Чудо  - Рациональность - Наука - Духовность
Если вам понравился сайт, то поделитесь со своими друзьями этой информацией в социальных сетях, просто нажав на кнопку вашей сети.
 
 

Клуб Исследователь - главная страница

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ - это путь исследователя, постигающего тайны мироздания

Библиотека

Библиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

ГлавнаяБиблиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

Автухова Лариса - На помощь далеким мирам

 

(aln1967@yandex.ru)

 

 

                                                                              Ты гость, пришедший с пламенных миров,

                                                                              Разведчик опыта, сбиратель сих даров.

                                                                              Богата ими здешняя земля,

Не забывайся, не теряй себя.

                                                                               Так, приходящий должен принести

                                                                              Сюда привет и весть с родной земли.

                                                                              Исполнив назначение свое,

                                                                              Покинешь на века юдоль ее,

                                                                              Но в сердце будет пламенем гореть,

                                                                              Познанье, что не может умереть.

                                                                                                              Священная книга Шамбалы

 

 

Пролог

 

 

   Тая стояла у окна и смотрела на свой город, где прошла вся ее жизнь. Теплый ветерок приятно согревал ее почти бронзовое от загара лицо. Сегодня ей предстоял серьезный разговор с Учителем. Она знала, что все проходят через ЭТО, но все равно ей было немного не по себе. Непросто было осознавать, что наступил, наконец, и ее черед. Она пыталась окинуть мысленным взором свою жизнь, еще до предстоящей встречи оценить каждый свой поступок, все выполненное ею. Ей казалось, что она не зря прошла отведенный ей срок. Но как ее жизнь оценит Учитель, а потом и Совет Учителей. Какой вердикт они вынесут ей? Каков будет их приговор?

   Тая вздохнула и закрыла окно. В дверь постучали. Она прикоснулась к одной из кнопок пульта, при помощи которого только что закрыла окно, и дверь бесшумно распахнулась. В комнату, улыбаясь, вошла дочь Таи - Ия.

- Мама, ну как ты сегодня, тебе лучше? - спросила она, с трогательной заботой заглядывая Тае в глаза.

   Тая не могла не улыбнуться, дочь неизменно вызывала в ней радостные, теплые чувства. Ия - гордость мамы - прекрасно образована, талантлива, развита. Совет города уже сейчас, в ее тридцать с небольшим лет, прочит для Ии одну из важных обязанностей по управлению целой группой городских конгломератов. Ии приходится немало трудиться, чтобы пополнить свои знания новыми специфическими, теми, что позволят ей реализовать себя в нужном для общества деле.

- Спасибо, дорогая, мне сегодня значительно лучше. Сердце ведет себя нормально, почти, как у молодой.

- А ты и так молодая! Мама, тебе надо больше бывать на воздухе, отдыхать, кушать фрукты. Ты же без конца работаешь и работаешь. Ну, вот, пожалуйста, что это - опять работа?

   Ия устремилась вглубь комнаты, где стоял новый холст Таи, она задумала создать еще одну картину. Правда, сомневалась, успеет ли. Дочь сбросила невесомую, прозрачную ткань, которой Тая всегда прикрывала свои картины. Так она, любившая почти целыми сутками наслаждаться свежим воздухом из распахнутого настежь окна, пыталась защитить от городской пыли еще неокрепшие штрихи красок.

- Мама, и ты хочешь чувствовать себя нормально, когда ты не даешь себе и дня отдыха. И так всю жизнь! Ну, нельзя же так.

- Ты же знаешь, что каждому из нас за отведенное время сделать нужно немало. А если я буду отдыхать, то не успею полностью выполнить свою жизненную задачу. Да что я тебе говорю, ты и сама очень много работаешь.

- Но ты заслужила хотя бы немного отдыха и покоя, ведь твои заслуги общеизвестны. Ты среди тех, кто выполнил огромную работу для упрочения красоты и гармонии в нашем обществе. И не только в городе, но и во всей сети городских массивов. Разве это тебе не зачтется?

- Не в этом дело, зачтется мне это или нет. Дело в том, что я просто хочу еще поработать. Моя душа просит этого, мне творчество не в тягость. Наоборот, я бы еще больше работала, если бы мне позволили.

   Сердце Ии в тревоге сжалось, она вдруг почувствовала, что Тая как будто уже готовится к переходу. Она подошла к матери, ласково прикоснулась к ее руке:

- Мама, но ты же не уйдешь? Не надо, мама, я прошу. Ну, только не сейчас. Пожалуйста.

- Девочка, ты знаешь, что это неизбежно наступает. Когда-то это обязательно произойдет. И я, и ты, и твои дети пройдут через это. Будет так, как решат Учителя.

- Тебе... тебе... уже сообщили?

   Тае не хотелось огорчать дочь, но она не могла сказать неправду. Тая утвердительно кивнула головой. Дочь обессилено опустилась на маленький диванчик, стоящий поблизости от мольберта матери. Как она любила сидеть на нем, отсюда хорошо был виден холст, в юности она часами могла наблюдать за тем, как мамина рука, легко и красиво держащая кисть, наносит все новые и новые мазки, которые, сливаясь, создают образ картины. Неужели совсем скоро эта комната, да и весь дом, опустеет. Мама уйдет. Ие не хотелось думать об этом, но она понимала, что это неизбежно. И если маме уже сообщили о дате встречи, то значит все решено.

- Обещай, что не будешь горевать.

- Мама, а мы встретимся?

- Я попрошу об этом. Но все будет зависеть от того, куда меня отправят. Если задание будет очень трудным, значит, кого-то можно будет попросить себе в помощники.

- Мама, пусть это буду я!

- Не знаю. Я не хочу, чтобы ты жила в каких-либо несовершенных условиях, где дисгармония и отсутствие красоты.

- Но ты-то готова там жить! Кто, если не я, поможет тебе выполнить твое задание и поддержит тебя?

- Мы зря сейчас на эту тему говорим. Еще не было встречи, мне неизвестно, какое решение принято.

- Но потом, когда уже все пройдет, поздно будет об этом говорить - тогда надо будет просто подчиняться и выполнять.

- Хорошо, я обещаю подумать об этом. Ну а сейчас, давай не будем грустить! Хочешь, куда-нибудь сходим?

- Пойдем, - Ия смахнула слезинки с ресниц - а куда?

- Пойдем в какой-нибудь ресторанчик. Мы уже давно никуда не ходили вместе.

- Да, ты права, давно. Я вызываю машину?

   Через несколько минут они уже были в кабине самоуправляемой машины, методично продвигавшейся по улицам, заполненными транспортом в этот час. Мать и дочь держались за руки, как будто они вновь были в самом начале своего пути.

   В немноголюдном высотном ресторане они заняли столик у окна, через которое открывался прекрасный пейзаж - горы на горизонте, упирающиеся своими заснеженными вершинами, казалось, в самое небо, и город, его дома и магистрали, расположившиеся у подножия этих вечных, незыблемых гор. Тая, любившая созерцать масштабные перспективы, наслаждалась замечательным видом, свежим воздухом, наполненным пьянящим ароматом цветущих деревьев. Ия наблюдала за матерью, изучала ее улыбающиеся красивые глаза в сеточке мелких, едва заметных морщинок, ее лицо, весь ее образ, такой родной и близкий, как будто старалась запомнить каждую черточку, чтобы подольше задержать их в памяти, чтобы суметь вспомнить тогда, когда и ей самой предстоит преодолеть переход и, возможно, встретиться с мамой где-то там, в чужом и далеком мире.

   Неожиданно Тая принялась вспоминать смешные случаи из своей жизни, из детства дочери, но тем самым она, казалось, еще больше подчеркивала  всю печаль их настоящего. Ия смеялась, но глаза оставались грустными. Она была полностью под впечатлением от состоявшегося разговора.

   Только под вечер Тая вернулась домой. Они расстались с дочерью на улице. Тая так и не сказала Ие о том, что встреча состоится уже сегодня. Они обе не смогли бы вынести этого тягостного расставания.

   Дома она по привычке распахнула окно и замерла перед величественной картиной вечернего города, который переливался мириадами огней. Где-то звучала красивая мелодия, наполнявшая душу Таи тихой грустью. Но о чем ей грустить? Ее жизнь прошла не зря. Ия права, в ее жизни было много труда и удач, она была полезна обществу. В общем, она выполнила свою задачу. О чем же грустить? Но печаль не покидала ее душу. Быть может, потому, что просто все закончилось, и стремится больше некуда.

