Чудо  - Рациональность - Наука - Духовность
Если вам понравился сайт, то поделитесь со своими друзьями этой информацией в социальных сетях, просто нажав на кнопку вашей сети.
 
 

Клуб Исследователь - главная страница

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ - это путь исследователя, постигающего тайны мироздания

Библиотека

Библиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

ГлавнаяБиблиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

Симонов Р.А., Чернецов А.В. - Естественнонаучные знания в средневековой Руси: существо проблемы и перспективы ее изучения*


Ведь понемногу строится город и делается великим,

так и знание понемногу становится большим.

Кирик Новгородец ( XII в.)

 

Обоим авторам неоднократно приходилось сталкиваться с заявлениями, что названная в заглавии статьи проблематика вообще не существует, так как соответствующие явления культуры относятся к "донаучной" стадии. Видимо, по этой причине даже в головном научном учреждении страны - Институте истории естествознания и техники - отсутствует подразделение, ведающее этим разделом знаний.

В этом вопросе мы не настаиваем на точности терминологических дефиниций. Речь идет лишь о том, что даже если мы будем считать геометрию наукой только со времен Евклида, то тем не менее более ранние древнеегипетские геометрические тексты на папирусах все же имеют отношение, и притом самое прямое, к генезису этой науки.

Точно так же любые сведения о счете (начиная со счетных зарубок эпохи палеолита) имеют отношение к зарождению математических знаний.

Приняв такой подход, мы будем вынуждены признать, что естественнонаучная книжность средневековой Руси не только существует, но и является весьма представительным в количественном отношении феноменом.

Вполне естественно, что первые ростки распространения естественнонаучных знаний на Руси, как и в других странах, зачастую представлены в источниках фрагментарно и маловыразительно.

Тем не менее, скажем, изучение истории распространения медицинских знаний на Руси представляет собой в источниковедческом плане вполне конкретную задачу. Во-первых, необходимо составить по возможности полный список наиболее ранних медиков-практиков, работавших в России (в частности, и в первую очередь, придворных), безотносительно к тому, были ли они местными уроженцами или иностранцами. Во-вторых, необходимо составление хронологического перечня средневековых русских текстов медицинского содержания. При этом необходимо уделять внимание как оригинальным сочинениям, так и переводным, а по отношению к переводам решать вопрос об их происхождении. Обе эти задачи, как кажется, даже не возникали в сознании автора новейшей монографии по истории русской медицины, хотя он и начинает ее историю с XVI в.

Так, мы не найдем в этой книге весьма заметную фигуру Московской Руси начала XVI в. - уроженца Любека Николая Булева ("Немчина"), личного врача великого князя Василия III, с именем которого связан перевод текста медицинского содержания. Известны и другие медики при дворе Василия III - еще один уроженец Любека Феофил и грек Марко.

Это - не первые известные зарубежные медики при дворе великих князей московских. Еще в 1485 г. в Москву приехал "врач немчин" Антон; под 1490 упоминается "мистр ( магистр ) Леон, жидовин", прибывший из Венеции. Как тот, так и другой лекари XV в. могут быть причислены к лику мучеников науки - они были казнены за неудачное лечение представителей местной знати.

К не менее раннему времени относятся первые русские медицинские тексты. Они есть уже в рукописях, принадлежавших святому Кириллу Белозерскому (ум. в 1427 г.). Это медико-астрологические (иатро-математические) тексты, указывающие на благоприятные сроки для кровопускания (флеботомии) - характерного приема практической медицины того времени.

Среди медиков, практиковавших на Руси, встречаются лица различного происхождения. Под 1591 г. упоминается некий "лекарь арап", привлеченный к следствию по делу о вампиризме. При этом использовалось кровопускание. Сообщается также о царском жаловании, полученном "арапом".

В документах, связанных с расторжением брака Василия III c Соломонией Сабуровой (1525 г.), упоминаются "чародеицы" русского происхождения, осматривавшие великую княгиню с целью излечения ее от бесплодия и дававшие ей лекарственные мази.

