, от 80% до 90% населения страны. Зато у нас чистое 2-е место в мире по числу долларовых миллиардеров и мы точно входим в первую двадцатку по числу "простых" долларовых миллионеров. Это не просто "социальное неравенство", это похоже на культурно-исторический приговор России. Ведь подавляющее большинство этой тонкой прослойки населения никак не связывает свое будущее и будущее своих семей с нашей страной — они предпочитают отдыхать, лечиться, рожать и обучать детей, покупать недвижимое и движимое имущество, даже жить и работать далеко за её пределами.

Все уже знают, что в России восемь федеральных округов: семь обычных и один Рублёвский. Я посчитал, что если обложить эту землю, на которой стоят дворцы наших олигархов, ежегодным налогом в 2% от ее рыночной стоимости — а такой налог на имущество существует практически во всех зарубежных странах — мы получим в казну дополнительно 12 миллиардов долларов в год. С одного-единственного Одинцовского района Московской области.

На вопиющее социальное неравенство накладывается неравенство региональное. Я уже говорил о том, что среднестатистический нефтяник Ханты-Мансийска сегодня получает в 64 раза больше, чем такой же среднестатистический житель города Назрани. Они живут как бы в совершенно разных странах. Но при этом первый через систему федеральных трансфертов фактически кормит второго, поскольку стоимость "произведенной" ханты-мансийцем нефти оказывается в 200-300 раз выше, чем стоимость произведенного тем же жителем Назрани. Как вы думаете, к чему могут вести такие социальные и региональные диспропорции?

Я специально начал свое выступление с этой общей проблемы, чтобы мы могли увидеть за деревьями лес, или, по выражению нашего президента, отделить котлеты от мух.

 То есть уровень доходов подавляющего большинства нашего населения не позволяет им ни приобретать новое жилье, ни содержать в должном порядке старое. Государство от решения этой проблемы отстранилось еще в начале 90-х годов: и на федеральном, и на региональном, и на муниципальном уровне. Немногие исключения здесь только подтверждают общее правило. В результате мы имеем то, что имеем — ветшание и выбытие жилого фонда идет даже более быстрыми темпами, чем физическое вымирание населения России. Причем это — проблема в основном не мегаполисов и не сельского населения, а тех малых городов и поселков, которые создавались вокруг так называемых "градообразующих" предприятий и где живет почти половина населения Российской Федерации. В условиях глобализации мирового рынка шансов на достойную жизнь у этих наших соотечественников практически не остается — особенно после вступления России в ВТО.

 Спрашивается, где выход и могут ли таким выходом служить национальные проекты?

 Я вполне согласен с уважаемым Ильей Владиславовичем, что само по себе обращение государства к идее национальных проектов на самых чувствительных и кризисных направлениях нашей социальной жизни: сельском хозяйстве, образовании, здравоохранении и жилищной сфере, — несомненный шаг вперед по сравнению с тем, что наблюдалось в 90-е годы и в первой половине нынешнего десятилетия. Но шаг явно недостаточный. Социальные расходы занимают около 18% бюджета 2007 года — в два с лишним раза меньше, чем общегосударственные расходы, то есть расходы на "властную вертикаль", включая так называемые силовые структуры: армию, милицию, прокуратуру и так далее. Если смотреть по деньгам, то главным приоритетом государства сегодня является наполнение Стабилизационного фонда, затем — поддержание собственного существования, затем — выплата внешнего долга и только после этого приходит черед социальных расходов и национальных проектов. То есть государство не столько начало движение в этом, безусловно, правильном направлении, сколько обозначило его.

И лично у меня есть достаточные экономические основания считать, что нынешнее российское государство не намерено и не в состоянии возвращаться к модели, когда оно не только строило и распределяло жилье, но и несло ответственность за его эксплуатацию. Тем более не намерены заниматься этим наши доморощенные олигархи, поскольку их уровень социальной ответственности обратно пропорционален уровню их обогащения. Следовательно, спасение утопающих становится делом рук самих утопающих, то есть населения страны. Но даже средний класс с доходом от 30 до 50 тысяч рублей в месяц не может включиться ни в жилищное строительство по ипотечным схемам, ни в поддержание всего комплекса ЖКХ. А большинство наших сограждан вообще не имеет для этого должного уровня доходов.

 Разорвать этот порочный круг может только государство, изменив всю систему управления национальным имуществом России и распределения национального богатства, которая провозглашает освященный историей принцип: то, что в России от Бога — должно принадлежать всем! А, следовательно, земля, природные блага должны быть общественным достоянием. И каждый гражданин нашей страны, вне зависимости от национальной принадлежности, вероисповедания, политических взглядов, места проживания должен пользоваться правом равного доступа к тому, что в России от Бога, т.е. природному потенциалу России. А это подводит нас и к новой институциональной норме — праву каждого гражданина РФ на получение социального дивиденда, той части рентных доходов, которые сегодня складываются в Стабилизационный фонд или увеличивают личные состояния наших олигархов.

 Вот это государство может и, на мой взгляд, должно сделать для решения в том числе и жилищной проблемы.

 

Николай Петраков

 Полностью соглашаясь с Дмитрием Семеновичем в общей оценке проблемы, хотел бы всё-таки уточнить один немаловажный момент, связанный с введением налога на имущество. Однажды, вводя плоскую шкалу подоходного налога, мы уже не только уравняли права и обязанности бедного большинства и богатого меньшинства перед государством, чего не должно быть в принципе, но и поставили знак равенства между понятиями личной и частной собственности. Личная собственность — это собственность, которая служит не получению прибыли, а удовлетворению личных потребностей. То есть я сижу на шести сотках — почему вы облагаете меня налогом? Если бы эта территория была предназначена для получения доходов — это была бы уже не личная, а частная собственность, которая как раз участвует в экономическом процессе, должна приносить прибыль и облагаться налогом. Вот, скажем, брать квартирную плату в хрущевских пятиэтажках я считаю совершенно неправильным. Наоборот, нужно доплачивать людям за то, что они там живут, потому что эти квартиры уже дважды самортизировались. И, кстати, ни один наш либеральный экономист не может сказать, что такое квартирная плата в современных условиях. Вот к нам каждый месяц приходит эта бумажка, "жировка", где расписана плата за электричество, за горячую и холодную воду, за вывоз мусора — даже за радиоточку, которой никто не пользуется. Но тут всё хотя бы понятно. Но откуда берется квартирная плата, которая из года в год растет, что в нее заложено? Тем более, что в приватизированной квартире ремонт я должен делать сам, включая и лестничные клетки. То есть население государством, пусть в лице муниципальных структур, просто грабится — грабится и как экономический субъект, и как личный собственник. Государство почему-то считает, что я должен ему платить налог с имущества, которое приобрел фактически для удовлетворения собственных потребностей и за свою зарплату, с которой давным-давно уплачены все налоги.

 Поэтому налог в отношении жилья и земли, относящихся к личной собственности, должен исчисляться совсем на других основаниях, чем налог на частную собственность и на роскошь. Более того, необходимы определенные налоговые льготы при использовании земли или зданий, включая жилые помещения, в производственных целях. Напомню, что во многих развитых странах мира та часть прибыли, которая идет на инвестиции, либо вообще не облагается налогом, либо облагается по сниженной ставке. У нас ничего подобного нет, государство и само не инвестирует в развитие экономики, и другим не дает. Господа Кудрин, Греф, Улюкаев и прочие лишь на словах привержены либеральным ценностям, свободному развитию рынка, невмешательству государства в экономику. На деле же налоговая система построена таким образом, что наше государство не дает свободно развиваться предпринимательской деятельности, собирая сверхналоги, и тем самым чрезвычайно сильно вмешивается в экономический процесс, замедляет темпы роста, хотя вполне возможно было бы оставлять эти деньги в регионах, на предприятиях, в отраслях с тем, чтобы они инвестировали их в свое развитие.

Сергей Кара-Мурза

 Состояние ЖКХ — одна из десятка главных угроз, перед которыми оказалась Россия сегодня. ЖКХ — это очень большое хозяйство, по-моему, там треть основных фондов страны. И оно за время реформ приведено в состояние, близкое к катастрофическому. С конца 1991 года из этой сферы изымались практически все амортизационные отчисления, которые были предназначены для ее содержания в надлежащем виде, включая капитальный ремонт. В результате потери тепла, воды постоянно увеличиваются, что резко снижает эффективность функционирования всей системы, а затраты на аварийный ремонт только в 2003 году превысили всё, что было "сэкономлено" за предшествующие 10 лет на плановом ремонте. С 2004 года никаких официальных данных по этой проблематике уже нет, Госкомстат перестал их публиковать, а это очень плохой признак. Последнюю цифру назвал Николай Кошман, который был тогда председателем Госстроя. Он сказал, что для стабилизации положения в ЖКХ, для предотвращения цепной реакции отказов потребуется 5 триллионов рублей. Только для того, чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение ситуации. Но вложений сделано не было, перекладка коммуникаций идет на мизерном уровне. Городам разрешили брать внешний долг на эти цели, и вот Ярославль, например, взял 50 млн. долл. под залог муниципальной собственности под 20,5% годовых. Почему было не дать их тому же городу из Стабилизационного фонда под 10%?

 Та же ситуация с жилищным фондом. Он без планового ремонта, текущего и особенно капитального, резко и непропорционально обветшал. В 1999 году динамика износа жилого фонда прошла точку перелома и вышла на экспоненциальную кривую. По данным Всемирного банка, каждый год не количество, а рост количества жилья, переходящего в разряд ветхого и аварийного, увеличивается на 40%. И государство просто обязано переселять людей из ветхого и аварийного жилья. А куда? Неясно: то ли в "социальные дома" с пятью метрами жилой площади на человека, то ли в какие-то другие ненормальные условия. Большего оно себе позволить не может.

 Поэтому национальный проект "Доступное и комфортное жилье — гражданам России" просто неверно трактует главную проблему в этой сфере. На первое место должно быть выдвинуто не приобретение нового жилья, а сохранение уже имеющегося. Эта проблема является общенациональной и касается не меньшинства, желающего купить себе новую квартиру, а подавляющего большинства граждан России. Они стоят перед следующими угрозами. Во-первых, это обветшание жилья при полной невозможности оплатить его капитальный ремонт или замену. Во-вторых, это угроза аварий или отказов инфраструктуры. Прежде всего в крупных городах страшен отказ канализации — недавний фонтан на Рублевском шоссе в Москве тому наглядное подтверждение. Затем отказ теплоснабжения зимой, прекращение подачи воды и электричества. Наконец, в-третьих, это рост тарифов, который намного обгоняет рост доходов населения. То есть больше половины населения страны уже стоит перед реальной перспективой потерять жилье — причем не только по технологическим, но и по финансовым причинам. Новый Жилищный кодекс РФ допускает такую возможность. Гарантированного конституционного права на жилье теперь у нас нет, и законодательство разрешает выселять людей из занимаемого ими жилья по социально-экономическим основаниям, за исключением решения суда. В результате огромная часть наших соотечественников живет в страхе и стрессе, поскольку не видит возможности как-то ответить на подобные угрозы.

 Кроме того, уход государства из ЖКХ, перевод его на рыночные рельсы будет означать тотальную криминализацию этой сферы — криминализацию, которая затронет всех и каждого. В отличие от предыдущих афер типа МММ ("обманутые вкладчики") или недобросовестных застройщиков ("обманутые дольщики") у нас появятся миллионы и десятки миллионов "обманутых квартиросъемщиков". Прецеденты уже есть, но скоро пойдет просто лавина. Национальный проект в сфере жилья просто несоразмерен этим угрозам.

21.12.06г.

Газета «Завтра»
 «ПНП «Здоровье»: «Здравоохранение или медуслуги»»

 

«Круглый стол» редакции газеты  «Завтра» и Института развития гражданского общества и местного самоуправления

 

Андрей Федоров

 

Если говорить о нацпроектах и реформе системы здравоохранения, могу сказать лишь одно: эта реформа давно назрела и даже перезрела. Мы финансиру- ем учреждения здравоохранения, но не финансируем здоровье населения. Дальше идти по этому пути нельзя, всё уходит, как в песок. Систему надо менять.

Кстати, когда Зурабов только пришел в министерство, я был, скорее, противником тех подходов к системе здравоохранения, которые он внедрял. Мы привыкли к тому, что здравоохранением управляют не менеджеры, а профессионалы-медики. Но с течением времени свою точку зрения во многом изменил. Потому что увидел, как они работают. А не ошибается только тот, кто ничего не делает. Важно, где ошибается — в мелочах, в деталях, или в главном. Так вот, на 80-90% эти проекты направлены точно в цель. Да, много негатива, особенно на местах. Но потихоньку весь негатив начинает выправляться.