   Тая вздрогнула от громкого хлопка: засветился  ее настенный экран, посредством которого обычно происходило общение с родными и друзьями, когда те были далеко. Разница была лишь в том, что когда на связь выходили близкие люди, экран подавал сигнал. Здесь же он включился сам. Тая знала, - так бывает в исключительных случаях, и это был один из них. Она увидела на экране изображение пожилого человека в белых одеждах. Он улыбнулся Тае и жестом пригласил ее сесть.

- Тая, дочь Исы, приветствую тебя. Тебе назначена эта встреча в знак окончания твоего пребывания в очередном круге. Твоя задача признана Советом Учителей выполненной полностью. Ты много трудилась, и тебе удалось на протяжении всей жизни дарить людям свет, нести красоту и гармонию в наш мир. Совет благодарит тебя  за твой великий труд. Тебе, как и любому жителю нашего мира, известно, что по окончании пути всегда оглашается вердикт, указующий твой следующий круг. Ты знаешь, что в некоторых случаях, когда человеком на протяжении нескольких кругов, неизменно достигается успех, он на время должен покинуть наш совершенный и гармоничный мир и отправиться туда, где нужнее всего свет его души.

   Тая напряженно вслушивалась в слова Учителя, сердце ее взволнованно билось. Она уже поняла, что оправдались ее предположения. Сейчас ей предстоит дать свое согласие на долгое вынужденное отсутствие в родном для нее мире.

- Место твоего будущего рождения и жизни выбрано.

- Учитель, дозволено ли мне будет узнать его?

- Это очень далеко отсюда. Я скажу тебе только, что тебя ждет непростая задача, ее выполнение будет осложнено разными препятствиями. Они необходимы, ибо в том мире, более грубом и материальном, тебя, полностью лишенную до поры до времени памяти обо всех твоих кругах и твоем истинно родном мире, ждут многие соблазны. Чтобы ты не встала на ложный путь, проходя через предварительные испытания, препятствия сии будут тебе ограждением.

- Спасибо. Я согласна. 

- И еще. Тебе придется очень нелегко, тебе предстоит пройти трудный жизненный путь, на котором у тебя почти не будет истинных друзей и помощников, равных тебе по разуму и силе твоего духа. Ты внутренне должна быть готова к этому.

   У Таи перехватило дыхание. Она так боялась и ждала этого разговора! Ждала решения своей участи.

- Не печалься о судьбе дочери - ее жизнь не будет столь сложной, как твоя. В отличие от тебя, ее задача более проста. Как ты понимаешь, твоя дочь через переход пройдет еще очень и очень нескоро. Но после твоего возвращения в родной мир в твоем последующем круге здесь она тоже будет твоей дочерью. В этом  -  награда тебе за трудное и опасное задание. Но ты должна вернуться! Обязательно!

- Спасибо. Я все поняла и  готова уйти.

- Совет дает тебе возможность закончить работу и подвести  итоги прожитой жизни.

- Учитель, я… я  вернусь еще… сюда?

- Непременно вернешься! Но для этого тебе надо выполнить порученную  задачу, и остаться на пути развития и самосовершенствования. Мы не сомневаемся, что тебе это удастся. Да пребудет с тобою наше благословение!

   Вновь раздался негромкий щелчок и экран погас. Тая вновь подошла к окну, она, неподвижная, созерцала картины ночного города, и теперь в ее душе уже не было места для печали, - ее переполняли  умиротворение и любовь.

 

I. В конце жизненного круга

 

Глава 1

 

   У призрачной черты, где небосклон встречается с планетной твердью, медленно рождались сумерки, их тень уже отражали небеса. Но в городе еще властвовал свет, посылаемый на исходе  дня Светилом.  Последний яркий луч скользил по массивному резному парапету парадного балкона в доме Уда, старейшины Совета Учителей.

Он, прикрыв глаза и подставив лицо ласковому ветерку, плыл в потоке своих размышлений. Он любил время сумерек, когда день медленно покидает мир, чтобы уступить дорогу ночи. Так во всем. День сменяет ночь, жизнь – смерть. Сколько бы ни прошло лет, отпущенных ему для жизни на этой цветущей и благодатной планете, он никогда не устанет удивляться  царящей вокруг гармонии. Ему никогда не пресытиться ароматом цветущих садов, что раскинулись прямо под окном, не наскучит ему и сама жизнь, потому что в каждом ее миге скрыт великий смысл, великое значение. Давно, очень давно он постиг эти знания и получил право стать Учителем. Но почему сегодня вдруг он вспомнил об этом, зачем позволил призрачному потоку воспоминаний овладеть своим сознанием. Почему сегодня? Он знал ответ. И это знание отзывалось в его сердце тонкой, едва уловимой болью.

Став Учителем, он получил право определять судьбы своих учеников. Но не всегда, далеко не всегда это приносило ему радость. Его душа ликовала в те мгновения, когда он становился незримой причиной открытия учениками новых знаний, возносящих ищущих на вершины самосознания и саморазвития. Он радовался, как юнец, победам и успехам своих учеников. Да и как же было не радоваться, если он кропотливо изо дня в день, из мига в миг пестовал и направлял их в мире, помогал им возмужать душой, открывать в себе все новые и новые кладези знаний и способностей.

Но душа его плакала и тосковала, когда наступала пора прощания, хотя по меркам Вселенной временного и краткосрочного, но все же прощания. В преддверии этих событий, всегда печальных и трудных, он понимал, что вместе с прощанием наступает и испытание. Испытания крепости духа его учеников, испытание его собственных умений. Справился ли он со своей задачей, предстоит доказать его ученику, доказать своей новой жизнью, каждым своим поступком, словом, мыслью.

Уд был не просто Учителем, членом Совета Учителей, но он был его старейшиной, самым мудрым и искусным. И потому его ученикам доставались самые трудные испытания и задачи. Среди его учеников не было и не могло быть слабых волей, хилых духом и разумом. Нередко именно из их числа выбирались претенденты на задания галактического масштаба.  И пусть, быть может, кому-то могли показаться излишне суровыми наступавшие для них жизненные этапы, но они были необходимы, они были закономерны, объяснимы,  заслужены.  

Уд тяжело вздохнул и поднялся – пора возвращаться в дом. Он бросил мимолетный взгляд на погружающийся в сумерки город, но кое-где то там, то здесь уже вспыхивали мириады  огней. Совсем скоро весь город озарится светом, свет зальет  площади и магистрали.  

Переступив порог, он легко коснулся кончиками пальцев едва различимой в темноте небольшой пластинки у окна, и тотчас стало светло. От излишней яркости света Уд даже невольно зажмурился. Он еще раз прикоснулся к пластинке, и освещение стало  приглушенным, мягким, оттеняющим каждый предмет в просторной комнате.  Он любил  вечернее время провести именно в этом помещении своего огромного дома. Здесь удобно соседствовали видеотека с видеоэкраном и старинные книги, источники бесценных знаний. Обычно он устраивался в глубине большого кресла и погружался во внешнее созерцание. Впрочем, нередко он устремлял свое сознание вглубь, в самого себя, в свою душу. В этих тонких структурах он черпал жизненные силы и бодрость для выполнения задач мира внешнего.

Сегодня вроде бы все было, как всегда, но вот в душе  его покоя все не наступало. Уд понимал, что лукавит сам с собою – напрасно он ожидал успокоения и умиротворения, сегодня их не будет. Ибо уже завтра закончится жизненный круг его одной из самых способных и одаренных учениц – Таи, дочери Исы. О, он и не представлял себе, что так тяжело ему будет проститься с нею!

Он вспомнил ее совсем еще юной девушкой, почти девочкой с нескладной, не вполне еще сформировавшейся фигурой и копной непослушных волос, которые она в волнении все поправляла рукой. Уд смотрел на нее и в душе жалел  ее за предстоящую ей жизнь, полную трудностей и лишений, отказов, сознательных и несознательных от многого, слишком многого – простых, милых сердцу любого смертного удовольствий, радостей, привязанностей.  Но он пресек тогда эти глупые мысли, попытался закрыть душу для жалости и слабости. Нельзя! Если он будет сочувствовать и жалеть каждого ученика, то кто тогда будет работать и созидать? И все-таки избавиться до конца от нахлынувшей вдруг в сердце отеческой жалости к ней он так и не смог.

А она, должно быть, и не понимала в тот момент всей важности происходящего. Ведь, стоя пред строгими очами всего Совета Учителей, она  не знала, что такое бывает  лишь единожды в жизненном круге, да и то далеко не у каждого. Она не знала, не понимала тогда, что Совет призвал ее для того, чтобы изучить ее способности, волю, качества ее души. Она и не задумывалась о том, что вынесенный вердикт поставит ее в полное подчинение воле Совета, который сам выберет  для нее дорогу в этом жизненном круге. И с этого мига больше не будет она иметь власти ни над своей судьбой, ни над самой жизнью. Все будет подчинено выполнению назначенной для нее задачи.