Во всяком случае уже Н.М. Карамзину известен любопытный факт своеобразной сертификации квалификации медиков русскими властями в самом начале XVII в. В 1601 г. английский посол Ричард Ли обратился к царю Борису Годунову с просьбой выдать докторский диплом прибывшему в Москву из Венгрии медику Х. Рейтлингеру. "Покорно челом бью, штоб его Царское Величество велел дати имя дохторское Христофору Рыхтенгеру, назвати его дохтором... и ведаю, что Великий Государь, как есть во всей вселенной, может дать честь всяким людем по их достоинству". При всем своем курьезном характере это, по-видимому, наиболее ранний пример аттестации научной компетенции, санкционированной русским государством.

Отметим, что наряду с этим известны более ранние случаи получения лицами восточнославянского происхождения докторской степени в Западной Европе. Так, в 1512 г. степень доктора медицины была присвоена в падуанском университете белорусскому первопечатнику, уроженцу Полоцка Франциску Скорине, впоследствии называвшему себя "в лекарских науках доктор".

Рис. 1. Календарные таблицы из Служебника XIV в. ( РНБ, F.n. I, N 73, л. 394 ). Левая таблица в виде руки, так называемая "рука Иоанна Богослова", представляет собой таблицу солнечных епакт, в которой показаны цифровые обозначения дней недели ( а=1=воскресенье, в=2=понедельник и т.д. ). День недели церковного новолетия (1 сентября по Юлианскому календарю) определяется порядковым местом цифры в соответствии с одним из годов "солнечного круга". Номер круга солнца определялся по остатку от деления даты года от Сотворения мира на 28.

Правая "рука" показывает дату "расчетной" еврейской пасхи (условной даты, которая не соответствовала дате реально праздновавшейся иудеями пасхи). Дата еврейской пасхи определялась с учетом круга луны (остаток от деления даты от Сотворения мира на 19).

Под левой таблицей перечень так называемых "месячных чисел" - солнечных регуляров, специальных коэффициентов, необходимых для определения даты христианской Пасхи. Последняя определяется по формуле епакта плюс еврейская пасха плюс солнечный регуляр минус единица. Сокращения М, А, М, И, И, А обозначают "март, апрель, май, июнь, июль, август" и т.п. Подобный трехтабличный комплекс достаточен для расчета даты Пасхи на любой год, а также для установления дня недели любой даты.

Под правой таблицей помещена хроникальная запись о взятии татаро-монголами Рязани в 1237 г.

Таким образом, ранняя история медицины в России - это весьма значительный объем фактического материала, хотя вклад нашей страны в развитие этой науки был в то время ничтожен. А ведь мы не стали углубляться в первые века русской истории, где известна, в частности, фигура Киево-Печерского монаха XII в. "лечьца" Агапита и его конкурента, ученого киевского врача армянского происхождения, оставили без внимания встречающиеся в летописях описания диагностических признаков различных заболеваний (в связи с сообщениями об эпидемиях и др.).

Говоря об истории русской медицины позднейшего времени, стоит сказать о любопытной фигуре XVIII в. - лекаре Василии Ерофеиче, память о котором в основном закрепилась в виде названия изобретенной им настойки. Между тем, это не просто народный целитель, а человек, прошедший медицинскую выучку в Китае. В дальнейшем Ерофеич занимал хотя и незначительное, но официальное положение в российском военно-медицинском ведомстве. Известны подробные сообщения мемуаристов о том, как он успешно лечил представителей высшей петербургской знати. Однако ему, как и позднейшему носителю традиций восточной медицины в России - П.А. Бадмаеву, не нашлось места в новейшей работе по истории медицины в России.

Наиболее значительный объем средневековых русских текстов, связанных с естественнонаучной проблематикой, посвящен календарно-астрономической теме. Это неслучайно, поскольку познания в этой области необходимы для соблюдения установленного распорядка церковного богослужения. При этом, например, дата празднования Пасхи и других "подвижных" церковных праздников и постов определяется на каждый год путем сложных календарно-математических вычислений. Соответственно, в рукописном наследии имеется значительное количество календарных пособий и руководств, пространных и сокращенных, принципы подобных расчетов, а также специальные таблицы. Нередко такие тексты объединяются в объемистые трактаты.