 Насчет недостаточного финансирования медицины могу сказать, что его нельзя волевым решением за раз увеличить вдвое — мы эти объемы просто не освоим. А "в песок" их слить, да еще подзаработать на этом — конечно, можно, но это не будет решением проблем с нашей медициной. Так что еще раз повторю: положительные сдвиги последних двух лет являются не случайностью, а следствием целенаправленной работы Минздравсоцразвития РФ под руководством Михаила Зурабова. И весь нынешний вал компромата против него и его жены вызван, на мой взгляд, далеко не объективными причинами.

 Взять хотя бы ситуацию в регионах, где министерство проводит политику софинансирования. В Хабаровске Ишаев, на Кубани Ткачев — они же вкладывают в медицину свои средства, дополнительно к федеральным, в том числе по нацпроекту "Здоровье". И прекрасные центры у них работают, а рядом, в соседних регионах — ничего не делают. И там ничего нет, самые квалифицированные кадры уходят… И люди смотрят, делают выводы о приоритетах местной власти, начинают ее толкать в нужном направлении. А когда "всем сестрам по серьгам", прогресса не жди. Вот ведь, например, губернатор Стародубцев из Тульской области недавно возмущался: вы нам машины "скорой помощи" поставили, а денег на бензин для них не дали — непорядок получается…

Например, программа "Семейный врач" — просто находка для нашей страны. Особенно для удаленных ее регионов, где мы не можем обеспечить население одновременно участковыми терапевтом и педиатром плюс более узкими специалистами. К тому же участковый терапевт — это полное отсутствие конкуренции. Хочешь-не хочешь, хороший он врач или нет, а иди к нему… Семейного врача люди могут себе выбрать, а значит — появляется стимул к конкуренции, к улучшению работы. Если дать свободу выбора и платить терапевту, извините, "с головы" каждого пациента — тут же зашевелятся, тут же! Так что работа семейных врачей в регионах — очень интересный проект, который сможет сдвинуть обеспечение людей медицинскими услугами на периферии в лучшую сторону. Ведь 70-80% обращений к врачу не требуют какой-то специализированного вмешательства и вполне решаются на уровне оказания первой врачебной помощи. Вот главным фильтром здесь и станет семейный врач.

Научные центры — это центры кристаллизации опыта и методик. Если их сегодня не поддержать — разрушится вся система здравоохранения, потому что врачам некуда будет приехать поучиться, обменяться знаниями, усвоить новые тенденции в медицинской науке. Так что создание агентства по высоким технологиям в сфере медицины — тоже очень важная вещь вы рамках приоритетного национального проекта "Здоровье". Но из нашей медицины нельзя делать чисто технологическую цепочку, конвейерное производство, как на Западе. Мы такой конвейер уже проходили — на примере глазной хирургии по Святославу Федорову. У нас все-таки другие традиции, идущие еще от земских врачей, которые не сводят больного человека на уровень объекта медицинских технологий: подписал информированное согласие, чтобы не было юридических претензий, — и вперед! Мы от Запада сегодня отличаемся именно этими традициями.

 Но традиции — не панацея. В тех же США за 1990-1991 годы обучили методикам эндоскопической хирургии 90% врачей. У нас за 15 лет — не более 40%. Почему? Потому что нет конкурентной среды. Мы до сих пор отчитываемся за койко-дни. Положено больному с данным диагнозом 15 суток стационара — пожалуйста. А если всё необходимое можно ему сделать за один день? И выписать из больницы с хорошим результатом? Я ведь могу сэкономить на еде, на лекарствах, на белье, использовать их для лечения еще 14 больных, но сегодня переступить через единый норматив по всей стране не имею права.

 То же самое в страховой медицине — мне платят за койко-день, а не за страховой случай. И если, грубо говоря, в среднем за аппендицит мне бы платили твердую сумму, то главное было бы в том, чтобы пациент ушел из больницы здоровым, своими ногами. А сейчас получается так, что легкие случаи я не могу досрочно выписать, а тяжелые — довести до ума без каких-то обходных путей.

 

21.02.2007

 

Газета «Завтра» № 9 (693)

 

 


Материалы заседания "круглого стола" по теме:

"Человеческий капитал в стратегии национального развития" (13 марта 2007 г.)

 

В.А.НИКОНОВ

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Уважаемые коллеги!

Для меня большая честь и большое удовольствие сегодня выступить в роли ведущего нашего "круглого стола", организованного РИА-центром и фондом "Единство во имя России", на тему "Человеческий капитал в стратегии национального развития".

Как известно, миром движут идеи и чем идея крупнее, чем она масштабнее, чем она стратегичнее, тем больше шансов на то, что эта идея овладеет людьми и, значит, повлияет на ход истории. Стратегия отличается от тактики главным образом горизонтом времени, успех в мире приходил всегда к тем народам, которые мыслили категориями столетий или хотя бы десятилетий. Те народы, которые заглядывали вперед лишь на месяцы или годы, уходили в небытие.

На мой взгляд, наиболее стратегическим в истории человечества государством всегда был Китай, с его концепцией Поднебесной, чья цивилизация насчитывает минимум 5 тысячелетий, а скорее, 7. И я думаю, не случайно, что каждый пятый человек на планете – китаец.

Весьма далекий горизонт у американской политики, которая направлена на обеспечение безусловного лидерства в научно-технической, военной, финансовой сферах для продвижения собственной модели развития, и примером этой стратегичности, например, служат доклады, которые каждые 5 лет выпускает Национальный совет Соединенных Штатов по разведке, о том, как будет развиваться мир и Соединенные Штаты на ближайшие десятилетия.

Россия тоже имела опыт достаточно стратегических концепций. Наиболее стратегической, я думаю, была на самом деле концепция "Москва – Третий Рим", которая была стратегией создания самого крупного в мире и самого правильного христианского государства, причем провозглашена эта концепция была в то время, когда границы Московского царства едва доходили до Вязьмы, и доктрина эта привела русских на берега Тихого океана, в Калифорнию, в Форт-Руссе.

России в последнее время, очевидно, не доставало стратегичности: доминировал либо примитивный идеологический подход (станем как Запад к следующему четвергу), либо подход технократический. Куда меньше внимания уделялось целям, горизонтам развития, и, в общем-то, это осложняет движение вперед. Еще Сенека говаривал, что "для корабля, который не знает, в какую гавань он держит курс, ни один ветер не будет попутным". И это вызывает определенную общественную фрустрацию, коль скоро люди по всем опросам общественного мнения испытывают потребность в более четкой системе координат и в более четком целеполагании.

Стратегия отличается от тактики также и тем, что охватывает, в идеале, всю совокупность факторов силы государства, нацелена на максимизацию всех его ресурсов. В идеале, не должно быть стратегии экономической, социальной, внешнеполитической, должна быть стратегия развития страны, которая охватывала бы все эти компоненты.

И ключ к этой всеобъемлющей стратегии – это люди, человеческий капитал. На его развитие обращено первостепенное внимание в последнее время, прежде всего в национальных проектах, над реализацией которых работает Дмитрий Анатольевич. Поводом к сегодняшнему разговору стала его статья "Приоритетные национальные проекты: от стабилизации к развитию", которая привлекла большое и справедливое внимание, и для вашего удобства перепечатана еще и в журнале "Стратегия России".

Сейчас я с благодарностью от всех участников нашего сегодняшнего "стола" Дмитрию Анатольевичу за согласие принять в нем участие хотел бы предоставить ему слово.

Пожалуйста.

 

Д.А.МЕДВЕДЕВ

Спасибо, Вячеслав Алексеевич.

Уважаемые коллеги!

Я хотел вас поблагодарить за то, что вы согласились поучаствовать в обсуждении достаточно любопытной темы. Если позволите, мы поступим следующим образом: я никаких вступительных спичей по поводу национальных проектов делать не буду, мне бы хотелось, чтобы мы вышли за рамках этой самой статьи. И по поводу человеческого капитала говорить не буду, мне гораздо полезнее и – не буду скрывать – интереснее было бы послушать вас, но, естественно,  в конце нашей беседы, если у меня какие-то "светлые" идеи появятся, я их, конечно, вам доложу.

А сейчас просто, мне кажется, мы могли бы "с места в карьер" стартовать и поговорить именно о роли человеческого капитала.

От себя, что называется, а propos, замечу, что мне этот термин категорически не нравился еще год назад, он мне казался абсолютно анаучным, формальным, по сути, бессмысленным. Но по мере, так сказать, моего "врастания" в работу над этими самыми национальными проектами мое отношение к нему слегка изменилось. И во всяком случае сегодня, соответствующая конструкция, у меня лично не вызывает "аллергию", именно как устойчивое сочетание. Понятно, что явление, которое эта конструкция покрывает, естественно, существует и может являться краеугольным камнем национального развития.

Вот все, что хотелось сказать для начала.

 

 

В.А.НИКОНОВ

Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Коль скоро у нас сегодня много участников, а время ограничено, я буду жесточайшим образом следить за регламентом. Поэтому я прошу всех строжайше соблюдать регламент, и прежде всего это относится ко мне, поскольку в программе нашего "круглого стола" я заявлен как первый выступающий, и поэтому …

 

Д.А.МЕДВЕДЕВ

Тогда за этим регламентом буду следить я.

 

В.А.НИКОНОВ

Да, пожалуйста, проследите, Дмитрий Анатольевич. Десятиминутный регламент, и я стартую.

Итак, человеческий капитал, людской потенциал, – мы можем, много говорить о терминах, – сам по себе является важнейшим ресурсом общественного развития. И все образованное, и все более самостоятельно действующее, мыслящее население – это одна из главнейших надежд на возрождение страны. Но человеческий капитал имеет прямое отношение ко всем остальным факторам силы государства, как материальным, так и нематериальным. Ведь этот термин описывает не только качество населения страны, а именно: продолжительность жизни, образованность, здоровье, благосостояние, положение пожилых, детей, способность каждого внести вклад в развитие общества; он еще описывает и качество элиты, ее способность формулировать или реализовывать, в том числе, стратегические задачи.

Как известно, к важнейшим материальным ресурсам государства относятся география и демография. И вот здесь мы сталкиваемся, на мой взгляд, с самым серьезным стратегическим вызовом. За прошедший век территория страны сократилась на 5,5 млн кв. километров и население – приблизительно на 20-25 млн человек. Если учесть, что за это время население планеты выросло почти в 6 раз, и раньше, скажем, каждый 7-й или 8-й житель планеты проживал на той 1/6 части суши, которая называлась Россией, то сейчас только 2,3 населения земного шара проживает на все еще 1/8 части суши. Никогда в истории не существовало такого несоответствия между величиной территории государства и численностью населения.

На самом деле, главный для нас вопрос, как удержать эту территорию, особенно с учетом того, что на нее приходится до 40% многих основных природных ресурсов. Не ставя такую стратегическую задачу, ее, конечно, не решить. А поставив, начинаешь понимать, что требуется приподняться даже над цифрами роста ВВП или инфляции, при всей их критической важности.

Под этим углом зрения немного иначе могут выглядеть и проблемы хозяйственные, например, как создать экономику, способную обеспечивать зримые конкурентные преимущества перед соседями, прежде всего перед другими странами, осуществлять собственную экономическую экспансию, а не быть объектом экспансии других государств, способную обеспечить такой уровень обороноспособности, который гарантированно позволил бы сохранить территориальную целостность и независимость и проецировать военную силу за пределами своей территории, защищая население от всех возможных  угроз.

При этом очевидно, что основные угрозы безопасности внутри страны, это ее слабость, неорганизованность, расхлябанность, неконкурентоспособность многих государственных и общественных институтов, да и, пожалуй, качество и количество человеческого капитала.

Главным политическим ресурсом является государство, эффективно функционирующее прежде всего, а государство – это всегда люди, которые способны или не способны формулировать стратегические задачи, создавать или не создавать систему выработки и реализации политических решений, выстраивать или не выстраивать систему международных альянсов, участвовать в организациях глобального регионального управления. Сейчас с этим плохо. Кадры и качество государственного менеджмента – это, безусловно, задача первого ряда.

Для полноценного задействования человеческого капитала важно за разговорами о суверенной демократии, которые сами по себе, на мой взгляд, полезны, не забывать о продвижении демократии. Все-таки гибкое, демократическое государство гораздо лучше приспособлено к тому, чтобы встречать вызовы все более сложного постиндустриального общества и без индивидуальной свободы, правления закона, ответственности власти перед теми, кто ее избирает, без плюрализма, без уважения прав меньшинства, свободы информации полноценная реализация человеческого капитала в современном мире просто невозможна.

Прямое отношение человеческий капитал имеет и к социальным факторам силы, к сплоченности общества, наличию осознанной поддержки политики государства со стороны населения, ее готовности в случае необходимости нести жертвы для реализации этой политики, - сейчас этого тоже нет. Страна, консолидированная единством воли, уверенная в себе, в своих ценностях, всегда выступала более сильным игроком, чем государство атомизированное, неорганизованное и лишенное ясных целей.