Поначалу Тая бойко отвечала на вопросы, раздававшиеся то с одной, то с другой стороны. Но вопросы все более усложнялись, она уже не могла сразу подыскать ответа, задумывалась. При этом брови ее сурово сходились к переносице, она в волнении непроизвольно сжимала  руки, молчала и искала, искала ответ, ибо  чувствовала, что от этого зависела ее жизнь. В какой-то момент Уду показалось, что Тая не справится и Совет признает ее недостаточно подготовленной для ученичества. Ощутив, что чаша тонких весов склоняется не в ее сторону, Тая раскраснелась и разволновалась, теперь она уже не могла отвечать даже и на более или менее простые вопросы. Уду по-прежнему было ее жаль, но именно поэтому он упорно хранил молчание. Он не вмешивался, хотел услышать  для Таи отрицательный вердикт Совета.

Наконец, когда молчание слишком затянулось, один из Учителей, Аман, медленно вышел в круг, где стояла растерявшаяся Тая. Он приказал вынести экран для рисования.

- Тая, дочь Исы, - торжественно сказал Аман, - Совету известно, что ты преуспела в искусстве художества. Так ли это?

Тая молча кивнула в ответ.

- Тогда Совет предлагает тебе показать свои успехи.

   Установленный в зале экран призывно засветился мягким голубоватым светом, словно приглашая Таю к сотрудничеству и обещая при этом ей свою поддержку. Тая несмело взялась на электронный грифель. Вскоре неуверенность ее полностью прошла. Штрихи ложились четко, вот уже и  ясно обозначился облик человека,  а также и детали местности за его фигурой. Набросок электронного рисунка поражал своей реальностью и достоверностью.

   Интерес Совета к способностям Таи вернулся. Ей пришлось сделать еще несколько набросков на разные темы. Затем после непродолжительного перерыва, данного для того, чтобы испытуемая могла получить передышку и собраться с мыслями,  последовали  новые вопросы. Они, в основном, касались внутреннего мира Таи, ее взглядов и понятий, ее представлений о задачах в этом жизненном круге.

Наконец, наступило молчание. Уд на правах главы Совета Учителей объявил испытание оконченным. Теперь Совету предстояло вынести свой вердикт. Тае было разрешено покинуть зал Совета. Она молча поклонилась и скрылась за массивными дверями зала заседаний.

Как обычно, Уд  предоставил возможность высказаться другим членам Совета, оставляя за собой право последнего, решающего слова. Многие были склонны доверить Тае стезю ученичества. Но некоторые выразили свое недоверие ей, как человеку с достаточно шаткой, по их мнению, системой взглядов. Но Аман протестующе поднял руку:

- Позвольте сей довод отклонить! Девушка в этом круге еще не достигла зрелости взглядов и твердости в своих идеях. Она еще не вполне владеет воспоминаниями о своих прошлых кругах, и, следовательно, судить ее по этим канонам нельзя! Сегодня мы должны судить о ней по ее способностям, свойствам характера, по ее воле и жизненной силе. Позволю себе дерзость напомнить уважаемым членам Совета, что только лишь это является основанием для  принятия ученичества и подготовки к выполнению более сложных задач.

- Но позвольте, многоуважаемый Аман, в свою очередь возразить и вам, - вступил в дискуссию один из противников ученичества Таи, Учитель Ал-Яр. – Вы ведете речь о воле и силе будущего ученика, но ее явная растерянность при ответах как раз и подтверждает отсутствие таких качеств, как воля, умение владеть собой. Это очевидно!

   Уд, внимательно слушавший полемику, но не участвующий в ней, решил, что настал его черед.

- Многоуважаемые члены Совета, мы не должны давать никаких поблажек нашим испытуемым, Совет для того и существует, чтобы быть объективным и беспристрастным. Но давайте все-таки будем честны друг перед другом. По собственному опыту каждый из нас знает, как трудно держать ответ перед Советом, особенно, если ты только на пути к ученичеству.  Все мы проходили через эти испытания. Возможно, за давностью воспоминания стерлись, но если их восстановить в памяти, легко выяснить, все ли присутствующие ныне здесь на правах Учителей, были безупречны, стоя перед очами прежнего Совета и впервые отвечая на строгие, беспристрастные вопросы. – Уд обвел всех взглядом. Никто ему не возразил, все сочли замечание уместным и истинным. – Для вынесения окончательного решения я предлагаю изучить обстоятельства пребывания Таи в нескольких последних кругах, дабы на основании увиденного вынести вердикт насчет того, какую именно задачу ей предстоит выполнить в начинающемся круге.

   По знаку Уда засветился огромный настенный экран, на нем стремительно замелькали картинки детства, юности, зрелости женщины, совершенно не похожей на Таю, но принадлежавшие именно ее прошлому  кругу, только в другом облике. На наиболее значимых моментах темп просмотра менялся, члены Совета могли детально изучить события, поведение человека в разных жизненных обстоятельствах. Лица Учителей оставались бесстрастными, но с течением времени, когда уже почти весь круг был развернут перед ними, многие невольно утратили бесстрастность и отчужденность, им на смену пришло одобрение и уважение к выполненному и достигнутому. Хроника наглядно показывала им, что девушка в этом круге названная Таей неслучайно оказалась перед Советом. Все права для этого  были ею заслужены.

- Что скажет многоуважаемый Ал-Яр? – спросил Уд.

- Претензии сняты. Вы были правы, старейшина Уд.

   Уд понимал, что именно теперь он будет должен произнести судьбоносные для девушки слова, к которой он неожиданно проникся жалостью и состраданием. Но после произошедшего вынести отрицательный вердикт было уже нельзя. Ну что же, каждый должен идти своей дорогой, каждый получает по заслугам своим и достижениям. И самая трудная дорога выбирается именно для того, кто более других заслужен и достоин. Это Вселенский закон и не ему его менять, не ему противоборствовать  его выполнению. Пусть свершится предначертанное и заслуженное!

- Тая, дочь Исы, достойна ученичества! – Совет поддержал вердикт старейшины глубоким почтительным молчанием. Уд продолжил свою речь:- Нам предстоит определить ее задачи в этом круге.

- Ее задачи ясны: ученичество, гармоничное совершенствование и развитие тонких структур личности!

- Поддерживаем! – выразил свое мнение Совет.

- Ее Учитель? – спросил Уд.

В круг вновь вышел Аман. Он обвел всех внимательным, пристальным взглядом и сказал:

- Принимая во внимание явные достижения и успехи девушки  в прошлом ее жизненном круге, ее прекрасные задатки для выполнения будущих задач, предлагаю Учителем Таи, дочери Исы, считать старейшину Совета Учителей, многоуважаемого Уда!

- Поддерживаем! – и на этот раз единогласно выразил свое мнение Совет.

   Уд не мог ничего возразить, успехи испытуемой были слишком очевидны. Он вынужден был смириться с тем, что эта хрупкая девушка становится на стезю ученичества, причем, ученичества многотрудного и ответственного, подразумевающего под собой в случае успеха выполнение заданий галактического масштаба. Ибо при необходимости именно ученики Уда выбирались Советом галактики посланцами этой цветущей и цивилизованной планеты в миры темные и невежественные. Только  Бог  да Учителя знали, какой страшной дорогой приходилось им там идти, сохраняя свет и мудрость в своих душах и находя в себе силы делиться своими бесценными сокровищами с дремучими и злобными дикарями. Но кто посмеет роптать на судьбу! Надо подчиняться и идти, разбивая ноги в кровь на чужих, каменистых дорогах! Так отчего же жаль ему эту девушку? Пока он этого не знал, только предчувствовал, что ей из всех его учеников, видимо, придется особенно трудно.

   Вот и сейчас, после стольких лет ученичества Таи, теперь уже зрелого и вполне успешного своего ученика, он вновь ощущал щемящее чувство жалости к ней. Но в сей миг, в отличие от того далекого прошлого, это ему уже было известно доподлинно. Заседание Совета галактики давно состоялось и будущее Таи, дочери Исы, было уже определено. Что он мог? Только подчиниться. Даже ему, старейшине Совета Учителей одной из выдающихся цивилизаций галактики, не под силу было изменить ход событий. Тая, дочь Исы, должна уйти. И он надеялся, что ей удастся вернуться обратно!

 

 

Глава 2

 

   Заседание Совета галактики было назначено на серединный год сотого периода Нового века.  Как обычно, оповещение всех членов Совета было проведено задолго до условленной даты. Уду сообщили об этом лично. Он догадывался, что, видимо, именно их миру отводится главенствующая роль в грядущей череде галактических  задач. Да и пора бы уже Совету обратить свое внимание на них, отдать должное, ведь успехи их цивилизации серьезны, они непоколебимы временем.

