Чудо  - Рациональность - Наука - Духовность
Если вам понравился сайт, то поделитесь со своими друзьями этой информацией в социальных сетях, просто нажав на кнопку вашей сети.
 
 

Клуб Исследователь - главная страница

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ - это путь исследователя, постигающего тайны мироздания

Библиотека

Библиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

ГлавнаяБиблиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

Максимилиан Сандор – Небольшая пурпурная записная книжка о том, как сбежать из этой Вселенной (том 1)

Максимилианом Джоахимом Сандором

 

 (при значительной помощи большой части Интернет-сообщества).
Проект
спонсирован TransMillennium, Inc. и The Santavihara Foundation

 

Mailing-List info

To subscribe, send a message to pnohteftu@newciv.org
with the SUBJECT subscribe

To subscribe to the latest additions only, the SUBJECT should be:

        subscribe latest

Listowner: Maximilian Sandor mailto:mloren@newciv.org
Listadmin: Maria Loren
mailto:mloren@newciv.org

М. Дж. Сандор. Небольшая пурпурная записная книжка о том, как сбежать из этой Вселенной (в 2-х т.). Том 1. – М., 353 с., с ил.

Ай да мы, спасибо нам!

Переводчики:

Сергей Конопелько - sk@ntmk.tagil.ru

Алекс Яковлев - alex-san@mtu-net.ru

Дмитрий Попов - nomind@hotmail.ru

Сергей Грибенников - serge_music@mail.ru

Дмитрий aka falconeye

Александр Поданев - start2000@360.ru

Александр Гусев

Редакция, коррекция, перевод отдельных глав и оформление:

Игорь Колединцев- koledintsev@mtu-net.ru

Версия: 16.09.2002

«Небольшая пурпурная записная книжка о том, как сбежать из этой вселенной» является карманным изданием ужасных томов «Пурпурной книги», которая, к счастью для человечества, была и останется навсегда утерянной где-то во времени.

Некоторые части оригинальной «Пурпурной книги» были извлечены из другой, еще более печально известной работы, которая была скомпилирована в Параллельной Вселенной; эта вселенная была-есть-будет не слишком отличной от нашей. Эта книга носила несколько запутывающее название 'Virago 2000'.


Отказ от прав, гарантии и копилефтрайты

Любые отказы от прав (Disclaimers), которые могли или могут прийти на ум, озвучены они или нет, безусловно, применимы к этой книге.

Любые гарантии, которые давались или могли бы быть даны, объявляются пустыми и недействительными в отношении этой книги и любых ее производных, в прошлом, настоящем и будущем.

Эта книга является свободно распространяемой (copylefted), подобно, но не идентично, Лицензии GNU. Пожалуйста, прочитайте очень внимательно «Подсказки, как достичь наихудшей кармы в минимально короткий период времени» ('Tips On How To Achieve The Worst Possible Karma In the Shortest Time'), прежде чем выдвигать любые идеи.

**** Предупреждение ****
НЕ
читайте эту книгу в процессе управления автомобилем или любым другим сложным (опасным) устройством. Если вы все-таки захотите это сделать,
НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ не находитесь на трассе Фривэй-405
в то время, когда я спешу с работы домой.


Переходя на страницы этой книги, вы автоматически соглашаетесь:

·  сказать «привет, сумасшествие»,

·  никогда больше не блокировать дорогу моей машине,

·  информировать Webmaster или Ведущего Русский Проект о неверных или устаревших ссылках,

·  C:\Мои документы\Scientology+\Sander\The Little Purple Notebook On How To Escape From This Universe.files\moskito.gifдавать любую интересную информацию и обратную связь Webmaster, включая какие-либо новые пилюли от неприятного запаха изо рта, но не ограничиваясь этим.

 

Прошу заметить:
 «
Если вы имеете не критичный по своей природе ум,
то ваше присутствие здесь бесполезно».

Г. Гурджиев


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

 

!!!!!!! Внимание !!!!!!!!

Это только начало перевода Интернет-проекта Макса Сандора. У Ведущего Русский Вариант проекта просто нет времени на перевод всех очень интересных статей «Небольшой пурпурной книги». Статьи этой книги можно читать и переводить в любом порядке. Поэтому если вдруг у кого-либо возникнет желание перевести статью-другую – добро пожаловать. Благодарности автору перевода будут отражены на странице. Переводы можно присылать мне в любом формате.

Сергей Конопелько - sk@ntmk.tagil.ru

Оригинальная (полностью английская) версия «Небольшой пурпурной книги» находится по адресу: http://www.transmillennium.net/pnohteftu/

 

Это важно:  «Пурпурная книга» - это живущая книга. Другими словами, к ней применимы все законы физической Вселенной. Это значит, что эта книга подвержена явлению ЭНТРОПИИ: буквы перемещаются, пунктуация и грамматика портятся, временами целые слова мигрируют в другие главы. Замечу, что эта работа была в прекрасном состоянии, пока она не спустилась в термодинамический беспорядок этой Вселенной. Поэтому, пожалуйста, адресуйте все жалобы по поводу грамматики и пунктуации прямо к дизайнеру этой Вселенной, который изобрел эту дурацкую энтропию.

Структура этой книги отличается от других книг. Разумное объяснение этой структуре (или скорее отсутствию структуры) раскрывается в главе 12. Структура и метод

Короче, любую главу можно читать независимо от других, и неважно, с какой главы вы начинаете.

Например, вы можете начать с  Постскриптума и закончить на  До пролога.


Некоторые люди этого не смогут; тогда им более удобно будет читать, используя Указатель.

ОГЛАВЛЕНИЕ

До пролога.. 9

10. Страна Мотивана (Страна Мотыльков) 9

Пролог.. 11

15. Благодарности.. 11

17. Об авторе, редакторе и составителе. 12

19. Формат и нумерация.. 13

49. Определения.. 14

Основы Основ.. 15

11. Границы возможностей.. 15

12. Структура и метод.. 18

13. Точки зрения, терпимость, сострадание и правда.. 21

14. Парадокс разговора о «пробуждении». 23

24. Определение «определения». 25

723. Карма учителя.. 28

724. Что сказать за оставшиеся 15 минут (Часть 1 - Прелюдия) 31

726. Что сказать за оставшиеся 15 минут (Часть 2 - Спуск) 36

727. Что сказать за оставшиеся 15 минут (Часть 3 – Приводнение) 42

29. Запись №322 из «Записок Дж.Д. Флоры». 47

891. Восток встречает Запад, между и вне. 52

893. Записанная История, мечты о Будущем и вечное Сейчас.. 55

733. Структура цели.. 57

Основы... 62

318. Поиски счастья.. 62

3191. «Ойй!?! Извините!!!». 64

18. Некоторые причины того, почему люди испытывают раздражение. 67

181. Эмоциональные ассисты и духовное очищение. 70

16. Краткое изложение принципов Гаутамо на современном языке. 75

310. Разрушительность неправильного перевода слова «дуккха». 80

317. Сладостно-горькая правда о страдании.. 84

319. Восстановление целостности и концепция «дуккха». 86

325. Прекрасное искусство успешного страдания.. 90

316. Групповые отождествления (вэйлансы) 93

28. Отрицание, противоположности и дополнения.. 96

34. Принцип «анатта». 98

27. «Проявление в зависимости от условий» против «причины и следствия»  100

271. Заводной механизм кармы... 103

275. Блага беспорядка.. 106

Процессы... 109

716. Процесс и результаты... 109

725. Срединный путь позитивного и негативного процессинга.. 112

720. Переплетение начинаний, изменений и завершений.. 115

719. Приятное, отвратительное и ни-приятное-ни-отвратительное. 119

717. Список  «Не нужно делать»  и  «Единственный процесс». 121

721. Нет пределов в небесах.. 123

722. Переключение состояний.. 126

42112. Обратное отслеживание личин (вэйлансов) 131

42113. Почему «бросание» можно уподобить резиновому корду, и загадка пороговых процессов.. 136

421216. Превращение уродливого в прекрасное. 141

4249. Соглашаться соглашаться или не соглашаться.. 144

749. Процесс «нирвана». 147

4220. Мистические упражнения.. 150

4221. Слепая воля и (страстные) желания.. 152

4222. Экстериоризация с помощью оттаивающих точек зрения.. 156

Модели.. 159

480. Карты Вселенной (часть I): Кетер, Ниббаана и Тао.. 159

481. Карты Вселенной (часть II): состояния, домены и выход за их пределы    164

450. Ужасный треугольник: неконфронт, надежда, ужас.. 169

451. Генератор голограммы... 174

453. Абсолютная свобода компьютерных игроманов.. 176

454. Триады и аксиоматические системы... 180

764. Давайте начнём ЭТУ игру! 183

767. Нежно удушающие оковы эстетики.. 186

718. Геометрия обработки инцидента.. 191

490. Восприятие как обнаружение различий.. 195

493. Электрическая модель конструкции цели.. 198

Ловушки.. 202

434. Как распознать ловушку, когда вы с ней сталкиваетесь. 202

435. Предловушка (ловушка подготовительного этапа) 204

4351. Предловушка, пример 1: «НВ». 206

4352. Предловушка, пример 2: «всё-спланировано». 208

4253. Фабрикация иллюзий свободы... 210

439. Поглощения случаются! 216

Парадоксы... 219

441. Парадокс Будды... 219

442. Парадокс «свободы воли». 220

Специфичное.. 223

4820. Махамахабаалата сутта.. 223

4821. Священная Книга Истинного Весса (СКИВ) 227

4822. Запись №343 из «Записок Дж.Д. Флоры». 230

293. Запись №171 из «Записок Дж.Д. Флоры». 234

4875. Аватары, Нефилим и компьютерные игры... 238

Непосредственное восприятие на расстоянии (НВР) 242

Дэн Иден. Непосредственное восприятие на расстоянии.  Введение. 242

221. Зеркало (НВР 1) 243

222. Исследование исследователя (НВР 2) 247

23. Погружение в бездну (НВР 3) 251

24. Непрерывность движения (НВР 4) 255

225. Между временем и пространством, часть 1 (НВР 5) 259

26. Между временем и пространством, часть 2 (НВР 6) 263

227. Подведение итогов: что такое реальность? (НВР 7) 267

Говорят гости.. 272

52. Аноним: О, это крутое главенство духовной жизни.. 272

522. Оуран. «Острова в море бытия». 274

527. Редьярд Киплинг. «ЕСЛИ» (Вариант 1 и Вариант 2) 279

Продвинутая информация (Супер «Пурпурная записная книжка») 281

61. Космический клей. Часть 1. 281

62. Космический клей. Часть 2. 284

63. Космический клей. Заключение. 288

64. Повышение частот любви (продвинутый уровень) 290

65. Обработка мыслеформ в тибетском стиле (продвинутый уровень) 295

66. Первичные аксиомы: современный взгляд на принцип «гун». 298

667. Вне Главных Аксиом (1) 301

668. Вне Главных Аксиом (2) 305

67. Соединенности (продвинутый уровень) 307

673. Коаны и «неверные почему» (продвинутый уровень) 311

675. О различных типах эмоций.. 314

Конструирование процессов.. 320

680. Разработка процессов: анализ (часть 1) 320

681. Разработка процессов: анализ (часть 2) 323

Новые направления.. 329

894. Новый Этический Кодекс.. 329

895. «Кейс» для обработки будущего.. 334

Персоналии.. 337

47.3. Речь в честь дня рождения (прервана) 337

Постскриптум... 339

99998. Заключительные шаги: «уокэбаут» и «паббайяа». 339

99999. Замечательные слова напоследок.. 341

8008. Послесловие. 342

Приложение…... 346

8888. Унифицированные указатели информационных ресурсов (URL) 346

8889. Книги (твёрдые копии) 348

Указатель.. 349

 

http://www.tagil.ru/~sk/sandor/bfly.gifДо пролога

10. Страна Мотивана (Страна Мотыльков)

(Перев. А. Яковлев)

Кучка гусениц сидит на коре дерева. Одна говорит: «А кто из вас, ребята, на самом деле верит в Мотивану?»

Другая отвечает: «Просто миф, какие-то старые записи на коре, кого волнуют эти глупости? Мы сейчас так развиты, мы на вершине развития! Я верю в эволюцию и...»

Другая перебивает: «Этот вопрос стар, как сам вид гусениц. Даже со всей этой новой технологией все еще нет окончательного ответа».

А другая спрашивает: «Что ЕСТЬ Мотивана? Можете ли вы определить ее? Измерить ее? Есть ли у нее начало, есть ли у нее конец? Народ, где ваши научные методы? Эй, дайте нам отдохнуть от этого мумбо-юмбо...»

И еще одна спрашивает: «Даже если бы она существовала, кто захотел бы быть там? Без уютной коры, по которой можно ползать! Если бы эти слухи были верными, тогда мы никогда больше не будем на этом Дереве. Какая ужасная мысль!»

Одна говорит: «Да! За пределами этого Дерева не может быть ничего кроме Пустоты! Вакуума! Ничто!»

А одна из старых гусениц говорит: «Я изучала записи Святой Коры всю мою жизнь, и я говорю вам: Верьте, и вы будете спасены! Раскайтесь, а иначе Могучий Дятел проглотит вас на вечность!»

«Да, да, – прикалывается другая. – Что будет дальше – Зеленая Древесная Ящерица? Да ладно вам, давайте жевать сочную кору и жить дальше!»

«Нельзя полностью исключать возможность существования других Деревьев» – говорит ещё одна, и все смеются.

«Я уверена, что если мы просто проползем через кору, то мы будет свободны!» – заявляет кто-то.

«Свободны от чего? С какой целью? Это Дерево – это все, что важно; все остальное – лишь дикие спекуляции, опиум для гусениц; давайте организуем всё так, чтобы никто не получил кусок коры лучше, чем остальные!»

Другая гусеница с убеждением говорит: «Я знаю, что есть путь с этого Дерева! Но я не пойду никуда, пока каждое Живое Существо на этом Дереве не найдет сперва свой путь!»

«Я тоже» – заявляет другая.

«Глупые люди, – возражает кто-то. – Если вы оба хотите пойти последними, то никто из вас никогда не сможет уйти. Неужели вы этого не понимаете?»

И вдруг в колонии гусениц появляется суматоха.

«Я могу видеть свет!» – кричит кто-то.

«О, нет! Опять кто-то из культа!» – вздыхает народ.

«Я прорываюсь на другую сторону» – настаивает гусеница.

«Ты, наверное, обкурился» – говорит ему кто-то.

«Никто еще ни выходил наружу и не пришел назад, чтобы говорить об этом. Одно это является достаточным доказательством, что вся эта Мотивана есть ни что иное, как плод больного воображения безумной гусеницы» – провозглашает одна из гусениц.

«Нет, нет, – кричит тот, кто видел свет. – Наше мягкое тело есть всего лишь оболочка, тюрьма! Как только вы освободитесь, вы сможете покинуть ее. И даже Дерево!»

«Возвращайся сюда, глупый мальчик!» – кричит его мать.

«Это невозможно – стать свободным от этого Дерева, – говорит один из мудрых. – Вам сначала нужно вступить в Орден Просветленных Гусениц. Не существует Достойных Нимф вне нашего Святого Сообщества! Это, должно быть, очень печальный случай заблуждения».

«Да, – добавляет другой мудрец. – Кроме того, не может быть спасения, пока следующая Просветленная Гусеница не появится на Дереве!»

И политическое общество гусениц зовет полицию гусениц, чтобы посадить его за решетку: «Такие безумные идеи антисоциальны и говорят о глубоких нарушениях разума. Угроза для общества».

«Не беспокойтесь, – говорит ученый. – К счастью, мы разработали новое лекарство, которое помогает устранить эти симптомы. Однако оно не дешево. Мы потратили миллионы гусени-долларов на его разработку...»

Но когда они подошли к гусенице, которая видела свет, все, что они могли найти – это пустая оболочка.

А в это время раскрывшаяся гусеница увидела, что Страна Мотивана была небесами. Она посмотрела на свои цветные крылья и осознала, что стала красивой бабочкой.

И на рассвете нового дня эта бабочка расправила свои крылья...


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

Пролог

15. Благодарности

(Перев. А. Яковлев)

Как замечено в главе 12. Структура и метод, мир – это много-пространственная сеть отношений. Невозможно с уверенностью отследить каждую мысль к одному конкретному источнику. Также невозможно точно определить влияние каждой мысли на большую систему мыслей.

Следовательно, для книги, подобной этой, благодарности нужно выразить всем разумным Существам, бывшим и будущим, даже если они не известны своими именами или особым вкладом.

Это включает, конечно же, Вас, читателя этой книги, за возможное содействие этой книге в той или иной форме. Некоторые люди думают, что их вклад в развитие человечества более важен, чем вклад других людей, просто потому что именно они успешно внедрили новый концепт или идею. Или, возможно, они были первыми в своих временных рамках, кто сложил кусочки вместе и создал новое открытие. Большинство людей, однако, недооценивают значимость их собственного вклада.

Бакминстер Фуллер, известный изобретатель, ученый и философ, в своей книге «Синергетика» отмечает следующее: если кто-то открывает некие подробности, отношения или закономерности в природе, то это не уменьшает «гения» этого человека никоим образом, несмотря на то, что кто-то другой мог «уже» сделать это открытие на несколько веков раньше. Если хотите, это ставит человека на уровень, сравнимый с уровнем Ньютона или Эйнштейна.

Настоящие герои и героини данной книги – это ее читатели, поскольку искреннее намерение, лежащее за этой книгой, состоит в том, чтобы читатель открыл столько подробностей, отношений и закономерностей, сколько возможно для него самого.

Это намерение представляет интересную дилемму: сколько вообще информации следует сообщить? Не будет ли достаточно очертить основополагающие принципы как отправную точку, чтобы читатель смог сам обнаружить остальное? Где разделительная черта между «представлением данных» и «внедрением идей» [indoctrination]?

Эта книга придает особое значение структуре. Если есть сомнение, то, очевидно, структура предпочтительнее содержания. Этот подход невыполним без подробной обратной связи. Следовательно, особая благодарность выражается тем, кто присылает или пришлет отзывы: каждый вопрос или предложение помогает сделать эту книгу более доступной для других читателей.

В любом случае: Спасибо вам всем !!!


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

C:\Мои документы\Scientology+\Sander\Pnohteftu - 17_ About the Compiler.files\speedy1.jpg***** A Y2K Message from Max *****

RealAudio MP3     WAV

(featuring a baby berimbau and Dini)

Долгие годы существовали только две фотографии этого скромного и застенчивого человека, которого многие называли «Робкий Макс» ('Humble Max'): фотография секретной службы, сделанная в Камбодже, и исторический «Портрет Эль Монте» Гюнтера Зельке (Gunter Zielke). (Конечно, есть ещё и прекрасное полотно маслом Дианы Дорнбуш (Diane Dornbusch).) Недавно невероятная удача улыбнулась одному внештатному фотографу во время его прогулки верхом в таинственный каньон Хайнс (Haines Canyon), известный как место обитания многих странных созданий. Так этот снимок был сделан 28 марта 1998 г., сразу после открытия Пред-ловушки, пример 2.

 

17. Об авторе, редакторе и составителе

(Перев. Д. Попов)

Максимилиан Джоахим Сандор (Maximilian Joachim Sandor) родился как двуногое млекопитающее мужского рода в Берлине, Германия, и звался Джоахим Герберт Стейнгрубнер (Joachim Herbert Steingrubner), пока он, по некоторым непонятным причинам, не принял решение сменить имя. У него есть Диплом Инженера (Engineers Diploma (E.E.)) и степень доктора философии компьютерных наук, полученные после изучения столь разных предметов, как математика, Индо-Европейские языки, электротехника, жизнь, вселенная и всё-что-попало. После многолетних скитаний по Европе, осенью 1984 г. он приехал в Калифорнию, где работал инженером по вычислительной технике и консультантом. С 1996 года он, в основном, посвятил себя работе в Калифорнийском Университете в Лос-Анджелесе (University of California Los Angeles (UCLA)).

Интересуясь с раннего детства исследованиями вопросов жизни и смерти, он изучил книги Георга Гримма (George Grimm) уже в далёком 1977 г.  Ясное и краткое изложение Гримма быстро убедило его в том, что у учения Гаутамо Сиддхартхо есть прочная основа в реальности, далёкая от множества культурных извращений, составляющих картину преобладающих сегодня «Буддистских» кружков.

Весной 1978-го у Макса появилась идея написать современное краткое изложение идей Гаутамо, которые он видел, однако, в основном через фильтр книг Гримма. Минуло двадцать лет, прежде чем показалось, что наступило время наконец-то начать реализацию проекта.

Всё это время он изучал различные современные технологии ума, причём некоторые из них довольно беспорядочно. Устав от псевдонаучных попыток насильно приспособить учение Гаутамо к современной «Науке», не меньше чем от романтичных восхвалений алогичных мифов о «Будде», он, наконец, составил больше ста двадцати глав (и продолжает этим заниматься!) для этой «Небольшой пурпурной записной книжки о том, как сбежать из этой вселенной».

Пусть Все Существа Будут Счастливы И Свободны!


 

 

19. Формат и нумерация

(Перев. Д. Попов)

(Только гипертекстовая версия):

·  Иностранные слова выделены наклонным шрифтом.

·  Если у слова с наклонным шрифтом есть ссылка, то она ведёт к его объяснению в словаре.

·  Если у одного или нескольких русских слов есть ссылка, то это ссылка на главу, имеющую к этому отношение.

·  Если ссылка есть у имени собственного, то она ведёт на другой сайт.

 

(Текстовая и гипертекстовая версии):

·  Число в круглых скобках означает номер цитаты в коллекции цитат, например: (11).

·  Число в квадратных скобках – ссылка на книгу, приведённую в библиографии, например: [22].

·  Существительные мужского и среднего рода на языке Пали, оканчивающиеся на «-о» в именительном падеже, так и даны с окончанием «-о», несмотря на то, что по историческим(?) причинам широко используется окончание «-a». Последний вариант обычно вызывает путаницу со словами в других склонениях и падежах.

·  Просьба не называть того, кто известен как «Будда» (что грамматически корректно должно быть написано как "Буддо" – см. предыдущий абзац), иначе чем "Тасагато" или "Гаутамо Сиддхартхо". Это его настоятельное пожелание, и оно уважается в этой книге.

·  [-] означает ссылку на главу, которая ещё не написана.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

49. Определения

(Перев. Д. Попов)

дополнение: то, что делает нечто завершённым. Например, дополнение для цвета, скажем, красного, – это все другие цвета.

гистерезис: (his?te-re?sis) The lagging of an effect behind its cause, as when the change in magnetism of a body lags behind changes in the magnetic field. [Greek husteresis, a shortcoming, from husterein, to come late, from husteros, late.]

 

Перевод определения:

(his?te-re?sis) сущ., множественный гистерезис (-sez).

Отставание явления от вызвавшей его причины, такое, как изменение магнетизма тела, отстающего от изменений в магнитном поле [греческое husteresis – отсутствие, недостаток (shortcoming), от husterein – наступать позже, от husteros – позже].

 

Русское определение:

Отставание во времени реакции тела от вызывающего его внешнего воздействия; наблюдается в тех случаях, когда состояние тела в данный момент времени определяется также внешними условиями, существовавшими ранее.


Часть [английских] определений взята из:

The American Heritage® Dictionary of the English Language, Third Edition copyright © 1992 by Houghton Mifflin Company. Electronic version licensed from InfoSoft International, Inc. All rights reserved.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

Основы Основ

11. Границы возможностей

(Перев. А. Поданев)

Кажется, в нашем окружении существует несчетное количество книг о Буддизме и даже еще большее количество книг, пытающихся дать совет обо всех видах самосовершенствования. Но что достаточно печально, основное большинство и этих книг – просто перефразировка других книг, которые, в свою очередь, уже являются переизложением более ранних книг.

При явном недостатке новизны, есть очень и очень немного книг, в которых авторы воздерживаются от использования весьма сомнительных конструкций языка, подобных: «Вы не можете ...», «Мы никогда не будем ...», «Все из нас должны ...» и т.д. Большинство авторов просто не представляет воздействия их собственных слов. Однако очень показательна самозащита, общий аргумент которой таков: мол, критика такого небрежного использования языка является необоснованной, потому что «каждый пишет таким же образом» или «не каждый имеет время, чтобы изучить семантику или NLP». Обзор «Пали Канона», самой ранней записи учения Гаутамо, показывает, что он тщательно воздерживался от использования любой такой семантической конструкции. Все его примеры были заявлены в форме: «если бы человек делал бы так-то и так-то, результаты его действий были бы такими и такими». Он не говорил: «Вы будете» или «Вы не будете». Показывая выход из ситуации в зависимости от некоторых условий (состояний), он демонстрировал основные законы жизни таким способом, каким исследователь будет идти к ним.

Опасность небрежных формулировок значительна, и есть существенный момент, установленный американцем польского происхождения Альфредом Коржибским (Korzybski), который идет настолько далеко, что считает основной причиной безумия - некритическое использование языка.

В первой части книги будет несколько разделов, посвящённых непосредственно языку. Затем будет проанализирована чрезвычайная разрушительность широко распространенной фразы «вся жизнь – страдание», проанализировано свойственное ей абсолютное безумие и обсуждено её опасное своеволие (dangerwill). Само собой разумеется, не существует никакого свидетельства, что Гаутамо когда-либо говорил нечто подобное, и даже известно, что в нескольких случаях он отклонял любую такую интерпретацию для своего учения.

Небрежное или даже опрометчивое использование языка в комбинации с предметом человеческого ума проявляет шокирующую вероятность того, что соответствующие авторы, прежде всего, возможно, просто не поняли самих основ выбранной ими темы.

Это грустное обстоятельство сильно влияет на возможности данной книги. Возможно, это даже главный фактор её существования: если была бы доступна лучшая литература, автору не было бы никакой цели подвергаться муке написания этой книги и постоянным рискам «парадокса учителя», который будет обсужден позже.

Другим фактором, приведшим к возникновению этой книги, является появление в недавние годы различных философий и практик, которые либо имеют цели, подобные целям Гаутамо Сиддхартхо, либо обеспечивают очень ценным инструментарием его последователей. Некоторые «буддисты» упорно утверждают, что «Будда» указал один и только один путь к свободе. Однако они игнорируют то, что Гаутамо ограничил свои сообщения только наиболее жизненными основами, которые легко были бы понятны во времена его последней жизни более чем 2500 лет назад. Он не исключал других возможностей или дополнительных инструментов, если они будут вести к пробуждению человека. Как это ни странно, он определенно исключал некоторые из практик, которые для многих теперь формируют картину «Буддизма» в западном мире: пение, просьба и надежда на кого-то, кроме себя.

Как прямой результат этих соображений, в данной книге первоначальное учение Гаутамо Сиддхартхо изображено рядом с наиболее очевидными отклонениями, которые развились через какое-то время, а также проведено сравнение и, если это возможно, отделение современных представлений и практик освобождения от хомута неясных размышлений и, по-видимому, необъяснимых страстей и желаний.

Главная тема Гаутамо обладает фундаментальной важностью для каждого живущего существа. Не имело бы смысла адресовать это только к тем, кто уже знаком с его учением. Выделение наиболее захватывающих аберраций (искажений) его философии является дополнительным оправданием для появления этой книги, так как они (искажения) являются образцом того, как законченная и всесторонняя философская система может быть через какое-то время искажена, во многих случаях выступая как полная противоположность ее первоначального содержания.

В итоге могут быть получены многие из современных техник расширения сознания. В любом случае, с особой осторожностью дается всесторонняя библиография и, где это применимо, приводятся ссылки на страницы Интернета. (В Интернете, конечно, имеется наибольшее количество изменений, чем где-либо ещё этом изменяющемся (переходном) мире.) Все обсуждения теистических (theistic) религий исключены.

Однако нет никакой причины, объясняющей, почему последователи теистических религий не должны наслаждаться или извлекать выгоду из приводимого обсуждения. В частности, многие буддистские секты, следуя им, копируют теистические религии. Последователь любой из этих сект может действительно почувствовать себя более встревоженным. Другая исключенная тема – это политика. Даже притом, что соблазнительно было бы проанализировать приложение философской системы Гаутамо к политике или культуре общества, это не внесло бы вклада в понимание текущих проблем и добавило бы дополнительное замешательство и объем и без того уже к широкой области. Во многих случаях связь настолько очевидна, что любое добавленное слово было бы лишним. Наконец, так как эта книга написана с непосредственной обратной связью от некоторых частей Интернетовского сообщества, возможно, но маловероятно, что в процессе создания книги акценты изменятся.

Учитывая наиболее фундаментальное препятствие к пониманию, а именно предположение, что каждый уже знает тему, которая будет исследована, можно ожидать, что многие из «буддистов» не пожелают получить свежего взгляда на концепции, обсуждаемые в данной книге. Такая тенденция обычно усиливается, когда люди заперты в твердую систему, поддерживаемую властью и традицией. Однако для тех немногих, кто желает думать снова и «на пустом месте», приводятся обширные цитаты из «Пали Канона».


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

12. Структура и метод

(Перев. А. Яковлев)

Если цель состоит в том, чтобы пробудиться от ограничивающих иллюзий, чтобы быть способным делать самоопределенный выбор о настоящих и будущих отношениях с и в этой вселенной, похоже, нет другого пути, кроме обретения понимания, по крайней мере, некоторых основополагающих принципов, на которых, похоже, построена эта вселенная.

Количество явлений этой вселенной, однако, настолько огромно, что встает «проблема бесконечности»: невозможно решить, является ли число явлений конечным или нет.

Где, тогда, может быть начальная точка, чтобы не заблудиться во множестве явлений?

Гаутамо проводил сходства этой проблемы с ситуацией, когда кто-то неожиданно просыпается посреди ночи в доме, охваченном огнем. Без сомнения, это будет не самым подходящим временем для делания или раздумывания о вещах, не важных для выхода из дома живым.

С другой стороны, полезно знать план дома и осознавать, где какие материалы хранятся, чтобы найти наиболее безопасный путь.