Мощный инструмент сплочения общества и мобилизации людского потенциала – это идеология. Мы знаем, что идеология у нас запрещена государственной Конституцией Российской Федерации, но любое государство, как и человек, нуждается в смысле существования, в вере в свою миссию, в общеосмысленную историю, в идентичность. С этим у нас тоже пока плоховато.

Идеология, несущая в себе элементы универсальности, привлекательности для народов различных стран, кроме того, может выступать и механизмом укрепления международного имиджа, обретения сторонников в мире. И поиск такой идеологии, полагаю, должен идти на пересечении таких понятий, как свобода, справедливость, суверенитет.

На мой взгляд, в России после многих лет крушения этических ориентиров, коррупции созрел огромный запрос на моральную политику. Страна, безусловно, нуждается в возвращении или введении в политический повседневный оборот таких понятий, как честь, достоинство, совесть, высокая цена каждой человеческой жизни, личности, сбережение нации, семейные ценности. Все это будет, я уверен, востребовано не только в будущем избирательном цикле, но и на годы и годы вперед.

Информационное измерение стратегии развития – трудно обойти это в стенах РИА-центра – это прежде всего степень включенности людей в глобальное информационное пространство, возможность воздействовать на мировые информационные потоки, влиять на умонастроения, обеспечивать собственную элиту необходимой для принятия решений информацией. Здесь многое сделано и делается, в частности, в рамках национальных проектов, чтобы превратить россиян в полноценных потребителей информации в глобальных сетях, но для стратегии национального развития важно также и создание системы собственного информационного воздействия. Сейчас его практически нет, и к решению задачи мы только приступаем, причем предельно робко.

Абсолютно справедливо, что в центре внимания научные, научно-технические и образовательные ресурсы. Здесь, на мой взгляд, задачи самые большие по сложности, и среди главных я бы выделил задачи высшего образования, хотя бы на европейском уровне, где реально учатся просто на три года больше, потому что аспирантура – это полноценная учеба в отличие от нашей аспирантуры. И, конечно, разворот вспять "утечки мозгов", которая в последние годы приобретала очень тревожный характер.

В современном мире борьба идет за контроль не только над территориями, но и над транснациональными финансовыми, интеллектуальными потоками, за воздействие на принятие решений в глобальном масштабе. И здесь мы должны быть "заслуженными мастерами спорта" в этой борьбе, если и не в супертяжелой весовой категории, то хотя бы в тяжелой весовой категории, предпосылки для этого у нас есть.

У нас, в общем-то, оснований для самоуничижения, чем мы занимались в последние годы, тоже не так много. Россия, действительно, не одна из двух сверхдержав, но она одна из великих держав, мы являемся государством первого порядка как постоянный член Совета Безопасности ООН, как единственная в мире евро-тихоокеанская держава, если хотите, единственная энергетическая сверхдержава, ядерная, космическая, ресурсная, – и это не концепция, это, по существу, факт жизни, – которая внесла огромный вклад в развитие мировой цивилизации на протяжении последнего тысячелетия. Я хотел бы подчеркнуть важность именно ресурса исторического наследия, которое выражается в том, что у нас есть политический класс, который привык мыслить глобальными категориями, у нас есть граждане, которые считают Россию великой державой, и в мире сохраняется восприятие нашей страны как важнейшего фактора мировой политики. Недоиспользовать это нельзя.

Стратегия развития России, таким образом, должна заключаться в максимизации всех факторов силы, что позволит оставаться самостоятельным демократическим центром современного мира, обеспечивающим в ближайшие десятилетия растущий до европейского уровень жизни всем гражданам и безусловную безопасность страны.

Внешнеполитическая часть стратегии должна быть нацелена на обеспечение благоприятных условий для внутреннего развития, реализации национальных интересов в ключевых районах, полноправное участие в "клубе великих держав", к которому мы принадлежим по праву, и участие в организациях, выполняющих функции головного мозга и управляющей системы современного мира.

Спасибо.

Теперь я хотел бы предоставить слово Александру Александровичу Дынкину, академику Российской академии наук, директору Института мировой экономики и международных отношений РАН.

Пожалуйста.

 

А.А.ДЫНКИН

Спасибо, Вячеслав Алексеевич.

Отвлекаясь на идею Вячеслава Алексеевича о том, что он ставит эти проекты в ряд с такой идеей, как Третий Рим, я бы сказал, что если посмотреть более узко, скажем, на историю XX века, то, наверное, тот проект, который мы сегодня обсуждаем, самый сложный, комплексный, системный со времен плана ГОЭЛРО и других общенациональных проектов, которые мы осуществляли.

Еще его положительное отличие, на мой взгляд, заключается в том, что если многие предыдущие проекты относились к людским ресурсам как к ресурсу бесплатному, часто неограниченному, то здесь совершенно другая картина.

И третья вещь - это то, что этот проект невозможен без межотраслевых мультипликативных эффектов, на что, очевидно, он направлен.

Понятие "человеческий капитал", конечно, достаточно узкое и банальное, то есть его смысл сводится к тому, что капитализация каждого человека должна расти, и, соответственно, должна расти отдача от этого актива в течение жизни, и желательно, чтобы эта жизнь была дольше и лучше. И если вложение не капитализируется, то есть они не получают адекватного дохода, то эта концепция не работает. Эта концепция была взята на вооружение где-то в 60-е годы.

Два слова о макропоследствиях, которые в мире связаны с этой концепцией.

Во-первых, в развитых странах заметно ослабло традиционное противопоставление между экономической эффективностью и социальной эффективностью. Сегодня социальный компонент, - это основа стратегии развития. И, на мой взгляд, это один из рубежей между индустриальной и постиндустриальной экономикой. Это глобальная конкуренция за человеческий капитал, которая складывается в мире подобно конкуренции за финансовый капитал.

Второе последствие - это то, что изменилось соотношение между так называемым реальным производством и нематериальным производством. Если раньше считалось, что материальное производство содержит нематериальное, то сегодня это абсолютно устаревший подход, и сегодня именно конкурентоспособность реального производства зависит от адекватности предложения человеческого капитала. И под эту задачу выстраивается и национальная стратегия, и эта задача сегодня во многом формирует политические рынки. И, конечно, это изменение достаточно драматичное. Скажем, если посмотреть на США, то там затраты на здравоохранение сегодня составляют 16% ВВП, то есть они вплотную приблизились к инвестициям в основные фонды и жилье. Это очень резкое изменение.

Как эта концепция работает у нас? Очевидно, что "шоковый" переход, конечно, взорвал всю нашу структуру занятости: за 1991-1998 годы
40% рабочей силы сменили свою профессию, это колоссальное напряжение для людских ресурсов, безусловно.

И, тем не менее, мы сегодня по ряду международных сопоставлений обладаем очень высоким человеческим капиталом, и по охвату средним, и по охвату высшим образованием мы гораздо выше, чем страны с сопоставимым уровнем развития.

Экономический рост 2000-х годов компенсировал количественные провалы, но все качественные провалы этого роста, скажем, конкурентоспособность, производительность труда, неравенство, бедность - эти показатели у нас ближе к показателям развивающихся стран. И поэтому, конечно, успех приоритетных национальных проектов, - на мой взгляд, это пропуск в постиндустриальную экономику, в развитый мир.

Как эта концепция у нас реализуется? Человеческий капитал проходит, условно говоря, цепочки добавленной стоимости - от начальной школы, через среднюю, специальное образование и высшее образование, я бы отнес сюда науку.

Если говорить о качестве, то здесь у нас, скажем, по начальному образованию международные сравнения показывают, что мы в группе лидеров, по среднему образованию - мы ниже тренда, по высшему образованию не удалось найти адекватных международных сопоставлений.

Если говорить об "ожидаемом образовании", есть такое понятие, то здесь у нас показатели неважные. По миру показатели - это 15,3 года, а у нас - 14,6, в развитых странах - 17,3.

Если говорить о пропорциях, которые за последние 10-15 лет сложились в развитых странах, пропорция между наукой, образованием и здравоохранением, они достаточно устойчивые и не меняются, это пропорция примерно - 1:3:6. В Штатах суммарное вложение в человеческий капитал составляет 26% валового внутреннего продукта. И если мы прибавим сюда невысокую норму материального накопления, то получим ту норму общехозяйственного накопления одну из самых высоких в мире. И мне кажется, что норму накопления надо считать, суммируя инвестиции в нематериальные и материальные активы. У нас показатель инвестиций в человеческий капитал где-то на уровне 8% ВВП при сопоставимой со США норме материального накопления.

Но, мне кажется, здесь важно не только ориентироваться на государственные инвестиции, потому что очевидно - одно государство здесь не справится, тут важно синхронное действие бизнеса и домашних хозяйств. И для этого, конечно, нужна система стимулов и очень важна система ориентиров. Скажем остро необходим надежный общенациональный рейтинг ВУЗов.

Если говорить об использовании, то очевидно, что, с одной стороны, дефицит, все кричат о том, что нет ни сварщиков, ни топ-менеджеров, а с другой стороны, у нас произошло удвоение числа вузов: в 1990 году было 514, сейчас - 1068. И в результате у нас гигантский скачок высшего образования - в 2,5 раза за 15 лет. При этом рост предложений лиц с высшим образованием только на 10% объясняется ростом спроса в так называемых интеллектуалоемких отраслях.

Я попытался как-то объяснить этот скачок. Часть моего объяснения - это искаженная мотивация получения высшего образования, это относительная легкость получения высшего образования, это снизившееся в массе своей качество вузов и еще один фактор - это спрос со стороны неконкурентоспособных, убыточных предприятий, которые тем не менее существуют в экономике и громче всех заявляют о дефиците кадров. По видимому, ВУЗы решают задачу социализации, с чем не справляются все формы до-вузовской подготовки.

Получается, что высшее образование, в общем, не препятствует деформации предложения на рынке труда. Наоборот, на мой взгляд, происходит обесценение дипломов с высшим образованием и, соответственно, обесценение инвестиций в это образование. В результате часто выпускники вузов сегодня "отбирают" рабочие места у выпускников школ, у выпускников средних специальных учебных заведений.

И если эти тренды продолжатся, то мы стремительно движемся к достаточно парадоксальной и уникальной в мире ситуации, когда у нас большая часть рабочей силы будет иметь высшее образование. И если вот эти тренды последних лет продолжатся, то здесь начинают работать более сложные механизмы, чем концепция человеческого капитала, поскольку диплом плюс ноль знаний - такая ситуация только позволяет попасть в резервуар, откуда начинается карьерный рост, только подойти к фильтрам отбора. То есть хорошее высшее образование не гарантирует, безусловно, карьерный рост в течение жизни.

Почему это происходит. Классически в стоимости человеческого капитала должны учитываться заработки потерянные в процессе обучения. У нас эти потери невелики, потому что 50% у нас учатся заочно, и многие опросы показывают, что в процессе очного обучения где-то 60-70% студентов работают. И вузы, к сожалению, эту ситуацию терпят, они никого не отчисляют, они снижают требования и качество образования. А работодатели свыклись с этой ситуацией, они ценят прежде всего диплом и молодость, они не ждут знаний, которые, как они рассчитывают, люди получат в процессе работы. И демография только обостряет эту тенденцию.

Например, наконец, мне кажется, уникально, что у нас, в индустриальной стране, люди с высоким человеческим капиталом летом в массовом порядке выращивают овощи, это такой, может быть, экстремальный пример неэффективного использования человеческого капитала.

Есть ли какой-то универсальный рецепт преодоления всех этих деформаций? На мой взгляд, массовый спрос на качественный человеческий капитал предъявляет только инновационная, а не сырьевая экономика. И вот здесь ситуация не очень благоприятная. Мне попадались опросы старшеклассников, они показывают, что науку как престижную сферу у нас рассматривают 2% старшеклассников, в Соединенных Штатах – 86%, несмотря на то что эта сфера не самая высокооплачиваемая. То есть, образно говоря, у нас сегодня люди ориентированы на получение сырьевой и административной ренты, а не технологической ренты, которая является результатом движения к инновационной экономике. Поэтому, мне кажется, надо думать не только о предложении, но и о расширении спроса на дорогой человеческий капитал через движение к инновационной экономике. Этот будильник - чудовищная "машинка".

 

В.А.НИКОНОВ

Увы. "Машинка" чудовищная, но, как говорили в известном фильме, "абсолютно ничего личного".

Итак, следующим я предоставляю слово Руслану Семеновичу Гринбергу, члену-корреспонденту Российской академии наук, директору Института экономики РАН.

Пожалуйста, Руслан Семенович.

 

Р.С.ГРИНБЕРГ

Спасибо, господин председатель.

Я просто хотел поделиться некоторыми тезисами по поводу заявленной темы.

Дело в том, что существует и узкое, и широкое понимание человеческого капитала, Александр Александрович сказал точно, как это происходит в литературе. На самом деле, если говорить попросту, наша страна имеет два потенциала, которые являются абсолютно конкурентоспособными в мире, – это природный и интеллектуальный.