Было время, когда вся их планета имела вид пустыни, почти от края и до края пропыленной буйными ветрами. Лишь в одном ее месте, там, где теперь построен городской конгломерат Ирта, широко раскинулась огромная горная цепь с вздыбленными к самому небу заснеженными вершинами. В те времена невидимыми и недосягаемыми друг для друга  точками врастали в сухую, сыпучую почву поселения далеких предков. В старинных письменах ибиряне изображались угрюмыми и замкнутыми дикарями, обустраивавшими свой убогий быт в жилищах, которые и домом-то назвать было нельзя, - низких, погруженных в самую почву, глинобитных постройках. Рядом прямо под открытым небом обитали их животные. Единственными островками жизни были посевы культуры, забытой в веках, но отдаленно напоминающей по своему внешнему виду современное растение пто, из которого теперь получают многие продукты питания. Возможно, что просто за длительное время под влиянием меняющего климата планеты, а может быть, и самих людей, уже более или менее цивилизованных и просвещенных,  произошла мутация этого удивительного растения.  Оно во все века было незаменимо для обитателей  мира Уда, планеты Ибир. Из спелой мякоти пто с розоватыми вкраплениями нежнейших, едва заметных семян, получали ароматный сок, веками он оставался единственным напитком ибирян, истинным нектаром богов, утолявшим жажду и  приносившим настоящее наслаждение. В каждом блюде из  их практически бесконечного выбора, подаваемых теперь в ресторанах городских    конгломератов, присутствовали компоненты из цветов, плодов, стеблей и даже корней  пто. Правда, за время развития своей цивилизации ибиряне научились выращивать разнообразные искусственные питательные растения, но все равно без пто ни одно блюдо не готовилось.

Постепенно менялся облик планеты. Навсегда исчезли с ее лика пустыни. Города, сплошь застроенные высотными домами с затейливыми арками и подвесными мостами-переходами, широкими магистралями дорог, перемеженные цветущими садами и парками с широкими, тенистыми аллеями высоких, раскидистых деревьев, постепенно заняли собою всю поверхность планеты. Города почти слились в единую цепь массивных сооружений и зданий, приспособленных для комфортной жизни людей.  На лике планеты не осталось и клочка выжженной палящим зноем светила почвы. Не поднимались больше к пыльному, серому небу вихри песка и пепла, изрыгаемого из разверзнутых кратеров вулканов. Да и вулканов не было теперь на их планете. Люди науки нашли способ укротить их ненасытный и беспощадный нрав, приносивший вместе с буйными огненными потоками смерть и разрушение. Там, где зияли рваные дыры их кратеров, теперь уютно расположились парки и скверы, магистрали и дома. А сама планета с убогим и скудным ландшафтом превратилась в цветущий рай.  На ней не осталось горя, бедствий и страданий. Она стала оазисом не только для растений и садов, но и для самих людей,  живущих под этим пропыленным космическими ветрами небом.  Гармония, этот главный принцип Вселенной, с некоторых пор безраздельно царила и властвовала в их мире.

   В вековой дали  остались времена, непонятные для ныне живущих, когда их предкам приходилось бороться с суровой природой, добывать пропитание и сражаться друг с другом за пищу и кров. Эти легенды жили теперь только в древних свитках и манускриптах, пожухших и свернувшихся от времени. Предания эти бережно хранят седовласые историки. Осторожно раскрывая хрупкие, истонченные временем свитки, в тиши хранилищ они разбирают затейливые письмена людей, давно канувших в лету, и передают нынешним жителям мира знания о них. Но цивилизованные жители, воспитанные в комфортных, тепличных условиях, плохо понимают то, о чем толкуют им ученые мужи. Да и как понять, если из памяти людей стерлись, ушли такие понятия, как борьба, злость, а тем более, убийство и насилие? Варварский, грубый мир. Неужели он существовал когда-то? Не верится, что под этим небом жили люди, которые воевали, убивали, ненавидели.   

   Но как случилось, что из их мира ушли вражда и ненависть? Как  же их мир стал гармоничным? Все ученые мужи разделяют единую точку зрения, они связывают наступление гармонии с появлением Великого Учителя, мудрого Иу. Этот человек, чей облик, увы, не сохранила история, принес древним людям планеты великие знания, именно они стали причиной поворота народа к свету и прогрессу.

 Как гласят предания, на первый взгляд, Иу был простым, ничем не примечательным  человеком, он вел обычную жизнь, отличавшуюся от жизни других людей только тем, что Иу странствовал по белу свету, появлялся то здесь, то там. Но ибиряне его знали, они с нетерпением ждали его прихода. Ведь, когда он был рядом, многое происходящее с ними становилось для них яснее и ближе. Люди свято и безраздельно верили странным речам Иу, внимали каждому его слову. Он учил их тому, как устроен мир, почему на смену ночи приходит день, где грань между злом и добром.

Кем был Иу, и откуда у него были великие знания, коими в его бытность не владел еще никто, древняя история не дает ясного ответа. И это неудивительно. Ведь люди тех далеких времен и понятия не имели о том, что кроме их скудной и убогой планеты в звездных далях существует великое множество миров, где также обитают живые существа, что они тоже ищут убежища от перипетий суровой природы, стремятся любой ценой найти кров и пропитание.  Древние люди не знали, что есть немало других больших и малых миров, давным-давно минувших зарю своего рождения и становления, и коротающих ныне свой век  в зрелости и заслуженном процветании. Видимо, посланцем одного из таких миров и был человек, прошедший через переход и в своем очередном жизненном круге на планете Ибир нареченный Иу. Теперь уже нельзя было узнать, откуда он пришел, сыном какого мира был великий Иу, силой своего разума изменивший все под этим серым и пропыленным небом. Да и кто знает, уцелел ли сам этот мир, мир, пославший им Иу.

Люди науки считают, что именно со времен жизни  и учительства мудрого Иу началось постепенное изменение облика их планеты, зарождение самых примитивных основ морали и культуры. Семена мудрости Иу были брошены на благодатную почву, его многочисленные ученики, внимавшие великим знаниям, понесли по миру их слабые ростки, не дали сгинуть им среди невежества и тьмы. Так стараниями многих поколений, передававших, как святыню знание об истине и справедливости, был взращен урожай и получены бесценные плоды мудрости и гармонии. А уже этот базис стал основой для построения великой цивилизации, давшей мощный толчок к развитию и процветанию культуры, искусства, техники, науки.

Высочайший уровень планеты Ибир позволил ей стать членом Совета галактики. Такое было позволено только избранным. И случайностей здесь быть не могло. Уд не единожды убеждался в том, что все во Вселенной гармонично и закономерно.  Не могла какая-нибудь отсталая планета с окраины забытой Богом галактики стать членом Совета. Даже если бы она и заподозрила о существовании Совета, для контакта с ним у нее не хватило бы технических ресурсов, да и знаний.

А у Ибира однажды в незапамятные времена появилась такая возможность. Несколько веков назад учеными был создан генератор особого излучения, притаившегося на самом краю уже известной к тому времени шкалы лучей космоса, почти у грани запредельности. Должно быть, мало кто из изобретателей генератора предполагал, какие горизонты он откроет перед ибирянами. Когда примерно через столетие  зашуршали в динамиках мощнейших трансляционных станций Ибира неясные голоса космических далей, сначала никто и не подумал, что это могут быть именно голоса, голоса живых существ, таких же, как и ибиряне. Немало понадобилось времени, чтобы определить, что диапазон странного космического  вещания почти не изменяется. И еще больше ушло времени, чтобы понять, что же шепчет им космос.

Как утверждают историки, самый первый  сеанс связи с посланцем самого Совета галактики произвел на всех ибирян шокирующее впечатление. Люди, еще не вполне осознавшие свое место в бескрайней и великой Вселенной, еще не уяснившие невозможности своего космического одиночества, никак не могли поверить, что с ними начался диалог других миров, о существовании которых за суетой серой повседневности многие из них и не задумывались. Было от чего впасть в отчаяние! Ибирян терзал страх от этого пугающего неведомого присутствия чужого мира, а может быть, и нескольких миров. Кто эти существа, что зашуршали в ибирских динамиках, и самое главное, каковы их намерения, не замышляют ли они завоевать и поработить их планету? Эти неразрешимые вопросы долгое время терзали жителей Ибира. Над ними ломали головы самые просвещенные и ученые умы. Страшно, страшно было  подумать, чем могло закончиться  вторжение инопланетных гостей!