Изучение древнерусских календарно-астрономических текстов - проблема, исследованная совершено недостаточно. Ученые, обращавшиеся к этой теме, обычно исходили из того, что календарная премудрость была в готовом виде принесена на Русь из Византии, и уделяли слишком мало внимания составу и особенностям рукописных текстов.

В 1971 г. английский исследователь В. Райэн опубликовал статью, в которой установил наличие в старинных русских рукописях таблиц, связанных с 12-летним циклом, распространенным в Китае, у монголов и тюркских народов. Зарубежный ученый первым заметил эту любопытную особенность средневековых русских календарных текстов. Между тем ее можно найти в большом количестве рукописей. То, что ее не замечали русские ученые, объясняется просто: филологи, изучающие средневековую русскую письменность, как правило, не знают календарно-астрономическую и математическую проблематику, а ученые, знакомые с последней, не владеют навыками работы с русскими рукописями. Отражение восточной календарной традиции в русских рукописях - интереснейший историко-культурный феномен, он связан по происхождению с дипломатической перепиской с золотоордынскими ханами, грамоты которых датировались по восточному календарю.

Древнейший русский оригинальный календарно-астрономический текст принадлежит новгородскому монаху Кирику и имеет точную дату - 1136 г. В трактате изложены сведения о принципах расчета дня празднования Пасхи и некоторые другие календарные сведения. Порядки чисел, которыми оперирует Кирик, весьма впечатляющи - он доходит до десятков миллионов (при расчете числа часов в 7 000 лет). В труде Кирика многое не до конца ясно. Это, в частности, техника вычислений, которой он пользовался. По-видимому, Кирик использовал счетные приспособления типа архаического абака (предок позднейших счетов), хотя в тексте об этом не говорится. Проблематичен и вопрос о цели, с которой было создано сочинение Кирика. По мнению скептически настроенного историка русской церкви Е.Е. Голубинского, основной задачей Кирика было "бесцельное обнаружение учености". Д.С. Лихачев полагает, что сочинение Кирика могло иметь служебное значение для хронологических выкладок летописцев. По-видимому, точнее было бы определить содержание труда Кирика как предельно краткое изложение принципов расчетной пасхалистики. Однако в тексте имеются дополнительные сведения, не связанные с этой, основной, темой.

Яркое проявление высокого уровня календарно-математических знаний, продемонстрированное Кириком, ставит вопрос о том, насколько он являлся исключительной фигурой. К сожалению, сопоставимые синхронные русские материалы отсутствуют. Хронологические расчеты в составе древнейшего русского летописания - отражение гораздо более низкого уровня знаний.

Имеющиеся сведения о личности Кирика позволяют очертить круг познаний наиболее образованных русских книжников XII в. Кирик, опиравшийся на южнославянские и византийские традиции, по-видимому, знал греческий язык. Он был доместиком, т.е. регентом, руководителем церковного хора. Следовательно, он был знаком с музыкальной традицией и специальными певческими знаками. Наконец, Кирик известен как автор "Вопрошания", в котором он обращается к высшему духовенству с вопросами, касающимися церковного (канонического) права.

Нельзя не обратить внимание на соответствие данных о сфере интересов Кирика и еще одного древнерусского интеллектуала позднейшего времени - Стефана Пермского (ум. в 1396 г.), известного миссионера, создателя письменности народа коми. Стефан считается изобретателем специального деревянного церковного календаря. Известно, что он владел греческим языком. Стефан налаживал в среде новокрещеных богослужение, в частности, обучал их пению. Как епископ, Стефан должен был ведать судебными вопросами. По преданию, Стефан Пермский также собственноручно написал ряд икон. Подобные совпадения, по-видимому, обрисовывают типичную (хотя и редкую) фигуру наиболее образованного книжника древней Руси.

Среди причин, долгое время сдерживавших прогресс наших знаний в области истории естественнонаучных знаний в средневековой Руси, - длительный перерыв в изучении древнерусских "сокровенных" текстов. Речь идет о мантике, гаданиях, и, прежде всего, об астрологии. Авторы не собираются выступать с декларацией о рациональном зерне астрологии или иных оккультных учений и текстов. Речь идет о другом - в эпоху средневековья и Возрождения развитие и распространение естественнонаучных и оккультных знаний (в частности, астрономии и астрологии) зачастую переплеталось теснейшим образом, причем их носителями были нередко одни и те же исторические фигуры. Достаточно вспомнить Кеплера, составлявшего гороскопы не только богатым заказчикам, но и собственным детям. По этой причине изучение древнерусской оккультной книжности может неожиданным образом обернуться выявлением ранее неизвестных исторических личностей, связанных с естественнонаучными знаниями.