Следует ли человеку в такой ситуации пытаться вспомнить, как впервые был построен дом? Или с нуля пытаться исследовать его конструкцию? Стоит ли пытаться сразу начинать бороться с огнем или сначала следует позаботиться о личной безопасности, а потом уже думать о доме? Как быть с любимыми, которые могут быть в похожей ситуации?

Эта книга следует подходу, что сперва следует осмотреться вокруг в прошлом и настоящем, оценить реальный ущерб и доступные средства восстановления. Тут нет предположений, какая вещь наиболее «горящая» или какой путь является более безопасным. Однако особое значение уделяется «безопасности», а не скорости. («Быстрейшим путем наружу» чаще всего окажется выпрыгнуть в окно, но кто знает, насколько высоко здание и что именно ждет внизу в темноте?)

Очень часто первоначальная оценка ситуации уже указывает путь к решению, но совершенно точно о правильности пути можно будет сказать лишь через довольно долгое время. Иногда решение скрывается за грудой не относящихся к делу данных, и оно может потребовать значительных усилий по расчистке, чтобы в конечном итоге открыть его.

Есть ли хорошее место для начала? Есть ли последовательность, которая приводит к большим успехам, чем другие? Как много существует решений?

Одно из немногих обобщений, которое кажется верным, таково:

«Все в этой вселенной связано со всем».

Если это верно, то не важно, откуда начинать. В процессе исследований, каждая важная вещь рано или поздно обнаружится. Это также означает, что существует бесконечное множество путей из одной точки в любую другую.

В нашем примере «горящего дома» одним из вариантов того, с чего начать, будет посмотреть, где сильнее всего «больно», чтобы сразу сделать первую помощь. Однако цель в этом примере – выбраться из дома живым. Единственная помощь, которую стоит делать сейчас – это то, что необходимо для того, чтобы «целиком» выйти из горящего дома.

На втором шаге следует придумать безопасный путь исходя из индивидуальных способностей человека.

Похоже, все обнаружат себя просыпающимися в различных домах и с различными ранениями. Назначение средств, не нужных для достижения целей, не поможет. Это будет похоже на использование пилы для забивания гвоздя в стену.

Представление инструментов и средств оценки в этой записной книжке происходит в совершенно случайном порядке. Каждый представленный кусочек помещен в свой собственный контекст и может быть независимо изучен перед соединением с другими кусочками.

Читатель может изучать кусочки в последовательности своей собственной оценки важностей на свое усмотрение.

И «соединение всего вместе» также остается на усмотрение читателя.

Это верно в любом случае, независимо от того, насколько тщательно, исчерпывающе и с какими еще подходами это будет представлено читателю.

Определение содержимого картинки головоломки – это пороговый (ступенчатый) процесс, а не линейный и предсказуемый.

Линейный подход, традиционный способ написания книги, навязывает читателю степень важности различных частей. Создатель традиционной книги ожидает от читателя следования той же последовательности озарений (понимания), как и у автора, вне зависимости от ситуации, в которой находится читатель. Такой подход также предполагает при чтении текущей главы «знание» предыдущих глав. Но «знания» читателя и автора всегда отличаются, независимо от того, как хорошо написана книга.

Посредством линейной структуры большинство «традиционных» книг слепо полагают, что описываемая тема будет изложена исчерпывающе. Поскольку нет границ ни для явлений, ни для точек зрения на одно и то же, их предположение не может быть истинным.

Эта «Небольшая пурпурная записная книжка», следовательно, – совершенно «открытая» книга; книга без начала и без конца; книга, которая никогда не завершится.

Слова – это только указатели не реальность за видимостью. В своих деталях эта реальность будет выглядеть по-разному для разных наблюдателей. Темы похожи, однако, чтобы выбраться из «горящего дома», им следует противостоять тем или иным способом. Или, используя известные слова Хаббарда:

«Единственный путь – это путь через (сквозь)».

Интересно, что Гаутамо, сейчас называемый «Буддой», признавал лишь довольно абстрактный ярлык для себя, отличный от данного ему при рождении имени, и то с неохотой. Этим ярлыком было имя «Тасагато» ('Tathagato'), дословно «тот, кто прошел [такой] путь».

Слова, концепты, идеи, пожелания и индивидуальные понимания – это здорово! Но прохождение этого пути также требует действия. Без действия эта книга будет совершенно бесполезной.

Короче, путь должен быть «пройден», а не только обсуждаем.

Здесь и сейчас.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

13. Точки зрения, терпимость, сострадание и правда

(Перев. А. Поданев)

В часто встречающемся примере (обычно без ссылки на автора) Гаутамо поведал историю о людях, исследующих слона с завязанными глазами. Как можно ожидать, человек, касающийся ноги слона, приходит к утверждениям о его природе, существенно отличающимся от тех, которые сделали люди, исследовавшие уши, клыки и другие части по отдельности. Парадоксальность ситуации возникла там, где все люди противоречат друг другу, независимо даже от того, что их индивидуальные наблюдения совсем не очевидно неправильны.

Однако в то время как наблюдение ситуации дает столько различных результатов, сколько есть наблюдателей, можно все же ожидать, что соглашение о некоторых основных обстоятельствах обеспечило бы близкие друг к другу точки зрения наблюдателей.

В вышеприведенном примере два человека, одинаково правильно исследовав ногу в пределах малого интервала времени, должны были бы прийти к одинаковым оценкам.

Поэтому для сравнения отличающихся концепций необходимо в частности оценить расхождение между вовлеченными точками зрения и честным усилием, сделанным для дублирования тех точек зрения, которые заметно отличаются от собственной.

Однако если такое сравнение не обнаруживает общих точек соприкосновения, то возникает вопрос, нужно ли оставить лишь одну точку зрения других, или следует настоять на правде (или на собственном восприятии и (или) собственной формулировке).

В чрезвычайном случае, – когда точка зрения других могла бы серьезно воздействовать на состояние этих или других людей, или себя, – решение, допускать ли восприятие неправды или нет, может стать значительной проблемой.

Мы пришли к главному парадоксу:

Сколько может быть допущено нетерпимости, чтобы не пожертвовать терпимостью?

Или

Как много нетерпимости может вынести (вытерпеть) человек, без того чтобы пострадала сама терпимость как таковая?

Сообщение правды может быть не желательно в тех ситуациях, где это причинило бы больше вреда, чем пользы. В конкретной ситуации это всегда будет решаться запросом суждения. Как правило, этот запрос суждения основан на истинном сострадании (в смысле Гаутамо), в зависимости от обстоятельств собеседника.

«Истинное сострадание», по Гаутамо, – скорее умственное состояние, чем физическая эмоция. В таком состоянии может иметь место оценка: в каком случае собеседник пострадает больше – когда только он не знает болезненную правду, или же когда она не объявляется вообще (другим людям).

Однако когда в книге, как и в любом письменном и широко распространяемом источнике, делается утверждение, в этот момент аудитории не существует. Оценка воздействия утверждения здесь гораздо более трудна, если не полностью невозможна. Это обстоятельство создает тупик. Разве автор не имеет права говорить из-за того, что через некоторое время в будущем читатель может посмотреть текст и, будучи не подготовленным, нанести себе вред?


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

14. Парадокс разговора о «пробуждении»

(Перев. А. Поданев)

То, что может произойти с полностью пробужденным человеком, продолжающем обучать (в Пали таких зовут 'sammaasa.mbuddho'), согласно Гаутамо, является парадоксом, который чрезвычайно запутывает при попытках его осмыслить.

 И конечно же, несмотря на это предостережение, многие буддисты понапридумывали мириады историй, объяснений, вариаций и разветвлений этого феномена. 

Сама проблема  – парадокс класса уловки (ловушки)–22  – заключается в следующем: для того, кто уничтожил все корни запутанностей с этой Вселенной, любое последующее вмешательство в эту игру будет иметь неприятные последствия.

Чтобы продлевать пребывание в этом мире и преподавать, 'sammasa.mbuddho' должен создать новую временную пару Тело-Разум, приложив её в конце старой, которая была очищена. Это необходимо для того, чтобы стало возможным связаться с телом, которое, очевидно, нужно, чтобы обучать «обычных людей». В то же самое время автоматически создается новый «кейс» (более детально описанный в главе   27. «Проявление в зависимости от условий» против «причины и следствия»).

Такой человек идет по «краю лезвия», пока тело не погибает. (Примечание: в учении Гаутамо Сиддхартхо суждение  о  «возрождении» '[sammasa.m] buddho' не имеет ни каких-либо следов, ни вообще оснований.)

В то время как, на первый взгляд, это явление не может представлять большого интереса для того, кто еще не «полностью пробужден», это создает значительную проблему, когда кто-то пытается пообщаться с другими об опыте «пробуждения».

Если человек пишет о состоянии (состояниях) вне обычной реальности или пишет о процессах, которые ведут туда (а не просто перефразирует понимание другого человека, при этом неизбежно изменяя его), то он должен будет «смотреть» на них. А делая это, человек будет автоматически вышибаться из «этой» реальности, немедленно теряя в большей или меньшей степени убеждение в том, что стоит говорить или писать об этом.

Как уже упомянуто, эта проблема не возникает для тех, кто в большей степени повторяет чужие слова,  чем пытается сформулировать свой собственный опыт или опыты Меты(?), но это – периодически возвращающийся камень преткновения.

Допустим, что эта проблема преодолена, но возникает другая проблема: слова – часть этой Вселенной, закрытой и полной системы.

Любой опыт вне этой Вселенной, возможно, не может быть выражен в словах (которые являются частью этой Вселенной).

Чтобы преодолеть данное препятствие, должны быть найдены и сформулированы наглядные примеры. Однако чтобы иметь примеры, которые имеют смысл для аудитории в пределах её культурного слоя, учителю следует «нырнуть» глубоко в мышление аудитории, которая может включать преступников, подавляющих личностей и вообще смущаемых людей.

Как это может наблюдаться, безумие – заразно.

(Лучше, наверное, менее роскошная, но более сложная формулировка: частицы, которые несут и причиняют безумие, способны умножаться и мигрировать как сами, так и под руководством наблюдающих (контролирующих?) существ (сущностей?)). 

Таким образом, на грани пробуждения человек подвергает свой потенциал опасности быть разбитым теми же самыми явлениями, от которых он старается себя освободить.

Все эти потенциальные проблемы находятся несколько в стороне, а вот другая основная задача – задача коммуникации, а именно: как устанавливать взаимопонимание и контакт с другими людьми относительно этого предмета - должна все же быть выполнена. Обе требуют интерактивного процесса, диалога. Монолог, вероятно, будет  коротким (быстро спадет). Книга еще более проблематична в этом аспекте, даже когда прилагаются усилия, чтобы ослабить трудности путем структурирования книги некоторым способом  (12. Структура и метод). Даже в рождённой с самыми наилучшими намерениями книге, недостатка коммуникации с читателем, пожалуй, никогда не исключить. В любом случае, как и при любой устной связи, читателю следовало бы по возможности быть настороже и пытаться вглядываться в глубину образов, стоящих за словами, нежели понимать их дословно:

                                      «слово – не вещь!»


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

24. Определение «определения»

(Перев. Д. Попов)

Буквально «определение» означает «установление пределов» чего-то.

В то время как кажется здравым во многих случаях обрисовывать границы идеи для того, чтобы сделать общение более качественным, неотъемлемой частью этого будут опасные и соблазнительные дебри слов. Скрытые под впечатляющим нарядом рационального, или даже «научного» мышления, они могут неожиданно быстро задушить невинного слушателя.

Ужас этих ловушек лжи не только в том, что они завязывают ум в узел, но гораздо в большей степени в том, что в результате жертва верит, что это великолепно и жизненно важно для него или неё.

Поначалу в это трудно поверить. Однако анализ того, как определения используются в «культах» или культурах, очень быстро раскрывает, что способ трактовки «определений» является их общей особенностью.

Становится ясным, что это может быть использовано не только для определения «культа» как такового, но и для определения его «силы» как группы (ср. записки о групповых индивидуальностях  316. Групповые отождествления (вэйлансы)).

Это работает, как минимум, двумя способами:

основываясь на необходимости указать на идею в дебрях слов, определяющий и внушающий указывает на «метки», которые находятся по соседству с «тем, что определяется». При использовании языка метками являются другие слова.

Это «определение» или «ограничение» является необходимым и безвредным.

Однако если упускается из виду, что «метки», использованные для «ограничения» пределов идеи, в свою очередь являются совокупностью границ, проникнутый доктриной ум может принять за идею … границы, использованные для её определения.

Другими словами, даже если жертва осознаёт, что «слово – это не вещь», она может принять «определение в качестве вещи» без дальнейшего размышления.

Проблема определения слов с помощью слов является примером фрактальной структуры, где можно быстро утонуть в определениях определений, но для решения которой, судя по всему, нет других приемлемых в повседневной жизни путей.

Следовательно, осознание неотъемлемой опасности идентификации или статичных ассоциаций, кажется, является единственным средством защиты от этого.

В контексте «культа» определение сейчас ассоциируется со словом Бога или Основателя. Любой последователь, не использующий точную редакцию, представленную в исходном определении, будет осуждён.

Но если последователь «знает» правильное определение, он будет счастливо убежден в том, что «знает» единственную истину, и будет страстно бороться против любой другой редакции.

Главный предатель последователя культа – способ ответа на вопросы: практически всегда это будет цитата из одного или нескольких определений, которые в его уме «являются вещью».

И вы будете навечно прокляты, если не примете его!

Если когда-нибудь жизнь покажется вам скучной, попробуйте подойти к кому-нибудь, кто, по вашему мнению, может принадлежать к культу. Спросите, почему он (она) не может объяснить хотя бы одного дурацкого понятия собственными словами, и будьте готовы хорошо посмеяться! Вы услышите самые изумительные оправдания за всю свою жизнь! (Не пренебрегайте записной книжкой: некоторые из этих оправданий будут настолько находчивы, что, возможно, вы захотите освежить их в памяти, когда вы что-то испортите, и надо будет оправдываться!)

Очень часто такое мышление в рамках жёстких определений выдаётся за «Язык», для которого не существует альтернатив. Одно дело, когда новые слова создаются для облегчения общения, и совершенно другое – неспособность объяснить идею другими словами.

Снова замечу: «осознание – это всё», и тяжеловесные определения, описанные выше, будут заменяться более лёгкими, с готовностью переопределить их части соответствующим образом.

Но что значит «соответствующими» в таком контексте? Естественно, помогает, когда кто-то постоянно упражняется в выражении идей без помощи «Языка», или даже лучше искать «притчи» или примеры из повседневной жизни, отражающие идею. Если идея правильна, то должны существовать в природе другие случаи, обладающие сходной структурой.

Вторая потенциальная опасность – в использовании «определений». Обычно она называется «круговой ссылкой». При ближайшем рассмотрении она выглядит как частный случай приведённой выше проблемы.

В случае круговой ссылки жертва ловится на приравнивание одного слова другому. Это не только вовсе не помогает приблизиться к пониманию идеи, но и внушает человеку, что он что-то «знает», тогда как на самом деле это не так.

И вот ещё один взгляд на основное препятствие обучению в целом:

Если некто думает, что он уже «знает» какую-то вещь, то нет никакого стимула «учиться». Или, в крайнем случае, человек может отвергнуть любой способ обучения, потому что это подвергнет опасности существующую группу «знаний» через возможное внесение противоречий или новых данных, которые сделают недействительным его нежно любимый ум.

Теперь мы точно знаем, что всё это применимо только к тем таинственным парням в этих опасных и экзотических культах, и они точно не заслуживают ничего лучшего. В любом случае, разве они уже не поставлены вне закона?

Приятная мысль: сами мы никогда не будем так поступать. Как-никак, все мы знаем, что мы знаем, не так ли?


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

723. Карма учителя

(Перев. А. Гусев)

Существует два типа «обучения».

При одном типе студенты должны быть способными перечислить так называемые «факты». Эта категория иногда оказывается полезной для определенных псевдо-наук, в которых не требуется «понимания» динамических структур. Примерами могут служить география, история и т.д.

Второй тип «обучения» нацелен на «понимание». В строгом смысле «пониманию» нельзя научить. Оно должно быть открыто и освоено каждым индивидуальным студентом (студенткой) самостоятельно.

По этой причине Гаутамо Сиддхартхо описывает свой метод «обучения» как ведение сознаний его слушателей в том направлении, где можно воспринять, что они видят там, куда он указывает.

Однако на Диком Западе давно было сказано: «Привести лошадь к воде можно, но заставить ее пить не может никто». Даже лучший проводник не способен сделать больше, чем указать путь, и именно на долю слушателей, в конце концов, выпадает необходимость сбора дополнительного понимания.

Почти невозможно «оценить» индивидуальное понимание того или иного человека. Так как в этот процесс входят многочисленные факторы, возможно, что десятилетний ребенок имеет лучшее интуитивное понимание базисных процессов жизни, чем 70-летний профессор, чей кабинет полон наград, титулов и знаков признания.

В настоящем справочнике было сделано все возможное, чтобы указать направление, в котором возможно пробуждение от снов жизни. При этом предполагается, что читатели последуют, по крайней мере, за частью указателей, представленных здесь, и затем начнут получать преимущества от собственного процесса познания, который может быть стимулирован или ускорен данными заметками.

Лучшим способом для учителя указать направление является собственное движение в этом направлении.

Говорить о различных путях, по которым двигаются другие учителя, как правило, не очень полезно. Такие разговоры отвлекают слушателя от конкретного пути, по которому следует учитель. Поскольку для достижения цели всегда существует более одного пути, то не имеет смысла и критиковать другого «учителя» или «гида», только потому, что он идет другой дорогой. Даже если другие кажутся «объективно не правыми», все же не всегда рекомендуется говорить правду, когда вред от этого может превысить пользу.

Поэтому, везде, где это возможно, автор настоящих записок использует гиперболы и метафоры для коммуникаций со схемами нелогичного поведения.

Очень часто вместо прямых утверждений используется юмор. Этот подход обладает преимуществами, так как облегчает читателю возможность вырваться из нелогичных схем, забирая часть серьезности читателя и надутой важности, вместо того чтобы «порицать» его (или ее) или демонстрировать его (ее) глупость на доступной всем арене – книге.

Благодаря тяжести или степени вреда некоторых теорий существует ряд исключений. Большинство из них ложно приписываются Гаутамо Сиддхартхо, и иногда возникает необходимость оценки другой перспективы, отличающейся от «известной» или являющейся отражением «авторитетного слова» Будды. Фактический источник этих «слов Будды» часто можно проследить до текстов, написанных много столетий после его ухода людьми, имевшими ограниченный доступ к ранним отчетам в так называемом «Пали Каноне».

Некоторые из этих описанных теорий и практик не только НЕ ведут к пробуждению людей, следующих за ними. Они еще и препятствуют многим из тех, кто мог быть готовым к пробуждению от снов жизни и которым нужно всего лишь небольшое ободрение и признание их собственных способностей, чтобы они начали свой путь.

А это значит, что наносится двойной вред:

-  люди, которые хотят остаться в этом мире, становятся легкой добычей для увода по ложному направлению (например, они могут постулировать, что «вся жизнь – страдание», а затем начнут испытывать именно это);

-  люди, которые хотят превзойти этот мир, отворачиваются от учения Гаутамо, например, наблюдая такие практики, как преклонение перед статуями, и в то же время воспринимая заявления огульной общности «вся жизнь – страдание».

 

Это приводит нас к основной теме данной статьи – карма учителя.

Например, если кто-то принимает крайнюю точку зрения парадигмы «вся жизнь – страдание», то страдание будет преследовать его, «словно кот за быком». Это является его проблемой, и он оказывается перед необходимостью самому бороться с этими последствиями.

Теперь, если кто-то учит (других), что «вся жизнь – страдание», и он действительно находит учеников, которые следуют за ним по этому крайнему пути приближающейся жизни, то он становится ответственным не только за страдания в его собственной жизни, но, хотя бы частично, он ответственен и за страдания тех, кого он учил. Если он «хороший» учитель, то появятся студенты, которые, в свою очередь, станут в будущем учить других его «истинам». Его «карма», а в этом случае мы видим один из наихудших сценариев кармы, будет разрушаться тем количеством вреда, которое он порождает, побуждая людей разрушать свои жизни. Это означает, что чем «лучше» он в качестве учителя, тем хуже становится его индивидуальная «карма».

Учитель, который «пробуждает», должен действительно быть уже на «безопасном берегу». Хотя «хорошая карма» и не является больше предметом беспокойства такой личности, она определенно помогает легче воспринимать вещи.

Давайте обратимся к светлой стороне жизни…

Имеются Хорошие Новости:

В то время как «хороший» учитель может значительно сократить путь, любой может (и в определенной степени, должен) быть своим собственным учителем.

Каждая личность во Вселенной может и хочет испытать весь диапазон восприятия в физическом, ментальном и духовном мире, и может очнуться от снов жизни:

все, что Вам нужно – тело, мозг и немного храбрости, чтобы начать изучать собственную личность и мир вокруг Вас.

Нет ограничений с точки зрения пола, возраста, образования, здоровья, национальности или языка.

«Идите и смотрите сами».


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

724. Что сказать за оставшиеся 15 минут (Часть 1 - Прелюдия)

(Перев. А. Поданев)

Мне требовалось время, для того чтобы понять, где я находился. Какое-то короткое мгновение у меня ещё оставалось желание блуждать в царствах чистой мысли и не иметь забот по обслуживанию тела.

Громкие звуки заполнили мои уши, холодный ветер дул прямо в лицо, и моя спина болела. Почти все мои члены оцепенели. Я, должно быть, покидал тело на долгое время, подумал я.

Затем, медленно, кровообращение восстановилось, и части тела одно за другим стали снова оживать. Наконец, я обрёл способность протереть глаза и потянуться. Осторожно я начал открывать веки, стараясь вспомнить, как меня звали и что случалось раньше в этой жизни.

«Слава Богу, Вы пробудились снова! – вопил кто-то сквозь гул. – Я уж подумал, что Вы мертвы!»

Я почувствовал сухость в горле и начал понимать, что нахожусь в кабине маленького самолета. Я повернул голову в сторону и попробовал посмотреть на человека, который мне это вопил. Вокруг было темно. Через ветровое стекло самолета можно было видеть только узкую полоску света на горизонте.

Приборная панель самолета не была освещена. У пилота был маленький фонарик, висящий у основания шеи. Однако свет был тускл, и его хватало только на то, чтобы выделить основные части приборной панели.

Мне показалось, будто человек потел и, возможно, даже немного дрожал время от времени. В любом случае, он дышал тяжело, и способ, которым он держался за штурвал, не внушал мне доверия.

Я прочистил горло и помассажировал пальцы. Человек рядом со мной откинулся назад и вытащил бутылку с водой. Я более-менее помнил, как открутить пробку от бутылки, чтобы открыть её. Успокаивающее чувство воды, ополаскивающей мой язык и рот, помогло возвращению памяти.

После повторной прочистки горла я сказал по-немецки: «Wo sind wir hier eigentlich?» («Где мы, собственно, находимся?») Фраза прозвучала не достаточно громко, чтобы быть услышанной сквозь шум маленького самолета, и я должен был попробовать снова.

«Что?» – крикнул пилот, и я повторил свои слова ещё громче. Пилот озадаченно уставился на меня. Ещё часть деталей происходящего всплыла в моей голове.

«Где мы?» – крикнул я парню, который внешне не походил на англичанина.

«Я не совсем уверен!» – прокричал он в ответ, глупо уставившись на меня. Полоска на горизонте быстро расширилась, что означало, что я проснулся. Это должно быть утреннее солнце, заключил я и начал растирать лицо, пробуя пробудить остальную часть тела.

Забавно, подумал я, что каждый думает о пробуждении с телом, даже притом, что жизнь – это сон, но нет другого пути. Глядя в правое окно, я отметил только черноту.

Я нагнулся вперед, чтобы заглянуть за передний щиток, но был остановлен штурвалом на месте второго пилота. Пилот начал изрыгать проклятья, поскольку мы стали терять высоту. В конечном счете нос самолета снова был выровнен, но пилот все еще был злее собаки.

Момент скольжения к воде, однако, был достаточен, чтобы признать, что горизонт был гладкой, но изогнутой линией, отделявшей черноту от красиво поднимающегося солнца и голубого неба, которое на глазах становилось всё более ярким.

Мы летели над экстерриториальными водами, над открытой водой, без намеков на сушу.

«Разворачивайтесь на триста шестьдесят!» – скомандовал я. Он посмотрел на меня, пожал плечами и сказал: «Вас понял!»

Пока я наблюдал, как он следит за приборами, я вспомнил и его имя, и то, что это было одно из тех тайских имён, которые я, вероятно, никогда не смогу правильно произнести.

Свет снаружи был теперь достаточно ярок, так что я мог видеть показания приборов.

Гирогоризонт показывал, что пилот делал разворот. Я посмотрел на него снова.

«Летите по приборам?» – спросил я.

«Конечно, – ответил он хмуро, но гордо, - так как мы снизились четыре часа назад».

Я глубоко вздохнул и откинулся назад, наблюдая стрелку компаса, медленно проходящую через триста шестьдесят градусов. Несколько раз стрелка стопорилась, несмотря на то, что мы летели чистым разворотом. Я проверил «шар», он также был в центре.

Я обнаружил масло, капающее вниз с верней панели из компаса. «Ничего хорошего» – сказал я сам себе.

Наконец, крылья снова выровнялись, и установился курс 020 градусов.

«Кажется, я ни черта не могу уловить по радиостанции, хотя сейчас мы должны быть уже достаточно близко к Бангладешу!» – прокричал тайский пилот.

DG показывал западный курс, около 280 градусов. «Вы летите по DG или по компасу?» – спросил я.

«По DG, конечно, он дважды прокалиброван. Хотя я и не знаю, есть ли опять проблемы с компасом» – ответил он.

«Этот имеет проблемы, – закричал я на него, - этот точно имеет! Не хотите ли Вы, чтобы я повёл самолет?»

«Забирайте управление» – сказал он и начал расслабляться, вероятно, впервые за эти четверо или более часов. «Никогда не летал так долго по приборам, знаете. Хорошая практика для моей IFR-переэкзаменовки на следующей неделе» – усмехнулся он.

Именно в этот момент я уже точно знал, что мы вляпались в передрягу.

«Оглядитесь-ка» – сказал я и начал пробовать рули и подъемники, чтобы прочувствовать маленький самолет.

«Сколько времени мы в полете и сколько топлива мы заправили?» – добавил я.

«Вылетели 15 минут первого. Я летел на трёх четвертях мощности, следовательно, мы должны иметь топлива на пять с половиной часов» – сказал он, оглядываясь. «Сейчас точно половина пятого» – продолжил он слабым голосом и с изумленным взглядом.

Я взглянул на свои часы, они показывали 5:30 утра. «Вы переводили свои часы, чтобы учесть временные пояса?» – спросил я.

«Да, переводил. Мы сейчас должны быть близко к Бангладешу, и я не понимаю, почему мы над открытой водой, мне кажется...» Его голос сейчас был еле слышен. Капли пота выступили на его лбу, готовые скатиться вниз по лицу в любой момент.

«Не очень хорошая идейка поменять показания Ваших часов, – отметил я. – Я предпочел бы оставаться на Зулусе, чем быть запутанным всеми этими часовыми поясами. Сейчас 5:30 местного времени для пункта нашего отлёта. Мы находимся в воздухе в течение пяти часов. Время летит – забавно, не правда ли…»

Казалось, что пилот прекратил дышать. В его глазах стояли слёзы, и, скатываясь по щекам, они сливались с каплями пота. «Пожалуйста, развернитесь ещё раз на триста шестьдесят, пожалуйста» – умолял он.

Я начал крутой разворот, который, казалось, чертовски испугал его. Я подумал, а не выяснить ли мне, сколько часов он налетал в качестве пилота, но затем решил, что это не может быть хорошей идеей в данный момент.

«Где спасательные жилеты?» – спросил я вместо этого.

«Мы не планировали летать над открытыми водами, – сказал он, избегая прямого ответа. – Только вдоль побережья Бирмы...»

«Автопилот по побережью?» – спросил я хмурясь.

«Ну, хорошо, вспомните, не было же новолуния. Полная темнота вокруг. Никакой возможности видеть горизонт».

Я-то помнил. Я также вспомнил, что у меня с самого начала было плохое предчувствие обо всем этом.

«Сокращаем мощность до минимума и начинаем кружиться по кругу - так или иначе мы никуда не собираемся лететь» - объявил я, переходя на самый экономичный режим и начиная разворот.

«Где ELT на этой птице?» – продолжил я. Он не знал, где находился передатчик SOS, и слёзы свободно потекли по его щекам. «Возьми себя в руки! – рявкнул я. –  Эй, ты, тайс. Возьми себя в руки – знаешь, где, или нет?» Его лицо напрягалось, и он явно успокаивался, в то время как я пробовал визуализировать форму и прибористику самолета.

«Погляди за сиденьем, ищи маленькую черную коробку!» – крикнул я ему. Он отклонился, почти блокируя штурвал, как и я ранее.

«Думаю, не здесь» – сказал он, роясь в багаже на заднем сиденье.

«Посмотри на другой стороне» – сказал я ему.

«Слишком много багажа, не могу опустить сидение» – крикнул он.

«Открой дверь и выбрасывай вещи!» – скомандовал я, в конце концов, занервничав сам.

«Всю мою одежду и вещи?» – спросил он, потрясенный.

«Слушай, приятель...» – сказал я серьезно, но он получил картинку прежде, чем я должен был сказать что-нибудь ещё. Моя визуализация самолета стала вдвое острей. Я попробовал вообразить, куда бы я поместил SOS-передатчик, если бы я разрабатывал самолет.

Внезапно он вскрикнул: «Он здесь! Рядом с батареей под сиденьем позади Вас» – и затем начал перетасовывать багаж. Спустя некоторое время он прокричал: «Думаю, что я вижу его! Что я должен сделать?»

«Бей по нему, конечно, бей! – рявкнул я. – Это то, что является спусковым механизмом, не так ли?»