Природный, на мой взгляд, используется на 100%, не важно, как используются плоды этого использования, это другая тема, но он используется. Конечно, можно было улучшить геологоразведку, всякие другие проблемы решить, но тем не менее он используется.

Что касается интеллектуального потенциала. Мне кажется, что он очень серьезно деградирует, в общем, как это банально ни звучит, последние
15-лет. Я думаю, что уже сложилась инерция этой деградации, когда молодое поколение все менее ощущает себя причастным к такому, в общем, уникальному интеллектуальному потенциалу. Я не хочу сказать здесь огульно, есть разные серьезные прорывы, но потеря системности ведет, действительно, к деградации этого самого потенциала.

Что я хочу сказать, почему, собственно, это происходит. Тезис очень простой: примитивизация производства вызывает деинтеллектуализацию труда. Когда вы имеете все более примитивное производство, - а это является клиническим фактом, несмотря на экономические успехи последних лет, – тем самым вы получаете несоответствие между образованными людьми и тем производством, которое в них не нуждается. А.А. Дынкин говорил о том, что у нас количество вузов увеличилось, я согласен с его диагнозом – и почему, и что. Вы его не исказили, все правильно.

Дело в том, что не сократились никакие вузы технические, естественнонаучные, а на самом деле экономика сигнализировала, что столько не надо специалистов. Конечно, хорошо, когда 90% некоторых групп физтеха или МИФИ уезжают в Соединенные Штаты, но, собственно говоря, для них хорошо, может быть, это хорошо и для страны в конечном итоге, как многие говорят, ребята занимаются все равно своим делом, их хорошо обучили, когда здесь будут условия, они сюда приедут. Я скептически отношусь к таким надеждам, но тем не менее все-таки это происходит.

Я должен здесь сказать одну вещь. В последнее время эксплуатируется такой тезис: всего 15% выпускников вузов востребованы рынком. Здесь очень легко впасть в искушение, что надо, и заканчивать с этим делом, пусть будут ПТУ, сейчас появились государственные заказы, военные заказы, у нас нет сварщиков, слесарей, токарей, и надо к этому делу примерно привести все в соответствие.

Или другая ситуация. Либо мы все-таки пытаемся реанимировать что-то хорошее из Советского Союза, остатки советского научно-технического потенциала, и тогда мы приспособим спрос и предложение, либо мы, действительно, не нуждаемся в таких хороших вузах, которые у нас еще есть. И это не проблема науки, это проблема общественного договора. Если общественный договор состоится, то тогда мы одним способом будем балансировать спрос и предложение, если он не состоится, то другим. В конце концов, ничего страшного, может быть, и не произойдет: Атлантида утонула – так же и Советский Союз "утонул". Я просто хочу сказать, что есть такая школа мышления, что чем быстрее «Атлантида» утонет, тем лучше будет для страны. Говорят даже о субъектном и объектном народах, что пока объектный не исчезнет, то ничего у нас хорошего не будет.

Я хочу сказать, что наши стенания по поводу того, что в рейтингах наши вузы стоят где-то на 500-м месте, это все очень условно.

Я недавно был на конференции в Германии, и там была очень забавная история. Я выступал у них с информацией о наших успехах и все такое прочее. А потом один из них говорит: а … почему вы не делаете то, что вы раньше делали? Что имеется в виду. Я имею в виду примитивизацию экономики. Немцы, которые очень довольны тем, что у нас происходит, поскольку у нас очень много денег, у них очень хороший потрясающий, сбыт всего. И они говорят, что вы даже не представляете себе, мы в 60–50-е годы (это ФРГ, прошу обратить внимание, не ГДР) переводили ваши учебники, для того чтобы производить адекватную продукцию.

Я думаю, что этот высокий статус рационального мышления, который был создан зверской или полузверской советской властью, – это тоже клинический факт. И я хочу сказать, что даже когда сегодня приходится общаться с олигархами, полуолигархами, банкирами, страховщиками, откуда эти ребята? Я хочу сказать, что это удивительное достижение постсоветской власти, что финансовые рынки, созданы так быстро, – это вообще чудо. И кто эти ребята? Это физики, химики, математики, и они сами ругают весь советский народ за то, что он такой неповоротливый, какой-то инертный, а вот они, значит, новое время. А это ведь все инерция старого времени, это их организованное мышление без всякой иронии, это результат их потрясающего образования при советской власти 50-, 60- и 70-х годов.

Одним словом, я думаю, что мы стоим на пороге исторического решения. Мы можем ускорять продвижение национальные программы, я думаю, лучше поздно, чем никогда, и лучше немного, чем ничего. Но, вообще-то говоря, выбор все равно остается за политиками. Еще раз хочу подчеркнуть, это общественный договор, здесь никакая наука не может ничего подсказать, она просто может подсказать, что произойдет, если ничего не делать, или что произойдет, если что-то делать.

И еще я хотел сказать по поводу структурных сдвигов. Я думаю, что еще у нас есть кое-какое время, для того чтобы скоординировать образовательную и структурную политику, здесь может быть только согласование того и другого. И если будет принято решение приостановить примитивизацию производства с помощью каких-то государственных приоритетов, то я думаю, что у нас есть еще шанс превратить страну не только в мощную державу – тут нет никакой проблемы, – но я думаю, что мы здесь обречены быть мощной державой, но, с другой стороны, если эта примитивизация продолжится и, соответственно, продолжится несоответствие образовательных кадров и спроса на них, то это просто будет обидно не потому, что это невозможно.

Вот, собственно, все, что хотел сказать.

 

В.А.НИКОНОВ

Спасибо, Руслан Семенович.

Сейчас я хотел бы предоставить слово своему коллеге по Общественной Палате, директору Института технологии и антропологии Российской академии наук, Валерию Александровичу Тишкову.

Пожалуйста.

 

В.А.ТИШКОВ

Спасибо.

Во-первых, я бы предложил получше посчитать наше население, наш ресурс в ходе предстоящей переписи 2010 года, она совсем скоро будет. Учитывая, что прошедшая перепись была в этом отношении неудачной, хотя бы даже потому, что законы предусматривают добровольность, такие эксперименты, как добровольность в участии в переписи, вообще никакие государства не проводят.

Мы видим, что достаточно трезво надо взглянуть на проблему, хотя бы в сравнении с другими постсоветскими государствами.

Вообще, проблема статистики адекватно оказалась провальной, начиная с нашего Росстата и кончая академической наукой, которая пользуется тоже собственной статистикой. Мы абсолютно не поняли во многом те перемены, которые произошли, и подходы, и замеры, установки использовали или старые, или же уже эмоционально заангажированные в новой ситуации, в этот парадиз кризиса. И, конечно, если мы спрашиваем, хотя бы пример социологических опросов, которые требуется обязательно улучшать.

И если мы, скажем, спрашиваем, приличные ли люди окружают Президента на первом месте, а потом уже неприличные на втором, то почему-то, когда мы спрашиваем о социальных условиях жизни, то мы, обижаясь, сначала спрашиваем, как вы сводите концы с концами, а уже потом, стали ли вы лучше жить. Стоило бы только перевернуть порядок этих вопросов, мы бы уже получили другие данные, и вы бы в свою статью уже включили не 5, не 10%, а примерно в два раза больше.

Я уже не говорю о том, что статистика требуется и для переоценки нашего ВВП как совокупности производимых товаров и услуг. Недоучет того, что наши граждане, наши люди производят в смысле товаров и услуг настолько колоссальный, что меня всегда вообще берет оторопь, когда он коллеги по экономической науке или социальной, начинают говорить: вот у нас ВВП Бельгии или Голландии, да мы только грибов, ягод, рыбы, леса, дичи добываем из нашей природы, не меньше, чем весь ВВП Бельгии и Голландии. И почему-то Китай спокойненько пересчитал, на одну треть увеличил свой ВВП года 2–3 тому назад, и все спокойно это восприняли. А мы возимся со своим ВВП, который реально отражает еще старую государственную систему, сколько человек получает по зарплате, бюджетная обеспеченность. Отсюда возникают мифы, что у нас есть зоны бедности типа Северного Кавказа, куда можно закачивать бесконечно деньги, и все равно там, как сказал наш Президент, деньги вроде туда переводим-переводим, а ситуация не улучшается, и не будет она улучшаться, потому что оценка ситуации неверная в отношении, кстати говоря, и зон бедности тоже.

Казалось бы, простая, элементарная вещь, но с нее нужно начать, и здесь нужно навести очень серьезный порядок, включая реформу всей, может быть, даже государственной статистики.

Теперь, что касается демографии, то тоже, конечно, есть, казалось бы, достоверные вещи, например, превышение смертности над рождаемостью, и от этого никуда не уйдешь.

Но на самом деле более политизированной и в то же время дезориентирующей науки, чем демография, я как обществовед, пожалуй, и не знаю, и здесь тоже прогнозы, насколько я знаю, вообще ни один мировой прогноз демографов на 50 лет еще не оправдался.

Поэтому по части демографии, конечно, нужно вернуться к той формуле, о которой говорил Президент, – порядок решения демографических проблем, эффективная миграционная политика, снижение смертности, повышение рождаемости. Мы же уткнулись только в одну рождаемость, для того чтобы закрыть миграцию, и в общем-то ничего особенно не делать по смертности и другим вещам.

Я думаю, что мы можем испытать очень большое разочарование, по крайней мере, может быть, еще на год-два, учитывая, что со второй половины декабря почти никто не рожал из женщин, может быть, немножко и будет прирост, но, по крайней мере, в прошлом году, насколько я знаю, меньше чем на 0,1 процента выросла рождаемость, хотя, может быть, еще не заработали эти вещи.

Работа по рождаемости - конечно, нужная, это великолепная вещь, через 20 лет она, безусловно, даст результат. И я надеюсь, что пропаганда, социальные и условия, и деньги государства дадут свой результат, но ожидать
"бэби-бума", учитывая все-таки улучшение социальных условий нашей жизни, едва ли рождаемость будет повышаться так резко, как нам бы хотелось, по крайней мере, она ни в коем случае не восполнит даже наполовину утрату населения, которое мы имеем.

Поэтому чтобы стабилизировать человеческий капитал хотя бы на этом уровне, а значит обеспечить развитие страны, иначе не будет развития, нам нужно повышать продолжительность жизни, больше и эффективнее занимать людей пожилого возраста, снижать смертность, но, естественно, снижать особенно от внешних причин смертность, что даст нам еще
100–150 тысяч, примерно столько же могут дать новые рождения,
и примерно 300 тысяч может дать иммиграция, и тогда 600 тысяч примерно – мы можем держать человеческий капитал на одном и том же уровне. Это неплохо, учитывая, что почти все европейские развитые страны, в основном, так и растут, но и не позволяют снижаться численности населения.

Прогнозы о том, сколько нас останется через 50 лет, – это политизированные вещи, обостряющие ситуацию, и реально, может быть, чему-то и помогают, но, по крайней мере, для грамотного управления и стратегии, основанной на научном знании, и ответственности в политическом управлении особенно это не прибавляет.

Наша страна не является бедной, потому что, посмотрите, как год тому назад ехал по США, по задворкам Филадельфии, Балтимора и т.д., перешагивал через каждый квартал в Вашингтоне, через людей, которые спят на улице. Бедность – она есть во всех странах, в том числе и в России. Но нельзя считать Россию бедной страной, есть многие показатели, которые говорят, что это не так, и количество людей, которые способны заканчивать не только среднюю школу, но и вузы, о которых только что говорилось, да даже вплоть до того, какие дорогостоящие наркотики употребляются в нашей стране, которые являются показателем того, что это не бедная страна.

Я бы привел массу других примеров, которые говорят о том, что Россия не является бедной страной, хотя среди наших проблем бедность есть. Эти две вещи нужно развести, и непозволительно, чтобы государственные деятели, в том числе самого высшего ранга, называли нашу страну «бедной страной».

         Что касается этнокультурного фактора, которым характеризуется наше население.

Да, наше государство обладает сложным составом населения, в основном, в религиозном и этническом плане. В языковом, естественно, гораздо меньше. В рассовом отношении, мы более-менее гомогенная страна, но уверяю вас, что таковыми до тривиальности являются большинство государств мира, особенно крупные государства. Степень гетерогенности их растет. Я уж не говорю о сложившихся старых государствах Европы, где это уже налицо, но я говорю о других национальных государствах – Латинской Америке, Азии, Европе, Восточной Европе и странах новых, возникших уже после распада СССР.

Вопрос многообразия этнического ни в коей мере не имеет отношения к нацстроительству, это разные вещи, и вопросы утверждения национальной идентичности, гражданской солидарности, не связаны с этими формами, о которых некоторые пишут, что Россия – конгломерат народов, относящихся к разным типам развития, к разным цивилизациям и т.д. Нужно уходить от этих вещей, нужно почаще употреблять единственное число – «российский народ», а не «народы России», и ни что-то строить и формировать, а утверждать ту реальность, которая есть, существует, ибо мы, сидящие здесь, за столом, как минимум, наверное, десяток разных народов представляем, но я уверен, что мы представляем собой один российский народ, одну гражданскую политическую нацию. И эту вещь нужно не одними редкими высказываниями Президента утверждать, а утверждать всей мощью нашего Экспертного сообщества. Другой стратегии нет.