Пока ученые бились над разгадкой шепота космоса, жители Ибира совсем потеряли покой. Угроза неведомого и ужасного конца висела над обществом. Поначалу правители городов и поселений даже стали готовиться к войне, создавались укрепления и запасы продовольствия. Но год шел за годом, а инопланетные завоеватели все не появлялись, лишь тихонько звучали в динамиках их голоса. Постепенно жизнь вернулась в свое прежнее русло и потекла без перипетий и потрясений. Ибиряне даже стали забывать о некогда мучавшей их загадке космоса.

Но вот однажды наступил день, перевернувший весь их мир, все представления и понятия, бытовавшие в то пору среди ибирян. Несколько молодых ученых, только-только вставших на стезю просвещения, проникли в великую тайну Ибира, они смогли понять и разобрать смысл шепота Вселенной.

Юные дарования проанализировали исследования и предположения всех, кто когда-либо пытался разгадать эту тайну, и сумели найти логические подходы для выяснения истины. Послание, открытое ими, было до смешного простым и бесхитростным. «Приветствуем вас! Приветствуем ваши успехи и великое открытие! Ждем ваших первых шагов навстречу Совету галактики!» - без конца из года в год, из века в век посылал космос им свои призывы, но ответа все не было. И вот теперь, наконец-то, ибиряне поняли смысл послания! И даже более того, смогли ответить! Это воистину стало величайшим событием в истории их цивилизации. Народному ликованию не было предела, толпы восторженных людей заполнили улицы и площади городов, ибиряне веселились и пели. Воздев руки ввысь и обратив взоры к разверзнутому над ними величественному звездному небу, они посылали ему свои пылкие возгласы, словно надеясь, что те другие, живущие где-то в запредельных галактических далях, прямо сейчас ответят им.

   А между тем, в тиши научных лабораторий, нарушаемой лишь ненавязчивым шуршанием динамиков и слабым стрекотом умных машин, ибиряне готовились послать в бездонные глубины космоса свой ответ разумному миру. Долгие годы шла работа над изобретением способов кодировки и передачи информации. И вот, наконец, такой день настал! Этот день стал поистине поворотным  пунктом цивилизации ибирян, именно он вывел планету на великий космический перекресток, с которого начался путь настоящего прорыва  развития планеты Ибир.

Но это было после, а сразу – только несколько слов. Ответ ибирян миру канул в звездную бездну. Все ждали ответа, затаив дыхание, но его все не было. Многие уже стали волноваться: не ошиблись ли ученые, правильно ли зашифровали слова. На эти вопросы, как и на само послание, ответа не было. Оставалось только ждать. И они  дождались заветных слов! Они пришли к ним из самых глубин космоса, из таинственной  звездной  дали.  Неведомый для ибирян Совет галактики извещал их о том, что планета Ибир, достигшая высот технического и, главное, духовного развития, отныне стала частью Совета.

Впрочем, даже Уду – старейшему жителю этого мира – сие было известно лишь из истории. Его осознанная бытность на этой планете начиналась уже в ту пору, когда  Совет был незримым и неотъемлемым участником жизни Ибира. И хотя его заседания проходили редко, они неизменно становились вехой в жизни их галактики, ибо воля Совета была направлена на достижение гармонии миров, сохранение хрупкого баланса сил добра и зла.

   На памяти Уда было лишь несколько заседаний Совета галактики. И вот теперь предстояло новое. Подготовка к этому важнейшему и редкостному событию начиналась задолго до самого заседания галактического Совета.  Техники и инженеры тщательно и щепетильно готовили зал и оборудование,  придирчиво изучая каждый датчик, каждую микросхему. Биороботы, обычно используемые ибирянами почти на всех работах, в том числе и электронных, для этого дела не годились. Здесь нужна была особая скрупулезность анализа выявляемых неполадок или отклонений в функционировании оборудования. Что и говорить, дело нешуточное  - в дистанционный диалог вступят представители разных цивилизаций и миров - и сбоев, тем более, технических, здесь быть не должно.

  Наконец, долгожданный день заседания Совета галактики настал. Он принес с собой резкий, зябкий  ветер.  Такое случалось на Ибире раз в год, на смену сезону жары шло похолодание, а вместе с ним начинались пыльные бури. Впрочем, последний век ибиряне уже не страдали от похолодания и потоков пыли, извергаемых сильным ветром на улицы и площади городов, проникавших в каждое жилище и устилавших отвратительным серым налетом все на своем пути, - они научились бороться с этим неприятным природным явлением. Как только наступала пора похолодания, и появлялись первые предвестники пылевых бурь, над каждым из городов Ибира медленно опускались огромные прозрачные купола. Ветер буйствовал и бился об их блестящую, непоколебимую сферу, но проникнуть сквозь нее не мог.

Нынче много раньше обычного началась смена сезонов. И в день заседания Совета, чтобы избежать нежелательного вмешательства в работу оборудования  нежданно появившихся  ветра и пыли, было решено опустить над городом защитный купол.   

Уд с раннего утра прибыл в зал заседаний задолго до начала великого галактического события. Стоя у окна, он наблюдал, как где-то в высоте неба зародилось блестящее око защитного купола. Полусфера, словно материализуясь из воздуха, все росла и расширялась, она стремилась охватить своими объятиями все вокруг – крыши  и фасады домов, висячие мосты с магистралями оживленных дорог, парки и площади. Уду никак не удавалось уловить и запечатлеть зрением конец  разрастания, словно из воздуха, полусферы и окончание ее движения. То, что сфера опущена, он всякий раз определял по проявлениям природы. Он вдруг видел, что ветви деревьев и их кроны  вдруг переставали трепетать под натиском безжалостного буйного ветра, не мог больше ветер нести пыль по улицам и площадям, кидая ее в прохожих и окна домов. Все успокаивалось, замирало. Включался искусственный обогрев, растительность оживала, получая разрешение на новое цветение и продолжение жизни.

Обычно Уд с удовольствием и умиротворением взирал на процесс опускания защитного купола, он радовался успехам своей планеты и ее жителей, теперь умеющих защитить себя от перипетий природы. Уютной и безопасной была жизнь его Ибира. Но сегодня Уд ощущал в душе не радость, а необычное  волнение, сравнимое разве что с тем,  какое он переживал, будучи учеником, стоя перед строгими очами Совета Учителей. Теперь она сам Учитель, причем, он – старейшина Совета Учителей, а вот волнуется, словно юнец. Однако ничего удивительного в его волнении не было: во-первых, Советы галактики проходили нечасто, во-вторых, он, один-единственный должен будет представить свою планету, выступить от лица каждого ее жителя, принять верное решение, ну и в-третьих, и это главное, именно планете Уда будет отведена в этом цикле некая важная роль, которую он предчувствовал, но о которой еще не знал.

Где-то вверху под  сводами зала прозвучал сигнал предварительной готовности. Все сразу пришло в движение. Двери зала отворились, появились люди в серебристых комбинезонах и биороботы, которые легко узнавались по бесстрастным, без всякого выражения чувств и эмоций лицам, а также по одежде – в отличие от техперсонала биороботы были облачены в темную одежду с блестящей серебристой полосой через плечо.

Все вошедшие почтительно приветствовали Уда. Он жестом руки разрешил начинать подготовку. Техники принялись подключать и настраивать оборудование, биороботы к нему не допускались – они лишь сновали из зала в коридор, там терялись в паутине разнообразных помещений, появлялись вновь с какими-то приборами, датчиками, и еще бог весть с чем, оставляли все это техникам и убегали вновь.

С приближением условленного времени в зале наступила полная тишина, нарушаемая лишь слабым, едва различимым шумом  приборов. Уд остался один. По периметру овального зала голубовато мерцали мониторы, их гладь время от времени  волновали вспышки излучений, прилетевших откуда-то из глубин космоса. Уд, тревожно вглядываясь в самый большой монитор, расположенный прямо перед его креслом, замер в ожидании.

Наконец, главный монитор, а следом за ним и все остальные, странно замигали и на всех экранах появились изображения людей, такие четкие и яркие, что казалось, будто бы они находятся  где-то неподалеку на Ибире.  Уд знал, что и его образ сейчас отражается на всех экранах шестнадцати других миров. С главного экрана ясным и пронзительным взглядом на Уда взглянул старейшина  Совета галактики, выдающийся ученый планеты Генеон, достопочтимый Стиксит. Вот уже несколько сотен лет именно он начинает заседания Совета с приветствия:

- Мир вам, люди галактики! Мир вашим планетам! Да пребудет с каждым из вас свет процветания, добра и благоденствия!

- Мир тебе, достопочтимый Стиксит, и твоей планете Генеон! – отвечали члены Совета.