Не говоря ни слова, он вытащил свой маленький фонарик, чтобы бить по ELT. Я уже стал терять терпение, когда он, наконец, выпалил: «Она замигала, да-а!?»

«Окей. Мы должны иметь гораздо больше, чем 15 минут, сэкономив за счёт низких значений мощности. Пора, расслабиться. Давай помолимся или что-нибудь ещё?» – сказал я, почесав затылок.

Пилот вернулся назад на переднее место, в то время как я все ещё вёл самолет.

«Пожалуйста, скажите мне: что, Вы думаете, наступит, после того как ... я подразумеваю, когда все окончится?» – сказал он после длинной паузы. «Я никогда реально не думал об этом серьезно, я считал все эти религии чепухой, я считал, что я изучил все это в школе и т.д., но я никогда реально не смотрел на это, реально...»

«Какая теперь частота чрезвычайной связи и какой код для бедствия?» – спросил я в ответ. Но вспомнил сам, прежде чем он нашел ответ и переключил кнопки соответственно.

«Какое это имело бы значение для Вас, если бы Вы услышали, что я думаю, что я знаю? – сказал я, смотря на него. – Так или иначе, я предпочел бы очутится в Самадхи, где поёт полная леди. Слишком поздно для высокопарных слов...»

Он таращился на меня без понимания.

«Начинайте повторять местный сигнал бедствия» – продолжил я и переключился на COM-2, начиная думать о том, как я объясню ему за пятнадцать минут или даже меньше, что, как я думаю, было бы поистине сейчас важно.

«Сколько Вам лет?» – спросил я, и он ответил после завершения первого цикла сигнала бедствия по радио.

«Тридцать семь» – ответил он.

«Скажите мне, сколько раз 15 минут вписываются в 25 лет? Это о том, сколько времени Вы должны были думать об этих вопросах, не так ли? Теперь у нас есть ещё 15 минут ... Наслаждайтесь ими, пока есть возможность...»

Он не отвечал, но он получил отправную точку. Через некоторое время он сказал между объявлениями сигнала бедствия: «Должно быть, слишком поздно теперь думать о чем-нибудь. Глупо даже подавать этот сигнал бедствия. Это закончится через пару минут, независимо от того, что... Слушайте, это реально помогло бы мне, если Вы будете что-то говорить...»

«ХОРОШО. ХОРОШО» – сказал я, думая о передаче ему управления самолета снова, так как я хотел расслабиться перед большим выходом.

«Вы когда-нибудь сушили самолет?» – спросил я.

«Тушили???» – переспросил он.

«Да нет, сушить – это приводнение самолета, посадка на воду...» И когда я увидел его ужасно испуганное выражение лица, в мыслях я разочаровался в том, что разрешил ему управлять самолетом.

И потому я начал говорить: «В жизни есть хорошие вещи и есть плохие вещи. И есть вещи, о которых никто не заботится. Вы слышите меня?» – сказал я. «Безусловно» – сказал он, и казалось, что мои слова успокоили его.

«Сейчас жизнь – азартная игра, – продолжил я.  – Вы немножко выигрываете, и Вы же немножко теряете. А в конце каждый играет в ящик – не правда ли?»

Он кивнул.

«Вне всего этого, однако, имеется кое-что, для чего нет никаких слов. Кое-что, что является нетронутым, что бы здесь ни случилось. С этой точки зрения, все это, что казалось столь важным для нас, проявляется уже как некоторый глупый материал. Смущающе глупый, фактически. Возможно, «безумный» было бы лучшим словом...»

Он смотрел на меня, вытаращив глаза.

«Эй! Как насчет того, чтобы передать следующий сигнал бедствия, а пока я выпью глоток другой водички из бутылки? – сказал я. – И всегда держите ухо на радио... Возможно, есть кое-что понятное во всем этом шуме. Кто знает...»

Он закивал снова и ухватился за микрофон, в то время как я продумывал продолжение разговора.

[Конец записи №289]


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

726. Что сказать за оставшиеся 15 минут (Часть 2 - Спуск)

(из 2-го эпилога «Записок Дж.Д. Флоры», №290)

(Перев. А. Поданев, И. Колединцев)

Сип, как я прозвал тайского пилота с непроизносимым и  многословным именем, подал сигнал о помощи чистым и твёрдым голосом.

Мы вертелись на высоте 9500 футов над океаном, не имея в поле зрения земли. Если бы Бенгальский залив имел какие-нибудь главные торговые маршруты, то стоило бы поискать корабли. Однако ни маленьких калькуттских рыбачьих лодок на западе или бирманских деревень на востоке, ни каких-либо грузовых судов или танкеров, тянущих свой след в эктерриториальные воды между Западной Индией и Бирмой, похоже, не было.

Отважным, твёрдым и зорким оком подлинного тайца, Сип исследовал горизонт, по мере того как мы кружили около некой точки над спокойным морем.

«Итак, Вы сказали, – спросил он меня, не поворачивая головы, – что «за всем этим есть что-то, для чего не существует никаких слов. Нечто, что не затрагивается тем, что здесь происходит» – так Вы сказали, верно?»

«Я сказал так» – ответил я.

«У Вас есть какие-то доказательства этому?» – допытывался он, совершенно уверенный в том, что получит ответ.

«У Вас есть какая-нибудь яркая одежда на борту?» – спросил я, вместо того, чтобы ответить.

«Не думаю» – сказал он.

«Какая-нибудь вода, кроме этой бутылочки, которую я здесь получил?» – хотел я знать.

«Нет» – ответил он; его глаза постоянно всматривались в горизонт, как у ястреба.

«Кстати, – заметил я небрежно,– почему Вы всматриваетесь туда всё это время?»

«Пытаюсь увидеть, если смогу распознать, землю, конечно!» – воскликнул он.

«Откуда Вы знаете, что там ЕСТЬ земля, Сип?» – спросил я настолько наивно, насколько мог.

Теперь он, нахмурившись, повернул голову ко мне. «Конечно, там есть земля, не придуряйтесь, Дж.Д.!»

«У Вас есть какие-то доказательства этому?» – спросил я.

Сип оставался какое-то время безмолвным, только гул двигателя и шум постоянно спешащего пропеллера окружал нас.

Я проверил приборы. Измерители горючего показывали пустоту для обоих баков.

«Когда Вы переключали баки, Сип?» – поинтересовался я.

«Да, эх, я вроде забыл переключиться вовремя с левого бака, и, эх, я переключил баки, когда левый опустел» – ответил он и достаточно смутился, закусывая губы.

Он снова почти запаниковал. Не очень хорошая вещь в такой ситуации. Никогда не хорошо в любой ситуации, думал я про себя.

Сип прочистил горло. «Окей, Дж.Д., положим, есть «нечто вне счастья, страдания и скуки».  Но не будет ли это потом мучительно и постыдно – просто оставить всех других существ? Не нужно ли нам всем помогать друг другу, до тех пор пока каждый не станет свободным?»

«Когда это?» – спросил я.

«Что? Пока каждый не станет свободным? Хммм, до конца света, я полагаю» – сказал Сип.

«Допустим, у нас было бы горючего на вечность, и допустим, мы летели бы прямо вперёд, а не по кругу – как долго, Вы полагаете, это бы продолжалось, пока мы не достигнем конца Земли?» – спросил я.

Сип заморгал глазами. Я был не уверен, то ли он что-то там увидел, то ли его смутил мой вопрос.

«Земля – это сфера, нет конца для путешествия по её поверхности. Мы могли бы продолжать лететь вечно...»

«А что если время было бы подобно сфере?» – спросил я, проверяя радио более внимательно.

Сип не отвечал.

«У Вас есть карта этого района? – поинтересовался я, – ... и почему мы не получаем никакой статики на радио, какой угодно? Как, по-вашему, не проверить ли мне трансиверы?» (Статика – шум или другие эффекты, вызванные электричеством в атмосфере и блокирующие или искажающие обычные радио- или телевизионные сигналы/ Longman Dictionary of Contemporary English – Прим. перев.)

«Продвиньтесь вперёд, там группа секционников и JPS за сиденьем» – сказал Сип, всё ещё внимательно просматривая горизонт.

Я положил морские карты на колени и начал играть с панелью настроек радио.

Сип снова прочистил своё горло. «Послушайте, Дж.Д. Я только что осознал, что всю свою жизнь я надеялся на самые разные вещи. Всегда за чем-то гоняясь и никогда в действительности не обретая этого... Сейчас, когда я должен был бы очень сильно надеяться, это кажется бессмыссленным...»

«НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО! ПОЖАЛУЙСТА! – завопил я, – НЕ ДЕЛАЙ НАДЕЖДУ, ЧЁРТ ПОБЕРИ!»

Сип выглядел испуганным и беспомощным.

«"Надеяться" – значит хотеть чего-то, что не можешь иметь. Прямой путь к беде, –  добавил я более спокойно.  – Пообещайте мне не делать сейчас этого дерьма надежды, ПОЖАЛУЙСТА!»

«Окей. Окей, Дж.Д., – сказал Сип, немного сконфуженный. – Но я бы предпочёл, чтобы Вы взяли управление на себя, когда мы израсходуем горючее. Мы уже превысили расчётное время».

«Нет проблем. Я позволю ему спланировать вниз и попытаюсь потерять скорость менее чем в 6 футах над гребнями волн. В тот момент, когда нос войдёт в воду, откройте дверь и будьте готовы отстегнуть ремень безопасности и выпрыгнуть. Как наилучшим образом спланировать на этом самолёте, знаете?»

Он не знал и начал пролистывать свои записи по этому вопросу.

«Когда в последний раз Вы говорили с кем-нибудь по радио?» – спросил я Сипа.

Он оторвался от своих записок и произнёс: «Мне верится, что при взлёте».

«ВЕРИТСЯ?» – заорал я. На этот раз я уже почти потерял выдержку.

«При взлёте» – сказал он с извиняющимся голосом, и я отметил, что был с ним слишком груб.

«Вера означает не-знание, мой друг, – сказал я с вздохом. – Вы слышали другую сторону громко и ясно, да или нет?»

«Эх, я только сообщил, что нам потребуется взлётно-посадочная полоса для взлёта прямо по ветру. Была полночь. Никого вокруг...» – достаточно робко сказал Сип. Его самоуважение, казалось, упало до нуля.

«Не вешай нос, приятель, – сказал я более дружественно, – я получил статику на COM1, а также настроился на частоту бедствия. Эти панели настроек могли быть больны. И время подать другой сигнал бедствия.

Сип уставился в свои записки, погружённый в размышления.

«Мне хотелось бы знать, как я могу ощутить свободу и безопасность, по-Вашему, –  произнёс он после некоторого молчания, – ...как ребёнок, я могу помнить, было пару раз, когда я чувствовал, будто ничто не может причинить мне вреда. Вы имеете в виду что-то подобное, когда говорите о "неосязаемости"?»

«Прежде всего – снова передайте сигнал бедствия, Сип, – напомнил я ему вежливо, но решительно. – И начни думать, не лучше ли тебе снять свои куртку и  обувь, перед тем как поплавать».

Сип с трудом сглотнул. «Вы выглядите вообще ничем не обеспокоенным, Дж.Д. – Вы настолько уверены, что не пойдёте к чёрту или вернётесь, как... Я не знаю, что...?»

«Если дерево наклоняется в одну сторону, Вы думаете, оно отклонится в другую, когда его рубят? Теперь передайте сигнал бедствия, пилот!» – спокойно ответил я.

Пройдя наполовину сигнал бедствия, Сип остановился и стал таращиться через передний щиток. «Было отражение, на «10 часов», я уверен!»

«Окей, – сказал я, – ...поверните на 30 градусов влево, затем прямо и горизонтально. Вы не закончили сигнал бедствия...»

Сип закончил своё сообщение по радио и затем тяжело вздохнул, перед тем как  снова листать свои записи.

Я вытянулся вперёд, пытаясь разглядеть, действительно ли что-то было впереди нас в океане.

«Наилучшее планирование при 76 узлах» – прочитал Сип вслух из своих записей и снова быстро посмотрел в окно.

Немного погодя, он сказал: «Как Вы думаете, Дж.Д., что мне следовало бы делать, если бы я получил другую жизнь? Я имею в виду, стать ли мне монахом, или молящимся, или заниматься йогой, или что?»

Я тяжело вздохнул и ответил: «Что поднимается, опустится. У Вас будет другая жизнь, как только эта птица ударится о волны. Теперь, о чём бы ещё подумать для разнообразия? Не несите весь тот вздор, который находится вокруг; не ждите чего–то, что дожно случиться; не оправдывайте неудач, но упорно работайте над тем, чтобы в следующий раз сделать лучше... Узнавая, как работает ум, узнавая, что Вы делаете, когда чувствуете определённую эмоцию, пытаясь понять суть вещей, вместо того чтобы пороть чушь с фальшивым выражением лица, и, конечно, хорошей идеей всегда является...»

Двигатель вырубился без предупреждения. Тишина пришла, как шок.

«Беру управление на себя, – быстро сказал я и высвободил пропеллер. – 76 узлов, Вы сказали?»

«Угу. Но держитесь левее, там, если я не ошибаюсь, я видел другое отражение…»

Сип положил свою левую руку на ручку дверцы пилота.

«Славно планирует, скорость снижения около 700 футов в минуту. С высоты 9500 у нас на двоих будет еще тринадцать минут, Сип, расслабься» – сказал я. Он прижался носом к окну, отчаянно пытаясь что-то там увидеть.

Одинокий шум ветра – это жуткая вещь для любого пилота, использующего винтокрылые аэропланы.

«Я должен был выделить какое-то время, чтобы полетать на планере» – думал я, но затем отбросил все мысли в сторону и заставил своё тело дышать глубоко и медленно.

Солнце выходило из тёмно-синего океана, и невероятного диапазона оттенки от красного до пастельно-синего дополняли прекрасную картину яркого диска восходящего солнца.

«Не совсем спокойный уход из этого мира, – думал я, – но хотя бы масса эстетики напоследок».

Я оглядел Сипа. Он был спокоен, расслаблен и решителен. Когда пройдена определённая точка, нет больше необходимости в панике. «Он определённо стал бы хорошим пилотом» – думал я непосредственно перед тем, как ещё раз отбросить свои мысли в сторону.

Секунды, минуты проходили в сверхъестественном белом шуме ветра, бьющем по спускающемуся аэроплану при 76 узлах скорости полёта. Сип молчал.

Пронзительный голос в наушниках ударил меня без предупреждения, задев все мои чувства, почти выбив у меня штурвал.

Голос был таким громким, что я не понял, что было сказано. Я уменьшил громкость и подал знак Сипу,  что теперь я также контролирую и радио.

«Эй, на судне, Вы меня слышите?» – сказал голос.

Я нажал кнопку передатчика на штурвале второго пилота: «Громко и чисто, продолжайте» – ответил я.

«Это теплоход "Утренняя заря", на маршруте к Андаманским островам. Мы получили ваш сигнал бедствия, но не можем обнаружить вас на радаре. Какого класса Ваше судно?»

Я снова нажал на кнопку: «Всего лишь небольшой аэроплан, два пассажира, на маршруте в Бангладеш, но немного сбился с курса, как оказалось. Можете ли вы выстрелить для нас ракету?»

«Роджер. Потребуется около 30 секунд. Приём» – ответил голос по радио. (Роджер ('roger') – используется по радио и при сигнализации, чтобы сказать, что сообщение было принято и понято/ Longman Dictionary of Contemporary English – Прим. перев.)

Сип пришёл в полное возбуждение: «Я не могу в это поверить. Я потерял всякую надежду...»

«Остыньте, Сип, – посоветовал я, – я рад слышать, что Вы не надеетесь и больше не верите, по крайней мере, на данный момент... но не об этом ли пела ещё толстая леди, помните? Не считайте цыплят, до того как они вылупятся...»

Эмоциональная вспышка Сипа снова обратилась в холодную решительность. Всё-таки, он был великолепным парнем. Я улыбнулся.

«Есть!» – воскликнул Сип, и я тоже смог её увидеть: длинную красную линию в воздухе впереди нас, чуть-чуть левее.

«Теплоход "Утренняя заря". Мы можем видеть ваш сигнал. Пожалуйста, будьте готовы выстрелить другой через пять минут. У нас нет горючего, и мы будем планировать к вам настолько близко, насколько это для вас возможно».

Голос по радио ответил ободряюще: «Роджер. Не беспокойтесь! На этом судне у нас достаточно фейерверков, чтобы дважды отпраздновать Новый Год. А теперь практически каждый на этом корабле следит за вами в небе».

Ещё две сигнальных ракеты взвились перед нами.

«Возможно, мы уже слишком близко, – воскликнул я. – Мы на высоте всего около 7000 футов. Можете ли Вы видеть корабль, действительно?»

«В поле зрения» – отчётливо ответил Сип.

Я наклонился, чтобы иметь лучший обзор. В конце концов, я мог бы отметить белую точку в океане. И в самом деле, корабль был достаточно близок.

«Я должен форсировать спуск» – сказал я Сипу.

Он кивнул.

«Всем на крыле. Спускайтесь не рискуя. Устраиваем вечеринку. Только не поломайтесь! – говорил голос по радио.  – Скажите, э-э, у Вас пассажир, верно? Это тоже парень?»

«Подтверждаю, – сказал я с удивлением, – почему Вы хотите знать? И.. нет нужды устраивать большую вечеринку, мы будем просто рады, если будем способны сделать это!»

«Великолепно! Не беспокойтесь о вечеринке... у нас всегда вечеринка... знаете, это чартер «Клаб Мед». Я спрашиваю просто потому, что по некоторым причинам, в этом круизе с нами в пути достаточно много леди. Итак, сейчас все на палубе, и я почти не сомневаюсь, мы будем наблюдать вашу посадку».

«Каждая посадка, при которой вы остаётесь целым и невредимым – это ХОРОШАЯ посадка, – сказал я с усмешкой. – Даже если при этом немного мокро…»

«Не беспокойтесь, мы ОЧЕНЬ хорошо позаботимся о вас прямо тут, парни, вы не поверите, насколько хорошо!» – сказал голос по радио.

Сип посмотрел на меня. «Чему улыбаетесь, Дж.Д.?»

«Так, ничему, – ответил я, – просто наслаждаюсь утренней зарёй...»

Я прибавил ещё на деление угол закрылок и начал крутой спуск.

[Конец записи №290]


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

727. Что сказать за оставшиеся 15 минут (Часть 3 – Приводнение)

(Из «2-го эпилога Дж.Д. Флоры», запись №291)

(Перев. А. Поданев)

Нос аэроплана был направлен на роскошное круизное судно в океане под нами.

Я почувствовал неудобство, будто бы было что-то, чего не должно быть, и бросил взгляд на приборы.

Указатель скорости ещё не достиг «красной черты», но когда я взглянул на индикатор вертикальной скорости, моя рука рефлекторно дернулась к рычагу управления двигателем, прежде чем я вспомнил, что двигатель был без горючего, а пропеллер вращался свободно.

С каким-то неуместным облегчением я понял, что странное ощущение вины, которое меня обволокло на мгновение, было вызвано риском резкого охлаждения двигателя при таком крутом спуске.

Я усмехнулся своей собственной глупости, ведь этому самолету всё равно лежать на дне Андаманского моря. И бессмысленно волноваться о состоянии двигателя.

«Вы взяли свои паспорт и бумаги?» – крикнул я Сипу через постоянно возрастающий шум воздуха, поскольку мы спускались всё быстрее и быстрее.

Сип рылся по карманам своей лётной куртки и паковал бумаги. Удерживая впереди штурвал левой рукой, я запустил пальцы в свою лётную сумку за сиденьем и удачно нащупал полиэтиленовый пакет с застежкой, который и искал. Я бросил пакет Сипу, который запихнул в него документы и несколько банкнот.

Я нашел свои собственные паспорт и бумажник, Сип также затолкалл их в полиэтиленовый пакет и очень тщательно его застегнул.

Он выглядел бледным и избегал смотреть на меня. Высотомер проходил через 3000 футов.

Без предупреждения Сип внезапно воскликнул: «Если мы выживем, я обрею голову!»

Я рассмеялся: «Я и сам думал об этом на прошлой неделе! Вообще-то, как Вы знаете, сейчас в Лос-Анджелесе весьма прохладно. Это хипово и радикально, как говорится, хе-хе!»

«Нет, Нет! – вопил он, обеспокоенный. – Я стану монахом, вот что я имею в виду!»

«Эй, пижон, никогда не давай зарок в стрессовых обстоятельствах! Думай об этом, когда твой ум ясен и спокоен ... не сейчас, парень!» – прокричал я в ответ.

Мы быстро спускались, проходя высоту 2000 футов. Я мог уже различить довольно большое скопление людей, высыпавших на палубы развлекательного судна «Клаб Мед» под нами. Странно, я всегда думал, что эти ребята гудят всю ночь, а затем спят. Сейчас ещё не было и 6 утра.

«Готовься! Пошевеливайся!» – крикнул я.

«Как пошевеливаться?» – прокричал он в ответ, очень дезориентированный и упавший духом.

«Сейчас не время думать о более глубоких аспектах жизни, парень. Не теряй бдительности!»

Я согнулся вперед, придавил штурвал грудью и пришел в движение, расстёгивая ремень безопасности левой рукой, а правой отщелкивая верхние и нижние запоры дверцы со стороны второго пилота.

Он получил картинку и сам пришел в движение.

«Не пытайся выпрыгнуть перед первым ударом о волны! Отдача может бросить тебя вперед, и штурвал сломает тебе грудь» – напомнил я ему и внезапно почувствовал, что сильно о нем беспокоюсь.

Одно дело, когда заботишься о собственном спасении, и совсем другое – заботиться о ком-то ещё.

Конечно, я мог бы попробовать помочь ему покинуть самолет и после удара. Однако осталось бы очень немного времени, чтобы вылезти самому.

А если бы я повредился сам, помогая ему покинуть самолет, то не был бы способен помочь ему впоследствии. С другой стороны, если бы я благополучно оказался вне самолета, я мог бы вытянуть его с внешней стороны, прежде чем самолет погрузится в море.

В противном случае, возможно, мы оба сыграем в ящик.

Да и его путь ухода может быть отличен от моего собственного индивидуального пути... все люди различны, в конце концов.

Может быть, есть что-то, что он и так сделал бы прекрасно сам для себя, если бы я не вмешивался. И может, я буду ему только мешать, желая помочь.

Или я могу его отвлечь, переведя внимание на что-то, с чем он никогда раньше не имел проблем с самого начала, и заставив пропустить то, на чём он действительно должен сконцентрироваться в своей нынешней ситуации?

В течение нескольких секунд я совсем потерял фокусировку на текущих задачах. Мысли скакали в моей голове.

Насколько разноплановой стала эта ситуация из-за попытки помочь кому-то найти себя !

«Я никогда не был кем-то наподобие проповедника» – заверил я себя.

«Но ведь я написал кучу материала о религии и поведении. Даже Сип спросил меня об этом» – продолжались мои мысли.

«А не лучше ли было бы позволять людям находить свой очень индивидуальный путь самим? Действительно ли есть достаточно поводов для того, чтобы я повторял снова и снова, что каждый должен найти свой собственный подход к этой вещи, называемой духовной свободой? Или лучше было бы не говорить об этом вообще?»

Задумавшись, я ослабил давление на штурвал, и самолет слегка выровнялся. Сип смотрел на меня со стороны, не понимая, что я делаю.

При таком угле мы коснулись бы волн почти в четверти мили позади корабля. Я снова быстро со всей силы отжал штурвал вперед и начал давить на педаль, чтобы направить самолет прямо к заднему борту судна.

«Если ты просто удержишь нос самолета точно перед бортом теплохода, то ты сделаешь это» – сказал я про себя.

Затем мысли вернулись. Я не был способен избавиться от них, и это обстоятельство казалось более раздражающим, чем сами мысли.

«Возможно, я должен просто замолчать. Пусть люди оценивают это для себя сами, – думал я. – Сейчас уже есть немного ребят, которые весьма хороши и, вероятно, намного лучше, чем я, объясняют штуки, подобные этой...»

К тому же «так или иначе, большинство людей хотело бы бежать только вместе с толпой. Объединившись в Церковь или культ, без разницы».

«Да, в будущем я заткнусь! – решил я. – Таким путем я не смогу никому сказать что-либо ложное. Верно!?»

Прежде, чем мысль была закончена, я остановил себя, сурово напомнив: «Никаких долгосрочных решений в критической ситуации!»

«Эй, в чем дело?» – завопил мне Сип.

Теперь самолет отклонился слишком вправо. Нескольких секунд, в течение которых я опять унесся в свои мысли, было достаточно, чтобы потерять надежное управление самолетом.

«Небольшая оплошность, перед тем как мы будем скользить (A lil' slip before we'll slip), Сип!» – выкрикнул я и захихикал своей глупой игре слов. (Здесь многозначное слово 'slip' – это и «ошибка», и «скользить», и в прямом и переносном смысле «освобождаться»; а в обороте 'slip off the hooks' – «отдать концы, умереть». – Прим. ред.)

Со всей силы я надавил на противоположную педаль. Сопротивление оказалось намного значительней, чем я ожидал.

Придется потрудиться, чтобы перевести самолет в левое планирование.

«Максимум лобового сопротивления!» – завопил я, необъяснимо наслаждаясь парением.

Самолет скользил вниз и вбок, проходя 1000 футов, 700 футов…

Пришло время побеспокоиться о том, чтобы подлететь поближе к судну. Близко, но не слишком.

Последний взгляд на Сипа. Он улыбнулся. Я восстановил свою уверенность в нем.

300 футов. Теперь борт судна был менее чем в 200 ярдах слева от нас (около 180 м – прим. ред.).

Я посмотрел вниз на волны. Они казались спокойными. «Вид сверху может быть предательским» – напомнил я себе. Солнце отбрасывало тень самолета на океан.

И тень чего-то еще, что, должно быть, находилось непосредственно позади нас.

Дыхание на мгновение спёрло, и я почти потерял хладнокровие в течение последних секунд перед посадкой.

«Что это, черт возьми?» – сказал я, но затем вновь сконцентрировался на самолете.

«Готов?» – крикнул я Сипу.

Его рука была на замке ремня безопасности.

Я отвел штурвал, чтобы вывести самолет из скольжения вперёд, и сделал это. Задний борт круизного судна был теперь приблизительно в сотне футов слева от нас.

20-30 футов над поверхностью; я тянул нос, чтобы добиться полной остановки.

Это сработало – самолет камнем упал прямо вниз.

Первое воздействие было суровым, но терпимым. Самолет подпрыгнул, но не перевернулся. Хорошо!

Второй удар, как и следовало ожидать, был менее сильным, чем первый.

Я завопил: «Давай!» – и отпустил штурвал, чтобы отстегнуть ремень безопасности и открыть верхний замок двери.

Когда ударило в третий раз, я достиг самой нижней ручки и распахнул дверь.

Я посмотрел налево. К моему удивлению, Сип уже вылезал из кабины самолета, держа в руках полиэтиленовый пакет с нашими бумагами.

Заметив, что забыл снять свои ботинки, я выругался и вытащил себя наружу за дверцу.

Самолет качнулся последний раз, а затем удивительно мирно поплыл по поверхности океана.

«Закройте дверь и снимите куртку!» – закричал Сип.

Он был, конечно, прав: самолет будет плавать немного дольше с плотно закрытыми дверцами, а куртка потащила бы меня вниз, если я поплыву.

Удивляясь и поразительному хладнокровию Сипа, и тому, почему я сам нуждался в таких напоминаниях, я глянул на теплоход и увидел несколько оранжевых резиновых лодок, направляющихся к нам.

Они достигли нас прямо перед тем, как самолет начал погружаться носом в море.

Я запрыгнул в лодку, которая поравнялась с правым крылом. Секундой позже я уже наблюдал себя сидящим в спасательной лодке, с дефицитом подвига и лёгким океанским спрэем на лице.

Радостные лица окружали меня, но я не мог почувствовать в сердце никаких эмоций.

Над нами ревел вертолет, и внезапно я вспомнил о второй тени на волнах.

Взглянув на небо, я увидел громадный черный вертолет, уже начинающий отворачивать от нас. Я следил за ним, пока он быстро набирал высоту. Он не имел ни хвостовых номеров, ни других опознавательных знаков. Совершенно черный, с двумя сероватыми ракетами по бокам своего огромного брюха. С каждой секундой он становился всё меньше и меньше.

«Так, оказывается, в действительности для любой данной проблемы всегда есть больше одного решения» – сказал я себе, и безмятежность, наконец, заполнила мои душу и сердце.

Сип махал мне руками с одной из оранжевых спасательных лодок.

Спрэй Андаманского моря окутал мое лицо, скрывая слезы.

[Конец записи №291]


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

29. Запись №322 из «Записок Дж.Д. Флоры»

(Перев. А. Поданев)

                                              collos2.jpg (12439 bytes)

Северная Индия, апрель 1981

«Там, Бабба, Святой Джаланмалан» – сказал гид церемониальным голосом. И я не смог поверить ни ему, ни своим глазам.

«Что!? Это – груда камней в джунглях фиговых деревьев, друг мой» – ответил я цинично, не в силах скрыть своего разочарования.

Гид остался не доволен моей реакцией, что расстроило меня ещё больше. «Бабба, мне жаль видеть Ваше сожаление, но это то самое старое место отцов моих предков. Оно не в очень хорошей форме, Бабба, но мы же – не столь богаты, как Ваши соотечественники».

Я умудрился спрыгнуть со слона, не сломав ноги.

«Слушай, – сказал я, вытащив пачку схем из своей сумки. – Здесь – карты Джаланмалан. Они сделаны людьми, которые изучали его всю свою жизнь. Мудрые и сильные люди, не чета ни мне, ни тебе; люди, которых хвалят за их мудрость  миллионы  людей. Взгляни!!»

Раджан с любопытством взглянул на карту. Спустя мгновение он начал хихикать, подобно ребенку.

«Бабба Джиди» – вскрикнул он, закрыв смеющееся лицо руками.