Все эти последние «метания» насчет того, что народ у нас русский, государство российское. За последнюю неделю статья в газете «Трибуна» - это можно списать на какие-то попытки 2-3-5% получить, но на этой стратегии можно потерять раз и навсегда 20% не только избирателей, но и страны, и населения.

Есть базовые вещи, по которым необходим консенсус, причем, консенсус срочный, разговор, который вписал бы, сравнил нас. Здесь необязательно обозначать, вот это Америка, а вот это Европа. Нужно посмотреть на весь мир, и мы увидим, что специфика есть специфика, но специфика России не отменяет норму мирового развития современных государств.

 

В.А.НИКОНОВ

Сейчас мы переходим уже от докладов к выступлениям в прениях, и поэтому регламент у нас ужесточается ровно вдвое, с 10 до 5 минут. Соблюдаться будет столь же жестко.

Игорь Михайлович Бунин по праву соседа уже «застолбил» себе возможность выступить, а все остальные могут подать сигнал о своем желании взять слово. Жду сигналов.

Пожалуйста.

 

И.М.БУНИН

Я постараюсь быть более конкретным и попытаюсь давать больше рекомендаций, чем говорить о проблемах, потому что проблемы более-менее ясны во всех трех сферах – образование, здравоохранение и мобильность, которые охватывают человеческий капитал.

Образование.

Главная проблема – это падение уровня средней школы, и ясно, почему это произошло. Другие возрастные группы: учителя или совсем молодые, или очень старые. И средний уровень среднего образования, который был в советское время, резко упал. Он упал из-за падения престижа, доходов и т.д.

Вторая причина. Что нет смысла очень-то трудится, потому что все равно поступишь в высшую школу. Конкурсы в вузы упали, вместо того, чтобы 2 человека – на одно место, то сейчас всегда можно поступить в какое-то из высших учебных заведений.

Самое главное, что мы попали в то, что называется «системой фильтров», или когда сам процесс стремления получить образование стал самоподдерживающимся вне связи с реальностью. Это означает, что каждый - а сейчас две трети стремятся получить высшее образование – стремиться получить высшее образование, потому что это погоня за статусом, это необходимое условие, это даже не знание, а то, что ты каким-то образом приобщаешься к новому уровню. Это называется «теория фильтров» и в принципе здесь есть три проблемы, которые невозможно разрешить.

Во-первых, спрос на дипломы нельзя снизить, если есть возможность учиться, не учась, потому что у нас 50% – это заочное образование, вечернее образование, и ты сразу же начинаешь работать, учась.

Второе. Вузы не заинтересованы в ужесточении требований к уровню образования студентов, потому что от количества студентов зависит их финансовое положение. Соответственно, вузы не могут поднять требования к своим студентам.

Третье. Студентов невозможно заставить учиться «от зари и до зари», если знания мало пригодны в реальной жизни. Как во Франции изучали латынь когда-то, для того чтобы приобщиться к элите, соответственно, был нужен диплом и статус, а не знания.

Какой выход?

Выход, наверное, такой, какой был исторически сделан во Франции. Несмотря на то, что я сторонник либерализма, но здесь, по видимому, необходима некая дирижерская государственная роль, некая селекция, отбор, и более жесткий, чем раньше.

Второй выход – это не подготовка узкого специалиста, а подготовка специалиста, хотя бы на уровне бакалавра, на уровне магистра уже можно было бы узко специализировать. То есть нам не нужны сотни специальностей, а нам нужно 50–60 специальностей, которые позволили бы человеку приспособиться к жизни.

Вторая проблема – это проблема расходов на здравоохранение. Здесь основной проблемой считается рост доли пожилых людей, кризис системы здравоохранения, но, с моей точки зрения, иждивенческая нагрузка увеличится, естественно, она увеличится не в разы, поскольку у нас происходит падение рождаемости. И с этой точки зрения, упор на борьбу со смертностью, возможно, более важен, чем только поощрение рождаемости. Это еще важно и потому, что наша психология – это психология людей, которые, по нашей простой пословице, «судьба – индейка, жизнь – копейка», и так живет большинство людей, особенно в возрасте 35–50 лет. У нас смертность самая высокая, для мужчин – 35–50 лет, и здесь я бы сказал, что главная проблема – это такая странная толерантность рисковых форм поведения. Это не только алкоголизация населения. Не пристегиваются ремнями, едят грибы, не зная, как их надо есть, «лезут в воду, не зная броду», пьют водку, рискуя отравиться, и т.д. Вот это основная форма, и я думаю, что здесь единственная возможность – это большой государственный пиар. Причем, слово «пиар», конечно, не самое лучшее.

Травится, очень сильно травится народ.

Единственная возможность – это девиантные формы поведения, которые я перечислил, перевести из нормы, из стандарта, который существует сейчас в обществе, в девиантную форму. Вот эти формы типа «напился и полез в воду».

Следующая проблема – это проблема мобильности. У нас обычно говорят, что у нас очень географически привязанное общество к мобильности, что подтверждает статистика. Если смотреть на статистику более подробно.

 

В.А.НИКОНОВ

Более подробно не получится.

 

И.М.БУНИН

Хорошо, более подробно не получится, но ясно, что статистика не очень адекватная, потому что учитываются только официальные перемещения по территории и не учитываются перемещения, которые не фиксируются. Если зафиксировать и то, и другое, то, видимо, мобильность резко возрастет в реальности, поэтому для того, чтобы расширить мобильность общества, надо делать то же самое, что необходимо делать, – снимать административные барьеры, снимать неразвитость рынка, давать больше информации и т.д., и т.п. К сожалению, это все.

 

В.А.НИКОНОВ

Сразу вспомнилась «Леди Макбет Мценского уезда» – поел он грибков и, как это водится у нас на Руси, «отдал Богу душу».

Пожалуйста.

 

А.Я.РУБИНШТЕЙН

Вопрос заключается в том, насколько справедлива установка, которая была распространена в предыдущие годы, а именно, что за реформы нужно расплачиваться человеческим капиталом.

Я не склонен думать, что ясный и однозначный ответ существует, но если мы обсуждаем на длительную перспективу, говоря о стратегии, то, наверное, нужно сформулировать этот ответ в какой-то ясной форме. Мне лично представляется, что это необязательные потери, а связанные с выбором определенных стратегий.

Второй тезис. Некий вектор в этом направлении демонстрируют национальные проекты. Это как раз, на мой взгляд, и есть попытка изменить негативную тенденцию и сформулировать некие принципы реабилитации человеческого капитала. Другой оборот, насколько эти шаги достаточны, настолько можно решить эту задачу.

Третья позиция, и здесь я предлагаю задуматься. Вполне возможно, что наступил такой момент, когда необходимо изменить саму парадигму стратегии в отношении человеческого капитала. Если до сих пор мы исходили из того, что необходимо формулировать цели в виде социальных стандартов и как-то пытаться достигнуть эти социальные стандарты в отношении населения, то, может быть, пора задуматься о некоторых вещах: насколько вообще унифицированы эти стандарты, в какой мере существуют механизмы, которые позволяли бы найти меру ответственности за выполнение стандартов. Учитывая все это, мне кажется, что на перспективу, говоря о национальной стратегии на ближайшие 20–25 лет, имеет смысл подумать о замене парадигмы социальных стандартов, поменять ее на минимальные нормативы или социальную парадигму.

Речь идет о том, что вместо стандартов подумать об установлении минимальных расходов государственного бюджета на культуру, науку, образование, здравоохранение. Кстати, это было в наших законодательных актах: в законе о  науке, в законе об образовании, в законе о культуре и т.д. То есть установить минимальный норматив, меньше которого государство обязуется не тратить.

Здесь, безусловно, можно воспользоваться опытом зарубежных стран и нашим собственным опытом. В частности, данные статистики по разным странам показывают, что у нас расходы на науку, культуру и образование уступают этим странам в большое количество раз по доле расходов ВВП. Статистика здесь имеется – не буду ее повторять.

Следующий норматив, который тоже мог бы присутствовать в этом социальном императиве, речь идет о заработной плате в этих отраслях. Нельзя забывать и другую вещь, что многие неудачи, которые мы прослеживаем в культуре, в науке, в образовании, в здравоохранении, связаны с тем, что уровень оплаты труда таков, что туда не идут достаточно квалифицированные молодые люди, и при такой низкой оплате труда нельзя ожидать высокой эффективности этого труда.

Ясно, что кроме общей позиции, которая существует в бюджетной сфере, связанной с повышением оплаты труда, я бы поставил и другой вопрос – об отставании заработной платы в этих отраслях.

Если мы сегодня посмотрим на статистику, то это примерно от 40 до 60% от среднего по народному хозяйству. Поэтому, говоря о перспективе, мне кажется, настал вопрос сказать о некой догоняющей траектории, траектории опережающего роста оплаты труда в этих отраслях, в этой сфере. Здесь может быть много подходов. Один из них, который сегодня предлагается – это установить в качестве норматива минимальную оплату труда в этих отраслях, среднюю заработную плату в секторе, можно брать или промышленность, или госслужащих.

Последняя позиция, о которой я хотел бы сказать, то, что уже говорил Руслан Семенович, все эти вопросы – и социальный императив, и нормы, т. е.  размеры нормативов бюджетных расходов, оплаты труда – здесь нет никаких объективно обусловленных вещей. Это и есть те общественные преференции, которые должны быть выработаны в результате широкого обсуждения. Тогда возможно в качестве долговременных целей – они могут быть установлены с соответствующей траекторией достижения этих целей.

Спасибо.

 

В.А.НИКОНОВ

Точность потрясающая.

Пожалуйста.

 

В.Т.ТРЕТЬЯКОВ

Я полностью согласен с тем, что говорил Валерий Александрович относительно статистики. Я нашей статистике не верю вообще и, конечно, здесь много дезориентирующего.

Я хотел бы высказаться в защиту грибов. Не трогайте грибы! Это часть нашей русской национальной идеи, даже если время от времени ими кто-то травится, включая и политиков.

Я в затруднении, потому что Вячеслав Алексеевич задал стратегический взгляд на проблему, а большинство участников говорили о конкретных вещах, обсчитывая этот человеческий капитал с линейкой, с арифмометром, с компьютером. Я этому тоже весьма мало верю.

Я все-таки по стратегическому направлению пойду.

Представим себе, национальный проект – замечательная вещь. А вот представим себе, что всё, что в этих проектах заложено, всё и сделано, не через 20 лет, не через 10, – через два-три года. Всё сделано: и дома построены, и рождаемость даже повысилась – это самый дорогой для меня национальный проект, и с образованием улучшилось, и компьютеры стоят в школах, и т. д. Что, это решит нашу проблему, страны в целом, экзистенциальную проблему – для чего Россия, – то, о чем, в частности, В.А. Никонов говорил.

Итак, мы пытались (Москва - Третий Рим) построить такой христианский рай, мы пытались построить коммунистический рай, и я совершенно уверен, что национальные проекты нужны, их нужно больше, там можно добавить, предложения такие есть. Но мы исчезнем, если мы не будем пытаться построить какой-то еще рай. Понятно, что мы его не достигнем, его нельзя построить, но мы должны эту идею выдержать. Вопрос в том, какая это может быть идея. Давайте посмотрим наши ресурсы.

Территория. Соотношение между территорией и численностью населения парадоксально, ужасающе большое. Так вот, я думаю, что все-таки России придется прирастить свою территорию, потому что иначе ей придется ее уменьшить.

Демографическая проблема. Сколько бы меня не уверяли, что нужно сохранять алкоголиков, которые пьют денатурат вместо водки, и очень ценно этих людей сохранить, чтобы они не спились, чтобы еще пять лет прожили, потом еще 10, 20, 30, я все-таки цинично стою на той позиции, что лучше заняться теми, кто еще не пьет денатурат, создать для них условия.

У нас есть земли, которые мы расходуем крайне нерационально.

И вот методологическая составляющая.

Эта утопия – этот рай – он может антиамериканский, антигегемонистский, и в международной политике мы к нему сейчас приблизились.

Мы можем, о чем здесь упоминалось, вспомнить, что мы – государство с самым большим куском природы, и всё больше и больше нормальные люди понимают, что это к концу XXЙ века главная ценность. И живая, чистая природа – это наш такой капитал, в том числе и человеческий, поскольку мы люди, мы живем, она нам принадлежит пока еще, что его можно закладывать, брать на это проценты, и вообще давать его, но только тем, кто того заслуживает.

Кстати, и ресурсами почему бы не торговать природными, включая нефтяные, не только тем, кому выгодно это дороже продать, а тем, кто хорошо себя ведет – добродетелям в международной политике.