   Наступила полная тишина. Уд знал, что сейчас каждый из членов Совета всматривается в строгое лицо Стиксита с нахмуренными бровями, обрамленное седой бородой, стараясь уловить заранее смысл его слов. Все они знали, что Совет собрался не просто так поговорить о пустом и преходящем, они знали, что коль скоро зажегся главный монитор во всех шестнадцати  залах, значит, есть тому веские причины.

- Совет галактики будет обсуждать две темы, - заговорил, наконец, Стиксит, - это Гелла и Оста.

   К Уду пришло  недоумение: почему именно эти две планеты, затерянные где-то на самом краю галактики, стали темой для обсуждения Совета. А он-то надеялся, что тема заседания коснется Ибира, его будущего, его развития. И вдруг Гелла и Оста! Уд чувствовал в душе разочарование. Ему вдруг показалось, что он отвлекся в своих мыслях и упустил что-то в словах Стиксита. Но нет, тот продолжал, Уд не потерял  логической цепи его изложения.

- Я вижу недоумение на лицах многих из вас. Вы мысленно вопрошаете: почему Гелла и Оста? Что нам до них, затерянных у края галактики. Но вы забываете, что Совет в ответе за каждый из миров этой системы. Наша обязанность строго следить за всем, что происходит,  плохое это или хорошее. Осмелюсь напомнить вам, что наша задача – сохранить любой ценой баланс сил света и тьмы, добра и зла. Вам, умудренным опытом и   огромными познаниями, ведомо, что  только при равном соотношении сил света и тьмы возможно существование мира и его развитие. Каждый из миров вносит свой вклад в общую гармонию.  Так что только при равном соотношении  сил света и тьмы возможно существование  любой галактики, и даже самой Вселенной. Напоминаю вам сегодня об этом!

Стиксит ненадолго прервал свою страстную речь, словно переводя дыхание. Но уже через мгновение его голос стал вновь спокойным, а взгляд стального оттенка серых глаз приобрел обычную  невозмутимость и безмятежность.

- Итак, приступим к обсуждению. Как вы помните, повод для последнего заседания Совета был приятным и обнадеживающим. Мы обсуждали перспективы выхода нашего общего мира на иной, более высокий уровень. Каждый из нас воочию убедился в том, что впереди наши высокоразвитые миры и всю галактику ждет великое будущее. Но за время, прошедшее с момента последней космической встречи, случились  изменения. Хочу отметить, что мы были готовы к ним, но не предполагали, что они наступят так быстро. Все мною сказанное относится к Гелле. Об Осте – поговорим позже.

Сердце Уда вдруг сжалось в нехорошем предчувствии. Он понимал, что разговор о  соотношении сил света и тьмы затеян неспроста. Должно быть, именно Гелла, как неразумное дитя, нарушая космические законы, заплутала в дебрях хаоса и дисгармонии.  И им придется снова делать нелегкий выбор, решая кого же отправить на помощь, на этот раз - Гелле.

 О, сколько было их, посланцев света, совершенства и  гармонии, бесследно канувших в сгущающихся сумерках чужих миров, не сумевших выполнить своей космической задачи! Самые достойные дочери и сыновья галактики, попадая в плен грубого материального мира, опьяненные его соблазнами,  так и не смогли осознать себя, вспомнить свое высшее предназначение и великую миссию. Правда, некоторым все же удалось частично, мизерной долей развеять сгущающийся мрак невежества и грубости. И это уже было победой! Это было основанием, чтобы вернуться обратно, в свой мир.

Но имена тех, кто был услышан и чьи знания пошли во благо развития, можно перечесть по пальцам. Эти имена живут в веках, они – образчики для многих и многих посланцев. Но посвященным ведомо, как нелегко, почти невозможно, приблизиться к этому легиону избранных. Поэтому всякий раз, когда выбираются кандидаты на выполнение галактических задач, сердце Уда болезненно сжимается. Вглядываясь в лица отобранных, мысленно он сочувствует и сопереживает им, ибо он знает, каким нелегким будет их путь ТАМ. И в то же время, он пристально и чутко изучает их черты, всматривается в облик, - он надеется рассмотреть будущего великого ИЗБРАННОГО, чье имя будет жить в веках. Но тщетно! На его долгом веку ни один из отобранных не встал в ряды легиона  победителей. Самое большее, что было заслужено посланниками нынешнего Совета галактики – это подержание, почти у самой грани, хрупкого соотношения сил добра и зла. Таков был итог объединенных усилий целого множества посланников Совета галактики  в грубые и материальные миры.

От слов Стиксита о Гелле, о соотношении  сил света и тьмы сердце Уда болезненно сжалось еще и потому, что уже давно Ибир не посылал своих детей на помощь космическим братьям. А это значит, что, скорее всего, участи этой Ибиру не избежать. И если возникнет такая необходимость, то Уд должен будет предложить своего кандидата. Как старейшина Совета Учителей, в ряды отобранных он мог поставить только своего ученика. А им, по решению Совета Учителей, была Тая, дочь Исы. Уд долгие годы вел и направлял ее, он видел в ней большие способности и хорошие задатки, но, как отец жалеет и щадит свою дочь, так и Уду было искренне жаль Таю. Он считал преждевременным столь суровое испытание, ведь она находилась в конце лишь первого круга своего ученичества. Еще тогда, когда Советом было принято решение Учителем для Таи выбрать самого Уда, мысленно он был против, так как знал, предчувствовал, чем это может для нее обернуться. Он не возражал, заслуги прошлого  ее воплощения были слишком очевидны. Теперь же он жалел об этом. Надо было возражать, он-то должен был предвидеть это! Нет, не справиться ей с этой задачей! Геллу ей не одолеть.

- Тьма сгущается и окутывает Геллу, - между тем, продолжал свою речь Стиксит, - неразумие велико. Многие жители Геллы порабощены пороками, ослеплены жаждой власти. С каждым годом все больше детей Геллы становится под знамена корысти и разврата. Аура Геллы постепенно затягивается черным цветом. Уже сейчас лишь в отдельных местах присутствуют проблески желтого и зеленого, белого уже нет нигде. Гелле нужна помощь. Медлить и наблюдать со стороны мы не можем. Нарушится баланс сил на этой отдаленной планете, нарушится он и в галактике. Прошу вас высказать свои мнения!

    Все члены галактики высказались в пользу оказания помощи Гелле. Весь вопрос был лишь в том, кто отправит туда своих посланцев. Как и предполагал Уд, многие взоры обратились на Ибир. Представители Виры и Дагона едва ли не в один голос заявили о том, что Ибир долгое время был в стороне от выполнения этой задачи. Стиксит поддержал их и попросил Уда назвать имя кандидата.

- Тая, дочь Исы, - с трудом проталкивая звуки через горло, выдавил из себя Уд.

   В качестве еще одного посланника представителем Дагона был назван свой кандидат по имени Ит.

- Итак, Тая, кандидат планеты Ибир, и Ит, кандидат планеты Дагон, - торжественно произнес Стиксит. – Прошу представить ретроспективы их нынешних жизненных кругов.

   Совет долго и тщательно изучал все материалы жизненных кругов кандидатов, отметил их достоинства, увидел слабости и недостатки. Но, тем не менее, почти все члены Совета нашли представленные кандидатуры способными выполнить свою миссию. При этом  всеобщее одобрение вызвали бесспорные заслуги кандидатуры Уда – Таи, дочери Исы. Уд  в ответ лишь горько улыбнулся, терять  едва ли не самого лучшего своего ученика ему было нелегко.

 

Глава 3

 

 

Медленно занимался новый день, он был юн и свеж, с заснеженных горных вершин веяло прохладой. Город спал. Тая стояла на балконе и, зябко поеживаясь, наблюдала, как светило торжественно восходит над безбрежным горизонтом. Вот его первозданный свет распростерся над городом, над парками и скверами, сонно шелестящими деревьями. Она ловила себя на мысли, что редко, ох, как редко, она в своей жизни встречала рассветы, ждала восхода светила. К сожалению, она мало обращала внимания на окружающую ее природу, буйство красок. Как же красив и величествен был ее мир, тот мир, с которым ей предстояло проститься уже сегодня. Это она по-настоящему поняла только незадолго до расставания с ним.

Ее жизнь нельзя было назвать легкой. Так случилось, что жизненные круги ее родителей закончились рано. С самого раннего детства Тая знала, что каждый  человек идет в этом мире своей дорогой. Но дороги избранных всегда особенны, они лишь иногда, лишь  в отдельных случаях, да и то только на краткий миг пересекаются с другими дорогами. Правда, она не сразу поняла, что ее дорога была особенной, и что эту краткость пересечения ей придется познать в полной мере.