«Бабба, а Вы знаете, что Джаланмалан был храмом, квадратным, как коробка, а не круглым, как башня? Ааа…?» – спросил он с подчеркнутой вопросительностью.

«Что ты имеешь в виду?» – сказал я с некоторой неуверенностью.

«Это – угол храма, Бабба, а не вершина башни» – объявил Раджан, помещая сальное пятно на мою драгоценную карту.

У меня не было желания спорить, и я попробовал как-то иначе. «Послушай, друг мой, ты – хороший гид, Окей, и слоны иногда слушаются тебя, Окей, но это – наука; знаешь, много людей обдумывали это в течение долгого времени, и...»

Я посмотрел на него и прекратил проповедь. Было слишком очевидно, что он, безусловно, верил тому, что он видел перед собой, вместо того чтобы вникать в объяснения образованного человека.

Он видел, что я был раздражен, и попробовал приободрить меня снова.

«Знаете, Бабба, наши предки строили дома изо всех частей старого храма Джаланмалан. Может быть, десять домов, и все разные, может быть больше, и всё из тех же самых камней, – это забавно, не правда ли?»

Он рассмеялся снова, и, по-видимому, безудержно, но остановился, когда понял, что я не удивился.

«Они всегда называются Джаланмалан, но они были все различны, только название одно и тоже ...» – продолжил он.

«Джаран, а ты знаешь, что люди строили копии великолепного Джаланмалана почти в каждой стране мира?» – сказал я важным голосом.

«Действительно? Почему?» – ответил он, скептически нахмурясь.

«Поскольку он был так великолепен!» – нетерпеливо добавил я.

«Ну что ж, оставлено много камней, – сказал он, махнув руками в сторону руин Джаланмалана, – я знаю их все, каждый из них, и я уверен, Бабба, это был храм!» –  настаивал он.

Что было делать? Резким голосом я сказал ему:

«У меня нет времени для дискуссий, осталась, может быть, только пара дней, прежде чем здесь начнется муссон. И я хочу осмотреть некоторые из руин как можно скорее. Раз ты все руины знаешь, можешь ты показать мне эту дверь, портал или ворота?»

И я показал ему другую схему, ту, которая имела наибольшее число похвал от экспертов всего мира по Джаланмалану.

Он быстро вглянул на рисунок и начал хихикать снова.

«По крайней мере, сейчас он кажется обеспокоенным своей непонятливостью» – подумал я.

«Это угловой камень; из фундамента, – сказал он, – в земле...» Он указал вниз, вырисовывая руками в воздухе какие-то формы, как будто я был немного не понятлив.

«Покажи мне, – сказал я, грубо перебивая его. – Только покажи мне, ХОРОШО?»

Мы оставили слонов, и Джаран молча, прямиком, сокращая путь сквозь фиговые заросли, направился к руинам. Я чувствовал себя виноватым за невежливость к нему и испытывал жалость к себе. Надо же было забраться в такую даль только для того, чтобы услышать колкости этого парня, который, вероятно, даже не смог бы без ошибок написать слова «колледж»! «По крайней мере, слоны иногда следовали его командам» – думал я, не говоря ничего.

Через некоторое время мы стояли перед большим куском камня. Он походил точно на вершину двери, изображенных на всех рисунках, которые я изучил. Но он казался слишком большим, чтобы выполнять эту функцию. Теперь это фактически напоминало краеугольный камень фундамента.

«Хотите увидеть больше таких камней, Бабба?» – спросил осторожно Раджан.

«Всем известно, что есть только один, подобный этому» – отрезал я, вытаскивая камеру и начиная делать снимки.

«О, нет, Бабба, намного больше, позвольте мне показать Вам, туда...» И он начал прокладывать тропу сквозь следующую стену плотных кустарников.

«Смотрите за змеями, они могут убить Вас, Бабба, и за пауками тоже, некоторые из них ядовиты. Большинство людей никогда бы не пожелало прогуливаться здесь, хе-хе…»

Я следовал за ним, повторяя его движения. Я почувствовал реальную опасность остаться в джунглях без проводника, когда уперся ему прямо в спину.

Не менее чем в двух часах ходьбы я увидел еще семь огромных камней. «Никто не поверит этому» – сказал я Раджану и почесал затылок.

«Хм-мм, Вы утомлены, – ответил он, – давайте немножко отдохнем. Есть маленькое племя, живущее под тем холмом. Я знаю их хорошо уже довольно давно» –  предложил он.

Поскольку я был уже достаточно утомлен, то быстро согласился. Вскоре я крепко спал.

Когда я пробудился, с внешней стороны простой, но удивительно чистой маленькой хижины, в которой я спал, хлестал дождь. Мой гид и семейство из трёх хозяев сидели в центре хижины, дружественно и любопытно поглядывая на меня.

«Муссон пришел рано в этом году» – сказал Раджан и потер подбородок.

«Вы спали хорошо, Бабба?» – добавил он.

«Моя спина и шея немного затекли, но в целом я – Окей» – сказал я, медленно понимаясь с циновки, расстеленной на полу.

«Проклятье, я не должен был оставаться так долго в Бангладеш, теперь мы залипли здесь» – проклинал я судьбу. Дождь шел, усиливаясь с каждым часом!

«Мы можем попробовать вернуться, как только сможем видеть больше чем на 30 метров сквозь пелену дождя» – так или иначе, но Джаран пробовал подбодрить меня. Я осмотрелся, но увидел только стену воды, плещущуюся внизу.

«Насколько они вправе обвинить нас за то, что мы внезапно здесь застряли?» – спросил я Раджана.

Он посмотрел на меня с удивлением и начал хихикать снова.

«Здесь не Америка, Бабба» – сказал он, явно удивленный.

«Мы останемся здесь, пока дождь не замедлится настолько, чтобы мы могли видеть перед собой. Они здесь не знают, что такое деньги, хе-хе. Никаких гамбургеров, Бабба, здесь только рис, извини...»

Семейство дружелюбно поглядывало на меня. Казалось, они не понимали английского языка. Женщина раскрашивала какую-то вазу, используя странную жидкость; мужчина предложил мне миску приготовленного риса. Их ребенок, мальчик около 5 лет или ещё моложе, играл с кусочками глины. Племя, должно быть, лепило глиняную посуду, как я понял. Джаран настроил набор барабанов (tabla) и, наконец, начал выстукивать медленную и расслабляющую мелодию (raga).

Однако после пары часов безделья я забеспокоился и стал соображать, что бы я мог, возможно, сделать, пока мы не сможем вернуть свои бродячие головы назад в самый ближайший городок. Наблюдая детскую игру с глиной, я получил идею.

«Раджан, – сказал я. – Ты сказал, что знаешь каждый камень руин, не правда ли?»

«Несомненно, Бабба, уверен!» – ответил он доверительно. «Не сможешь ли ты взять эту глину и слепить такие же блоки, как там, но только очень маленькие?»

Раджан почесал затылок.

«Почему бы и нет? Дождь все еще сильный и, видимо, будет лить достаточно долго» –  пробормотал он.

Он поговорил с семейством на своем диалекте, который я никогда не слышал прежде. Затем он начал формировать несколько частей из глины, один за другим – крошечные копии руин Джаланмалана. Шел второй день муссона, и я был готов к нервному срыву. Глядя в дождь, питаясь неочищенным рисом и какими-то неизвестными странными плодами, я начал мечтать вернуться назад в цивилизацию. Но ближайший «Макдональдс» был не менее чем в паре сотен миль отсюда, если не больше...

На третий день Раджан гордо объявил, что закончил свою работу. На полу было разложено что-то около пятидесяти маленьких кусочков глины, всё еще рыхлые и мягкие, но каждый отличался от других своей формой.

«ХОРОШО, Раджан, ты говоришь, что Джаламалан был квадратным храмом, правильно?» – бросил я ему вызов.

«Да, Бабба» – доверительно ответил он. «Вот – части, – сказал я. – Давай-ка построим его!»

На четвертый день после начала муссона, струйки дождя, казалось, поредели. А блоки руин Джаланмалана никак не состыковывались друг с другом. Раджан и я по очереди возились с ними с перерывами на сон, пробуя сложить части так, чтобы это строение имело хоть какой-то смысл.

«Я отказываюсь» – наконец, заявил я, вздыхая.

«Я тоже, давайте-ка поиграем какую-нибудь музыку!» – сказал Раджан.

Я закрыл глаза и заснул снова, слушая звук барабанов tabla и погружаясь в свои мечты. Раджан играл на tabla непосредственно, подобно богу Раме, здесь, на пути из джунглей, в то время как дождь гудел на заднем плане, подобно didgeridoo.

Когда я пробудился утром четвертого дня после начала муссона, ребенок хозяина играл с нашими кусочками глины.

Он отложил несколько кусочков, которые не соответствовали чему-либо. Возможно, изначально эти части были сделаны в более поздние времена и для другого здания. Для некоторых незначительных частей постройки он слепил кое-какие новые блоки, маленькие вещицы. Я смотрел на собранные части в течение долгого времени. Когда неожиданно солнце прорвалось сквозь облака.

Ребенок внезапно отмел все кусочки прочь, разбивая то, что было построено столь изобретательным способом. Я был поражен. Действительно существовал способ собрать все части вместе, и теперь я знал это. Мой вояж оказался полностью успешным и, причем, столь неожиданным образом. Счастливый, я попрощался и сказал «спасибо». Даже вожак слонов, мрачный и упрямый, казалось, улыбался мне, когда мы уезжали, чтобы возвратиться в цивилизацию. Да, Джаланмалан был не башней. Он был не храмом.

Единственным способом, которым, казалось, можно было совершенно объединить все части вместе, было объединение в форме моста. Я все еще помню это сегодня, каждую деталь. Это было так невероятно красиво... позволившее связать имеющиеся части вместе.

Но то, что мальчик построил, пока мы спали, не было башней. И не было также храмом. Все схемы, которые я изучал, не описывали того, что я видел здесь. Они, так или иначе, как я понял, были только схемами. И фактически это были схемы схем чьих-то других схем – тех, кто, может быть, видел старое здание, но, возможно, только позднюю конструкцию вместо этой, кто знает?


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

891. Восток встречает Запад, между и вне

(Перев. А. Поданев)

Преобладающее предубеждение в западных кругах о «буддизме» находит своё выражение в обобщении, что буддизм – будто бы «восточная религия».

Сторонники такой точки зрения обычно подразумевают, что «западный житель» вряд ли способен успешно «практиковать» такую «религию».

С целью пробуждения от иллюзии(й) жизни совсем не важно, каким именно путем это пробуждение возникает: все, что имеет значение, – это то, что такое действительно случается.

И, кажется, лишним будет добавить, что даже  менее важно, как  это случается или как  называется  этот путь.

Однако несколько мыслей о «восточных» и «западных» парадигмах могут быть полезны при разборке территориального мышления (мышления, характерного для определённых мест проживания – прим. перев.) и могут предоставить некоторые важные структурные ключи.

Как это ни странно, Гаутамо Сиддхартхо, «Будда», был членом «благородной» фамилии. И в те времена внутри появляющейся системы каст он по обычаю, скорее всего, стал бы «Брахманом», священником, если бы не пошел по истинно «революционному» пути.

Соответственно, он назвал себя «арийцем» ('Ariyan') (Пали: ariyaa), а своё учение – 'dhammaa ariyaa' (лит. «Арийская суть» ('Ariyan Thing')), и его базисными суждениями стали «Четыре арийские истины», обычно переводимые как «Четыре благородные истины».

До Гитлера и «Ку-клукс-клана» слово 'Ar-yan' обычно описывало племена, которые теоретически в древние времена спустились с Кавказа и распространились по Северной Индии, оттесняя аборигенов Дравидианса к югу. Истинна ли эта теория или нет, Гаутамо Сиддхартхо был, несомненно, кавказцем, так как дравидианцы также были кавказцами.

«Новый универсальный несокращенный словарь Вебстера» предлагает следующее толкование: «Ариец, Arian (Sans. ar-ya, лорд, владелец (мастер), aarya, племенное название (имя), родственное OPER. ariya, племенное название (имя)) ...» и затем добавляет прекрасную печать: «Нет никакой правомочности использовать слово «ариец» как расовый термин, хотя он использовался в качестве такового печально известными нацистами, чтобы означать «кавказца нееврейского происхождения» и т.д. Использование этого слова в связи с расовой идеей расценено большинством этнологов как ложное, потому что народы, которые говорили на одном и том же или схожем языках, должны были иметь общее расовое происхождение. Неправильное употребление слова «ариец» привело к тому, что в научных обсуждениях его заменили на «индо-eвропеец» ...»

Во времена Гаутамо употребление языка Санскрит было ограничено и использовалось исключительно в семьях Брахманов, а использование Гаутамо местного диалекта «Пали» было выражением его взгляда, по которому «пробуждающийся» является абсолютно независимым от любых расовых или культурных аспектов.

Но опять же, независимо от того, как искривлены слова и названия (имена), чтобы соответствовать им, удовлетворяя политической цензуре любой власти, Гаутамо Сиддхарто был, вне всякого сомнения, кавказцем, который утверждал, что учёт расы, рода, возраста и языка абсолютно неуместны в успешном следовании индивидуальному освобождению.

Если пристально поглядеть на Восток, китайская история философии предлагает такие крайности, как учения Конфуция и Лао Цзы – крайности полного рационализма и полной интуиции. Короче говоря, полная «Восточная/Западная» псевдо-парадигма развалится везде, где постараются и посмеют посмотреть на нее более пристально.

Сам Гаутамо установил, что оба пути – как чистый рационализм, так и чистая интуиция, – могут вести к пробуждению с таким ограничением, что только чистый рационализм может быть пройден каждым, а путь «чистой интуиции» зависит от индивидуальных качеств, при отсутствии которых успех не может быть гарантирован.

В преддверии полного освобождения Существа или около того оба пути, однако, сливаются, и на практике комбинация обоих путей (другого аспекта Гаутамо) – «Срединный Путь» – кажется наиболее многообещающим подходом.

Слово «религия» происходит от латинского re-ligere, лит. «отклоняющийся / наклоняющийся назад». По сути это означает «обнаружение собственного происхождения» или «возвращение к цельности». В этой книге слово «религия» используется экономно, потому что иной подход позволил бы причислить её к Бого-центристским течениям, которые все, как один, основаны на напряженных и обычно подавляющих социальных конструкциях, называемых «церквями».

Аналогично, в этой «Пурпурной записной книжке» редко используется слово «медитация» (кроме как здесь, конечно). А рассуждение под этим следующее: слово «медитация» повсеместно использовалось для того, чтобы обозначить всё, что отличается от распорядка дня и, таким образом, стало бессмысленной тавтологией, – словом, которое может означать что-нибудь или вообще ничего. Это подход «или – или», «да / нет», который не принимает постепенных результатов через какое-то время.

Так называемая «восточная мудрость», для того чтобы регулировать процесс в требуемом направлении, кажется, предпочитает ориентироваться на процессы маленьких изменений.

Хороший пример даёт Buckminster Fuller: судно может весить сотни или тысячи тонн. Чтобы изменить направление его движения, когда оно перемещается в воду, при целенаправленном подходе для преодоления инерции такого судна потребовалось бы равное или большее количество силы. При самой небольшой попытке изменить его курс сырой (физической) силой человек был бы сокрушен.

Однако, как объясняет Bucky в своей «парадигме тримтаб (trimtab)», незначительное изменение положения руля в таком (перемещающемся!) судне, в конечном счете, изменит курс всего судна, такого большого и тяжелого, какое только можно себе представить.

В этом подходе используются характеристики самого процесса, для того чтобы изменить кое-что через какое-то время. Такой подход, очевидно, требует терпения, предвидения и знания процесса непосредственно.

В то время как целенаправленный подход просто ведет к «уже установленным признакам», процессо-ориентированный подход смотрит на условия, лежащие в основе существования явления, и, изменяя эти условия, меняет результат всего процесса в будущем.

В то время как полный подход Гаутамо, безусловно, процессо-ориентированный, (см. главу Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

27. «Проявление в зависимости от условий» против «причины и следствия»), это не означает, что целенаправленные подходы не могли бы использоваться ни в одном из ряда процессов, ведущих к освобождению.

Здесь всё та же «мудрая» комбинация обоих путей, «Срединный Путь», может являться наиболее эффективным средством.

Что в конечном счете имеет значение, – так это не то, что ты пошел верным путём, а то, однако, что ты вообще пошёл. Это значит, что кто-то «прошел путь» (Пали: 'Tathagato'). Что и стало причиной того, что человек, который теперь называется «Буддой», отказался называться любыми именами вообще, кроме 'Tathagato' – «прошедший этот путь».

Короче говоря, давайте не фиксироваться на названиях, описаниях или устных объяснениях! Давайте не врезаться в дорожные знаки, а будем лишь просто двигаться домой!


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

893. Записанная История, мечты о Будущем и вечное Сейчас

(для Сьюзен, Вода, Пола и Либидии)

(Перев. А. Поданев)

История – это оценка событий, которые случились, поскольку теперь это известно. История состоит из отчетов (записей) людей, оставшихся в живых, отчетов, отфильтрованных и пополненных победившими сторонами, и подготовленных к общему потреблению рабами правителей человечества – кто бы они ни были в то время.

И в этом процессе были сожжены целые библиотеки. А чтобы скрыть неудобные или противоречащие новости, были уничтожены противоположные или разоблачающие мнения. Таким образом, «история» не только была однажды сфальсифицирована представителями «истэблишмента», но она почти целиком состоит из потока фальсификаций, каждый слой которого добавлял все новые искажения к пирогу грязи замысловатых представлений из утвержденных «фактов».

Трудна была бы задачка для профессионального историка, если бы он честно попробовал выяснить то, что действительно случилось.

Но в те времена историки оплачивались институтами / учреждениями текущих, существующих в тот момент правительств – см. выше. И в настоящее время они могут гордиться своей беллетристикой, называемой «наукой». То есть до тех пор, пока они считают и говорят, что есть текущая «политическая коррекция (конъектура)».

Ну а теперь, какое это имеет отношение к освобождению? Ответ очень прост: никакого отношения! Любая философская или «религиозная» система, которая стремится к освобождению индивидуума, настолько же хороша, насколько работает именно СЕЙЧАС, в настоящем времени – сегодня! Если это работает сейчас, это будет работать в вечности. Поскольку единственная вещь, которая является вечной – СЕЙЧАС.

Для её применения не имеет значения, какое специфическое учение пришло сначала. Для работающей системы не имеет значения, кто, что и у кого скопировал. Для человека, чтобы достичь освобождения, не имеет значения, был ли «олицетворен «основатель»» «школы» или теории, или это был просто «отпускающий мастер», или только тот, кому удалось пробудиться от грёз жизни.

В последнем случае (по крайней мере, для автора этих строк) утешительней было бы знать, что это была не какая-то экзальтированная натура из «другого измерения», открывшая истину для себя, а кто-то, как вы или я.

Только если «нормальный» парень может достигнуть освобождения, основанного на его собственном понимании, только тогда можно убедиться, что это действительно работает для  каждого,  кто хочет стать истинно свободным.

Семантика (значения слов в человеческом языке) изменяется со временем; главным образом, медленно, но иногда удивительными прыжками. «Веселая парочка» ('gay couple') в 1920-х означала только веселье; пятьюдесятью годами позже или раньше та же самая парочка, возможно, чувствовала бы себя оскорбленной от даваемой ей характеристики «весёлая» ('gay'), так как они – не гомосексуалисты.

Можно было бы заключить, что любая философская система, которой случится выжить в течение более чем 50 лет, должна периодически проверяться на изменения (замены) в ее семантике и культурном контексте. Но с другой стороны, некоторые системы выживают намного дольше, тогда как одна из наиболее современных была полностью сведена к своей противоположности менее чем за 30 лет (некоторые читатели могут знать, на какую систему я ссылаюсь, и надеюсь, они будут способны видеть это с некоторой долей юмора и непредвзятости).

Единогласно признавая принятую иллюзию времени в течение только короткого момента, в равной степени можно было бы сказать, что прошлое закончено к настоящему времени, ТЕПЕРЬ – точно, поскольку это – прямо сейчас, и будущее могло бы быть сформировано импульсом, созданным в этом моменте. (Я вежливо воздержусь от выяснения глупого (?) вопроса о том, КОГДА ТОЧНО кое-что изменяется, если истинно то, что настоящее полностью определено прошлым.)

Историк и пророк разделяют больше схожих черт, чем можно было бы описать из любезности.

Что, очевидно, является различным, – так это то, что один говорит о фиктивном прошлом, в то время как другой говорит о фиктивном будущем. И историки, и пророки с трудом пробуют превращать беллетристику (фикции) в факты, но пророк имеет значительное преимущество: если он или она мудро формулирует предсказания, они будут всегда истинны. Моё личное наиболее предпочтительное предсказание имеет вид: «как только мы будем готовы, изменение случится для нас, а все остальные (те бедные парни!) должны будут всё ещё оставаться ограниченными рамками своего печального существования».

Это, конечно, является тавтологией – высказыванием, которое будет всегда истинно, независимо ни от чего, и которое поэтому не имеет никакого особенного значения вообще. В этом, однако, есть положительная сторона, и я с удовольствием укажу на неё: изменения случаются. И подготовка к изменениям кипит в мыслях, вызывая ментальный сдвиг ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС.

До тех пор пока это не предполагает ожидания чего-то, что ещё может случиться, современные пророки тысячелетних изменений, кажется, не приносят слишком много вреда.

Тем не менее, это может стать бумерангом позже: когда пройдет время и пророчество окажется неправильным, его последователь может снизить или прекратить усилия к положительному изменению. Однако есть более легкий путь: только в работе на изменение прямо сейчас, независимо от того, что было или что будет. Мечты о будущем созданы изнутри мечты, в которой мы сейчас живем. Позвольте нам изменять мир  прямо сейчас,  изменяя самих себя непосредственно!


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

733. Структура цели

(Перев. А. Яковлев)

Один из наиболее базовых вопросов Жизни, Вселенной и Всего Остального может быть описан концептом «цели».

В каком-то смысле она может быть названа наиболее базовым вопросом всего, и она определенно является центральной при размышлении на любую тему, как бы там ни было.

Много книг написано о том, как ее достичь. Некоторые из методов иногда работают, иногда – нет, и очень часто приводят к противоположному результату.

Почти все эти теории не смогли в первую очередь различить структуру «цели», ходя, в конечном счете, вокруг нее кругами и занимаясь саморазрушением и псевдоработающими стратегиями.

Структура цели настолько самоочевидна, что очень легко обмануться насчет огромной важности ее устройства. И велико искушение пойти дальше, не разобравшись подробнее.

Это не удивительно, когда кто-то считает, что большая часть «кейса» человеческого Существа построена на замешательствах и неудачах, связанных с целями.

Чтобы в общих чертах рассмотреть структуру цели глубже, требуется посмотреть на собственный «кейс» – то, от чего Существо отказалось или не отваживалось посмотреть на протяжении очень долгого времени.

Один из очень, очень немногих, кто когда-либо обнаруживал важность структуры «цели», был индийский философ Патанджали, один из величайших мыслителей за всю известную нам историю человечества.

Однако, поскольку важность осознания структуры «цели» так велика и, вдобавок, так обалденно проста, он отказался поделиться ключевыми деталями своих открытий из страха, что злые люди смогут воспользоваться его знаниями во вред другим.

Однако он оставил достаточно подсказок, и предмет становится намного яснее после изучения его открытия принципа «гун», один из аспектов которого был грубо описан в главе 66. Первичные аксиомы: современный взгляд на принцип «гун».

В любом случае, основная структура «цели» необычайно проста и к тому же, возможно, как раз из-за этой простоты, постоянно не понимается и неправильно применяется.

Вот две части «цели»:

·  результат [objective]; «вещь», которую надо достигнуть,

и

·  намерение [intention] Существа стремиться к результату («воля» или «устремление»).

 

НЕУДАЧА В РАЗЛИЧИИ МЕЖДУ «НАМЕРЕНИЕМ» И «РЕЗУЛЬТАТОМ» ВСЕГДА БУДЕТ ПРИВОДИТЬ К НЕПРЕДСКАЗУЕМЫМ РЕЗУЛЬТАТАМ И ЗАЛИПАНИЮ ВНИМАНИЯ.

Это кажущееся простым утверждение лежит в самой основе человеческих проблем с неисчислимо далеких времен.

Его ни в коем случае нельзя недооценивать, и по этой причине оно выделено прописными буквами.

Чтобы увидеть, насколько эта очевидная взаимосвязь остается совершенно не признанной в наши дни, давайте обратимся к словарю:

Merriam-Webster WWWebster Dictionary (http://www.m-w.com/cgi-bin/dictionary/)

[начало цитаты]

goal: (цель)

...

Этимология: средневековое английское 'gol': граница, предел.

...

1а. конечная точка гонки;

  б. область, которую нужно достичь в детской игре.

2. результат, к которому направлено усилие.

3а. область или объект, к которому игроки в различных играх стараются закинуть мяч, и через или в который он должен пройти, чтобы получить очки;

  б. действие помещение мяча в или через такую цель;

  в. очки, присуждаемые за такое действие.

синоним - смотрите INTENTION (намерение)

[конец цитаты]

«Большой толковый словарь» (под ред. Кузнецова):

[начало цитаты]

цель:

1. Объект для попадания при стрельбе или метании.

2. Заранее намеченный пункт следования.

3. То, к чему стремятся, чего хотят достичь; главная задача, основной замысел.

4. Намерение, желание.

[конец цитаты]

 

В то время как изначальное значение «цели» в буквальном смысле пространственное, словарь также определяет его как «действие» и как «игровые очки», перед тем как дать «намерение» как синоним.

Этот пример показывает степень запутанности концептов, которые стали ассоциироваться с концептом «цели».

Еще раз, если «намерение» и «результат» НЕ разделены, то сила намерения становится парализованной, и результат такого парализованного намерения непредсказуем.

Это осознание может быть использовано несколькими способами:

·  для создания новых «целей» так, что результат будет надежно достигаться. В честь и из уважения к Патанджали, ответ, хотя он и очевиден из данной в этой главе информации, не будет назван;

·  для анализа создания структур результата/намерения (или «целей») в прошлом;

·  для разрешения прошлых замешательств с целями (которые, конечно же, составляют большую часть «кейса»).

 

Давайте начнем с анализа прошлых целей.

В «начале» Существа были могущественны, но в скуке.

Для того чтобы была игра, необходимо создать «цель».

Это случилось и случается в следующей последовательности:

1.                       Выберите объект или положение как целевое («результат»)
(Заметьте: кажется совершенно не важным, из чего состоит этот объект или положение)

2.                       Найдите что-то в этом объекте или положении, что соотносится с «первичными аксиомами» индивидуума.

3.                       ПРИТВОРИТЕСЬ, что это свойство или качество не может быть достигнуто
(Заметьте: это – ложь, которая будет поддерживать данную конструкцию на месте).

4.                       Создайте энергию намерения, направленную к результату.

5.                       Отойдите назад и смотрите, как развивается это зрелище. Еще раз, если сила «намерения» запутывается с «результатом», то не будет никакого движения к возможному результату. Как если закоротить батарейку, то она не дает ни тока, ни действия.

 

Как и в батарейке, два полюса – «намерение» и «результат» – ДОЛЖНЫ храниться раздельно, чтобы создавать силу.

А что будет, если Существо их спутает?

«Умственная масса» остается там, где изначально были два полюса цели. Этот «заряд» остается до тех пор, пока Существо не отделит свое изначальное намерение от преследуемого результата. А до этого внимание [focus] Существа зафиксировано на этом заряде, но вместе с этим не желает исследовать его.

Как можно восстановить и разрешить запутанную цель?

Вот несколько исторических примеров решений и псевдорешений:

· различив результат, намерение, и основу личности [core beingness] (Подход Патанджали с использованием принципа «гун»);

· перегрузив один из полюсов, чтобы лишить его силы (например: раджа-йога перегружает силу намерения; бхакти-йога «перегружает» объект намерения, т.е. целиком оставляя изначальный результат);

· подавляя намерение и находя изначальную ложь в свойствах результата. (Это изначальный подход Буддизма. При выполнении его только частично, он становится очень опасным, поскольку намерение, если его не подавить, перед тем как полностью лишить силы, может быть воссоздано во всей силе, если результат до тех пор также не исчез.);

· обнаружив хотя бы часть лжи в результате. (Теория «Сосредоточения» Гендлина [Gendlin's 'Focusing' theory] берет свою силу отсюда. Его техника - одна из немногих последовательностей процессов («рандаунов»), которая попала в академический поток. Конечно же, это не ответ на все вопросы, несмотря на его заявления.);

· перемещая всю конструкцию целиком из поля зрения. Это наиболее опасный подход, который имеет место в определенных кругах Нью-Эйджа. Заряд, скрытый из поля зрения личности, не исчезнет со временем, как это подразумевается. Неизбежно, однажды Существо посмотрит туда, куда оно «убрало» заряженную конструкцию, которая навалится на него с неожиданной силой;

· пережигая изначальное намерение, наполняя горючим ассоциированный с ним результат [purpose]. Сильное внимание на положительный полюс может действовать как временное разделение полюсов. Работает, как волшебство ['charme' (фр.): прелесть, очарование], но тоже только временно.

 

На эту тему можно написать много. Однако вместо теоретизирования об этом, намного полезнее использовать процесс, приводящий к разделению полюсов.

Проблема прошлых неудачных целей распространяется на весь «кейс» Существа, от «низших» до «высших» уровней. Последние открывают пару обстоятельств, таких как чрезмерная гордость, которая держит на месте конструкции и может сокрушить много хороших усилий. Процессы на этих «высших уровнях», обещающие Существу стать «причиной» над другими вещами или областями, могут разодрать на части огромные куски неудачных целей в очень больших количествах.

Побочным эффектом такого процессинга Существа будет способность создавать новые «цели» в будущем таким образом, что ее полюса не будут блокировать друг друга.

В конце концов, Существо должно стать способно освободиться от конструкций типа «морковка-на-палочке» в старых целях и причинять вещи непосредственно.