Не забудьте, что я говорю об утопии.

Можно быть мировым правителем, но можно быть мировым учителем, можно быть мировым судьей, и злые силы будут к тебе обращаться и говорить: рассуди нас, иначе мы подеремся.

Свободное время – очень странный ресурс, о котором практически не говорят, но это самый парадоксальный ресурс, и мы не знаем, как им распорядиться. У наших людей должно быть больше свободного времени, или его должно быть меньше – они должны больше работать.

Да, мы можем продавать безопасность, как ее продают американцы, не то, что мы сейчас заскорузло делаем.

С ужасом я думаю над тем, что нацпроекты быстро реализуются, и мы доживем до, как здесь было сказано, европейского уровня жизни. Вот что мы будем делать тогда, я совершенно не представляю, если мы раньше не найдем эту цель.

 

Д.А.МЕДВЕДЕВ

Но тогда можно до американского уровня расти.

В.Т.ТРЕТЬЯКОВ

А он еще хуже.

 

Д.А.МЕДВЕДЕВ

Нет, он получше все-таки.

 

В.А.НИКОНОВ

Ярослав Иванович Кузьминов, пожалуйста. Высшая школа экономики.

 

Я.И.КУЗЬМИНОВ

В первую очередь я бы хотел сказать, что сегодня профессор                В.Т. Третьяков сказал замечательную вещь, которую можно поставить как лозунг вектора нашей социальной политики, – давайте займемся теми, кто еще не пьет денатурат. Мне кажется, что это очень ценное соображение.

Я говорить буду о другом. Я с вашего позволения скажу об образовании и миграции.

У нас человеческий капитал – это та часть населения, которая способна создавать доход для себя и для государства. Насколько система образования содействует формированию его?

У нас на сегодняшний день средняя школа короче своих аналогов в развитых странах от одного до двух лет, соответственно, она не дает многого, что дают тамошние школы, причем это практически всех развитых стран касается, – 12–13 лет, иногда даже 14. Это очень опасно. Опасно потому, что, скажем, в нашей школе нет таких предметов, как экономика и право. Общественная палата записала в своем ежегодном докладе рекомендацию – такие предметы ввести. Мы производим на свет хороших людей, но социальных "дебилов", которые не способны себя защитить.

И поэтому продвинутая социализация перемещается в вузы. Сегодня о вузах много говорили, что такой чрезмерный спрос на вес высшего образования. На самом деле именно этим – необходимостью продолженной социализацие – объясняется безумный спрос на высшее образование как со стороны тех, кто идет учиться, так и со стороны тех, кто нанимает их потом на работу. Городская экономика отторгает людей без титула высшего образования.

И кто-то из коллег сказал, что высшее образование сегодня – это диплом плюс ноль знаний. Это не так. На самом деле это диплом плюс некоторая продолженная социализация. Без этого люди боятся брать кого-то на работу.

Нужно структурно дать некоторый ответ. Понимаете, у нас нынче уродливая система – у нас 40 процентов населения, даже при высшем образовании, остаются без этой базовой социализации. Значит, нам нужно не только бороться с псевдообразованием профессиональным на уровне вузов, а нужно создавать то, что есть в других странах – слой колледжей.

Сейчас у нас с вами происходит переход на профильную школу – 10–11 классы, давайте еще один класс добавим. Это тяжело, это дорого, но все равно это придется сделать. И тогда мы вот эти профильные колледжи сделаем обязательным этапом образования для всех. Это позволит сформировать заново систему образования квалифицированных исполнителей – это где-то
500 тысяч человек в год нужно готовить, с возможностью неоднократной переквалификации.

Я был в Китае, там такого рода колледжи – сколько кому нужно, столько тот и учится: парикмахер учится шесть месяцев, а переводчица учится четыре года, это не привязано к параллельному овладению ими полной средней школы.

И сделать массовые вузы более короткими, где объединить и техникумы нынешние. Только у нас и еще в Германии есть техникумы, нигде нет техникумов. Это технический бакалавриат во всех странах. Такого рода массовые вузы могут включать и нынешние миллион человек, а могут включать и 500–700 тысяч человек, в зависимости от того, насколько привлекательнее станет труд квалифицированного исполнителя.

Третий элемент – это интеллектуальный капитал, связанный с творческим трудом и работой в креативной экономике.

Сегодня у нас только 19% преподавателей университетов занимаются наукой. Совершенно очевидно, что нужно сделать. Нужно поддержать те 50,
75, 100 вузов, которые сохранили научные школы, плюс поддержать РАН. Восстановить РАН в качестве большого исследовательского университета, которым она была все годы советской власти. Об этом мы часто забываем, рассматривая ее как некоторое сообщество институтов, но это в первую очередь был исследовательский университет. Давайте вот на эту сторону РАН посмотрим, иначе мы ее совсем потеряем.

Нужно обеспечить нормальное воспроизводство академического потенциала. Кто это – 30% от 300 тыс. исследователей в НИИ и фирмах, от
100 тыс. человек, это где-то 20–25% от 320 тыс. преподавателей вузов. Соответственно, на 140 млн человек нужно сейчас поддержать реальных исследователей 150 тыс., это 1/10 процента. Если мы этого не сделаем, мы, в общем-то, будем выглядеть через 5–7 лет, даже не через 10, очень глупо.

Про демографию сказать уже не успел.

Спасибо.

 

В.А.НИКОНОВ

Спасибо большое, Ярослав Иванович.

Я бы все-таки поборолся за людей, которые пьют денатурат, мы что-то их как-то все списали со счета.

В Южной Корее ведь тоже пили денатурат и ничего, решили проблему. Надо присмотреться, опыт интересный. В любой торговой точке в любое время дня и ночи по 0,33 20-градусный такой напиток, стерильный. И решили, именно через это решили. То есть любой товарищ, вместо того, чтобы искать денатурат, он пойдет в любое место, это стоит меньше доллара …

Пожалуйста, да.

 

А.В.ТОРКУНОВ

В Южной Корее, как известно, проблема взращивания человеческого капитала, и его укрепление решалось в 60–70-е годы, еще в период Па Джон Хи, а затем и его последователей. И поскольку это был период, который характеризовался мощнейшей эмиграцией из деревни в города и созданием своего рода городов-спутников, где проживали беднейшие городские слои, то власть очень решительно и быстро пошла на создание всякого рода технических училищ и ремесленных училищ, в которые и вовлекались особенно молодые, да и не только молодые, но и люди среднего возраста, которые уходили из деревни.

Более того в деревнях, в рамках движения за новые деревни, были созданы сотни всякого рода ремесленных училищ, обучающих, может быть, не сложному, но достаточно востребованному ремеслу, например, сбору всякого рода электронной техники, детали которой поступали из Японии, а собиралась уже в Корее. И в результате, как мы знаем, сегодня Южная Корея входит в число наиболее развитых государств, но я уже не говорю о том, что экономика Южной Кореи инновационная и потенциал интеллектуальный весьма креативный.

Но я хотел сказать не об этом, я хотел продолжить немного те идеи, которые высказывал Ярослав Кузьминов.

Я должен сказать, что это неприятие и очень критическое отношение к тому, что сегодня существует так много вузов, оно не очень оправдано.

Ведь сегодня ситуация в известной степени критическая. Дело в том, что среднее образование "просело" намного глубже, чем "просело" высшее образование. Более того, получила свое распространение совершенно, на мой взгляд, безумная форма получения образования – это экстернат. И сегодня вузы сталкиваются с тем, что на первый курс приходят 15-летние дети, которые, обучаясь в экстернате, а по существу, ничего там не делая, занимаются по
двум-трем предметам, для того чтобы сдать вступительные экзамены, с репетиторами, и приходят в вуз, по существу, дети. И вуз сегодня, действительно, занимается социализацией этого подрастающего поколения, которое ни физиологически еще не подготовлено к взрослой жизни, даже к студенческой жизни, особенно в отрыве от дома, если они приезжают в города из селений, маленьких городков.

И в этом смысле, мне кажется, то, что так случилось, сыграло весьма важную стабилизирующую социальную роль, и напрасно мы так нападаем на эти учебные заведения.

Другое дело, я здесь совершенно согласен с Русланом Семеновичем, что уровень этого образования снизился. Сейчас надо попробовать в рамках реформы образовательной заточить эти новые бакалаврские прежде всего четырехгодичные программы под непосредственные требования и потребности нашей реальной экономики. Это можно сделать, но за этим надо, конечно, следить и на уровне местных властей, и на федеральном уровне. Эта задача реализуема, поскольку потенциал вузов до сих пор сохраняется.

Вы знаете, недавно встречался с джентльменом, который будет вместо лорда Брауна, он был в Москве, А.А. Фурсенко с ним встречался, и он на этой встрече с А.А. Фурсенко говорил о том, что, вы знаете, инженерные кадры ваши сегодняшние, не вчерашние, а сегодняшние, они намного выше по уровню, чем то, что делают европейцы. Может быть, это не все вузы, они, наверно, сталкиваются с лучшими – с МВТУ, с МВТИ, с МАИ. Но, тем не менее, значит, этот уровень еще есть, и не только он в Москве сохраняется. Поэтому важно перенастроить эту подготовку.

И, кстати говоря, сейчас, когда такое сопротивление оказывается переходу на систему "4 плюс 2", я с этим совершенно не согласен. Я считаю, что это очень правильный и своевременный переход.

Кстати говоря, заметьте, что в Европе продолжительное высшее образование очень серьезно сказывается на демографической ситуации, поскольку детей начинают рожать только после 20 лет.

Так что репродуктивный возраст после 20–22 лет, когда человек уже заканчивает институт, университет, получает какую-то специальность, еще раз скажу, бакалаврскую, заточенную под потребности, и выходит на производство, женится, – это как раз то время, когда приходит время любить и рожать.

Так что, мне кажется, что это шаги в правильном направлении.

Единственное, что надо поменять немножечко вектор этого развития, но и, конечно, повышать требовательность, а некоторые вузы просто прикрывать, это совершенно ясно.

Я хотел бы еще один сюжет затронуть.

Мы все время говорим об инновационной экономике, и правильно, в известной степени это развитие.

Инновационной экономике в свое время очень способствовало создание всякого рода академгородков, которые работали как на фундаментальную, так и на прикладную науку, что там было основное.

Сейчас, когда идет речь о создании национальных исследовательских центров, мне кажется, тот опыт надо очень активно использовать.

Ведь эти академгородки позволяли решить несколько проблем. Во-первых, там был карьерный рост. И, самое главное, для наиболее продвинутой, талантливой молодежи, о чем тоже Руслан Семенович говорил, о тех МФТИшниках и МИФИшниках, которые выезжают в Америку, создавались условия приобретения жилья в академгородках, им давали там квартиры, и они с удовольствием там жили и работали.

Мне кажется, что проблема жилья для наиболее продвинутой научной молодежи стоит исключительно остро и пока решается не должным образом.

Спасибо.

 

В.А.НИКОНОВ

Спасибо большое, Анатолий Васильевич.

 

С.А.МАРКОВ

Я продолжу линию В.Т. Третьякова. Несколько слов о стратегии.

Прежде всего, мне кажется, что на сегодня главным в стратегии должно быть – обеспечение притока ресурсов из сырьевых отраслей в несырьевые. Это главный вопрос, который необходимо решить.

Это, кстати сказать, и ликвидация главной угрозы для развития страны, которая мне видится так – установление политического доминирования сырьевых отраслей. Возвращение того, что у нас было в 90-е годы олигархии, но если раньше они маршем ходили в Кремль, теперь они туда стремятся вползти, и вползут обязательно, и подчинят себе, купят всех силовиков, и установят такую систему. В этой ситуации 90 % страны не нужно, незачем давать людям здравоохранение, образование, если можно качать только нефть и газ, и продавать их, и там же деньги осваивать. А такая система вполне может создаться, если не помешать этому.

Отчасти этому помогают идеологические и демократические институты, и с этой точки зрения, я говорил и продолжаю говорить, развитие гражданского общества – должно быть одним из приоритетных проектов развития страны.

Как делать – всем известно – это нормальная система гражданского образования, в школах – уроки демократии, в университетах – уроки демократии, как создавать общественные организации, модели развития. Если у вас строят, точечная застройка во дворе, – люди должны знать, как этому противодействовать, как стоит это сделать. Кроме того, это, конечно, использование политических инструментов для такого перекачивания.

Еще одна очень важная вещь – это инфраструктура. Уже сказано и пересказано, – наши дороги находятся в "прединсультном состоянии" и в любой момент могут встать, крупнейшие федеральные трассы. Нужна нормальная программа развития, как во всех странах происходило. Не обязательно, я думаю, Гитлер нужен, чтобы строить дороги, мы и так можем.