Примером такого совмещения в деятельности одного лица естественнонаучных (календарно-астрономических) и оккультных (астрологических) знаний является выявленная в последние годы фигура псковского книжника XVI в. Ивана Рыкова.

Впервые это имя было обнаружено в рукописи, содержащей гадательную книгу "Рафли", подвергавшуюся в XVI в. наиболее суровым запретам. Гадание носит математический характер, оно находится в теснейшей связи с основными понятиями астрологии. Иван Рыков не является изобретателем данного гадания. Он лишь составитель очередной редакции текста, имеющего сложное происхождение (в основе - перевод на славянский с арабского, выполненный в конце XV в.).

Историческое вступление к гадательной книге сообщает о псковском происхождении Ивана Рыкова и о том, что он покинул этот город в составе свиты царя Ивана Грозного, очевидно, в 1579 г. (последующие изыскания подтвердили точность этой даты).

Наиболее интересным в этом историческом вступлении оказалось то, что сходные вступления имеются в ряде календарно-астрономических рукописей. Однако в них не указаны ни имя автора, ни имя царя. Возникло предположение, что псковский книжник Иван Рыков мог быть составителем и наиболее запретной гадательной книги, и крупнейшего календарно-астрономического трактата, написанного к тому же по заказу "книгчия" (библиотекаря) самого царя, некоего Кир-Софрония (имя и титул последнего имеются в календарно-астрономических рукописях).

Дальнейшие изыскания привели к обнаружению еще двух календарно-астрономических текстов, но уже не анонимных, но содержащих имя Ивана Рыкова, а также, в одном случае, точную дату создания текста - 1579 г.

Поскольку календарно-астрономический трактат Ивана Рыкова составлен по заказу, происходящему из самых высоких сфер, очевидно, что этот книжник имел репутацию наиболее квалифицированного русского специалиста своего времени. Ясно, какое значение имеет детальное сопоставление связанного с ним трактата с более ранними и более поздними русскими текстами такого рода. Для XVI-XVII вв. подобные материалы имеются в изобилии.

Толчком к составлению объемистых сочинений такого содержания послужил 1492 г., когда истекли 7 000 лет от Сотворения мира и ожидали конца света и, соответственно, кончались имеющиеся пасхальные таблицы. Серьезной помощи из Константинополя, захваченного в 1453 г. турками, ожидать не приходилось, поэтому соответствующая работа была произведена в России под руководством московского митрополита Зосимы и новгородского архиепископа Геннадия с привлечением западноевропейских специалистов. Созданный в результате объединения этих текстов так называемый "Миротворный круг" представляет собой весьма объемистый трактат с многочисленными таблицами. Рукописи XVI-XVII вв. сильно варьируют по объему и составу и для изучения их эволюции выявление стадии 1579 г., связанной с конкретным псковским книжником, чрезвычайно важно.

Имя Ивана Рыкова пока не найдено в других древнерусских исторических источниках. Однако это, несомненно, реальное лицо. Семейство Рыковых относится к числу псковских старожилов. В псковскую церковь, где служил поп Василий Рыков, делали вклады царь Иван Грозный и его сын Иван.

Рис. 2. Календарно-астрономические таблицы из рукописи второй половины XVII в. (собр. РГАДА, ф. 188, оп. 1, N 632, л. 71 об.), содержащей заголовок с именем псковского книжника XVI в. Ивана Рыкова.

Левая верхняя таблица - "Круг основание луне" - указывает на даты новолуний.

Средний правый кружок связан с установлением дней недели для разных месяцев года. Сокращения Н, П, В, Р, Ч, Т, С соответствуют Неделе (воскресенью), Понедельнику, Вторнику, сРеде, Четвергу, пяТнице и Субботе. Таблицу, по-видимому можно рассматривать как аналог "месячным числам" (солнечным регулярам).