В качестве важного примера: пока Существо будет иметь цель «сбежать из этой вселенной», Существо не будет способно сделать это.

Теперь, если кто-то скажет, что чтобы «сбежать из этой вселенной» не следует иметь «цели» сбежать, то это будет, конечно же, лишь часть правды, но это также может еще больше запутать Существо.

Вместо этого может оказаться намного лучше поощрить ... процесс активного отделения «намерений» и «результатов» как одно из наиболее важных действий, которые можно сделать.

Иначе говоря, действия, а не слова.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

Основы

318. Поиски счастья

(Перев. А. Поданев)

Маленький мальчик хочет уже стать взрослым; он желает, чтобы ему позволили играть после 8 часов вечера; а когда ему позволяют играть вплоть до 9, он жалуется, что не может поиграть до 10; поскольку он входит в половую зрелость, он желает найти подругу; как только он находит её, он хочет покинуть дом родителей; как только он отселяется, его подруга хочет выйти за него замуж и иметь ребенка; чтобы сделать это, ему лучше получить прилично оплачиваемую работу; как только он женится и приобретает ребенка, ему хочется другого ребенка; чтобы приспособиться к семейству, он нуждается в более вместительном автомобиле; затем подходит долго откладываемая потребность купить дом; имеющийся дом скоро становится слишком маленьким; после переселения в большой дом его жена выглядит стареющей, и он начинает мечтать о более молодой возлюбленной; заимев её, он понимает, что теряет физическую и прочие формы, и начинает по утрам в течение часа бегать трусцой; так к своим сорока годам он обретает предрасположенность к своему первому сердечному приступу; и, вдобавок ко всему, он становится угнетенным, так как начинает понимать, что его жизнь идет к концу.

К счастью, в настоящее время (и спасибо за это огромному прогрессу науки и техники) он не должен мечтать для себя о чем-то большем: он может наблюдать мечты других на ТЕЛЕВИДЕНИИ и баловаться просмотром мыльных опер, фильмов о любви, убийствах и насилии – это всё ведь только игра актеров, не так ли? Он может забыть свои собственные мечты, которые хранят его разочарование, поскольку он их не реализует - не грандиозно ли!?!

Но затем, однажды, каждый (не слишком часто, конечно же) останавливается на своём пути и начинает рассматривать эту странную идею относительно мысли о том, что он мыслит. И когда он делает это – если он достаточно доверяет себе, чтобы не присоединиться к очередной секте, – он получит успех, он сможет смотреть то, что он действительно хочет. И он сможет понять, что он выбирал те мечты, которые другие ему навязали или подсказали; он сможет понять, что он мечтает о мечте, мечтая о мечте, когда он уже мечтал о мечте в середине мечты.

Он может увидеть вокруг, что другие – тоже мечтают, что они мечтают. И выяснится, что он – не единственный, кто ищет способ пробудиться; и придет удивление тому, что делают другие, чтобы выяснить, что такое счастье. И вот, наконец-то, он начинает понимать, что он всегда был настолько занят, что никогда не имел времени, чтобы подумать о том, а что же он  реально  хочет.

Делая все это, он обнаруживает себя главной целью вербовщиков всяческих культов и сект, которые парят над ничего не подозревающими душами; подобно акулам, чувствующим кровь за много, много миль.

Они попытаются заморочить голову любому, кто посмеет начать задаваться этим вопросом, где бы он ни был.

И если он вообще не настолько испуган, что может доверять себе, чтобы не выбросить свою жизнь, сливая свою душу с отчаянными фанатиками из основателей, олицетворителей, отцов, гуру и бабба, то, наконец-то, он сможет спросить себя:

«Что же я люблю и что является тем, что заставляет меня любить то, что я люблю?

И чего я не люблю и почему я не люблю то, чего я не люблю?

И что же является причиной, почему я не забочусь об этом и почему я не обеспокоен тем, что я не забочусь?»

И в то время как он делает это, к нему может прийти понимание того, что все, что он наблюдает, имеет начало, никогда не остается тем же самым, и, наконец, заканчивается.

Чем он больше смотрит, тем больше видит, что его мнения и эмоции раздроблены на миллионы частей. К примеру, он все же не останавливается, пораженный, и не начинает очищать свои действия, одну маленькую часть за раз, пробуя снова стать «цельным» во враждебном мире. При этом в какой-то момент он может вспомнить, что он – мечтатель, и это – мечта.

Когда он вспомнит это, он найдет себя нетронутым миром, цельным, в таком месте, которое, возможно, не будет угрожающим. Но тогда он сможет оглядеться; он увидит, если он не один, что люди следуют не своим мечтам; и если он сообщит им, что он видит, то ему повезет, если его не остановят, поразив камнем или пулей. Куда бы он ни посмотрел, он разволнуется, обнаружив из миллиардов людей тех, кто точно так же, как он, находится в поисках счастья. Куда бы он ни посмотрел, везде он видит людей, надеющихся на счастье, на мир, – и не задающихся каким-либо вопросом, что счастье могло бы и быть, в конце концов.

К этому времени, если он все еще не уступил колыбельным байкам и вере в более высокую мудрость Богов, Ангелов и Пророков (той мудрости, обнаружить которую еще ни разу не представилось случая), он сможет, наконец, допустить эти смелые мысли:

«Возможно, я сам и есть тот, кем всё это создано?

Возможно, я сам и являюсь причиной своих страданий?

Возможно, только я сам являюсь тем, кто сможет, наконец, меня спасти?»

И если он не стал ещё жертвой, убитой духовенством, то он теперь сможет высказываться, испытывая некоторую боль.

Но если он на самом деле разумен, то он замолчит и уйдет «домой».


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

 3191. «Ойй!?! Извините!!!»

(Перев. Д. Попов)

Вот две ситуации для размышления:

A.
 Человек стоит перед своим домом и видит
 соседского ребёнка, смотрящего через забор, который
 разделяет их владения. Думая, что ребёнок
 хочет украсть его яблоки, как он сделал недавно,
 человек берёт лук и посылает стрелу в
 голову ребёнка.

 После этого человек обнаруживает, что  то, что он
 считал головой соседского ребёнка,
 в действительности было тыквой, лежащей на стене.

 

B.
 Человек стоит перед своим домом и видит
 тыкву, лежащую на стене, окружающей его сад.
 От нечего делать, человек берёт лук и посылает стрелу
 в тыкву.

 После этого человек обнаруживает, что то, что он
 считал тыквой, лежащей на стене,
 в действительности оказалось головой соседского ребёнка, который
 смотрел через стену.

 

Два этих примера могут показаться «искусственными» и нечасто встречающимися в повседневной жизни.

Однако после более тщательного рассмотрения видно, что скорее верно обратное. Случаи, когда кто-то осознанно причиняет кому-то вред и «преуспевает» в этом, происходят гораздо реже, по сравнению с двумя примерами, приведёнными выше.

Удивительно, но огромное большинство всех разрушительных действий подходит под одну из этих категорий, и причина этого – ограниченность человеческих восприятий.

Качество и достоверность чувств человека (например, зрения) ограничены множеством параметров:

-  объекты, как таковые, могут быть видимы только через отражения света. Объекты принципиально невидимы в этом мире и сами источники света тоже невидимы;

-  отражения проходят через фильтр среды между объектом и наблюдателем, обычно – воздух;

-  отфильтрованные средой отражения рассматриваемого объекта попадают в глаз наблюдающего человека и фильтруются ещё раз ограничениями зрения наблюдателя и 2 1/2 - мерным видом бифокального зрения;

-  отражения, прошедшие все предыдущие фильтры, теперь толкуются умом наблюдателя – процесс, зависящий от его предыдущего опыта;

-  истолкованная информация сравнивается с намерениями наблюдателя, которые обычно не так прямолинейны, как, например, «уничтожить объект», а которые скорее являются частью многоуровневых зависимостей.

 

Вопрос «вины» и «ответственности» сопровождали человеческий род с тех пор, как люди приобщились к самоосознанному мышлению. Говорят, что Гаутамо, чьи примеры приведены в начале этой главы, говорил так:

«(В терминах личной ответственности) человек, имевший намерение убить ребёнка, но чья стрела не попала в цель, «виновен» в убийстве. Если бы чувства его не обманули, он действительно убил бы ребёнка.

Человек, который убил ребёнка, думая, что это была дыня, не имел намерения убить и не виновен в убийстве. Однако в своих действиях он пренебрег ограничениями восприятий и повинен в крайней небрежности».

Ответ Гаутамо приведён здесь для примера. Каждый сам приходит к своему собственному определению способа оценки. Юрист в суде, например, не может принять то, что можно узнать действительные намерения человека в этом примере – и он, скорее всего, лжёт.

В любом случае, варианты подобных способов оценок дают неожиданные результаты, как только принимается в рассмотрение то, что все ощущения человека сильно ограничены, до такой степени сильно, что никогда не точны.

Другими словами: если существует истина вокруг нас, то её восприятие всегда фильтруется и оценивается: Воспринимаемая Реальность – всегда Виртуальная Реальность.

Последствия такого положения в наше время превышают пределы всякого воображения, потому что:

-  возможный ущерб, причиняемый действием (или «нажатием на кнопку») с применением машин увеличивается многократно;

-  звенья из цепочки фильтров процесса восприятия могут быть заменены искусственными фильтрами и ложными источниками, такими как камеры, телефоны и т.п.

 

Вот пример, представляющий, наверно, крайний случай:

В фильме «Игрушки» компании 'In the 20th Century Fox' дети тренируются использовать игрушки Виртуальной Реальности, такие как машины с дистанционным управлением, модели самолётов, имитаторы ближнего боя и т.д.

Однако в этом фильме машинки с дистанционным управлением – не маленькие багги с широкими шинами, а настоящие танки; входы и выходы имитаторов полёта подключены к реальным самолётам (роботам); участники сражений – боевые роботы, и, как вы можете предположить, оружие работает на полную мощность и заряжено реальными боеприпасами.

Конечно, бедные невинные дети не посвящены в реальность игры. Но тот, кто нажмёт на кнопку, не будет знать, что он начал ядерную войну: чтобы исключить возможность неподчинения, генералы не говорят исполнителям, когда начинается реальная война, а когда – проверка исполнителей с помощью моделирования ядерной атаки.

Так, «виртуально», планета, на которой мы живём, уже многократно уничтожена в умах операторов; не для удовольствия, а чтобы заработать средства к существованию.

И тут кто-то должен сказать: «Ойй!? Извините!»

Но путь человека через игру жизни определяется не только осознанными намерениями, но и подсознательными реакциями и надсознательными планами и ожиданиями.

В свете этого делать вид, что «есть случайность» – это неспособность принять ответственность.

То же самое верно и для светлых сторон жизни: к счастью, нет такой штуки, как удача.

Есть благочестивые желания, забытые и давние, которые неожиданно становятся истиной.

И далеко за пределами катастроф и судьбы есть области, из которых игры в этом мире могут быть восприняты так:

Игры, в которые играют с незапамятных времён, снова и снова.

Но большинство игроков уже не играют: как отъявленные картёжники, они пристрастились и больше не способны ни на что, кроме маниакальной игры.

Время от времени кто-то выигрывает. Выиграв, удовлетворяется. Удовлетворённый, собирает свои фишки. После того как выигрыш собран, он встаёт и спокойно уходит из казино под названием жизнь.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

18. Некоторые причины того, почему люди испытывают раздражение

(Перев. А. Поданев)

Рассмотрим мужской экземпляр человеческой породы, решивший стать свидетелем инцидента (случая), способного побудить его быть сердитым или психануть.

Часто может наблюдаться следующая реакция:

Багровеет лицо, подскакивает давление крови, все системы организма испытывают перегрузки. (И все это, конечно же, (немножко) вредит здоровью.) И эти его всё нарастающие иррациональные эмоции делают его всё более несчастным. Он начинает становиться всё более агрессивным и может начать травмировать других, особенно тех в своём окружении, которых он любит, или тех, любви которых сам желает. Короче говоря, вещи не становятся лучше ни для него, ни для тех, кто вокруг него. И в конце он всегда страдает сам.

Почему же он тогда делал то, что он делал?

Нет никакого «логического» объяснения этому поведению, независимо от того, насколько умные оправдания для этого могут быть. Это – часть «кейса» данного человека. Та часть «здравомыслия» человека, которая лежит в корне всех его страданий.  

Для некоторых людей это кажется только привычкой, которую они приобрели от других, подобно их родителям. Другие думают, что их организм время от  времени в этом нуждается. Некоторые раздражаются редко; а очень и очень немногие – раз в  четверть столетия.

В любом случае, человек снова повреждает себя своим раздражением и гневом.

Так почему же он не прекращает повреждать себя?

Для начала, он редко признает, что он наказывает себя больше, чем кто-либо еще. Но даже и тогда, чтобы скрыть от себя свои же собственные 

злые намерения,

либо агрессивные прошлые действия,

либо неудачи в помощи кому-нибудь,

он притворяется, что «причина» его расстройства лишь в том, что он решил его испытать, то есть не сдержался и сорвался. Вот что он думает о том, что случилось «с» ним.

Понимая глубоко внутри себя, что боль, приходящая с его гневом и раздражением,  это прежде всего его собственная проблема, в будущем, чтобы оставаться «правым» и «справедливым», он должен будет всякий раз продолжать оправдывать своё раздражение. Таким путём раздражение сохраняется во времени и может даже возрастать. В любом случае, оно может быть вызвано снова и снова в любой момент в настоящем и будущем, если он что-нибудь с этим не сделает.

Как это работает?

Если коротко, то раздражение или гнев – это скопированный образец поведения из-за прошлой неудачи, обычно сопровождающегося злым намерением кому-нибудь навредить.  (Точный рабочий механизм этого всегда будет раскрывать процедура «Кто/Что/Когда/Где».)

Короче говоря, что-то, что напоминает человеку о его собственных нежелательных состояниях, в прошлом или настоящем, может служить пусковым механизмом, способствующим тому, чтобы войти в тот же самый или иной способ наказания.

Но если кто-то сделал что-то неправильно по отношению к нему, является ли это достаточным основанием для раздражения?

Есть две возможных реакции (действия), если кто-то сделал что-то не так:

сопротивляться

или уклоняться и допустить это.

В обоих случаях раздражение ничуть не помогает. Омраченное сознание только ещё более затрудняет сопротивление,  делая его намного тяжелее для переживания.

Даже если это не было бы обстоятельством, которое может наблюдаться повсюду и ежедневно, существует всё же еще другой небольшой фактик:

Каждый определяет свою собственную судьбу.

Конечно, этот «твердый комочек» большинству людей трудно проглотить. Но жалобы принадлежат к разделу безумия. Всегда принадлежали.

«А нельзя ли эмоции просто изменить?..»

Есть много различных путей, чтобы перманентно и быстро стирать определенные нежелательные эмоциональные чувства и их спусковые механизмы. Вообще, можно садиться и находить собственные намерения и прошлые действия, которые послужили «причиной» раздражения и, по мере их нахождения, аннулировать (растворять) их. Это легче сказать, чем сделать, и может потребоваться (по крайней мере, в начале)  помощь квалифицированного практика.

Выбранная техника зависит от вида рассматриваемой эмоции. Большинство эмоциональных проблем – это просто эмоции тела, которые представляются как «энергии», заблокированные  в определенных местах тела.  Техника освобождения эмоций (EFT) может быть изучена в течение нескольких  минут и будет неизменно и быстро  заботится о нежелательных эмоциях, независимо от их интенсивности и истории.

Очень часто помогает, если просто посмотреть на подобные вспышки в прошлом и сравнить их с настоящей ситуацией. Лучше всего это делать, удерживая в голове оба воспоминания одновременно.

Если уже есть некоторый собственный опыт с «текущими процессами», можно постараться прямо посмотреть на то, что случилось, что стало снова пусковым механизмом, и найти «кто/что/когда и где», так же, как и любой план, решение или предписание, которые были сделаны вслед за инцидентом.

В любом случае, явное существование в мыслях самой крошечной частицы гнева или раздражения должно быть более чем достаточной причиной, чтобы читать об этом в данном изумительном месте  «под-» и «над-польной» литературы: пространства-  и  над-временья этой

«Небольшой пурпурной записной книжки о том, как сбежать из этой вселенной».

И последний вопрос: а не находится ли расстройство и гнев в наших генах, унаследованных от наших предков, обезьянок? Хм, если Вы действительно  думаете, что Вы были обезьянкой, то как насчет бананчика?


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

181. Эмоциональные ассисты и духовное очищение

(Перев. С. Конопелько)

Техники духовного развития в прошлом и особенно в последние 50 лет опирались на теорию «ум над материей» (mind over matter).

Хотя эта теория в основном корректна, буквальное следование ей приводит к игнорированию очевидных решений для неотложных проблем.

Если кому-то под ноготь попала заноза, то, разумеется, он можете подняться на такую вершину владения своими восприятиями, что сможет отключить эту боль.

Но намного легче вытащить занозу и продолжить заниматься более важными вещами!

Это может показаться слишком легким для большого количества народа, и это воспринимается как подтверждение существования того, что многие люди рассматривают в качестве тяжелого груза и жестокой ловушки, а именно нашего человеческого тела.

Так, в различных духовных кругах и учениях, через всю историю человечества красной нитью проходит отрицание необходимости для тела приличного здоровья и естественного существования.

Такой подход ведет к тому, что духовное пробуждение становится излишне трудным или это даже может оказаться серьезным препятствием на духовном пути. Тело и ум являются взаимно поддерживающими друг друга опорами, и чем в лучшем состоянии одна из них, тем лучше функционирует вторая.

Это особенно уместно в отношении явления, обычно называемого «эмоциями».

В прошлом в основном принималось, что эмоции накрепко привязаны к уму (и поэтому могут быть решены исключительно с помощью ума, самого по себе); эта точка зрения ошибочно опирается на недифференцированное отождествление различных аспектов человеческого существования.

В статье 675. О различных типах эмоций класс «телесные эмоции» был отождествлен с огромным набором эмоций, с которыми человек сталкивается в жизни. Эти «телесные эмоции» сохраняются на телесном уровне в виде блокировок (закупорок) энергетических потоков. Являются ли они залипшими переключателями/клапанами на пути циркуляции жизненной силы (используя «электрическую» модель), или замедленными или обратно-закрученными энергетическими вихрями (как в «магнитной» модели), все это обсуждается в статье «Теории о природе эмоций» (пока не доступна или не написана – прим. перев.).

Для нижеследующего обзора методов лечения нежелательных телесных эмоций, теории не являются насущными или даже могут помешать пониманию огромной практической важности «Эмоциональных ассистов».

В последнее время появились техники таких ассистов, и некоторые из них используются в связке с техниками духовного пробуждения, особенно стоит отметить технику PEAT. Это техника очень высокого уровня (или с высокими амбициями), и часто ее встречают с большим скептицизмом.

В любом случае использование Эмоциональных ассистов может принести настолько большую пользу для духовного развития, что будет очень серьезной ошибкой не исследовать этот потенциал.

Прежде чем рассмотреть техники Эмоциональных ассистов более глубоко, я приведу несколько примеров «Эмоциональных ассистов», которые люди используют в повседневной жизни:

-  надавливание кому-либо на плечо повышает уровень доверия человека. (Это напрямую влияет на духовные и телесные эмоции и опосредованно воздействует на умственные эмоции, подтверждая наличия в данный момент «дружеского согласия»);

-  надавливание на живот стимулирует энергетическую точку ниже пупка и оживляет (ободряет) телесную сущность (иногда называемую генетической сущностью), в общем, и функции, способствующие пищеварению, в частности;

-  удерживание руки в области сердца при принесении клятвы программирует то, что было произнесено на более физическом уровне. Тело (в отличие от ума) не умеет лгать;

-  потирание подбородка в процессе принятия решения увеличивает мужество в принятии ответственности и, таким образом, ускоряет процесс принятия решения.

Эти примеры являются физическими процессами «позитивных достижений», и они используются в повседневной жизни, без каких-либо рефлексий – как и почему они работают.

Очень странно, что не существовало большого количества (если вообще были) процессов для «негативных достижений». «Негативные достижения» означают, что «заряд» или «травма» облегчаются или даже стираются навсегда.

Как было ранее упомянуто, существуют различные техники работы с эмоциями, и, возможно, каждая из них имеет свои достоинства. Некоторые из них базируются на старинных технологиях, например, Jin Shin Do.

В данной статье особое внимание будет направлено на технику под названием EFT – Emotional Freedom Technique (Техника эмоциональной свободы), разработанную Гари Крейгом (Gary Craig).

Это техника чрезвычайно прямого воздействия и может быть легко изучена без какой-либо философской или иной индоктринации (индоктринировать – обучать (натаскивать) так, чтобы идея была воспринята целиком без каких-либо дальнейших вопросов / Longman Dictionary of Contemporary English - Прим. ред.). Дети могут научиться использовать ее за несколько минут. Даже любители животных могут использовать ее на своих питомцах.

Духовная техника PEAT (Psycho Energetic Auro Technology) базируется на EFT. EFT, в свою очередь, опирается на технику TFT доктора Каллахана (Dr. Callahan). Хотя Каллахан утверждает, что он разработал свою технику независимо, но существует ее явный предшественник (или параллельная разработка), а именно TFH (Touch For Health) Джона Тай (John Thie) – http://www.tfh.org/, которая ведет нас назад к работам Джорджа Гудхарта (George Goodheart), «отца» современной кинезиологии (известна еще как «мышечное тестирование»).

Если кратко, то процесс выглядит следующим образом.

В процессе вспоминания травмирующего опыта или ощущения, несколько раз слегка производится нажатие одним или двумя пальцами на серию точек на теле, являющихся конечными точками энергетических путей.

В большинстве случаев единственный проход по всем точкам значительно уменьшает негативные эмоции, если только не всплывают аналогичные или более сильные эмоции, лежащие глубже обрабатываемого пункта в спящем состоянии.

Как было написано выше, здесь нет никакой необходимости в «теории», лежащей в основе этого простого процесса – это просто работает.

Например, для многих продвинутых профессионалов «заявление об открытии» Гари Крейга («Причиной всех негативных эмоций является нарушение энергетической системы тела») является на самом деле маловажным.

Само по себе это ничего не объясняет, так как «любая» проблема может рассматриваться как нарушение «энергетической системы», как это было продемонстрировано во многих местах «Пурпурной книги». Более того, назначение «единственной причины» любому явлению в целом является серьезным коротким замыканием в уме (см. 27. «Проявление в зависимости от условий» против «причины и следствия»).

Кроме того, если «негативные» эмоции являются «нарушением», тогда что такое «позитивные» эмоции?

Шкала эмоций вполне прозрачно базируется на одних и тех же физических проявлениях, не важно – едва различимых или нет, воспринимаемых «положительными» или «отрицательными».

С точки зрения того, кто предоставляет процессинг, нажимание на определенные точки дела может вообще не иметь никакого отношения к энергетической системе. Кто-то может сказать, что ядром EFT является то, что известно как «процесс дублирования», и что нажимание на точки является просто отвлекающей стратегией, которая предотвращает построение умом своих обычных барьеров, мешающих человеку увидеть (и таким образом разрешить) прошлую травму. Другими словами, человеку дается некое «занятие» в процессе конфронтирования проблемы, которое само по себе может увеличить способность конфронтировать эту самую проблему до точки ее полного разрешения.

Отдельно от теорий, «заявление об открытии» работает очень неплохо для большинства людей, слегка встряхивая широко распространенные системы веры.

В EFT-подходе Гари Крейга есть один очень важный процесс, который работает с тем, что он назвал «Психологическим реверсом».

Уже в 50-х в процессе «мышечных тестов» Джордж Гудхарт обнаружил, что тело может «думать» противоположным человеку образом. Например, человек думает «Я хочу снизить свой вес», но тело человека «думает» с точностью до наоборот.

Любая попытка человека снизить вес будет интерпретироваться телом, как команда увеличить вес.

В качестве способа уклониться от этого Гудхарт и Тай использовали в основном перекрестные движения (левая рука и правая нога вперед). В EFT предлагается произносить утверждение, удерживая при этом меридианную точку на груди или руке, следующего содержания: «Несмотря на то, что я имею эту [проблема], я глубоко и полностью принимаю себя».

Работоспособность этого подхода ведет к интересному выводу; если «Психологический реверс» полностью базируется на «антиреакции» тела, то это может означать следующее: тело, распознавая, что ум или дух потерпели неудачу в его защите в какой-либо угрожающей жизни ситуации, запрограммировало себя на осуществление реверса команд человека в процессе такого инцидента и действует противоположным образом в будущем.

Во многих случаях неверно сформулированные команды или импланты могут быть причиной реверса.

В любом случае, EFT и другие подобные подходы работают быстро, как по волшебству, с огромным числом проблем, связанных с телом и его эмоциями.

Теперь посмотрим, отложив на время обработку очевидных жизненных проблем, каково значение такого подхода для Духовного Клиринга. Действительно ли он адресуется к более глубоко лежащим аспектам или только удаляет симптомы?

Для большинства людей Эмоциональные ассисты, возможно, всегда будут не более чем мгновенным и чудесным способом освобождения от жизненных тревог и травм.

Но это не означает, что процесс сам по себе ограничен; это просто знак не заинтересованности человека в своих духовных аспектах.

Для духовного поиска имеет достаточно много смысла обеспечить подходящее качество жизни на физическом уровне, включая и эмоции тела.

Более того, работа с эмоциями тела может открыть значительные явления бытия и опыт, которые могут помочь духовным аспектам человека лечить самих себя.

Одним из таких процессов духовного поиска может быть PEAT – подход, базирующийся на EFT, который среди прочих вещей нацелен на гармонизацию Первичных Аксиом человека (вещей, подобных «Кодексу» Алана Уолтера или «гуннам» Патанджали). Он даже может атаковать базисные проблемы индивидуальности Существа, адресуясь к их идентификации с телом или его частями.

Большинство из тех, кто стремится к духовному просветлению, обычно отмахиваются от «копания более глубоко» при работе с легкими чувствами (ощущениями); кроме того, этот процесс сильно зависит от способностей и настойчивости человека.

Точно так же, как и с умом, «реально» глубокие вещи обычно прикрываются мисдиректорами (misdirectors) – прикрывающими эмоциями, которые будут уводить человека в неверном направлении.

Помощь другого человека, предпочтительно опытного профессионала, часто может оказаться жизненно важной в вытаскивании на поверхность наиболее тщательно спрятанных эмоций. Однажды обнаруженные, они затем могут быть демонтированы.

Короче говоря, эффективность и зона действия EFT ограничивается только навыками одитора (соло-одитора) находить области, которые требуют разрешения.

Нажимание на меридианы, как это используется в EFT, также может очень успешно применяться и к энергетическим телам человека. Так как энергетические тела человека являются как бы «копиркой» (blue-print) при формировании реальных частей, то такая работа на энергетическом уровне может оказаться намного более эффективной, чем нажатия на физическом уровне.

Также нужно сделать много работы для предотвращения повторного создания первоначальной проблемы (или еще худшей!) в процессе этой или будущей жизни.

Как-никак человек, прежде всего, притягивает проблему из-за своего неконфронтирования, отвержения или недостаточной терпимости. (В качестве лекарства побудите человека вообразить умственное создание большого числа подобных проблем, с тем чтобы поднять его уровень конфронтирования!)

В более всестороннем процессинге или сопроцессинге необходимо делать акцент на уравновешении «негативных» и «позитивных» достижений процессинга. Кроме того, нажатие и потирание меридианных точек может и должно использоваться для программирования тела или любых его частей на увеличение уверенности и стабильности.

Аналогично позитивным подтверждениям, тщательно старайтесь избегать логических конструкций «не», «и» и «или». На уровне тела логические конструкции не воспринимаются.

Команда типа «Ты не должен делать Х» будет получена телом в виде «Ты должен делать Х». Это явление, возможно, является причиной для большого числа «Психологических реверсов» – телу дается команда, которая включает НЕ, и оно не может воспринять наиболее важную часть сообщения, в результате мы получаем команду абсолютно противоположную той, что давали.

Буквально в двух словах, очень важная способность Существа – конфронтировать жизнь во всем ее многообразии – может быть улучшена в чрезвычайной степени с помощью техник, подобных EFT.

При этом вы можете ничего не бояться, так как будете знать, что вы способны демонтировать любые страхи, которые только могут подняться.

Это обстоятельство делает EFT (или любую родственную ей технику) обязательным инструментом, которым должен владеть любой человек, стремящийся к серьезному духовному развитию.


Copyleft © 2000 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

16. Краткое изложение принципов Гаутамо на современном языке

(Перев. А. Поданев)

Гаутамо Сиддхартхо, один из поместных принцев в Индии, живший 2500 лет назад, после прохождения большинства духовных и физических упражнений из всего множества, которое преподавалось в его времена, решил испробовать радикально отличный подход и, в конечном счете, преуспел в пробуждении от иллюзии жизни к состоянию пребывания вне этой Вселенной.

Сначала он не хотел делиться своим пониманием, потому что истина, которую он почувствовал, была не только очень основательна и проста, но при этом также чрезвычайно тонка и поэтому очень трудно преподавалась другим.

Однако кто-то, в конце концов, его убедил, что его будут окружать несколько человеческих существ, которые действительно и готовы, и способны понять то, о чём мы сейчас будем говорить.

Ради этих немногих в сорокалетнем возрасте он и продолжил преподавать в течение следующих десяти лет, прежде чем его физическое тело иссякло.

 

Особый подход Гаутамо

Гаутамо утверждал, что существует такое состояние, которое является по существу независимым от системы этой Вселенной.

Так как ярлыки (определения) могут быть приложены только к тем явлениям, которые проявляются в пределах системы этой Вселенной, то, возможно, для этого состояния нет названия, и даже классификация его как состояния, строго говоря, неправильно.

Аналогично, кем бы ни был тот, кто способен достигнуть этого состояния, он также не может быть определен (маркирован).

Единственно возможный подход к этому «состоянию» – непрямой путь. Поэтому Гаутамо преподавал мышление в терминах, исключительно далеких от обычного мышления в тождествах.