Теперь по мегакорпорациям. Мне кажется, это очень правильный момент развития, и вообще их нужно создавать как некие центры – моторы развития. Другие центры должны быть кластерами, и Правительство не должно уходить от работы, это его работа – делать кластеры. И третье – формировать некие технологические цепочки, как новые отрасли экономики. Как известно, атомную промышленность, космическую, даже во Франции и в Соединенных Штатах, создавали не частные корпорации.

По человеческому капиталу. Мои коллеги много сказали по образованию, и правильно. Хотя главное все-таки – должно быть больше финансирования. Мы сейчас чуть-чуть отдаем долги 90-х годов, главное – должно идти финансирование. И не нужно смущаться: чуть-чуть туда дипломы, чуть-чуть сюда дипломы. Нет. Все-таки главное – это должно идти финансирование.

И еще мне очень важной кажется система ценностей. Необходимо зарождение трудовой морали.

И здесь я вернулся бы к вопросу, который неоднократно поднимался, – телевидение. Телевидение – это не рынок, и работа общенациональных
каналов – не фильмы создавать, а создавать систему ценностей нации, так это должно быть осознано.

 

В.А.НИКОНОВ

Пожалуйста, Валерий Валерьевич Федоров. ВЦИОМ.

 

В.В.ФЕДОРОВ

Спасибо.

Здесь уже обращалось внимание на противоречия между огромной тягой к образованию и низкими стандартами образования, которое дается, и в результате непонимание, а как же можно с этим высоким образованием найти достойное место в нашей стране.

Действительно, такое непонимание есть, но оно, в общем-то, родилось не сегодня, когда в мир выпускаются люди с этим фиктивным образованием, – оно родилось несколько раньше, когда огромная масса людей с высоким образованием, с высокой квалификацией, востребованные в советской системе, оказались абсолютно не востребованы в нашей новой, старой разрушающейся или новой созидаемой, экономике. В результате, сегодня лишь 40 – 42 % россиян полагают, что их доходы, их профессиональная карьера зависят от имеющихся у них профессиональных квалификационных навыков, порядка двух третей такой зависимости не обнаруживают.

Второй разрыв – разрыв между этическими установками большинства россиян и требованиями социальной среды. Сегодня многие просто не знают, как конвертировать их опыт, знания, квалификацию, а также приверженность моральным ценностям в успешной практике, прежде всего потому, что считают, что жизненный успех в современной России зависит отнюдь не от этих качеств и знаний, а от умения бороться за место под солнцем любыми, в том числе неправовыми способами. И как следствие – убежденность многих наших сограждан в отсутствии в России адекватной оценки интеллектуальных усилий и квалификации. Это, в свою очередь, порождает ориентацию средних слоев населения на текущее, зачастую хаотичное потребление, а не на инвестиции в будущее, не на формирование и накопление человеческого капитала для себя и для своих детей.

Ход реализации национальных проектов, по крайней мере, пока не смог переломить здесь ситуацию. Почему? Во многом потому, что существует такое представление о накопленной неудовлетворенности, накопленном социальном долге государства перед его гражданами – с одной стороны. А с другой стороны, все видят, что экономическое положение страны улучшается, а экономическое положение каждого отдельно взятого гражданина если улучшается, то не такими темпами. Соответственно, доминирует впечатление, что государство просто платит по своим долгам, и платит мало и медленно. Налицо эскалация социальных ожиданий.

Можем ли мы такой исключительной либеральной установкой на развитие человеческого капитала, чтобы человек смог раскрыть и развить свой творческий потенциал, а государство обеспечить ему условия для такой самореализации, – сможем ли мы ответить на этот социальный запрос или нет? Ответа у меня пока нет, особенно в условиях гонки социальных ожиданий в рамках избирательной кампании.

 

В.А.НИКОНОВ

Евгений Григорьевич Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики.

 

Е.Г.ЯСИН

Спасибо.

Мы все время, приступив к обсуждению человеческого капитала, в основном говорим о тех составляющих, которые традиционно в него входят, – образование, здравоохранение, я бы еще добавил пенсионную реформу, кое-какие вещи, обязательно связанные с наукой и с инновационной сферой, – это всё абсолютно необходимо, потому что создание инновационной экономики – это не просто лозунг. Это вызов.

У нас нет просто никакой другой альтернативы. Потому что с Китаем и с Индией мы конкурировать по части трудовых издержек не сможем, и нам поэтому нужно делать лучше, чем другие многие вещи. И это для нас тяжелейшая проблема. Потому что сегодня конкурентоспособных производств за пределами нефти, газа, металлургии и оборонной промышленности у нас нет. Мы должны этим серьезно озаботиться.

Но кроме этого, в состав человеческого капитала входит так называемый социальный капитал, т.е. определенная система социальных взаимодействий, тот потенциал, те возможности, которые эти взаимодействия скрывают. Я думаю, что, может быть, здесь, на этом направлении у нас самые тяжелые проблемы.

И для того чтобы проиллюстрировать это, я приведу некоторые сопоставления – показатели доверия к публичным институтам, которые есть у нас и которые есть в других странах.

Готовясь к нашей конференции в Высшей школе экономики, которая будет в начале апреля, я проанализировал данные наши и всемирного обзора ценностей.

Так вот, предлагаю особенно сейчас не вдумываться в величину оценок, а в их соотношение.

Скажем, по доверию к правительству и к парламенту мы с Западной Европой и Северной Америкой примерно на одном уровне.

По доверию к правосудию и полиции – привожу данные – у нас в
2006 году 30–31 %, в Западной Европе и Северной Америке – 51 и 72 %.

Если мы сравним все центры, конкурирующие с нами, – Восточная Европа, Китай, Индия, Бразилия, Япония, мы видим, что мы по этим показателям доверия к государственным институтам находимся, но кроме правительства, на очень низком уровне. Если вы сопоставите по неправительственным институтам, ситуация будет примерно такая же.

Вопрос доверия, прежде всего доверия к публичным институтам, является очень важным. Я сейчас не могу давать какие-то рекомендации, я просто предлагаю обратить внимание на эту важнейшую проблему.

Спасибо.

 

В.А.НИКОНОВ

Очень ценное дополнение.

Валерий Александрович Фадеев, главный редактор журнала "Эксперт", пожалуйста.

 

В.А.ФАДЕЕВ

Спасибо.

Два замечания.

Я прочитал в свежем номере журнала "Эксперт", что опубликованы на той неделе прорывные исследования в области тончайших углеродных материалов – графенов – это, чтобы было понятно, из области нанотехнологий: толщина одна десятая нанометра, – это то, что, как ожидается, когда через 20 лет нынешние кварцевые технологии выйдут на пик, тогда будут использованы эти технологии в области компьютерной техники и всего прочего.

Так вот, исследование прорывное Манчестерского университета, а сделали его, естественно, люди по фамилии Андрей Гейм и Константин Новоселов, наши соотечественники. И таких очень много, естественно, мы всё это прекрасно понимаем.

Мне кажется, что мы много говорим об утечке человеческого капитала в научной его части, но мне кажется, что мы достаточно богаты, чтобы наладить механизмы выкупа этих людей обратно.
У нас очень много денег. И если в других развитых странах есть механизмы высасывания интеллектуальных ресурсов из таких стран, как наша, то почему это не сделать нам?

Футбольные клубы это делают. От миллиона до 10 млн. долларов стоит какой-нибудь балбес из Европы или из Бразилии. Мы покупаем этих людей. Мы умеем проводить селективную работу в части футболистов. Почему же мы это не делаем в части нанотехнологий?

Это просто техника, и ничего больше. Причем, мы выделяем на нанотехнологии, если я не ошибаюсь, 2 млрд. долларов. Купить этих людей из Массачусетского университета десятки хватит вместе с лабораторией и со всеми «потрохами», и с зарплатами, и с квартирами.

 

В.А.ФАДЕЕВ

Аспект, который я хотел бы затронуть. Капитал – это ведь не только образование, образовательно-экономическое явление.

Скажем, жертвы на дорогах. Пресловутая цифра – более 30 тыс. людей убито, и почти ничего не делается. Плигин, мой коллега, 4 января выдал инициативу законопроекта, касающегося резкого увеличения штрафов – все на него набросились, включая общественность. Такое ощущение, что все наши водители только и мечтают, что выехать на встречную полосу и кого-нибудь убить на этой встречной полосе. Атмосфера царит всеобщей ненависти.

Телевидение. В.А.Третьяков очень любит об этом говорить. Включим телевидение, если кто смотрит телевидение, особенно днем и вечером, – это передачи, пронизанные агрессией, это то, что создает атмосферу, которая на самом деле портит тот самый человеческий капитал, о котором мы говорим. Это проблема не только экономическая, это проблема культурная и нравственная. Мне кажется, этот аспект тоже надо затронуть.

Спасибо.

 

В.А.НИКОНОВ

Чтобы не терять времени, сразу передаю слово Дмитрию Анатольевичу, который хотел бы подвести итоги нашей дискуссии.

 

Д.А.МЕДВЕДЕВ

Я не буду подводить итоги – пусть они останутся неподведенными.

Хотел бы еще раз сказать, что не знаю, кому как, но мне точно было интересно. Все, что я сейчас стараюсь откомментировать, ни в коей мере не отражает позицию Правительства Российской Федерации, а скорее отражает мои представления о том, что я слышал.

По тому дикому разрыву, диспропорции, которые образовались между размерами страны и размером народа – тема для всех очевидная. Хорошо, что все-таки об этом стали говорить в полный голос. Очевидно, что мы ее, эту проблему, за ближайшие годы все равно не решим, но пытаться надо, что, на мой взгляд, важно, и о чем, может быть, в самом начале было сказано, по поводу информационной составляющей.

Вот мы все время рассуждаем о том, что дороги надо строить, и это справедливо абсолютно. Дороги надо строить, по-настоящему, потому что без дорог наша страна, как единое целое, прекратит свое существование, но в то же время абсолютно очевидно, что без информационного единства, она прекратит свое существование еще быстрее, и, может быть, это особенно очевидно становится в эпоху так называемого цифрового разрыва и необходимости его преодоления.

Почему мы так усиленно накинулись на этот Интернет, на цифровое телевидение? Не потому, что эти темы такие важные и модные, а потому что просто без этого у нас нет никаких шансов остаться в единой стране. Если мы это информационное пространство замкнем, то мы сохраним страну, а если оно останется разомкнутым, то государство в нынешнем виде существовать не будет.

Теперь в отношении того, что представляет собой человеческий капитал. Я еще раз скажу, что мне этот термин до сих пор не сильно нравится, но в то же время я признаю его условность. Я согласен с тем, что, наверное, мы должны добиваться того, чтобы капитализация человека возрастала и приносила, по возможности, некие дивиденды дохода на этот капитал, особенно в эпоху глобальной конкуренции, но вот этот человеческий капитал тоже сегодня, по всей вероятности, будет приобретать несколько иные формы и доходы на этот капитал, потому что глобальная конкуренция на человеческий капитал становится в условиях того, что сейчас принято называть «плоским миром», совершенно другой, потому как дополнительное количество рабочих рук, и мы это прекрасно понимаем, всех проблем не решает, наоборот, в период, когда можно распахнуть ноутбук и, находясь в Дели или в Филадельфии, кучу проблем решить, очевидно, что качество человеческого капитала – это совершенно определяющая вещь.

Согласен с тем, что проблемы 90-х годов нам еще довольно долго будут аукаться. Вы знаете, эти национальные проекты, которыми мы сейчас занимаемся, очевидно, что когда их выбирали, это была такая смесь между объективным подходом и некими субъективными предпочтениями, которые возобладали в определенный период в руководстве страны и которые одобрил Президент.

В то же время очевидно, что и образование, и здравоохранение – это те сферы, где в 90-е годы наступил абсолютный провал. Они были, с одной стороны, погружены в такой хаос, а с другой стороны – они были недореформированы, что вызывало озлобление как самих сотрудников, которые находились внутри этих систем, так и населения, которое услуги этих систем потребляло.

Отсюда, на мой взгляд, ключевая задача, которая сейчас перед нами всеми стоит. Не просто деньги дополнительные … в эти наши национальные проекты, и это в известной мере действительно возвращение долгов, но все-таки мы должны дореформировать эти сферы, причем, делать это надо аккуратно, без экзальтации, без хамства, потому что это очень тяжелые среды, очень тягучие среды. Там работает масса людей, причем, людей с очень высоким образовательным цензом, и об этом забывать не следует.

В то же время, если мы не отреформируем их, как следует, если мы не внедрим туда те самые принципы, о которых сегодня много говорится, – принципы страховой медицины, принципы отраслевого финансирования, нормативного финансирования – мы и дальше будем репродуцировать эти проблемы, растягивая их на долгие десятилетия.