Нижний круг - "Замок и ключ Моисеев" - содержит даты еврейской пасхи.

Вдоль правого края листа даты новолуний ("Рождение небесного месяца") на конкретные годы.

Рис. 3. Календарная таблица из той же рукописи, содержащая данные для определения соответствия календарных дат дням недели в разные годы.

В правом столбце указаны "вруцелета", солнечные епакты. В нижней части указание соответствий дней недели различных "неподвижных" праздников, начиная с св. Евдокии (1 марта ст. ст., первый день года по мартовскому стилю). В центре клеток основной части таблицы буквенные индексы, включающие специфические славянские буквы (ж, ц, ч, ш, щ, ъ, ы, ь, "ять", ю, я), что свидетельствует о том, что подобные таблицы составлялись (или усоврешенствовались) славянскими книжниками, а не взяты в неизменном виде из византийских или западноевропейских книг.

Выезд Рыкова из Пскова в свите царя ставит вопрос о его статусе при дворе. Можно предполагать, что он какое-то время был придворным медиком и астрологом. Подобное совмещение было широко распространено, однако до сих пор все известные имена XVI в. принадлежали иноземцам.

В настоящее время бесспорные данные о занятиях Ивана Рыкова медициной пока не найдены. Вместе с тем, имеются материалы, указывающие на вероятность этого. В рукописи рубежа XVI-XVII вв., непосредственно перед принадлежащим Рыкову календарно-астрономическим текстом (в данном случае список анонимный) помещен медико-астрологический текст, также являющийся авторским, оригинальным русским сочинением. К сожалению, указано только имя (Иван), являющееся весьма распространенным. Все же факт совпадения имен, а также структурное сходство текстов (форма послания, ряд выражений и т.п.) являются серьезным основанием для отождествления авторов указанных сочинений.

Приняв предложенные допущения, можно предполагать, что Иван Рыков является преемником знаменитого Елисея Бомелия (Бомеля), вестфальского медика, прибывшего в Россию из Англии. Бомелий использовал свою репутацию прорицателя (астролога) для оговора ряда бояр, и, в конце концов, был казнен.

Отсутствие упоминаний Ивана Рыкова в актовых и нарративных источниках может быть связано или с его невысоким рангом, или с кратковременностью пребывания при дворе. В условиях XVI в. он легко мог пасть жертвой неудачных предсказаний или неуспешной медицинской практики. Однако сведения об этом пока не обнаружены.

Представляется, что изложенные факты и соображения достаточно представительно характеризуют саму правомерность постановки вопроса о истории естественнонаучных знаний в средневековой Руси, наличие в этой области еще не реализованных перспектив и источниковедческие трудности, с неизбежностью возникающие перед исследователями.

Литература:

1.Мирский М.Б. Медицина в России XVI-XIX вв. М., 1996.

2.Пентковский А.М. Календарные таблицы в русских рукописях XIV-XVI вв.// Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописных книг. М., 1990, Вып. 3, ч. 1.

3.Симонов Р.А. Древнерусская книжность (в свете новейших источников календарно-арифметического характера). М., 1993.

4.Турилов А.А., Чернецов А.В. Отреченная книга "Рафли" // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинского Дома) АН СССР. Л., 1985, т. XL.

5.Хромов О.Р. Астрономия и астрология в древней Руси. Материалы к библиографии // Естественнонаучные представления древней Руси. Счисление лет. Символика чисел. "Отреченные" книги. Астрология. Минералогия. М., 1988.

6.Ryan W.F. The Oriental duodenary animal cycle in Old Russian manuscripts // Oxford Slavonic papers. N. ser., v. 4, 1971.

www.e-puzzle.ru

 



* Статья написана в рамках работы над проектом, получившим поддержку Российского Фонда фундаментальных исследований "Миротворные круги. Генезис, состав и эволюция крупнейших древнерусскихкалендарно-астрономических трактатов", код проекта 96-06-80228а.

 

 
  Locations of visitors to this page
LightRay Рейтинг Сайтов YandeG Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

 

Besucherzahler

dating websites

счетчик посещений

russian brides

contador de visitas

счетчик посещений