Например, рассмотрение «самого себя» обязательно идентифицирует и саморефлексирует мышление, а это, по-видимому, не может вести к «Пути из». С другой стороны, мышление в тождествах – главное условие, которое, прежде всего, держит Существа в этой Вселенной. Саморефлексивное мышление УВЕЛИЧИВАЕТ обязательства, которые удерживают человека от возможности заиметь выбор: уходить или нет из этой Вселенной.

 

Четыре особые истины

Как сказал Гаутамо, всё следовало бы рассматривать в контексте особого подхода, который был (и всё ещё остаётся до сих пор) радикально отличным от других философских или религиозных подходов.

Он суммировал свое сообщение в виде «Четырех особых истин»:

1.                       Истина первая. Правда о том, что существует «состояние» вне (над) этой Вселенной; а все то, что может быть воспринято как «не-это-состояние» (т.е. отождествление с этой Вселенной – прим. ред.), есть «Правда «дуккха» ('dukkha')».

2.                       Истина вторая. Правда о том, как Существо отчуждает себя и становится пойманным во Вселенной, или, с позиции не отождествления: правда о том, как происходит переход в состояние «дуккха».

3.                       Истина третья. Правда о возможности «Пути из», или, опять же в терминах не отождествления, «правда решения» (разотождествления – прим. ред.).

4.                       Истина четвертая. Правда о том, что путь к «Пути из» существует, или как заниматься этим в процессе решения «дуккха» (разотождествления – прим. ред.).

 

Когда Гаутамо признал, что для достижения «Состояния Вне» существуют иные пути, отличающиеся от преподаваемого им, он постулировал, что «Четыре особые истины» настолько фундаментальны, что они должны бы стать частью также любого другого подхода.

В этом контексте данные «Четыре особые истины» обладают первостепенной важностью, и поэтому они могут выступать в качестве признака законности любой системы, преследующей цель освобождения.

 

Непосредственная (немедленная) цель

Учение Гаутамо заметно отличается от большинства других прикладных философий или религий одной замечательной особенностью: тем, что ожидается достигнуть конкретных и законченных результатов в течение срока этой жизни.

Его призыв был таким: «Иди и смотри сам! Стань свободным ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС!».

В связи с этим требовался ясно распознаваемый ориентир, чтобы определить, произошел ли успех или нет. Этот ориентир был описан Гаутамо как «вход в поток, который ведет к «Состоянию вне»» – «Сотапанно» (Sotapanno). Достижение этого уровня и было целью, которую он устанавливал для своей аудитории. Это состояние являлось скатом для выезда на «Супершоссе Свободы».

После него он выделил три уровня, в зависимости от скорости, с которой, как можно ожидать, заключительная цель – полное освобождение – будет достигнута. Но начиная с уровня «Сотапанно» – определенного пункта, достигнув которого человек не может больше погружаться в длительное заблуждение, верхние три уровня – это скорее характеристики, чем цели в их собственном понимании.

Причина, по которой «Сотапанно» (человек, достигший этого уровня – прим. ред.) не может погрузиться назад в заблуждение, является то, что достижение этого уровня основано на превосходной степени понимания не самоопределенности Мира, а это и делает фактически невозможным, чтобы «Сотапанно» мог когда-либо упасть назад в состояние размышления в тождествах.

Этот и другие уровни могут быть достигнуты без человека, уже находящегося в состоянии этого знания. Поэтому Гаутамо добавил по одному уровню входа к каждому из четырех уровней. В этой классификации из восьми уровней второй уровень, очевидно, – тот, который должен быть достигнут, потому что он включает полное понимание и уверенность в достижении первого уровня.

Итак, осознание того, что Мир является не самоопределенным, или, другими словами, решение сознательных, не сознательных и сверхсознательных тождеств (разотождествление – прим. ред.), является пороговым процессом, который приведет к «входу в поток».

Есть два основных маршрута к этому: интеллектуальный и интуитивный. Согласно Гаутамо, только первый является «безусловно работающим для каждого».

Второй, путь медитации, зависит от талантов индивидуума и, кроме того, несет значительную опасность, вводя в заблуждение из-за множественности и странности восприятий, которым может подвергнуться ее последователь.

На практике маршрут индивидуума будет представлять собой комбинацию как непосредственного понимания (ведания?), так и абстрактного рассуждения. Это проиллюстрировано наблюдением Гаутамо, что обе способности человека достигают высшей точки на четвертом, высшем уровне пути.

Так как один индивидуум отличается от другого, каждый маршрут будет непременно уникален.

Цель «вход в поток» может быть достигнута любым, и это может быть получено здесь и сейчас, какими бы ни были в данный момент обстоятельства жизни. Есть одно и только одно условие, которое может останавливать человека от «входа в поток»: вера, что какое-то внешнее условие или кто-то другой, кроме него самого, могут вызвать его освобождение.

Следует отметить, что «вход в поток» заключается в обретении способности осуществлять свободу выбора.

Это ни в коей мере не связано с отвержением самой жизни или условий жизни. Неприятие или подавление лишь добавляют новый слой к первоначальной присоединенности, не решая лежащей в основе проблемы выхода.

Свобода выбора – это наиболее ценная способность, которую имеет человек. Животные, как и бестелесные существа, не могут развить эту способность в течение своего срока жизни. Однако в пределах сферы человеческой жизни каждый может увеличивать способность делать выбор. «Вход в поток» является открытым для каждого человека, независимо от рода, расы, возраста, богатства, здоровья и даже образования.

 

Что случилось с учением Гаутамо

В сердцевине «очень специального, тонкого» обучения, проводимого Гаутамо, находилось строгое предотвращение мышления в тождествах. Мышление в тождествах, первоочередной корень заблуждения, так глубоко впечатан в человеческое мышление, что Гаутамо сделал собственное предсказание относительно того, что особый характер его учения просуществует « ... не более 500 лет, если не меньше...», после чего потеряется.

Действительно, не намного позже того момента, когда его физическое тело прекратило функционировать, его последователи снова начали думать в тождествах. Вместо уважения к его выразительной просьбе не думать о нем в любых терминах идентификации, он был вскоре маркирован как «Суддхо» ('Suddho') («Тот, кто невредим») и, позже, «Будда» ('Buddho') («Тот, кто пробудился»).

Спустя пару столетий были установлены первые скульптуры «Будды», знаменуя, в известной степени, окончательный распад оригинала и специфических особенностей его учения. Что может быть драматичней и поучительней?

 

Как избежать этого

Гаутамо ограничивал себя, обучая только наиболее базисным принципам. Он отклонил использование академического санскритского языка и говорил на местном диалекте, который мог быть понят обычными людьми. Как прямой результат его основного подхода – ухода от мышления в тождествах – использование им скорее повседневных примеров из жизни, чем создание шифрованных утверждений.

Первоначальные сообщения его диалогов, компилируемых против его желания после его ухода несколькими годами позднее, сохранены в так называемых книгах «Пали Канон», которые являются доступными в Интернете и на компакт-дисках. Они несут богатство примеров и практических применений. Но есть только несколько широко доступных переводов, все из которых страдают от проблем тонкостей перевода уникальных философских концепций, а особенно очень специфичного подхода Гаутамо. Но сегодня есть также много публикаций о современных философиях и технологиях, имеющих дело с мышлением (разумом). Многие из них - копии или вариации древних методов, но некоторые кажутся довольно уникальными и новыми. Нет никакой причины, почему они не могли бы быть использованы для подручных целей. Независимо от того, откуда извлекаются практические приложения и методы, из Пали-источников или после восстановления из современных подходов, они могут быть исследованы на соответствие основным принципам Гаутамо.

Иногда бывает трудно ответить на вопрос: «Вовлечено ли неидентичное мышление (мышление не в тождествах)?» Но из основополагающих принципов Гаутамо могут быть выведены и развиты более легкие в применении проверочки (испытания).

Представим их:

-  отождествления создаются (подтверждаются) или они решаются (т.е. проводится разотождествление – прим. ред.)?

-  возможности восприятия стали более широкими или более ограниченными?

-  растет ли функциональное понимание или установлены догматические утверждения?

-  вовлечены ли в процесс ритуалы?

-  придается ли особое значение независимости для искателя истины, или - присутствует ли зависимость от людей или объектов (целей)?

-  приложимы ли любые системы веры?

-  имеются ли ясные и четкие уровни достижения или цели оставлены неуказанными?

-  имеют ли какие-нибудь черты бинарную (черно-белую) окраску (негибкий тип мышления)?

-  результаты, как ожидается, будут непосредственными (немедленными) или потребуются будущие жизни?

И т.д. (более детальный контрольный список составит отдельную часть этой книги).

 

Можно ожидать, что техника или система техник, прошедшие испытания, подобные вышеописанным, ведут к цели полного освобождения.

Любая такая процедура или её понимание (проникновение в её суть), как ожидается, могут оказаться весьма полезными для благосостояния того, кто это делает – независимо от того, разделяет ли этот человек окончательную цель Гаутамо или нет.

Это делает принципы Гаутамо неоценимым инструментом для каждого и в любой стадии духовного роста.


Copyright © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

310. Разрушительность неправильного перевода слова «дуккха»

(Перев. А. Поданев)

Вряд ли какие-либо изменения исходного сообщения Гаутамо причинили так много ущерба, как ложные трактовки-переводы слова «дуккха» ('dukkha') в языке Пали.

Итоговым результатом использования цитат вне контекста и несоответствующих маркировок явилось то, что базовое направление «буддизма» распространило среди большинства людей утверждение «вся жизнь – страдание».

Нет необходимости в обширных знаниях об учении Гаутамо или по предмету человеческого разума вообще, чтобы признать, что мнение типа «вся жизнь – страдание» может действовать как самоисполняющееся пророчество и иметь разрушительные последствия.

И сверх-, и подсознательное мышление берут утверждения, которые сформулированы как команды, буквально, и выполняют их, как только они вошли в систему через сознательное мнение.

Подсознательное мышление будет повиноваться команде как непосредственно в форме болезни и проблем тела вообще, так и косвенно, устремляясь к физическим ситуациям, которые содержат боль или дискомфорт.

Сверхсознательное мышление осуществляет команду в три этапа.

Сначала оно принимает какую-то точку зрения (типа «вся жизнь – страдание»), и если возникает ситуация, которая фактически содержит страдание, оно усиливает эту точку зрения.

Затем, после повторных впечатлений данного типа, сверхсознательное желание (воля) решает, что «жизнь – это действительно страдание».

Теперь, если жизнь уже не дает причину для страданий, сверхсознательность будет постулировать происшествие с переживанием страдания в будущем.

И однажды, войдя в под- и сверхсознательные части мышления существа, если никаких дальнейших действий не будет предпринято, произойдёт несколько вещей:

-  для автоматизации идентификации, идущей в соответствии с утверждением «вся жизнь – страдание», подсознательным мышлением будут созданы пассивные циклы;

-  к тем пассивным циклам, которые загружены или наполнены  минипостулатами, содержащими пагубное утверждение, будут прилагаться объекты, создавая таким образом «активные» циклы;

-  активные циклы (объекты) размножатся одним из двух способов: клонированием или дезертированием по отношению к другим циклам,  на том же носителе  или другом  существе или вещи (сущности);

-  активные циклы  будут объединяться в кластеры (суперциклы) (или мини-организации существ), в пределах которых они теперь становятся даже более скрытыми от прямых проверок  сознательного мышления;

-  сверхсознательное мышление может дублировать содержание цикла на более высоких уровнях организации (на более высоких динамиках – Прим. перев.), например, от индивидуума – к его семейству, оттуда к городу, и, в большем количестве случаев, чем это обычно признается или подтверждается, к целым нациям или этническим группам (cм. 316. Групповые отождествления (вэйлансы)).

 

Таким путем целые популяции помчались к самоуничтожению, потянув с собой миллионы существ – как людей, так и животных.

Что бы ни случилось, «причина» будет всегда возлагать ответственность на другую сторону инцидента, которая была или запостулирована, или спровоцирована, или «втянута», таким образом усиливая точку зрения «жертвы» и следуя в кильватере понижения ответственности.

Есть несколько порочных особенностей этой западни, в которые Существо может быть легко поймано при продолжении этого маршрута к бедствию.

Вот некоторые из них:

-  в состоянии страдания Существо гораздо менее способно работать на своё освобождение и поэтому, в качестве побочного эффекта,  не будет ни конфронтировать, ни успешно разрешать травмирующие инциденты из прошлого;

-  эта западня довольно быстро войдет в нисходящую спираль, усложняя возможность побега с каждым оборотом;

-  другие существа и суперсущества («природа») могут признать состояние на сверхсознательном или групповом уровне и либо вносить вклад (заканчивающийся ещё большим количеством страдания), либо отстранятся (отказывая в помощи);

-  человек будет не способен правильно использовать «путь медитации» (который обычно подается как  путь «Будды», а затем также как единственный путь), потому что человек не может полностью войти в первое из четырех полезных состояний мышления, именуемое «разделенной любовью», или 'metta'.

 

Это в последствии погрузит его собственное страдание внутрь второго состояния мышления («сострадание») таким образом, что вообще-то, вероятнее всего, скорее будет возрастание страдания других, чем их исцеление, и это, конечно, должным образом не может перейти в третье состояние («разделение радости»).

Как может тот, кто думает, что «вся жизнь – страдание», разделить радость с другими,  безраздельно с ними слившись?

Наконец, четвертое состояние из этих четырех полезных состояний мышления (наиболее часто называемое «великодушным»), состояние хладнокровия, более низкая гармоника 'nibbaana', или «полное освобождение», также остается вне их досягаемости потому, что это уровень, который, по сути, достигается только в процессе роста после прохождения через первые три уровня.

Обычно человек будет оправдывать эту неудачу и заменит собственное состояние мышления эмоциональным (телесным) состоянием, которое  позднее будет близко к состоянию «тупости» или «безразличия», добавляя, таким образом, скорости в движении по нисходящей спирали западни.

Можно было бы написать книгу в несколько сотен страниц, объясняющих, почему перевод 'dukkha' как «страдающий» является фатальной ошибкой. Можно было бы добавить пару сотен страниц с примерами того, как «счастье достигается через счастье», о чем,  как утверждают, Гаутамо сообщал своей аудитории.

Суть в том, что полная «правда dukkha», первая из четырех «великодушных (благородных) истин», может быть осознана соответствующим образом только в освобожденном состоянии.

Но тогда следует учитывать, что признание состояния «как есть» является автоматическим решением условия («как-было»).

В этой записной книжке 'dukkha' будет оставлено главным образом непереведенным.

Близким английским термином в современном контексте была бы концепция «кейс» – формулировка, которая, однако, не слишком широко распространена.

Повсюду в этой книге, где использовалось слово «кейс», можно было бы благополучно использовать слово 'dukkha'.

Во многих случаях слово «безумие» было бы также приемлемым выбором, потому что это поддерживает первоначальную структуру составного слова 'dukkha', которая буквально означает «нездоровый».

Как же выходит на сцену перевод «страдающий»? «Страдающий» является следствием 'dukkha' просто тем же самым способом, каким «кейс» или «безумие» становятся причиной проблем, которые человек имеет в жизни.

Человек сначала должен понять, что  имеет «кейс», прежде чем он сможет что-нибудь с ним делать.

Это – современная фраза, и она является «первой великодушной (благородной) истиной: правдой 'dukkha'».

Чтобы делать что-нибудь с «кейсом», следовало бы понимать, как он возник, во-первых, и как он продолжает быть созданным, во-вторых.

Это – очевидно, «вторая великодушная (благородная) правда» Гаутамо.

Третья - правда о решении «кейса», или «правда решения 'dukkha'» - это основная возможность, присущая настоящему времени, называемая ныне «клирингом», или «процессингом».

И, наконец, правда о «пути к решению кейса (dukkha)», в современных словах она назвалась бы «прикладной технологией».

В любом случае, чтобы закрыть эту грустную главу записной книжки с  положительным примечанием, – вот цитата из «Пали Канона» об освобожденном человеке:

«Невзирая на то,  должно ли это было быть сделано, – было сделано.

 Невзирая на то, можно ли было получить удовольствие, – получил удовольствие.

Счастье было достигнуто через счастье». (Theraaghata 63b)


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

317. Сладостно-горькая правда о страдании

(Перев. А. Поданев)

Как и для большинства вещей, относительно «страдания» есть как хорошие, так и плохие вести.

Сначала хорошая новость: согласно Гаутамо Сиддхардхо, «все вещи НЕ вечны» (sabbe dhammaa aniccaa). Другими словами: «страдание» любого вида, в конце концов, уйдет.

В одном из завихрений сверхъестественной мозговой деятельности, которая сделала человечество известным за пределами этой галактики, это простое обстоятельство было в точности «традиционно» подмечено по-другому: «буддисты» обвиняют «Будду» за его высказывание: «все вещи страдают», потому что «все вещи НЕ вечны».

Если бы кто-то сказал это соседу по нарам, который считает дни, оставшиеся до освобождения, то схлопотал бы по физиономии. Или с таким же успехом это можно было бы сказать парню на больничной койке, который надеется на скорое выздоровление.

А вот нехорошая новость: «Независимо от чего-либо (причины, оправдания и т.п.), испытание страдания всегда вызвано собственным невежеством» (снова Гаутамо).

Это – действительно, действительно плохая новость, действительно! Это касается страдания самого по себе – так, если бы не было никого рядом, кого можно было бы обвинить за страдание: это – жесткая новость!!!

Но здесь, в «Небольшой пурпурной записной книжке…», мы, конечно же, добавим также и ни-хорошие-ни-плохие-новости:

·  даже притом, что некоторые люди говорят: «все слишком плохо», любое наблюдение укажет на то, что в подавляющем числе случаев продолжительность состояний страдания, когда она измерена, поразительно короче, чем продолжительность состояний ни-страдания-ни-счастья, и значительно короче, чем продолжительность состояний явного удовольствия.

·  подчеркивание, нагнетание «факта», что «жизнь есть страдание», является самым любимым приёмчиком для стяжателей из королей и королев, деспотов и тиранов, местных и глобальных властей. Так как большинство людей на самом деле не страдает в течение большей части своих жизни, люди рады видеть, как страдают ДРУГИЕ, потому что, не спешите с возражениями, страдание, «очевидно», может быть гораздо хуже.

·  нет ничего лучшего для внимания-приёмников, чем некоторая боль и драма. Тот, кто получает большое количество симпатии и любви, конечно, всегда поднимает рейтинг худших, низкопробных новостей ТЕЛЕВИДЕНИЯ. А также заставляет людей покупать наиболее пакостные газеты.

·  чем большее количество страдания может быть испытано, тем может быть испытано большее количество счастья - тоже хитрая вещь, хммм ...

·  доказательство находится в пудинге: наблюдайте на похоронах, и Вы сможете определять, кто действительно верит в Бога (намек: те, кто кричат (плачут), – не верят!)

·  происхождение страдания (и счастья!) зависит ВСЕГДА и ПОЛНОСТЬЮ от содержания человека. На прошлых Олимпийских играх несколько серебряных призеров отчаянно плакали, потому что они «упустили» золотую медаль, и (намного больше) было тех, кто плакал от радости, потому что они получили одну из тех же самых серебряных медалей (снова, пожалуйста, обратите внимание на числовые соотношения между счастливыми победителями и счастливыми проигравшими, и несчастными победителями и несчастными проигравшими!).

По правде говоря, я чувствую себя немного глуповатым, что так часто в этой записной книжке возвращаюсь к такому извращенному предмету, как «страдание». Но покровители «страдания» сделали столь хорошую работу на тысячелетия, что это похоже на борьбу Дон Кихота с ветряной мельницей.

И это заставляет почувствовать себя действительно плохо и несчастливо, для того чтобы сердце заколотилось от счастья в лунном свете древней песни Наваи (Navajos), в которой всего только одна строчка:

«Обрати своё лицо к солнечному свету, и ты не будешь видеть теней!»

Ну а теперь о понятии, идее, общем представлении или концепции, наиболее ужасающей из всех когда-либо существовавших! Как можно было игнорировать ошибки тех, кто истинно любил???

Это ли не невежество, ведущее к смерти, страданию и позору???

В пункте, подобном этому, я рад принять любые претензии на незнание чего-либо и на то, что когда-либо что-либо знал, кроме одной маленькой детали:

Где есть тень, там должен быть и свет!


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

319. Восстановление целостности и концепция «дуккха»

(Перев. А. Поданев)

Центральной частью учения Гаутамо была концепция «дуккха» ('dukkha'). Эта концепция может быть найдена во ВСЕХ религиях и философиях в той или иной разновидности, от Таоизма, Христианства, Буддизма, Индуизма до церкви Саентологии, от Платона до Гегеля и Ницше. Поэтому это – центральный вопрос в беседе «Как сбежать из этой вселенной», и говорить об этом, конечно, уместно вне традиционного буддистского мышления. Но данная глава покажет не только то, как эта концепция может быть развита более разумным способом, но также попытается продемонстрировать, как она стала извращенным явлением, называемым «путаницей в уровнях абстракций». Эта фраза была выкована Альфредом Коржибским, который установил, что данное явление будет вести прямо к безумию.

Извращение концепции 'dukkha', вне всякого сомнения, доказывает постулат, с которым это извращение было сделано. Фактическое безумие, да ещё с таким количеством реального переноса, которое последовало за этой специфической «путаницей в уровнях абстракций», так невероятно страшит, что автор воздержится здесь от явных на то указаний. (См. 310. Разрушительность неправильного перевода слова 'dukkha'). Но как только «правильный» порядок обобщений / абстракций был восстановлен, бесчисленные причуды в «традиционном» буддистском мышлении стали волшебным образом разрешаться, и новое направление – как теории, так и метода Гаутамо Сиддхартхо, –  было реализовано в процессе. Теперь о том, что, во-первых, означает 'dukkha'? Риз Дэвидс и Уильям Стед пишут в своём Пали-английском словаре (который является на сегодняшний день наиболее всесторонним Пали-английским словарем, когда-либо компилируемым в истории):

[цитата] Dukkha (прил.-сущ). [Sk. du.hka, от du.h-ka, прил.] сформировано от приставки du.h (см. ‘du’) ...

Не существует английского слова, охватывающего ту же самую основу, которое 'Dukkha' охватывает в Пали. Наши современные слова слишком специализированы, слишком ограничены и обычно слишком строги. Sukha и dukkha – это комфорт (ease) и дис-комфорт (dis-ease) (от 'disease' – «болезнь», но мы используем это слово в другом смысле);

или здоровье (wealth) и болезненность (illth) (образованные от «процветающий» (well) и «больной» (ill), но теперь мы потеряли «болезенность» (illth));

или благоденствие (well-being) и нездоровье (ill-ness) (но «нездоровье» (illness) означает кое-что еще по-английски) (возможно, имеется в виду 'mental illness' – «безумие» – Прим. ред.).

Поэтому мы вынуждены в переводе использовать половинчатые синонимы, каждый из которых не точен. [конец цитаты]

Дэвидс и Стед, к сожалению, уклонились от предложения перевода, несмотря на то, что слово имеет смысл, независимо от существующих (неверных) переводов. Эта записная книжка – не место для сложных этимологических размышлений, но, говоря коротко, 'dukkha' состоит из 'du-' ('dis-' по-английски) и 'kha'. Английская приставка 'dis-' не указывает на противоположность следующего за ней термина, но означает, что это понятие было «уменьшено» или что есть «различие». Что же тогда делает слово 'kha'? В конце концов, это – то, что было уменьшено, как обозначено приставкой 'dis-'. Указующее слово 'kha' может быть прослежено до современного английского языка, по крайней мере, двумя путями: «прибудьте», т.е. «пребывайте вместе, объединитесь»; или до английских слов «целое» и «здоровое», которые получены из того же самого корня 'hal'. Интересно, что оба происхождения проявляют почти одну и ту же концепцию, и поэтому действительно не имеет значения, какой маршрут создания слова будет принят, если бы не академические (лингвистические) цели.

Давайте проследим маршрут для 'hal'.

«Новый универсальный несокращенный словарь Вебстера» даёт:

[цитата]

целое сущ. [M.E. hol, hool, от КАК. hal – целый, здоровый]

1. (a) в нормальном здравии; не разделенный или не поврежденный;

(b) [древнее] излеченный; сказанное относительно раны.

2. Не сломанный, не нарушенный, не поврежденный, не дефектный и т.д.; не поврежденный.

3. Содержащий все свои элементы или части; полный, цельный; целый набор черт.

4. Не разделенный на …; отдельное целое.

5. Составляющий полное количество, степень, число и т.д.; «поскольку он спал всю ночь».

6. Наличие обоих родителей; как родной брат; отличный от половины.

7. В математике: не фракция (доля); как 28 – целое число, ... (примеры опущены).

син. все, не разделенный, не пострадавший, не ослабленный, составленный, не сломанный (не нарушенный), полный, глобальный, цельный.

[конец цитаты]

Рассмотрение того, что 'kha' является прилагательным, которое используется и как существительное, «точные» формулировки по-английски тогда были бы такими: «полезный (здоровый)» (как прилагательное) и «полезность (здоровость)» (как существительное). Тогда слово 'dukkha' становится «уходом от здоровости». Но что «является» «целым»?

Мы можем найти слово «целый» на самой вершине возможных уровней абстракций. А в таком положении значительной опасностью, следующей за этим, становится возможность обобщения и идентификации с другими абстракциями.

В индуистском представлении мира, Существо должно делить себя на фракции (доли), чтобы вызывать любой вид «действительности». И тогда оно должно «идентифицировать» себя непосредственно с раздробленными частями, чтобы вызывать «ощущения и восприятия».

Например, Существо должно создать «точку зрения», чтобы «увидеть» событие, а затем принять идентичность, которая должна столкнуться, по крайней мере, с ещё одной другой идентичностью, чтобы вызвать опыт, типа чувства «тепла» или «веса» чего-то «рукой».

Возможна абстракция очень высокого уровня характеристик этих опытных событий – классификация типа «приятные – не приятные» и «ни приятные – ни не приятные» опыты. Но эта (новая) абстракция – явно «ниже», чем супервысокая абстракция (Метта) «цельности». Последняя – абстракция, которая не имеет никакого явного класса перечислений и поэтому, по определению, не может заменяться более никакой. Разрушение пункта «неприятный» из класса «опыта» с абстракцией «отклонение от цельности», прекратится в «путанице в порядке обобщения обобщений».

То же самое, конечно, истинно для неподходящей идентификации пункта «приятный»: это мельче, чем философия «всё хорошо», которая, к тому же, является предельной точкой зрения «полной» картины «Целого».

Теперь, с этой пересмотренной перспективой, каждый раз можно заменять слово «страдание» на новую концепцию – слово 'dukkha', которое произошло из «Пали Канона» (самой ранней регистрации учения Гаутамо).

И вырисовывается совсем иная картина: «Благородная правда страдания» теперь становится «Основным законом разделения из целого» – «Благородной правдой пути, который ведет к исчезновению страдания», просто «Технологией, как стать снова целым». В этом смысле название для данной книги «Небольшая пурпурная записная книжка о том, как сбежать из этой вселенной» является броско-роскошным, но неправильным. Эту книгу лучше было бы назвать «Примечания относительно того, как снова стать целым». (Но тогда кто бы читал последнюю???)

Для некоторых читателей, возможно, совсем не очевидно, насколько разрушительные эффекты могут последовать за ошибочной трактовкой слова 'dukkha' как «страдание». Это можно немного проиллюстрировать следующим образом: 'dukkha' – это также состояние этой Вселенной. Всё, что можно заметить здесь, никогда не является «целым», но всегда – частью большей структуры и, в то же самое время, всё состоит из еще меньших структур. Теперь, если смотреть на мир как «всё страдает», тогда всё и будет существовать как «страдание».

Кроме того, так как «вещи» во Вселенной – это структуры, которым предшествует мнение, точка зрения «всё страдает», будет непосредственно создавать опыт страдания в будущем (этих «вещей»). Таким образом, получается «классическое» самоисполняющееся пророчество, заканчивающееся состоянием западни, которое, весьма очевидно, само себя укрепляет.

В то же самое время, основное состояние этой Вселенной как «не-есть-целое» может быть полностью проигнорировано.

Другой классический пример, который очень часто неосмотрительно приводился «буддистами» – крайне глупая точка зрения, которая заключается в том, что «всё страдает», ПОТОМУ ЧТО «всё непостоянно». Это обычно соединяется с наблюдениями Гаутамо: «Все в мире – структура» (лит. Пали: sabbe dhammaa sankharaa) и «Всё есть процесс» (sabbe dhammaa aniccaa).

Но это не подразумевает, что «всё страдает». Это только означает то, что именно говорит: структуру и процессы, и, как происхождение: часть – это не целое!

Например, болезненные процессы типа физических недомоганий также непостоянны. Их излечение «приносило бы страдания»? Очевидно, это было бы бессмысленно и является типичной ловушкой-22!

Сейчас намного проще покритиковать, чем повести примером. Но даже если мы твердо держим видение «становления снова целым», все еще необходимо перевернуть каждое однажды и пока, и исследовать возможные препятствия на пути.

Это не подразумевает опровержения хороших намерений или способностей тех, кто поверил западням на дорожке. Если указующий палец когда-либо и обнаруживается в некоторых главах данной записной книжки, то это – с целью протирки самодовольства тех, кто чувствуют себя избранными «быть учителем», а на самом деле лишь просто пере-повторяют слова без предварительного размышления над ними. И здесь в этой книге, исполненной с наилучшими исходными намерениями, имеется также все еще много недочетов.

Лучшее, из того, что автор может сделать, – это каждый раз громко кричать в уши своим слушателям, чтобы они не забывали, что это – ОНИ и есть ТЕ, КТО планирует, воплощает и пожинает Свои судьбы! Тогда как концепция «страдания» учитывает суперцелителя, который приходит и убирает боль. При рассмотрении решения 'dukkha' как «восстановление Целостности», становится ясно, что каждый должен собрать (забрать) свои части САМ. И книга, подобная этой, максимум, что может, – стать напоминанием об этом.