Она плохо помнила своих родителей, потому что была с ними лишь краткий, по космическим меркам, миг. Она росла почти одна, среди посторонних людей. Она надеялась со временем, в своей взрослой жизни, найти постоянство и избавиться от фатальной краткости пересечения жизненных дорог. Но и любовь ее была краткой. Вновь ее дорога лишь на краткий миг соприкоснулась с другой дорогой, дорогой мужчины, ставшего отцом ее дочери, но не сумевшего быть рядом долго. Поначалу она страдала от этого, ей хотелось постоянства и надежности, любви и поддержки. Но этого не было. Со временем она поняла, что идет по особой дороге, на которой не может быть посторонних.

В свою избранность она впервые поверила, когда в ее жизни произошло самое грандиозное событие, какое вообще может выпасть на долю человека из ее мира. Ее пригласили на  Совет Учителей! Она помнила каждую деталь, каждую мелочь, все-все, что было связано с этим событием так ясно, как если бы это произошло вчера.

Наставница школы начинающихся ступеней, где она росла и училась после ухода родителей, неожиданно явилась в ее комнату ранним утром. Тая помнила, как проснулась резко и неожиданно от постороннего прикосновения. Кто-то дотронулся до ее обнаженного плеча холодной рукой. Она вздрогнула, испугавшись неизвестно чего, и подскочила в постели. Совсем рядом она увидела глаза наставницы Лит, обычно бесстрастные и непроницаемые, совсем как у биоробота, а  сейчас удивленные и познающие, словно наставница впервые увидев Таю, вдруг стала различать ее достоинства и ее успехи.

Все время, что она провела в сумеречных и безликих помещениях школы, наглухо отгороженной от внешнего мира холодными, каменными стенами, она чувствовала тоску и одиночество. Но, может быть, так и было задумано, чтобы в ее душе, закрытой от многих соблазнов цивилизации, проснулась настоящая тяга к познанию, познанию собственного внутреннего мира и мира внешнего, до поры до времени закрытого для нее. И она, чтобы заглушить в себе ноющее тоскливое  чувство, с яростью и остервенением накинулась на огромные, необъятные пласты наук Ибира.

Вспоминая то время, Тая взором памяти чаще всего видела себя в видеотеке, там она проводила все дни, свободные от занятий в школе. Лишь вечером она выходила из видеотеки, тихонько брела по шелестящей галькой дорожке к серому невысокому дому, затерянному среди вековых деревьев на самом краю вымощенной старинным камнем площади, принадлежавшей школе первых ступеней. Тая не смотрела себе под ноги, ее взгляд был устремлен в сумеречное вечернее небо, на котором явственно проступали далекие звезды и планеты. Всматриваясь в них, Тая старалась представить себе их обитателей, их жизнь. Ей казалось, что только на Ибире люди живут так плохо и одиноко, опекаемые суровыми наставницами и запертые среди каменных стен. А во всех других мирах царят любовь, теплота и взаимопонимание. Тогда она и представить себе не могла, что и на Ибире люди живут иначе, совсем не так, как она.

Впервые она это поняла, когда вышла, наконец, из стен своей школы. В этот же день, когда наставница Лит разбудила Таю ранним утром и объявила о том, что ей надо собираться в дорогу, после обычного скудного обеда, свершилось чудо - она вышла за пределы каменных стен. Правда, Таю сопровождала наставница Лит, но даже это не могло омрачить восторга ее души, вырвавшейся вдруг на свободу. Яркий божественный свет озарял площадь перед школой, где их уже ждала удивительная машина – серебристая, блестящая и переливающаяся всеми гранями своих поверхностей. У Таи перехватило дыхание, а сердце взволнованно забилось, она вдруг ощутила дыхание новой жизни, новых впечатлений, она почувствовала всем своим существом, что больше сюда она уже не вернется.

Она еще не знала, что исход ее будущего в тот  момент определен не был, он, можно сказать, висел на волоске, ибо целиком и полностью зависел от Совета Учителей, вердикты которого далеко не всегда бывали благоприятными для испытуемых. Она понятия не имела о том, как много юных ибирян, представшими перед Советом Учителей, как и Тая, взволнованными и обнадеженными блестящими перспективами своего будущего,  покидали заседание ни с чем. Их не приняли в состав учеников, не признали достойными, не обнаружили нужных качеств и заслуг. Хорошо, что она этого не знала, иначе сомневалась бы в себе с самого первого шага. А так она шла смело, думая, что раз ее позвали, значит, примут и выведут на дорогу.

Она почти не боялась, когда они с наставницей Лит оказались в доме Совета Учителей, огромном, высотном, прозрачном здании, где на самом верху, почти у неба, располагался зал заседаний Совета. Перед его массивными дверьми, как показалось Тае,  раскинулась целая площадь по размерам подстать школьной, только с блестящим, желтовато-серебристым покрытием, которое отражало каждое движение. В зале никого не было. Они вошли, растерянно озираясь и не зная, куда идти дальше.  Но уже через мгновение блестящее зальное покрытие отразило стройную мужскую фигуру в темном костюме. Мужчина, неслышно ступая, приблизился к ним. Взгляд его бесстрастных глаз был холоден и отчужден. Он сообщил им о том, что Тая, дочь Исы, должна следовать за ним. Он направился прямо к массивным дверям, открыл их твердою рукой и, отступив на шаг, пропустил Таю. Она шагнула в неведомое. Дверь за нею мягко закрылась.

Что было дальше, она помнила плохо. Отчетливым был лишь ее страх, вдруг обуявший ее всю с головы до пят. Лица людей, сидевших в отдалении за огромным круглым столом,  были какими-то размытыми, они  плыли и качались в волнах ее страха. Ей не удавалось зацепиться взглядом ни за одно из них, он все скользил и скользил, словно ища спасения, заканчивал круг и начинал вновь. Но она немного справилась с волнением, когда зазвучал голос седовласого человека, его спокойный, твердый и, как показалось Тае, ободряющий взгляд помог ей сконцентрировать внимание на речи, обращенной к ней. Отвечая на вопросы, она неотрывно смотрела только на него, наверное, интуитивно она чувствовала его теплоту и понимание. Только позднее Тая узнала о том, что Учитель, которого неосознанно выбрал ее взгляд, и к которому потянулась ее душа, был сам старейшина Совета Учителей, достопочтимый Уд, ее будущий Учитель.

У нее появилось ощущение полного поражения, когда другие Учителя стали резко высказываться в ее адрес, а затем попросили удалиться. Совершенно убитой и раздавленной она покинула зал заседаний. Наставница Лит с несвойственной поспешностью бросилась ей навстречу, вопрошая о случившемся, но Тая так и не смогла ничего толком ответить ей. Наставница, наконец, оставила ее в покое. И Тая замерла, подобно статуе, затаив в душе холод и ощущение фатального конца. 

Долго они ждали вердикта, а его все не было. Зал оставался пустым и безмолвным. Сколько прошло времени, Тая не представляла, она уже потеряла счет ему, когда перед ней, словно из глубин самого зеркального покрытия,  появился все тот же мужчина с бесстрастным взглядом. Он пригласил Таю следовать за ним и опять повел ее к массивным дверям.

Она вошла и увидела, что весь Совет стоя ждет ее появления. У нее подкосились ноги, она не знала, что так принято, нового ученика приветствовать стоя, но интуитивно она поняла, что ее все-таки приняли, ей поверили. Ей хотелось плакать, но она сдержалась. Она сделала несколько шагов к Учителям и, замерла, опустив голову и обратившись в слух. Почти сразу же зазвучал вердикт. Старейшина Совета Учителей торжественно объявил ей о том, что она вступает на путь   ученичества, ее задача - развитие и самосовершенствование.

Она помнила, что еще долго после того, как она покинула зал заседаний Совета, из ее глаз лились слезы. Это были слезы, пролитые избыточностью ее чувств, ни с чем несравнимыми  радостью  и восторгом. Тогда она не думала, да и не знала, о том, что ступила на очень трудную дорогу, идя по которой ей предстояло полностью забыть о себе, обо всех своих чувствах и желаниях. Огонь сердца, как и у каждого человека, жаждавшего теплоты и любви, она должна была подарить своему предназначению. Но эти открытия к ней придут потом, много позже,  а в тот незабываемый и удивительный день она была счастлива.

Для Таи началась другая жизнь. У нее появился собственный дом, где она начала обустраивать свой немудреный быт. Произошедшие перемены ей казались грандиозными и почти нереальными. И в самом деле, из мрачной и тоскливой обстановки школы первых ступеней оказаться в новом круге – собственный дом, новые обязанности и задачи! К своей избранности она привыкала долго, но до конца ее она, пожалуй, так и не осознала. Ей казалось, что многие люди вокруг живут так же, как и она. Но всякий раз она упускала из виду то, что те другие живут проще и радостнее, чем она, у них есть любовь, теплота, счастье, а у нее – только  работа. Ничего кроме работы она, по сути, не знала в жизненном круге своего ученичества. Правда, позднее у нее появилась дочь, в ней была вся ее радость, любовь и счастье. Другого ей было не дано. Она знала и помнила, что на пути тех, кто идет особой дорогой, не должно быть посторонних. Это закон!