Много говорилось в отношении девальвации высшего образования, в том числе в контексте перехода на бакалавриат, на магистратуру. Мне кажется, что мы сделали неделю назад правильный шаг, когда на Правительстве одобрили этот закон, несмотря на то, что ректоры по-разному его оценили. Некоторые коллеги считают, что он для нас преждевременный. Опять же, конечно, не панацея, но, все-таки, создание вот таких возможностей для получения образования – это попадание в образовательный мейнстрим, а если мы хотим развиваться с цивилизованной частью человечества, а мы именно этого хотим, то, конечно, нам без этих институтов не обойтись.

По поводу выращивания овощей. Это не та сфера, где нужны квалифицированные кадры и где человеческий капитал может быть востребован. Я думаю, что это половина дела.

В ряде случаев нам не надо этого стесняться – это единственное применение человеческого капитала, и об этом тоже нужно помнить, потому что не все будут сидеть за ноутбуками и, выстукивая всякого рода коды доступа, вводить соответствующие позиции, передвигая деньги из одного континента в другой. Кто-то будет все-таки овощи выращивать. Отсюда самый популярный вопрос в Интернете – недавно, когда была конференция в Интернет-сообществе – касался выращивания овощей, но его модераторы не пропустили, потому что они, естественно, углядели двоякий смысл. Я вам истолковывать не буду, но вы сами понимаете, на что там был намек.

Теперь в отношении того, что говорил Руслан Семенович о примитивизации производства. В общем и целом на самом деле отчасти это действительно произошло, но эти процессы не одномерны. Я могу судить о надстройке, об оболочке, которая мне ближе, как правоведу, когда 15 лет назад мы начинали регулировать какие-то бизнес-процессы, у нас в руках был совершенно примитивный инструментарий, на уровне нескольких псевдорыночных законов и Гражданского кодекса 1964 года.

Сейчас регулирование экономических процессов в нашей стране сродни высшей математике. Это, наверное, плохо, хотя для юристов только хорошо, потому что денег можно больше заработать, но это отражение объективной ситуации, которая сложилась, и касается не только этих процессов примитивизации производства, которые действительно произошли вместе с деградацией машинного производства в нашей стране, но в то же время – это отражение тех процессов, которые идут, прежде всего, в новой экономике, а новая экономика не может регулироваться прежними средствами.

Много хороших вещей сказал Третьяков Виталий Товиевич, я даже не знаю, надо ли их все комментировать или ограничиться несколькими словами о грибах, по поводу некой основной идеи и по поводу демографии, которая у нас в довольно сложном состоянии находится.

Мне вот как раз очень сильная понравилось,  идея приращение территорий – это самое сильное национальная идея, которая только может существовать. Вопрос только в том, как ее понимать.

Что будет, если достигнуты цели национальных проектов? Что это решит? Решит как раз те вопросы, которые перед нами стоят.

Я не вижу ничего плохого в том, что мы достигнем европейского качества жизни. Будем «гнить», как европейцы, но будем гнить уже в современных условиях. В то же время это создаст большее пространство, для того чтобы заниматься интеллектуальным трудом. Сейчас-то с этим проблемы.

Теперь о проблеме бедности. Действительно, за последние годы нам удалось немножко снизить ее размеры, но миф о глобальной бедности, он, на самом деле, имеет деструктивный характер для развития страны. Потому что материальная бедность в конечном счете наводит на мысль о духовной бедности, - ну раз такие "сирые", то и о чем говорить-то тогда. Его точно плохо раскручивать, плохо для государства, плохо для тех людей, которые занимаются какими-то новыми технологиями.

По поводу демографических соображений. Прирост за январь, я недавно говорил на Совете с участием Президента об этом, на удивление, очень неплохой, у нас по стране численность населения приросла на 16 %.

О чем это говорит. Ну это, понятно, не результат новой демографической программы. По отношению к январю прошлого года, в январе этого года, число рождений абсолютное – 16%, это хорошая цифра. Точно, это не следствие, при всем, так сказать, неуважении к социологии, в данном случае – это абсолютные цифры, полученные из регионов, их никак не исказить. Это не результат демографической программы, но это точно общий итог стабилизации, достигнутой за последние годы. Просто стало более понятно, более комфортно жить и менее страшно рожать.

Поэтому, конечно, искомые 2,13 ребенка на одну женщину репродуктивного возраста, на мой взгляд, мы не достигнем, во всяком случае в ближайшие годы. Но вкупе со снижением смертности и все-таки более менее эффективной миграционной политикой мы, на мой взгляд, можем удерживать размеры нашего населения где-то в границах от 130 до 150 млн. И этого будет в принципе достаточно, чтобы существовала страна в современных границах как современное эффективное государство. Но только при наличии этих трех факторов.

Игорь Михайлович говорил в отношении пиара как нормы жизни, и то же Виталий Анатольевич сейчас сказал. Мне кажется, что это, действительно, полезная вещь, особенно когда речь идет о национальных проектах, когда речь идет о социально полезных программах. Он не должен быть навязчивым, но недооценивать его не следует, потому что, в противном случае, мы будем скатываться совершенно к другим темам.

У нас вообще в целом, я уже об этом говорил, гигантская проблема в системе социального вспомоществования, она неуклюжая, нерыночная. Поэтому и применительно к здравоохранению, и вообще применительно к системе социальной поддержки, конечно, может быть, основным выходом из национальных проектов является модернизация этой системы, причем в достаточно короткий период. Иначе мы просто создадим очень большие трудности для будущих поколений.

Уже в этом вижу большой позитивный выход от национальных проектов, помимо того, что мы добавили денег в эту сферу. Просто мы все убедились, и в том числе те, кто непосредственно участвует в реализации решений, кто в известной мере генерирует эти решения, что без модернизации будем вхолостую работать, и, в конечном счете, все закончится коллапсом.

По поводу того вообще, что есть вузы современные. Здесь много представителей высших учебных заведений и ректоров. В общем, на самом деле, я согласен с тем, что коллеги говорили, это, действительно, в известной мере средство социализации значительной части наших людей.

Но хочу вам отметить, уважаемые коллеги, – это очень дорогостоящее средство. Нам бы неплохо заниматься этой социализацией на значительно менее затратном уровне. Вот если мы сумеем социализировать население не через высшие учебные заведения, а через другие системы, во-первых, и школы – это все-таки участок социализации, и средние учебные заведения, то мне казалось бы, что этого должно быть достаточно. Кстати, и армия – это тоже институт социализации, если это армия современная и развитая, то это тоже нужно иметь в виду.

Теперь то, что сегодня говорили в отношении развития и перетока из сырьевых отраслей в несырьевые. Бесспорная вещь, если мы этого не сделаем, в ближайшие годы будем влочить жалкое существование.

Я, правда, не очень понял, когда Вы сказали, что наша задача – это создание мегакорпораций. Мне просто любопытно было понять, "Газпром" – это прогрессивная мегакорпорация или вредоносная сырьевая структура в этой системе координат?

 

С.А.МАРКОВ

Поясняю, это мегакорпорация, но вредно построить систему, при которой Правительство контролируется мегакорпорациями. Должна быть обратная система, когда цель прилагания контролируется общенациональными интересами для мегакорпораций.

 

Д.А.МЕДВЕДЕВ

Понятно.

Согласен с необходимостью заниматься шкалой ценностей. По поводу общественного телевидения, тот вопрос, который Вы затронули, я его начал обдумывать, еще работая в Администрации.

Достаточно об этом сказать, и возникнет еще одна фигура …, потому что принципы организации "Би-Би-Си", о которых Вы сказали, это же абсолютно платные принципы. Да, это не очень большие деньги, но это тем не менее соучастие в финансировании трансляции программ. Каждый житель Великобритании платит определенное количество фунтов стерлингов за трансляцию. Не много, но для нас это пока очень сложное решение.

Почему, потому что будет крик, будет волнение… Потому что когда это идет через налоги, этого никто не чувствует, а когда из собственного кармана – естественно, вызывает дикое раздражение.

Нет, это, безусловно, так сказать, один из возможных путей. "Цифра", на самом деле, если говорить о "цифре", она сама по себе не заставит ничего делать. Потому что если "цифра" будет отфинансирована из государственного кармана, допустим, в кооперации с бизнесом, то что мы на концовке получим, году к 2015 году: каждая бабушка, независимо от того, где она живет, в Москве или же где-нибудь в Анадыре, сможет включить телевизор и получить бесплатный сет программ. Только сейчас, допустим, в Москве – это 15 программ, а в Анадыре, ну, тоже, наверное, много, но во всяком случае не 15, то это будет 10, 12, 20 программ, которые распространяются бесплатно, и никакого отношения к общественному телевидению это иметь не будет.

Потому что общественное телевидение чем ведь привлекательно? Оно привлекательно тем, что там нет рекламы, оно существует за счет взносов потребителей этой информации. Если есть реклама, то тогда уже другие силы определяют правила, а цифровое телевидение – это такое же телевидение, как сегодня, оно будет финансироваться за счет доходов от рекламы.

Теперь в отношении того, что Евгений Григорьевич говорил, одну тему только выделю – по доверию к социальным институтам. Есть эта проблема, и не только в нашей стране, но, мне кажется, что объясняется она совершенно простыми вещами: чем ближе участок власти, расположенный к народу, тем ниже к нему доверие.

Почему более или менее доверием пользуется сейчас Президент, об этом даже и рассуждать несерьезно, а вот даже Правительство и парламент, потому что все-таки люди не ощущают их прямого влияния на жизнь. Да, какие-то решения принимают, о чем-то рассуждают, но влияют в крайне незначительной мере.

А если взять полицию, если взять суд, тут-то по полной программе – коррупция, недоверие, взятки. И это раздражает людей.

 

Е.Г.ЯСИН

Я прошу прощения. В Китае, в Европе и Америке ситуация совершенно другая: высокое доверие к полиции.

 

Д.А.МЕДВЕДЕВ

Да. Я уже как-то пускался в разговоры на эту тему, попробую еще раз воспроизвести свои доводы, не знаю, насколько они окажутся для вас показательными.

Китай – вообще другая земля, – Вячеслав Алексеевич, по-моему, Вы начинали на эту тему говорить, – это цивилизация, которой 5 или 7 тыс. лет, устроенная совершенно по другим принципам, с совершенно иным уровнем законопослушания и совершенно другой системой мотивации, где 90% людей все копейки, юани, которые зарабатывают, кладут на счет к себе, а потом государство эти деньги оттуда вытаскивает и финансирует строительство дорог. К сожалению, у нас такого ресурса нет, поэтому мы вынуждены всякие другие фонды выдумывать. Если бы у нас население таким образом распоряжалось своими накоплениями, немножко другая бы ситуация была.

Что касается Европы и Америки, здесь сопоставление абсолютно корректное, – другой культурный уровень, к сожалению, и другой уровень благосостояния тех же самых полицейских и судей. Совершенно очевидно, что для любого нормального судьи и полицейского в Америке или в Европе потерять свою должность – это зачеркнуть жизнь. Найдите мне нашего милиционера, который так рассуждает, – таких почти нет: ну, выгонят, ну и Бог с ним, пойду в бизнес, буду с другой стороны там деньги "заколачивать". Для них это катастрофа, поэтому это очень серьезная мотивация, помимо 5 или 10 тыс. долларов, которые ежемесячно уплачиваются полицейскому. Эти вещи нам еще только предстоит создавать.

Очень мне понравилась идея обратного «выкупа» тех представителей интеллектуальной элиты, которые обратно "утекли". Я думаю, что это, в принципе, вполне возможная вещь, тем более что, в общем, сами выкупаемые тоже, наверное, не должны сильно возражать, у нас ведь и жить интереснее и веселее. Поэтому зачем они там живут, маются? Если их «выкупят», они просто счастливы будут.

И теперь, если завершать разговор в таком, научном ключе, что мне хотелось сказать.

Несколько раз сегодня во время разговора поднималась тема общественного договора как связующего элемента всей жизни нашей современной. Так вот, если позволено будет такое сравнение привести, мне более или менее близкое, национальные проекты, причем любые национальные проекты, я сейчас не говорю о конкретных национальных проектах, а именно то, что государство определяет в качество национальных приоритетов, – это, если хотите, такая оферта со стороны государства, обращенная к гражданскому обществу, а уже гражданское общество должно определить, акцептует оно эту оферту или игнорирует эту оферту. Если оферта совпадает с общественными ожиданиями, тогда приходит результат.

Я вам скажу откровенно, я за последний год стал значительно большим оптимистом, как это ни парадоксально звучит из уст первого заместителя Председателя Правительства, потому что все-таки то, чем мы занимаемся, неплохо пошло, и это меня радует.

Спасибо большое за участие в разговоре.

Вам всего доброго, я рассчитываю, что мы еще обязательно встретимся, поговорим.

 

В.А.НИКОНОВ

Спасибо большое участникам.

Спасибо большое Дмитрию Анатольевичу, прежде всего – за хорошую новость.

 

13.03.07 г.

www.viperson.ru

 
  Locations of visitors to this page
LightRay Рейтинг Сайтов YandeG Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

 

Besucherzahler

dating websites

счетчик посещений

russian brides

contador de visitas

счетчик посещений