Есть известная классификация калифорнийских дорожно-поведенческих стратегий:

«Лидируй, преследуй или освободи полосу!»

 

На дорожке к Целостности «состояние ведомого (следования за кем-то)», возможно, вводит в бедствие, а «уход с пути», возможно, вводит в забвение стирания. Единственный остающийся выбор, подобный этому или нет, должен «вести» к самостоятельному пути для вас непосредственно.

Или, перефразируя Гаутамо Сиддхартхо:

В мраке мира никто не имеет никакого другого выбора,

как быть своим собственным светом!


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

325. Прекрасное искусство успешного страдания

(Перев. А. Поданев)

Очень, очень немногие имеют смелость спросить себя, что же они реально хотят. А ещё меньше людей оказываются настолько храбрыми, что могут пронаблюдать, как они фактически воспринимают приятные, неприятные и ни приятные,  ни неприятные ощущения (чувства).

Безумно копируя наложенные на самих себя команды для прохождения стандартных путей выживания, которые, как они видят, практикуются в их окружении, они пробуют соответствовать определенным другими людьми и дико противоположным целям.

В результате наблюдается раздробленность Существа на большее количество аспектов, чем водяных капель в Тихом океане:

Что было целым (kha), теперь становится нецелым (du-[k]-kha).

Есть что-то действительно волнующее в этом, точно, и это - наверняка!

Захватывающий выбор: получить ли автомобильную ссуду на 'Ford Explorer' с пустым карманом в придачу или 'Nissan Pathfinder' и 1000 долларов в остатке; поселиться ли там, «где – солнце? – штат Орегона», или провести часть жизни с москитами в жарком климате Флориды;

поискать удобный домик на путях торнадо в Среднем Западе или трястись в землетрясениях, но в солнечной Калифорнии;

и снять ли тот старомодный 30-летний ансамбль / домик, предполагающий фиксированную плату в 6.75% или вот этот новый 15-летний домик, предлагаемый с рентой, начинающийся только с 6.25%, и доступный только от этой ипотечной, негосударственной закладной компании?

С другой стороны, есть красивая печаль; есть захватывающий вызов, чтобы начинать всё сначала на всем протяжении с пустого места, когда «всё» в жизни разбилось вдребезги; есть эта глубокая любовь в сердце, которая осознаётся лишь ПОСЛЕ ТОГО, КАК кто-то ушел.

Взгляните:

В чём различие между тем, чтобы прокатиться на «Волшебных горках» последней модели супер «американских горок», и тем, чтобы войти в штопор над ледяной поверхностью Северного полюса в «Боинге 747»?

[Ответ: «американские горки» тянут большее количество G' (если, конечно, не брать в расчёт воздействие самолета у земли).]

Сейчас, в этой записной книжке, автор тратит массу времени и интернет-пространства, силясь разоблачить ужасно разрушительный миф о том, что «вся жизнь – это страдание», ложно приписываемый Гаутамо Сиддхартхо («Будде»).

Увы, он действительно говорил о страдании!

Поскольку «страдание» является следствием потери Существом цельности (литеральный перевод слова 'dukkha'), «страдание» может служить индикатором или признаком того, что что-то не совсем правильно.

Проблема, тем не менее, не так легка, как это кажется: «индикатор» или «признак» обычно не показывают причин проблемы.

Насморк не предлагает никаких намёков на то, что, возможно, это вирус вносит такое губительное разрушение, и даже если это так, то неизвестно, какой именно простудный вирус может так воздействовать.

Это – именно тот случай, когда становится пригодным «Прекрасное искусство успешного страдания»!

Достижение новых и неожиданных высот в нахождении подводных, скрытых причин (насморка) даст больше, чем бесполезная потеря времени на возню с симптомами.

Это красивое ремесло имеет много очаровательных аспектов. Однако в данной главе они будут сокращены до искусства задавания правильного вопроса в правильное время.

Например, следующий тонкий и коварный, все ещё вне времени и вне пространства вопрос, поставленный только одним Гаутамо 2500 лет назад или около того:

«Сколько раз человек должен испытать опыт смерти, прежде чем он начнет подозревать, что он, возможно, вовсе и не тело?»

Есть хороший шанс того, что у читателя «Небольшой пурпурной записной книжки о том, как сбежать из этой вселенной» нет проблем в понимании этого вопроса.

Но мы хотим пойти дальше и поискать намеки / реплики внутри великолепного фейерверка эмоций, всплывающих на нашем жизненном пути:

Иногда, когда всё остальное терпит неудачу, Существо, сконфронтировав чрезвычайную ситуацию, может пренебречь всеми своими тщательно собранными предположениями и оправданиями.

В таких ситуациях случается, что крошечная искра, отражая истинное состояние Существа, может на мгновение вспыхнуть. И затем, как кажется, происходят ЧУДЕСА. Но это никакие не чудеса, потому чудес не бывает.

Очевидное отсутствие выбора в пределах наложенных самим Существом ограничений на игру жизни, побуждает его обнажить свою истинную мощь на очень короткий момент, чтобы снова двигаться, несмотря на кажущееся превосходство обстоятельств.

 

Давайте теперь не будем немедленно отправляться без водички в пустыню или подвешивать наши тела на веревке вниз с утеса в Большом Каньоне, только для того чтобы это испытать.

В жизни большинства людей бывали моменты, которые обнажали состояние «Истинного, Нетронутого Существования». И, может, дальше на их пути будет больше таких возможностей.

Да, Вы прочитали правильно: возможностей!

Потому что высшее мастерство в «Прекрасном искусстве успешного страдания» состоит в том, чтобы воспользоваться этой возможностью, – возможностью признать собственное существование вне случайного быстрого огня событий:

- в мгновение, когда и где «трудные моменты жизни» спокойно растворяются в волнах океана процессов;

- когда и где концепции времени и места теряют свои значения;

- когда и где ненависть, жажда и жадность отбрасываются, подобно обжигающей картошке;

- в мгновение, когда «любовь» становится ничем, кроме как словом из пяти букв и двух слогов.

Поскольку теперь в течение короткого момента, который длится всегда, это Существо окружено Всем и Ничем – повсюду и каждый раз.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

316. Групповые отождествления (вэйлансы)

(Перев. С. Конопелько)

Классы

Групповые отождествления связывают человека с его социальным контекстом. Это происходит на всех уровнях человеческой жизни, от семейной ячейки до человечества в целом. Если не проводить проработку, то отождествление себя с подобными группами может продолжаться бесконечно. Терминалы таких отождествлений, или для краткости отождествления, намного менее очевидны, чем в случае с обычными отождествлениями. Поэтому человек легко забывает об их существовании, даже если он их осознавал в момент первоначального присоединения. Групповые отождествления принадлежат к классам отождествлений, которые особенно трудно демонтировать.

Существует бесконечное разнообразие таких вещей: город/нация, закончившие один университет, любимая футбольная команда, раса, владельцы кошек или собак, склонности к определенной одежде и любимый тип машины.

Некоторые группы отождествлений явно находятся в прошлом, например, класс «закончивших один университет». Некоторые группы отождествлений фиксируются на будущем. Целью человека в этом случае становится "реально" стать членом группы, с которой он себя отождествляет.

Генезис и оправдание

На первый взгляд может показаться, что такие отождествления имеют смысл, так как они совпадают с наблюдаемыми классами явлений в «реальном» мире.

С точки зрения «программного обеспечения» тела, выживание группы эквивалентно его собственному выживанию. С точки зрения духа, имеется расчет, что, возможно, при отсутствии групп не будут существовать и игры. Обе возможности весьма трудно конфронтировать.

Даже на более низком уровне абстракции, групповые отождествления кажутся необходимыми в качестве якорных точек для «программного обеспечения» тела и для ориентации в пространстве-времени для Существа. Присоединенность к группе может представляться основной предпосылкой для любой игры, будь то впервые начатая игра или навязанная, как некое условие для участия в игре под названием жизнь.

Из-за своего всепроницающего влияния на все области жизни, групповые отождествления могут служить великолепным экземпляром для изучения самого феномена отождествления. Однако, с другой стороны, их можно сравнить с минным полем ума. В то время как большая часть вопросов изучения ума может изолироваться в безопасных, близких к лабораторным условиях, групповые отождествления пронизывают так много аспектов жизни, что кажется почти невозможным произвести оценку или классификацию без влияния массы групповых отождествлений.

Особенности

Некоторые особенности:

·  Сила связи с групповым отождествлением обратно пропорциональна личной ответственности. Чем выше идентификация, тем ниже ответственность личности.

·  Требуются усилия для того, чтобы перейти из одной группы в другую. Таким образом, мера силы группового отождествления может быть оценена степенью трудности перехода в другую группу. Одним из различий между культурой и культом и является эта сила.

·  Человек «прячется» за спиной группы и оправдывает собственные действия концепцией системы взглядов группы. Это позволяет человеку совершать деструктивные действия, которые в ином случае вызвали бы отвращение.

·  Правила, применимые к личностным терминалам, также хорошо работают и для групповых отождествлений. Это включает существование свойства «кармы» для группы, а также явления антивэйлансов и мотиваторов.

·  Групповые отождествления всегда сильнее, чем индивидуальные. Обычно разрыв группового отождествления происходит только с помощью перехода в другую группу.

·  Групповые отождествления являются самоусиливающимися.

·  Групповые отождествления обычно группируются вокруг некоего центра.

·  Травмы, других людей или ваши собственные, часто используются для построения или усиления группы.

·  Отколовшиеся группы будут сражаться тем более яростно, чем они слабее связаны. Если необходимо, то они изобретут различия, с тем чтобы было за что сражаться.

Свобода и ответственность

Достижение высокой степени личной свободы подразумевает подобную же степень ответственности.

С точки зрения группы, индивидуальная свобода является «вредным» свойством, несмотря даже на то, что это может повысить компетентность самой группы.

С точки зрения Гаутамо, идеальный человек принимает ответственность за все создание в целом. Через это действие человек освобождает себя.

Эта безграничная ответственность фундаментально отличается от групповой точки зрения «мы все как один». В последнем случае, на самом деле, вообще отсутствует индивидуальная ответственность. Многие люди будут яростно опротестовывать последнее утверждение. Если такое случается, то групповые отождествления, в частности те, что относятся к классу «человеческие существа», бывают настолько сильными, что человек может сам ощутить себя впрямую атакованным. Поэтому отстаивание точки зрения «мы все как один», в качестве обоснования, весьма опасно (за исключением случая, когда она сознательно выбрана в качестве временной и исследовательской точки зрения).

С определенной точки зрения, отождествление с индивидуальным терминалом может рассматриваться как специальный случай групповых отождествлений. Эта точка зрения особенно имеет смысл, если учесть, что группы обычно представляются с помощью имени или символа, а затем действуют, будто они отождествлены с индивидуальным терминалом; с другой стороны, при внимательном исследовании большинство индивидуальных отождествлений может быть разбито на группы.

Поэтому демонтаж групповых отождествлений может означать демонтаж отождествлений вообще.

Если не осталось никаких отождествлений, то Существо имеет неограниченное количество выборов: оно найдет себя в состоянии полной свободы.

Демонтаж

Когда человек пытается отбросить групповые отождествления, он сталкивается с явлениями, которые очень часто загоняют его обратно, в то же самое или другое групповое отождествление.

Этот «вид бездонной ямы», который Гаутамо многократно обсуждает в «Пали Каноне», является самым драматичным явлением.

Ощущение «бытия не включенным», страх не-выживания, боязнь репрессий от прошлой группы и подобные эмоциональные реакции являются сторонними следствиями, не таким мощными, как «бездонная яма», но тем не менее они действуют как барьеры на пути демонтажа групповых отождествлений.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

28. Отрицание, противоположности и дополнения

(Перев. А. Поданев)

Что есть «не белое»?

C:\Мои документы\Scientology+\Sander\Pnohteftu - 28_ Opposites and Complements.files\oppo2.jpg

Для большого количества людей – это «черное»!

Для остальных – это просто любой цвет, который является «не белым»:

C:\Мои документы\Scientology+\Sander\Pnohteftu - 28_ Opposites and Complements.files\oppo1.jpg

Последнее называется дополнением, потому что оно завершает набор всех цветов вместе с цветом, прозвучавшим в вопросе (в данном случае «белым»).

Конечно, мы могли бы усмотреть в вопросе не специфичное отрицательное утверждение, называемое здесь «рефлексивным», потому что оно относится к утверждению непосредственно:

 C:\Мои документы\Scientology+\Sander\Pnohteftu - 28_ Opposites and Complements.files\oppo3.jpg 

Существующие человеческие языки не адекватно проводят различие между «противоположностью», «дополнением» и простым (рефлексивным) отрицанием. И только различие между ними может сформировать всё различие.

Множество пламенных войн и бесконечных, но бесплодных обсуждений генерируются каждый день, прямо сейчас, когда Вы читаете этот текст, потому что люди не могут или не хотят произвести это различие.

Использование дополнений очень полезно в случаях, в которых хочется избежать «идентификации». И пока уход от «идентификации» кажется хорошей идеей во всех случаях, использование дополнений будет шикарным и сильным ходом.

Например, большинство основных предпосылок, используемых в философии Гаутамо, если не все, сформулированы как «дополнения»; в наибольшей степени, конечно, это концепции 'anatta' (не-я) и 'dukkha' (кейс / инграммность /  здравомыслие).

Причина, по которой он широко использовал дополнения, заключалась не только в том, чтобы предотвратить идентификацию с простым словом вместо охватывания концепции, но также и в том, чтобы косвенным способом находить устное описание для вещей, для которых не может быть слов.

Большинство переводчиков с Пали либо не понимает этого, либо не беспокоится об этом по разным причинам. В «Небольшой пурпурной записной книжке о том, как сбежать из этой вселенной» различие проводится настолько часто и ясно, насколько это возможно.

С другой стороны, кто-то может захотеть определить противоположность данной вещи, и это будет необходимо, для того чтобы избежать излишне подробной детализации. Это становится важным в каждом процессе, который использует противостоящие терминалы типа «стандарта» ЦПМ (Цели – Проблемы – Массы), устранения времени 4-го уровня «Анализа ума» ('TROM') или колебаний в соответствии с лучами намерений, как в главе 42113. Почему «бросание» можно уподобить резиновому корду, и загадка пороговых процессов.

Хорошо, это было не трудно!

(Что же это было тогда???)


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

34. Принцип «анатта»

(Перев. С. Конопелько)

(Прим. перев. Здесь слово 'self' я почти везде перевожу как «Я». Вполне возможно, это не совсем корректно, так как это «Я» не имеет личностных качеств. Здесь под «Я» будет пониматься некая наша суть, основа.)

Принцип «анатта» («не-я») является основным лейтмотивом учения Гаутамо, и он чрезвычайно важен для всех школ мышления и визуализации, как прошлого, так и настоящего.

Он описывает то обстоятельство, что наблюдатель может наблюдать только такой объект, который полностью отличен от самого наблюдателя.

На первый взгляд он может показаться неважным, но его последствия настолько важны, что этот принцип можно увидеть во всех явлениях мира.

Два примера:

·  фотоаппарат может делать снимки чего угодно в этой Вселенной (если она снабжена соответствующими линзами), за исключением самой пленки, используемой для экспозиции.

·  рычаг может быть применен к любому объекту, но только не к самому себе.

 

(Заметим, что в этих примерах «линзы» и «опора рычага» играют специальную роль. Их функции сравнимы с концепцией 'citta'.)

Так как этот закон является основным в этой Вселенной, он также должен быть применим к взаимоотношениям между «Я» и «Вселенная»: «Невозможно испытать (пережить) «Я» посредством Вселенной».

Любой поиск с целью обнаружения «Истинного Себя» в этом мире должен потерпеть неудачу, и, скорее всего, в конце концов, придет к какой-либо саморефлексивной блокировке.

Если применить этот простой (но неуловимый!!!) принцип, то огромное число притязаний на достижение «нирваны» мгновенно развалятся.

Например, просветленность является умственным опытом. Это не может быть «Я», так как это испытывается на опыте. Подобно этому, восприятия «ничто» или «пустоты» являются умственными процессами, и поэтому не могут быть приравнены к «Я». Замечание: последнее восприятие содержит некоторые порочные ловушки и является опасно близким к «нигилизму», который, согласно Гаутамо, «...является самым грязным из возможных одеяний…» (ума).

Многим современным процессам «клиринга» и «просветления» не хватает определенной точки зрения на этот основной закон. Следствием этого является то, что человек выдворяется на этапе, на котором он ничего уже не может воспринимать, потому что он думает, что там ничего нет.

Человек может обрабатывать (или «одитировать») только те вещи, которые он воспринимает как отличные от него. Даже если человек будет индоктринирован точками зрения других людей, заявляющих о существовании сущностей или контуров, когда он не видит ничего подобного, человек будет выполнять процесс правильно только в той степени, в какой это учит распознавать при прохождении через процесс «не-я» особенности «Я».

В самом худшем случае человек будет моделировать (mock-up) то, что ему было навязано. Тогда он будет иметь новый фальшивый кейс поверх старого.

Большей части этих ловушек можно избежать, встраивая во все программы такого рода принципы «анатта».

В виду своей базовой важности, степень восприятия мира и его явлений как «не-я» является для Существа поворотной точкой. Однажды Существо осознает «анатта-видение» в определенном объеме, и тогда уже не будет поворота назад. Поэтому переход данного рубежа Гаутамо ставил явной целью для своих слушателей.

На любом уровне «анатта-видение» или «восприятие того, что не-Я» разрешает проблему идентификации Существа с вещами, которые отличаются от него. Поэтому данный подход работает во всех ситуациях, даже в инженерном деле и современной науке.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

27. «Проявление в зависимости от условий» против «причины и следствия»

(Перев. А. Гусев)

Большинство кругов в «современном» научном сообществе разделяют механистичную картину мира, хотя и утверждают обратное. Несмотря на то, что последние 100 лет исследователи в физике показали, что ньютоновская механистичная точка зрения – это грубое абстрагирование реальных процессов, которое будет работать только при очень кратких и ограниченных условиях, большинство людей, включая ученых, используют механистичную парадигму «причины и следствия» почти во всех ситуациях, с которыми они сталкиваются; а суждения Планка, Эйнштейна, Гильберта и Гейзенберга относят скорее, например, к эзотерическим вопросам и к научной фантастике.

Эта механистичная точка зрения становится более явной в медицинских и политических «науках»: неоптимальное состояние связывается с единственной, обособленной причиной.

Конечно, в некоторых случаях есть скрытая программа, которую можно распознать, когда предположительно единственная обособленная причина формулируется как обобщение, внушающее псевдорешения, такие как «слишком много детей убивают, потому что на улицах слишком много оружия» или «это недомогание вызвано нехваткой гемо-X-бета-Y-глобулина (который, к счастью, теперь доступен по всей стране как лекарство без рецепта)».

Но преобладание механистичной точки зрения в научном сообществе очевидно и во многих других аспектах. Это не просто «научная» проблема. Это глубоко укоренено в разумах самих исследователей.

Преодоление этой механистичной картины мира имеет такую первостепенную важность для каждого человеческого существа, что Гаутамо посвятил этому явлению значительную часть своего учения.

Он называл это «проявлением в зависимости от условий» и утверждал, что это понимание является предпосылкой к пониманию фундаментальных законов природы во всем их объеме. Это основная тема второй из его четырех «благородных» истин: возникновение 'dukkha'. Один из многих примеров, которые он использовал для иллюстрации этого принципа, стал синонимом для восточных религий в западном полушарии: nibbaana (санскритское: nirvaana). Мало найдется концепций, которые настолько не поняты и ложно истолкованы.

Интересно, что большинство «буддистов» прекратили даже говорить об этом. Большинство из них относят это к отдаленному будущему или видят это как недоступное качество, зарезервированное за немногими избранными «святыми» и находящееся за пределами понимания обычного человека. Все это, конечно, стоит в вопиющем противоречии с призывом Гаутамо «здесь и сейчас!» к «каждому, кто хочет видеть». Пример Гаутамо – горящий огонь: как он возникает, как прекращает гореть (nirvaana буквально означает «гашение» огня), и что может быть сделано, чтобы осуществить последнее – «путь», «мост» или «технология» достижения его.

Очевидно, это иллюстрация для его четырех «благородных истин».

С точки зрения «причины и следствия» возникновение огня приписывается к произвольному единственному элементу, который предшествует его загоранию, обычно это «искра» или некто, «зажигающий» его.

Это неуместное упрощение, и обычно оно бесполезно для понимания намного более сложных процессов, которые происходят, когда огонь проявляет себя. Более полная точка зрения такова, что огонь требует наличия кислорода, материала, вступающего с ним в реакцию, и затем способа зажигания огня.

Для обычного американского любителя барбекю, конечно, нет проблем. Как-никак, есть уголь «Моментального зажигания», и у кого-нибудь на вечеринке обязательно под рукой есть зажигалка.

Однако использовать зажигалку – это использовать огонь, чтобы зажечь огонь, а это разновидность инкарнационного процесса. Зажигание огня от трения – обычно тщательно охраняемое секретное искусство одинокого ковбоя.

В любом случае, этот пример служит демонстрацией того, что огонь может возникать только при определенных условиях, которые должны быть представлены в определенной комбинации.

Это структура расположения элементов (которые, в конечном счете, тоже являются структурами сами по себе), которая делает процесс возможным.

Выделение только одного из этих условий как «причины» огня – это неуместное обобщение, и короткий ливень на барбекю может испортить вечеринку, зримо доказывая, что «причина» была «неправильной».

Задача Гаутамо и современных философов – как прекратить существование огня. На первый взгляд кажется, что в конечном определении есть значительное различие. В то время как Гаутамо утверждает, что полностью пробудившийся не вернется даже в эту Вселенную, современные мыслители говорят о продолжающейся в некоторых случаях «игре».

Это различие частично разрешается, если первичную цель вообразить как «тотальный выбор» для Существа. А затем уже Существу решать, что «делать дальше».

Для пути туда Гаутамо предлагал матричный подход, состоящий из восьми элементов, в то время как современные подходы кладут в основу линейную стратегию («мост»). Эти парадигмы отличаются больше, чем может показаться сначала.

Подход «моста» постулирует структуру, подобную лестнице, дающую человеку возможность подняться на один шаг (или «градус») за раз; и во многих случаях утверждает, что оттуда уже невозможно упасть.

Матричный подход можно сравнить с подъемом на высшую точку горной цепи, при котором может понадобиться пересекать некоторые низины, казалось бы, снова временно спускаясь «вниз», если необходимо. Чтобы проверять правильность подхода, вместо «градусов» используются вехи.

Оба подхода используют набор техник, чтобы достигать все более высоких высот. Исследование этих техник, встроенных в линейную или матричную структуру – подразумеваемая цель этой книги.

Предупреждение:

В процессе представления этого исследования время от времени может показаться, будто вместо структурированного условия предлагается одна-единственная причина. Это легко может случиться, оттого что главы этой книги делались короткими, насколько возможно. Сокращение объяснений до одной главной формулировки имеет неприятные побочные эффекты вроде этого. Читатель, конечно, должен сам для себя исправлять все подобные случаи одиночных изолированных причин.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

271. Заводной механизм кармы

(Перев. ААА)

Концепцию кармы можно найти на всем протяжении записанной истории человеческой мысли. Она принимает много разных форм: от обожествленной до механистических, «научных» воззрений о «причине и следствии».

В своем наиболее упрощенном представлении она концентрируется до «как аукнется, так и откликнется». Однако почти во всех трактатах по этой теме полностью опущен раздел «Как это работает».

Без понимания того, «как это работает», знание «кармы» как явления может быть, мягко говоря, довольно дискомфортным, и может даже сбить человека с толку, вызывая крайнее опустошение.

Слово «карма» происходит от ведического санскритского 'karman', означающего просто «работу», «обет» или, неформально, «задание». На Пали, языке буддийских записей, слово «карма» трансформировалось так, что заставляет многих переводчиков толковать его в прошедшем времени (букв. «то, что было сделано»).

В любом случае, со временем слово «карма» стало известно как имя для явления «что посеешь, то и пожнешь».

И тогда, как уже было указано 2500 лет назад Гаутамо Сиддхартхо (ныне известным как «Будда»), если пожинать то, что посеял, любая попытка «изменить» будущую карму будет совершенно бесполезной.

Это обстоятельство становится явным только до той степени, до которой человек становится способным вспомнить прошлые жизни. Если даже в пределах текущей жизни число мыслей и действий огромно и ошеломляет, то обзор последовательностей жизней в текущей Вселенной (санскритское 'kalpa') просто пугает разум.

Добавьте к этому вспоминание Кругов Вселенной (маха-кальп) и Кругов Кругов Вселенной (маха-маха-кальп), и любые иллюзии о предсказуемости будущей «кармы» определенно и окончательно разрушатся.

Вопрос «кармы» явно становится проблемой «Теории хаоса»: самые невинные и непродолжительные действия могут вызвать реакции, которые на порядки превзойдут свои изначальные масштабы и силу – хлопанье крыльев бабочки становится начальным импульсом для бури.

Как отмечал Гаутамо, для любого Существа после достаточно долгого времени обитания в этой (или подобной) Вселенной не может быть «убегания» от этого – каждая личность «помнит» свои прошлые поступки (большей частью над- и / или под-сознательно), и так делают ВСЕ другие игроки в этой игре.

Просто добавление «хороших поступков» не изменяет положения вещей в большой картине: если есть 10 триллионов «хороших» дел и 10 триллионов «плохих», то одно «хорошее» дело само по себе, вероятно, не сможет нарушить статистику.

Хотя, к счастью, можно обнаружить, что работа «кармы» «включается» самим человеком.

Это значит, что для того чтобы найти ключ к «выключению», по крайней мере, негативных эффектов «кармы», требуется найти тумблер, который побуждает «плохую карму» начать работать.

Рассматривая все прошлые действия как многомерную векторную матрицу сил, можно задаться вопросом: как «Вселенная» «узнает», что дальше уготовлено для человека?

Ответ неожиданно прост: человек включает реакцию через свой собственный разум: именно то, от чего человек чувствует себя плохо, будет пробуждать сущностей в его окружении, напоминая человеку, что он такого делал / сделал.

Другими словами,  если бы человек не чувствовал себя «плохо» от того, что сделал в прошлом, он не включал бы никаких негативных реакций в своем окружении.

Это обстоятельство было известно уже давно (по крайней мере, интуитивно). Многие «религии» ввели институциональные процедуры, известные как «исповедь»: человек «облегчает душу», доверяя воспоминание «дурных» поступков Богу через священника.

Хотя это работает довольно хорошо, оно может также стать обоюдоострым мечом: если «Бог» в разуме исповедующегося стал персонализированным, то в результате разгрузка воспоминания «дурных» поступков не будет исповедью всем игрокам во Вселенной.

Напротив, это приводит к явлению «праведности»: человек перестает утаивать свои воспоминания о сделанном им плохом персонифицированному «Богу», но теперь утаивает эти истинные воспоминания от всей остальной Вселенной. Это обычно ведет к повторению «плохих» поступков, теперь уже на основе внутреннего оправдания «пребыванием в гармонии» с Богом – человек может вести себя опустошительным и вредоносным образом по отношению к самому себе и своему окружению.

Если прекращение удерживания себя из-за «дурных» поступков в прошлом было сделано «рабочим» образом (видимо, имеется в виду процессинг, применение какой-либо технологии – прим. ред.), то человек откажется от любых мыслей о том, чтобы что-то скрывать от остальной части Вселенной.

Вот магия «капитуляции» Вселенной – формулировка, которая может быть ложно понята как сваливание причины будущих событий на окружение. Однако в данном контексте это означает, что человеку просто не нужно утаивать своих чувств - он больше ни от кого ничего не скрывает и таким образом избегает включения «плохой кармы».

«Не утаивать» – не значит «вываливать все потроха»; наоборот, человек совсем не чувствует себя вынужденным сообщать о себе что-то ужасное. В конце концов, «вываливание потрохов» – это усилие, вызывающее покаяние о прошлых действиях с ожидаемым результатом в виде разгрузки от плохих чувств. Такое покаяние, однако, становится ненужным, если человек имеет «чистый» разум.

Но как только человек что-то утаит, любое новое «маленькое» действие, которое он утаил, будет весить с тонну.

Это как весы: если на каждой чаше весов лежат сотни фунтов, то добавление еще одного грамма не поколеблет весов. Однако если груза (или «заряда») на чашах весов не осталось, то даже, казалось бы, незначительное событие может вывести теперь весы из равновесия.

После «очистки» эффекты кармы невероятно усиливаются, – и теперь, чтобы все-таки выжить, человек, «очищенный» таким образом, должен действовать всесторонне этичным образом. Оправдание новых «плохих» дел с перспективой возможности последующей очистки (как практикуется в наши дни некоторыми учреждениями) – это опасное и поистине саморазрушительное занятие.

Резюмируя всё вышесказанное более изящно: дурное случается потому, что люди думают, что дурное должно с ними случиться, потому что они причинили дурное другому человеку И боятся себе в этом признаться.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

275. Блага беспорядка

(Перев. С. Конопелько)

Беспорядок имеет плохую репутацию последний триллион лет, или около того.

Нельзя сказать, чтобы что-то изменилось. Просто люди все больше и больше привыкают нуждаться в мире и порядке.

Для многих стать на некоторое время «мертвым» даже кажется лучшей участью, чем попасть в водоворот беспорядка.

В настоящее время удовольствие от игры, эта очаровывающая радость создания порядка из беспорядка, утеряно, и его становится все труднее отследить.

Могу побиться об заклад, что многие люди постепенно теряют свою способность смотреть в лицо хаосу и беспорядку из-за своей неспособности или лени отойти от старых решений, которые однажды сработали хорошо, но теперь уже давно потеряли свою полезность.

В наши дни с определенного момента многие лидеры, как политические, так и духовные, продвигают идею «мира и порядка» ради «мира и порядка».

Но при этом они несколько искажают смысл: вместо развития внутренней человеческой способности конфронтировать и выносить беспорядок, что является необходимым и незаменимым требованием для достижения превосходного состояния ума, эти «лидеры» проталкивают в качестве решения полное усмирение окружающей среды.

Разумеется, это нисходящая спираль, в результате мы будем иметь более низкий уровень конфронтирования и терпимости, деградацию человеческой способности играть в различные игры и наслаждаться этим.

Другими словами, на самом деле они серьезно обманывают своих последователей.

Вместо высокого уровня ответственности за регион, они вводят для всех комендантский час.

Вместо того чтобы доверить людям прочитать предупреждение на упаковке, они напрочь удаляют продукт из обращения.

Для многих людей это очень близко: они уже являются добровольными рабами, потворствуя поддельным чувствам мира на пути в свои могилы, постоянно жалуясь на отсутствие справедливости в этом мире.

Тем не менее, при отсутствии беспорядка не будет ни открытий, ни прогресса.

Это является одной из главных способностей исследователя и ученого: нырнуть в беспорядок противоречивых данных, прежде чем будет рождено новое понимание.

И это является радостью для ребенка – собрать мозаику из беспорядочных кусочков.

И это является вознаграждением для человеческого существа – внести порядок в хаос.

Под этим углом зрения, беспорядок не является ночным кошмаром, как можно было бы подумать, – он является необходимой начальной точкой, без которой ни одна игра не может происходить. Он является одним из самых жизненно важных явлений жизни как таковой.

Неконфронтирование и недостаток терпимости к беспорядку являются снижающейся спиралью: однажды начавшись, она двигает саму себя в направлении дегенерации и аннигиляции самого Человека.

И это с радостью подпитывается умельцами от политики: они вбрасывают беспорядок в массы, и люди жадно подхватывают любое предложенное псевдорешение, даже если в условие договора входит то, что ценой этого будет свобода.

Поэтому тоталитарные правительства ненавидят все и всех, кто работает в направлении повышения уровня терпимости и способности смотреть в лицо беспорядку, в какой бы форме он не был.

Порядок и хаос не являются взаимоисключающими: где бы вы не нашли порядок – всегда будет оставаться некоторая степень случайности.

На молекулярном уровне всегда имеется броуновское движение и микроводовороты вокруг частиц. При наличии хаоса, здесь, тем не менее, есть порядок, как демонстрирует математика в своих открытиях в областях фрактальных геометрий и странных аттракторов.

Таким образом, в качестве меры истинной свободы Человека может рассматриваться сумма беспорядка, которую он может вынести, прежде чем он будет в нем погребен и начнет хвататься за любые якоря, будь они искусственные, ложные или истинные.

Какой процесс можно использовать для того, чтобы определить и, возможно, нарастить эту сумму беспорядка?

Задавание вопроса «Какую сумму беспорядка вы можете вынести?» может за короткое время вывести значительный заряд и восстановить большое количество жизненных единиц. Однако он также способен поднять огромные области несконфронтированных событий всего за несколько проходов.

Сбалансировать такой процесс тоже достаточно трудно. Противоположным беспорядку, как кажется, является «порядок».

Но «порядок» в своем предельном значении означает порабощение, подавление и ограничение движения. Поэтому задавание вопроса «Какую сумму порядка вы можете вынести?» является достаточно рискованным без определенной подготовки.

Лучший баланс может быть создан с помощью восстановления владения «безопасным пространством».

Например: [беспорядок / безопасное пространство / порядок / безопасное пространство] может сформировать интересный рандаун, но это требует владения некоторыми восстановительными средствами, на случай если что-то пойдет не так.

Как было упомянуто, когда Человек становится переполненным слишком большим числом случайностей, он хватается за любую соломинку, которая предлагает стабильность.

Но он склонен держаться за эту соломинку даже тогда, когда опасность давно ушла.

Повторное вспоминание и переживание точного момента хватания за такую соломинку (некоторые называют это «стабильным данным») является еще одним способом доступа к состоянию беспорядка. Это также очищает большое число случайных мыслей и даже целые системы веры, которые были построены на этом состоянии беспорядка.

В этой жизненно важной области можно и должно сделать намного больше, и работу нужно проводить с физическими, ментальными и духовными аспектами, каждый в своем контексте.

В конечном счете, невозможно переступить пределы этой Вселенной, не обладая даром терпимости к беспорядку: бездна, которая отделяет эту вселенную от чего бы то ни было, является полным и абсолютным беспорядком.

Этот беспорядок не может быть обойден: человек должен сначала обрести способность вынести его, прежде чем он сможет сделать шаг дальше.


Copyleft © 2000 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

Процессы

716. Процесс и результаты

(Перев. А. Поданев)

В идеале результат – «конечное явление» (КЯ) – некоторых видов соло-процессов не должен быть известен до окончания процесса.

Причина этого находится в способности человеческого мышления «макетировать / моделировать» этот результат (КЯ) вместо работы над его достижением.

В таком процессе, как просмотр (рикол) событий на траке времени, который, возможно, разделяется всеми членами человеческой расы, в чрезвычайном случае псевдо-КЯ может заменить подлинную реализацию собственного прошлого.

Если это случается, то происходит индоктринация, в которой мышление становится обремененным дополнительным грузом, твердо удерживаемым на месте в соответствии с его совершенной неправдой, и становится ясным, что была достигнута противоположность «освобождению». Предотвратить такое «макетирование КЯ» трудно.

В некоторых случаях тем, кто проводят процессы (процессорам, помощникам), конечные результаты должны быть известны, для того чтобы оценить общую полноценность процессов и выбрать определенный процесс в структуре «программы» или «рандауна», разработанных для обращения к большой цели. И тогда, чтобы вовремя завершать процессы, которые могут стать перегруженными (оверран), КЯ должен быть известен.

Создание же «тайны» из конечных явлений только теми, кто достиг этого, –  нежизнеспособный выбор, и особенно не в традиции Интернета. Можно было бы пробовать устанавливать различия между макетом и «истинными» опытами. Тогда возникает другая проблема: в конечном счете, все опыты – это ложные КЯ определённого вида – значения полной Вселенной наблюдателя, находящегося при своём мнении. Но есть существенное различие в «действительности» между представлением о «наличии миллиона долларов» и смотрением на баланс и пониманием, что в активах действительно «имеется» миллион долларов.

Если парень захотел бы попутешествовать из Лос-Анджелеса в Сан-Франциско и запустил бы тренажер полета «Майкрософта», то он смог бы на нём отбыть с жужжащим звуком, перелететь через пустыню, сделать технически совершенный подлёт к Окленду и даже выполнить беззвучный подвиг приземления самолета. Но он продолжал бы всё ещё  сидеть перед своим компьютером в Лос-Анджелесе и не был  бы там. Как же тогда можно предотвратить преждевременное и искусственное макетирование конечного результата, который грабит «полное» КЯ, желательное для помощника (процесора) и искателя изменений (процессируемого)? Понимание этой потенциальной проблемы оказывает, конечно, большую помощь, а цель этой главы – возрастание такого понимания.

Вот некоторые примеры, для того чтобы проиллюстрировать эту потенциальную проблему.

Давайте поучаствуем в «управляемом туре» по составляющим «Древа Жизни». Это, конечно, облегченный процесс, даже притом, что часто он так не расценивается. Но помощник «в процессе тура», непосредственно через запись на магнитофонной ленте или через повествование реальной жизни, помещает там уже части пейзажа, который должен быть испытан. Вместо того чтобы всмотреться в пейзаж или сформировать собственное мнение, искатель может быть соблазнен всего лишь к макетированию  пейзажей, вызванных рассказчиком (помощником).

Таким образом, переживание легко становится дублированием картин кого-то другого вместо вхождения в контакт с собственным и оригинальным отдельным мнением. Схожий пример – так называемый «Великий тур» Хаббарда в 50-х: в этом облегченном процессе искатель приглашен бродить по глобусу в состоянии экстериоризации. Здесь различие становится даже ещё более ясным: действительно ли событие – макет, или это непосредственно событие, не зависимое от ожиданий помощника и искателя?

Пример, который создал много беспорядка (замешательства) в прошлом, – так называемое «осознание клира» ('clear cognition'). Если искатель изменений «знает» специфические особенности КЯ (одного или нескольких), то он мог бы макетировать это состояние. Возможно, человек в каком-то смысле в некоторой степени являлся бы «клиром», в то время пока он макетирует конечное явление (явления). Но ещё момент – и макет исчезает, реальность (и банк) набираются снова, совсем не ослабленные временным перерывом.

Драматический пример проблемы макетирования КЯ может быть засвидетельствован в кругах буддистов: несмотря на то, что Гаутамо («Будда») в оригинале «Пали Канона» описывает результаты процессов в форме: « ... при этом, человек реализует  это ...», более поздние поколения его учеников интерпретируют КЯ как процесс макетирования непосредственно. Вместо прихода к состоянию, для которого «вещи не самоопределённы», они сейчас индоктринируют себя и других, поддерживая ВЕРУ (вместо ЗНАНИЯ) о том, что «вещи не самоопределенны». Последнее известно как «не-естность» – отказ, отрицание (denial) вместо решения. Любое неконфронтирование (отрицание – это только форма неконфронтирования) дает в результате постоянство проблемы, а не её решение. В конце концов, прежде всего неконфронтирование является главной причиной «кейса»!

Короче говоря, проблема, независимо от того, что это может быть, вероятно, возвратится подобно бумерангу, после чего обычно становится сильнее (усугубляется) в процессе (см. 42113. Почему «бросание» можно уподобить резиновому корду, и загадка пороговых процессов). Единственная гарантия – это, кажется, полное осознание данной потенциальной проблемы и проявление самой высокой степени честности и целостности в собственном взгляде (мнении, суждении), но без того, чтобы войти в самокритику или самоинвалидацию.

Постоянная бдительность, которая, таким образом, требуется, сама по себе является процессом: она ведет к продвижению из использованной в течение процесса идентичности к взгляду на полное событие извне, с внешней точки зрения.

Этот жизненно важный шаг иногда реализуется самостоятельными или другими, наложенными, мерами «контроля качества».

К сожалению, скорее чаще, чем реже, это усилие достигает высшей точки в излагаемой «истории успеха» и, таким образом, скорее становится ещё одним инструментом идеологической обработки и «промывания мозгов», чем честным рассмотрением процесса и его результатов.

В конце концов, нет никакой замены для личной целостности.

И эта личная целостность, являющаяся, в конечном счете, главной целью, которую следует достигнуть, в результате попадает в ситуацию типа ловушки-22. Короче говоря, процесс освобождения может быть уподоблен процессу «обувания в капкан», в котором целостность будет расти шагами переменной величины.

Рост целостности – или, другими словами, устранение раздробленности (dis-integrety ('dukkha')) - приводит в конечном итоге к освобождению Существа.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

725. Срединный путь позитивного и негативного процессинга

(Перев. Дмитрий aka falconeye)

(«Позитивный» и «негативный» процессинг можно, например, понимать как пути развития способностей и устранения неспособностей, соответственно – Прим. перев.)

Если грузовик упирается в завал на дороге, ну, скажем в кучу деревьев, упавших на проезжую часть, после того как Эль Ниньо нагрянул и унесся прочь, у водителя есть пара вариантов:

C:\Мои документы\Scientology+\Sander\Pnohteftu - 725_ The Middle Path of Positive And Negative Processing.files\truckl.gif

Он мог бы решить:

· что дорога вообще привела в тупик и лучше поворачивать обратно;

·  что точка, где он уперся в препятствие, и есть то место, где он действительно хотел оказаться с самого начала (не смейтесь, это происходит часто!!);

·  что он может пробиться через завал, если всего лишь достаточно сильно даст газу;

·  что лучше он остановится и очистит дорогу.

Теперь, последние два варианта и соотносятся с Позитивным и Негативным процессингом.

«Позитивный процессинг» восстанавливает силу человека и может помочь ему пробиться через любые реальные или воображаемые барьеры.

Тем не менее, есть значительная опасность, подстерегающая в темноте впереди: даже если человек может действительно «пробиться на другую сторону», барьер может причинить такой ущерб, что позже индивид может попасть в серьезные неприятности.

Причину этого можно увидеть в «логике» существа, которое не очистило свой ум соответственно уровню своей силы: оно попытается остановить себя, если оно становится таким сильным, что может причинить вред, превосходящий его собственную способность конфронтировать результаты.

Другой способ рассмотреть этот феномен – это учесть, что «положительная сила» может быть включена в так называемую конфигурацию ЦПМ (цель-проблема-масса), которая связывает ее с «отрицательной» силой. Иными словами, чем больше становится «позитивная» сила, тем также сильнее будет «отрицательная» сторона, если только взаимное удержание этих двух сил как таковое не будет убрано в первую очередь.

Усиление негативной стороны ЦПМ может не только свести на нет всё достигнутое позитивным процессингом, оно имеет все шансы совершенно разрушить текущую жизнь индивида.

Возможно, это спекуляция, что этот скрытый и чрезвычайно сильный «автостоп» помешал более сильному распространению «позитивного процессинга».

В любом случае, подавляющее большинство современных процессов – «негативные».

В то время как они могут казаться имеющими большой смысл, особенно для «оплачивающих потребителей», они, в свою очередь, имеют некоторые подводные камни:

·  даже если барьер успешно удален, грузовик уже остановился и будет сохранять свое положение на дороге (пока не будет заведен при помощи позитивного процесса, конечно);

·  концентрация на барьерах увеличивает их важность и их силу вообще;

·  индивид может оказаться загипнотизированным своими проблемами, вместо того чтобы обрести способность смотреть вперед в поисках решений.

Занимающиеся исключительно «негативным процессингом» получат следующие, легко определяемые качества:

·  они не становятся более сильными ни в духовной, ни в «обычной» жизни (т.е. финансовой или любовной сфере);

·  они замечают, что «заряд» может быть удален, но не испытывают увеличения чувства личной ответственности, тем самым делая совершение овертов нормальным (используя язык той группы, к которой это в больше степени относится);

·  их «заряд» проявит себя более сильно через некоторое время, потому что источник проблемы так и не был затронут.

Итак, очевидным разрешением дилеммы было бы попеременное использование позитивных и негативных процессов оптимальным образом.

Но от чего зависит «оптимальность» в данном контексте?

В качестве «золотого сечения» Гаутамо предложил «срединный путь», избегающий крайностей обеих сторон и находящий свое высшее выражение в так называемом «восьмеричном пути».

Его отправной точкой была способность человека «чувствовать», или «ощущать», что является правильным для него самого, вне зависимости от  того, что кто-нибудь другой во вселенной об этом скажет или подумает.

Это можно было бы назвать «первоначальной этикой индивидуума», «индивидуальным кодексом чести» или «индивидуальным стандартом целостности».

В любом случае, человек должен научиться чувствовать свою правоту, так как она оказывается уникальной для каждого и тем самым не может быть обобществлена в терминах «морального поведения», кроме случаев грубых и явных нарушений, таких как «кража» или «убийство».

Когда человек восстанавливает это чувство индивидуальной правоты, барьеры сразу же проявят себя. Это означает, что данный процесс может быть воспринят в качестве руководства к тому, с чем нужно работать далее, и особенно в качестве критерия, стоит ли продолжать с «позитивным» или «негативным» процессом.

Другими словами, этот подход формирует «динамический мост», к которому каждый человек адаптируется индивидуально.

Это то, что Гаутамо назвал «срединным путем», суть которого – «оставаться на дороге» и избегать краха, двигаясь слишком быстро или вставая намертво перед препятствиями, реальными или воображаемыми.

Его классификация «восьмеричного» состоит из точек зрения, планирования, общения, действия, обмена (как в зарабатывании на жизнь), усилия, соображения и сосредоточения.

Каждая из этих частей может быть проверена на «индивидуальную целостность», и сама проверка выявит и первоначальные (позитивные) цели, и любые самонавязанные барьеры.

Это постепенный процесс, а не в один прием. Но как только «общая целостность» Существа восстановлена, оно больше не фрагментарно: оно преодолело «дуккха» – разорванность существа на кусочки, не позволяющую ему быть одним целым.

Эта целостность характеризуется отсутствием навязчивых процессов и была названа Гаутамо «нирваной» (nirvaana).

Примечательно, что это отсутствие навязчивых процессов (или ЦПМ, используя другой язык) является недопустимым состоянием для того, кто погружен в те самые навязчивые процессы.

Таким образом, бесполезно указывать, что только отсутствие навязчивых игр полностью восстанавливает способность Существа играть и наслаждаться играми, вне зависимости от того, предпочитает ли, в конце концов, Существо играть или нет.

Единственный путь обнаружить это для себя – проехать по этой дороге до конца и до конца конфронтировать игру Жизни, Вселенной и Всего.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

720. Переплетение начинаний, изменений и завершений

(Перев. С. Конопелько)

Одним из основных процессов понимания в отношении того, каким образом Человек взаимодействует с этой Вселенной, является осознание таких вещей, как начало, изменение и, в конце концов, завершение.

Этот процесс, возможно, является на тысячи лет более ранним по сравнению с учением Гаутамо, и поэтому, возможно, является первым сознательно выполнявшимся «процессом» в отношении человеческого ума в ныне «известной» истории человека.

Он может применяться ко всем наблюдаемым процессам в природе и технологии. Он вполне «естественно» может применяться к наиболее базовому процессу жизни, процессу «дыхания», и многие люди останавливаются на этом и не идут дальше, и таким образом становятся жертвами одной или нескольких предловушек.

В виде упражнения это кажется достаточно тривиальным: наблюдатель на время успокаивает рациональный и эмоциональный умы, выбирает вопрос, пусть это будет «поедание яблока», и проходит через стандартный процесс вспоминания (рикола) с тем, чтобы посмотреть: как наблюдатель начинал есть яблоко, как яблоко со временем становилось все «меньше», до тех пор пока не осталась только сердцевина, и, в конце концов, как наблюдатель закончил есть яблоко.

Далее, для каждого начала, должны иметь место изменение и конец. Это сразу ясно каждому, так ведь?

Возьмите себя в руки. Абстракция «начало, изменение, окончание» (или «начать, изменить, остановить»), как это было у Хаббарда, кажется тривиальной только в силу навешивания упрощенных ярлыков на ее компоненты (аналогично абстрагированию).

Это является (по крайней мере, в наше время) великолепным примером индоктринации. Студенту даются «данные» для изучения.

«Данные» являются абстракциями «высокого» порядка. «Цикл действия» является абстракцией верхнего уровня, так как для этого класса имеется только одномерный список (каждый процесс может быть «сведен» к циклу действия).

Затем студент прекращает думать, так как он уже все это «знает».

Здесь имеется пара «предательств идеи».

-  Путаница, в большей части «буддистского» сообщества, ярлыка «начинание» (‘bhaava’ на Пали) с ярлыком «существование», несмотря на продолжительные и многократные усилия Гаутамо прояснить, что в природе в принципе нет такой вещи, как статическое «существование», а есть «только» начинание (или становление), изменение и угасание/окончание (dissolution), и все эти три части отличаются одна от другой.

-  Компульсивное стремление «завершить цикл действий» основывается на следующей точке зрения: любое начинание должно иметь завершение, следовательно, тем единственным, что с человеком может быть не так, является то, что он не «заканчивал» то, что начинал.

 

Интересной гипотезой, объясняющей такие явные сверх-упрощения и приписывания неверных свойств, является то, что может быть названо «эффектом сессии»: допущение, что демонтаж «кейса» ограничивается «сессией» медитации, одитинга или процессинга. Однако в «сессии» жизнь видится исключительно через фильтр самого человека, буквально из «башни из слоновой кости», и никак не коррелируется с «реальной» жизнью вне сессии. Однако фильтр «сессии» сконструирован из абстракций, а именно они, в первую очередь, и могут быть причиной проблем человека.

В «Пурпурной книге» не даётся каких-либо инструкций, за исключением примеров того, как может выглядеть шаблон процесса.

Кроме того, уже существует огромное количество руководств «как делать», и логическим обоснованием ухода от подобных вещей в этой книге является то, что любые руководства «как делать» в той или иной форме, в открытом или скрытом виде, являются индоктринацией, которая не принимает во внимание понимание «студента».

Но если понимание игнорируется, то студент склонен выполнять некий процесс, основанный на абстракциях, которые сформировались во время процесса индоктринации.

Другими словами, вместо рассмотрения своего собственного «кейса» или явления природы, студент рассматривает структуры слов и их внутреннее представление в своем уме.

Классический пример:

Некоторые «школы Буддизма» безответственно заявляют, что «единственное» упражнение, которому Гаутамо явно обучал, является «упражнение на дыхание».

Они слепо игнорируют множество других замечательных процессов. Они также не осознают, что ранние отчеты об учении Гаутамо, собранные в так называемом «Пали Каноне», являются более или менее случайной компиляцией идей, взятых из его речей.

Приходить к заключению, опираясь на случайные обстоятельства, вроде того, «как часто встречается определенное слово», выглядит полной глупостью.

Все еще хуже: эти школы заменяют процесс «наблюдения различных типов дыхания» (включая вовлеченность в «цикл действия») на «процесс намеренного изменения ритма».

Другими словами, вместо «распознавания того, что происходил длинный вдох», человек сидит и моделирует длинное дыхание по два часа в день, много лет, считая секунды, уходящие на каждый этап.

Но последнее является для тела явной формой хомута ('Yoga' на Пали), практики, которую Гаутамо явно отвергал как не ведущую напрямую к пробуждению.

Здесь сама форма процесса отвергает его цель, и в результате он ведет к дальнейшей интериоризации и замораживанию внимания человека.

Т.е. мы имеем вместо «расширения» сужение, и это делает осознание меньшим, вместо того чтобы его увеличивать.

С другой стороны, если на самом деле попрактиковать, в течение некоторого времени, процесс наблюдения «начала, изменения и окончания» в своей собственной окружающей среде, то скорее всего проявятся несколько идей:

-  открытие фрактальной структуры природы как таковой: структура целого отражается в структурах частей. Например, «начинающая часть» процесса сама содержит «завершенный» цикл действий – она имеет начало, изменение и завершение;

-  открытие суперпозиции или наложения циклов действия: не существует «отдельно стоящих» циклов действий (за исключением абстракций в уме наблюдателя), каждый цикл является вложенным в другие циклы, и в нем самом содержатся другие циклы;

-  существуют психологические явления в окружении цикла действий, а именно:

·              пустота перед циклом (отчетливо воспринимаемая, например, артистами и спортсменами);

·              пустота после цикла, в рамках от «мгновения сразу после полового акта» до «ощущение опустошенности» после сдачи экзамена.

·              после-после-пустота, долговременный эффект цикла (обратная отдача процесса); это то время, когда возникают вторичные догадки и сомнения.

 

К этим фазам пустоты в «современном» процессинге явно не адресуются. Однако именно в течение этих фаз устанавливаются высокоуровневые «постулаты», так как в фазах действия человек обычно слишком занят, для того чтобы принимать какие-либо решения (за исключением пустот подциклов).

Это может происходить и во время фаз действий, разумеется, но тогда это будут «импланты», намеренные или нет, и они не порождаются самим человеком.

После-после пустота цикла может легко быть интерпретирована как «незавершенные» действия. Однако возникает вопрос, могут ли в принципе существовать «незавершенные» действия.

Не является ли каждый цикл действий просто … циклом действия, содержащим циклы действия, вложенные в циклы действия?

Намеренная изоляция отдельного цикла действия может иметь смысл во многих случаях: например, работа механических машин в ньютоновской модели.

Метаструктура абстракции изолированного цикла действия напоминает другую ньютонианскую абстракцию: присваивание следствию единственной причины (см. 27. «Проявление в зависимости от условий» против «причины и следствия»).

Обе абстракции работоспособны только для механических машин, и только тогда, когда не рассматриваются свойства материалов.

Ограничение собственного вИдения (совсем не делая различий) порождает тупость, ограничение собственной точки зрения до «абстракции изолированных частей», делает человека машиной, роботом, который предсказуем и может быть легко управляем.

Какое отношение все это имеет к пробуждению?

В то время как человек рассматривает компоненты процессов в природе и в своем уме, Существо (Тэтан) осознает, что он остается неизменным в процессе всего этого.

Это способ, которым он осознает собственные отождествления с окружающим его миром.

Если человек останавливается на познании на вербальном уровне, то он упускает реальный процесс, и становится жертвой предловушки или индоктринации.

Если процесс продолжается, Существо в конце концов познает, что оно не является инструментами, которые оно использует для восприятия этих процессов, такими как уши, глаза, ум и эмоции.

«Наблюдение компонентов цикла действия», теоретически, являлось бы «решением с помощью одно процесса», если бы такая вещь существовала. На практике, однако, необходимы процессы-катализаторы.

Процесс может показаться завершенным, когда некий слой кейса будет обработан. Но из-за фрактальной и многослойной природы кейса потребуется снова выполнять процесс для другого слоя, который освободится к этому времени и для которого обычно нужны другие процессы.

Слово «нирвана» означает «отсутствие горения»: компульсивные процессы, в которые Существо постоянно вовлекается (так как оно путает себя с процессами в этом мире), становятся «погасшими», аналогично тому, как затухает огонь, после того как условия, необходимые для его горения, были удалены.

Другими словами, Существо станет снова свободным, когда будут демонтированы его идентификации с этой Вселенной на всех уровнях.


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.

 

719. Приятное, отвратительное и ни-приятное-ни-отвратительное

(Перев. А. Поданев)

Могут быть хорошие чувства о чём-либо и могут быть плохие чувства о той же самой вещи. То, чем был возбуждён только недавно, в другой раз может стать безразличным.

Если фокус (внимания) человека точно настроен на текущее мгновение и не способен расшириться или сузиться во времени и/или в пространстве, то буквально теряется перспектива, и мнение (мышление) может твердо «решить», что что-что «целиком плохо», или по-настоящему «хорошо», или является «полностью несоответствующим».

Подобно флюгеру, подстраивающемуся под смену ветра с восточного на южный, фокус внимания (а с ним и окно восприятия человека), только что устремлявшийся в одном направлении, в следующее мгновение устремляется в другое.

Тогда некоторые очень сообразительные люди устанавливают следующий «бесспорный факт»: если через какое-то время флюгер укажет по ВСЕМ возможным направлениям, то рано или поздно он укажет на Юг. Это означает для них (и для каждого, кто настолько сумасшедший, чтобы их слушать), что «ВСЁ ЯВЛЯЕТСЯ ЮГОМ».

А некоторые другие люди, столь же яркие и умные, определят, что флюгер через какое-то время все равно укажет на Север. Это тогда становится для них безошибочным и бесспорным доказательством того, что, в конечном итоге, «ВСЁ ИМЕЕТ БОЛЕЕ ГЛУБОКУЮ ЦЕЛЬ – УКАЗЫВАТЬ НА СЕВЕР».

Так, если кто-то заболеет в чутком 85-летнем возрасте, подобно одному из наших соседей нескольких лет назад, который до этих пор вёл длинную, здоровую и, главным образом, счастливую и наполненную жизнь, то это означает с «южной» долей уверенности, что, конечно, «ВСЯ ЖИЗНЬ СТРАДАНИЕ» – здесь Вы имеете это!

Тем временем «северная» фракция только и ожидает момента для 50-летнего бывшего шахтера, пораженного раком-астмой, чтобы найти в его жизни любовь с медсестрой, которая заботилась о нем после его последнего удара: своими глубокими и таинственными способами Бог, в конце концов, даровал ему счастье, а вся предшествующая часть его ужасной жизни была только «уроком» для него – также предоставленным ему, конечно же, свободно и без обязательств, непосредственно Богом!

Гаутамо Сиддхартхо установил, что направление, которое указывает «флюгер», является результатом прохождения жизни, независимо от того, КУДА флюгер показывает в каждый данный момент. Бытийствующий/Являющийся, превышая эту Вселенную, может осознать изменение судьбы моментально.

Чтобы достигать настроения, которое облегчает восприятие этой точки зрения, он предложил следующее фундаментальное упражнение (которое в некоторых аспектах может даже быть наиболее базисным упражнением из всех):

«Всякий раз, когда есть приятное чувство, человек, отмечает: «Сейчас есть приятное чувство».

Всякий раз, когда есть неприятное чувство, человек отмечает: «Сейчас есть неприятное чувство».

Всякий раз, когда нет ни приятного, ни неприятного чувства, человек отмечает: «Сейчас нет ни приятного, ни неприятного чувства»».

 

Это, должно быть, слишком просто для наиболее искушенных умов. Потому что, достаточно уверен, есть много самопровозглашенных «буддистов», которые быстро найдут причины никогда не участвовать в этом упражнении или заменить его другими «более ценными» практиками, типа наказания тела лишением его питания или оплакивания всего, что когда-либо случалось с любым в этой Вселенной.

Тем не менее, этот процесс, столь же простой, как это и может показаться на первый взгляд, является глубоко эффективным (и жестким время от времени!). Люди, специализирующиеся в упражнениях на гибкость ума (mind-bending exercises), немедленно признают, что эта практика может использоваться в качестве «сканирующего процесса», чтобы охватить также прошлые события (чувства). Даже большинство «продвинутых» читателей может захотеть использовать этот процесс, чтобы охватить «будущее (одно или несколько)», также как и (для действительно жестких!) «сканирование» может быть сокращено «удержанием приятных, неприятных и ни-приятных-ни-неприятных аспектов предмета единовременно во мнении» (до тех пор, пока это не развалится, хммм).

В любом случае, настроение, достигнутое этим упражнением во времена Гаутамо, называлось 'upekkha'. Нет никакого английского эквивалента для этого слова, так что люди переводят его часто как «невозмутимость».

Для поверхностного наблюдателя, который никогда не участвовал в этом упражнении, это состояние легко может быть (и есть) спутано с «безразличием». Но «безразличие», если мы посмотрим на процесс снова, – это аспект только непосредственно третьего шага этого упражнения, а не его результат.

Данное ошибочное понимание и/или принятие 'upekkha' как «безразличие» внушает точку зрения, что этот путь наблюдения вещей был бы «жестоким» или «бессердечным».

Истина, однако, как раз в обратном!

(Каждый читатель, который ещё не знает этого, выяснил бы это очень скоро, если бы решился предпринять эту попытку!)


Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor, Ph.D.