Она  никогда и ни о чем не жалела. Она не жаловалась и не сетовала на тяжесть своего пути. Когда становилось особенно трудно, в ее доме вдруг зажигался настенный экран и появлялся Учитель. Он говорил с ней, помогал ей разобраться в себе, своих ощущениях, помогал предупредить неудачи и промахи. Внимая его неторопливой речи и уверенности, бывшей в каждом слове и взгляде, ей становилось легче, ибо она понимала, что все ее жертвы подчинены важным задачам, и значит, они не напрасны.

Первых удач, значительных и потрясающих, ждать слишком долго ей не пришлось. Уже через несколько лет после того, как родилась ее дочь, картины Таи, загадочные, почти нереальные, наполненные  особым трагизмом и загадочностью человеческой сути, сокровенных уголков таинственного внутреннего мира, стали привлекать к себе толпы ценителей прекрасного. Ибиряне, молодые и старые, живущие в горных и равнинных городских конгломератах, очарованные какой-то неведомой для них доселе мощной энергетикой и притягательностью, потоками шли к ее картинам, выставленным в самых больших залах. Люди, словно, зачарованные, в безмолвии стояли подле них, уносимые волнами памяти, одолеваемые странным неотступным желанием понять себя и свое место под небом Ибира.

 Это был успех, настоящий, ошеломляющий, оглушительный. Но он не стал препятствием для Таи на ее пути развития и познания себя. Она, невзирая на пришедшую славу, сумела сохранить невозмутимость и хладнокровие души, не примерив на себя драгоценные одежды всемирной известности и не отнеся на свой счет ничего из достигнутого. Тая не переставала работать. Работа, как и всегда, была главным смыслом ее жизни.

Ия не переставала удивляться своей матери. Каждое утро, как только занимался новый день Тая, бралась за кисть, как будто боялась потерять время и не успеть завершить начатую работу.

- Мама, тебе надо отдыхать! – принималась протестовать дочь. – Каждому нужен отдых. И все отдыхают. А ты нет! Так нельзя! Неужели ты торопишься уйти? Ты хочешь побыстрее оставить меня?

   Тая только нежно улыбалась в ответ. Она знала, что ее дочь только внешне негодует, внутренне же она понимает Таю. За то время, что они провели вместе в этом круге, Тая многое успела объяснить Ие. И та уже давно поняла, что ее мать – существо исключительное, суть которого нельзя мерить стандартами обычных людей.  Ия,  став взрослой и самостоятельной, теперь полностью отдавала себе отчет в том, что ее мать, к сожалению, не может принадлежать ей или ее детям, которые непременно еще появятся у нее. У Таи своя дорога, и Ие, как любящей дочери, надо смириться с этим. Тая торопится - это ясно, она торопится, ибо интуитивно готовится к тому, что ее позовут, она готовится к переходу. Как ни горько Ие было это осознавать, приходилось  принимать и утешать себя мыслями о том, что они еще будут вместе, пусть не теперь, не в этом круге, но может быть, потом, в следующем. Но будут обязательно!  

Однажды, устав после дня работы у холста, она вместе с Ией пришла к своим картинам в зал для выставок. Был поздний вечер, в зале  - ни души. Они, взявшись за руки, медленно ходили меж картин Таи. Вскоре Ия по своему обыкновению оторвалась от Таи, ей всегда нравилось бывать с картинами матери наедине. В одиночку со своей душой она могла более сосредоточенно окунуться в мир фантазий, в мир грез и глубокой мудрости, созданный родным человеком.

Тая остановилась у одного из своих творений. На картине был изображен океан бытия, в котором, словно в зеркале, отражались поступки и мысли людей. Местами океан был величествен и прекрасен, на его поверхности нежными красками плыли образы, олицетворяющие мысли добра, счастья, умиротворения; но неожиданно океан устрашающе ощетинивался  темными, грубо-рваными цветами – символами темноты, пороков и зла. Островков тьмы и зла было мало, но тем устрашающе на общем прекрасном фоне выглядели они. Душа, купающаяся в красоте и гармонии, щедро проливающими свой живительный свет на этот мир, невольно содрогалась от такого грубого и ужасающего проявления оборотной стороны бытия. Душа и взгляд тянулись к светлому и прекрасному, но островки темноты и зла, словно магнит вновь и вновь возвращали к себе, заставляли  вспоминать и размышлять. Никто не мог оторвать взгляда от этой картины, зрители  часами рассматривали ее. Она завораживала их. Так и уходили с надрывом в душе и мучительным размышлениями о прошлом и будущем.

Тая, подобно простым зрителям, стояла и смотрела на свое творение. И в этот самый миг она вдруг поняла, что ничего лучшего ей уже не создать. Океан бытия стал пределом проявления ее творческой фантазии и знаний, накопленных в стремительном потоке дней жизни. Его влияние на умы и подсознание ибирян было таким мощным, таким завораживающе притягательным, что подобия ему быть уже не могло. Во всяком случае, у Таи. А это значит, что  задача ее выполнена, а жизнь прожита. Ей пора уходить.

Она знала, что люди ее мира делятся на тех, кто уходит в переход, достигнув древней старости, и те, кто уходит, полностью выполнив  свое предназначение. Она всегда была готова к тому, чтобы уйти. Она понимала, что ее развитие идет слишком  быстротечно. Она трудилась денно и нощно над выполнением своего задания, она спешила так, как будто боялась опоздать. В итоге, задача оказалась выполненной в самом расцвете лет. Но никто, конечно,  в расчет этого не возьмет. Ведь настоящее развитие – это бесконечный цикл кругов, каждый из которых  возносит ученика, а затем и посвященного, на все более высокий уровень. Так что уходить приходиться вовремя. Это закон!

   Поэтому она легко согласилась с решением Совета Учителей, с их вердиктом, да и разве она могла спорить с ними. Но за время, данное ей для подведения итогов уходящего жизненного круга, она многое переоценила, и ей вдруг стало страшно. Она поняла, осознала каждой клеткой своего существа, что уйти отсюда ей будет нелегко. Но разве она могла что-то изменить. Нет, она будет сильной и стойкой. На нее возложена трудная задача, так неужели же она будет настолько малодушной, чтобы отказаться, она, которая никогда не избегала трудностей и испытаний. Так почему же сейчас сердце ее сжимается, словно  в предчувствии беды.

   Перед переходом люди ее мира, уже попрощавшись с близкими, попрощавшись с родной планетой, некоторое время проводят в уединении. Они должны полностью осознать происходящее, подвести итоги и определить, в первую очередь, сами для себя высоты будущей жизни. Вот и Тая покинула свой дом и свою бесконечно любимую дочь с тем, чтобы уйти в другой жизненный круг. Уйти вновь искать себя, преодолевать препятствия и пороги, соблазны и сомнительные радости, выполнять новое предназначение, помогать страждущим обрести истину.

   В комнате раздались чьи-то шаги. Тая обернулась посмотреть, кто же пришел ее навестить. В полутьме помещения она не сразу разглядела фигуры нескольких людей в белых одеждах. Они стояли безмолвно, почтительно склонив перед ней головы. Так, значит, уже пора! Пора! Но она думала, что еще один день будет у нее, а оказалось, что уже пора! Ну что же, так даже, наверное, и лучше – пусть закончится этот круг! Она устала жить в предчувствии неведомого. Пусть оно, наконец, наступит. И покончим с этим!

   Она решительно переступила порог комнаты, своего последнего пристанища в этом мире. Вдруг она даже ощутила что-то похожее на азарт. Так бывает, когда долго не отваживался прыгнуть с обрыва с темную гладь воды, и вот решился, приготовился шагнуть в ждущую тебя бездну. Она готова шагнуть в бездну! Слышите, она готова к переходу! Идемте! Но чего ждут эти люди? Зачем они пришли?

   Безмолвие затягивалось. Неожиданно отворилась дверь, комната озарилась ярким светом, и на пороге появился сам Учитель. Тая растерялась. За исключением своего экзамена перед Советом Учителей, она никогда больше не встречалась с ним. Но она чувствовала его наставничество на протяжении  всего круга, он помогал и направлял ее. Иногда в особо трудные периоды он разговаривал с ней посредством  экрана. Тая знала, что  личные  контакты не приветствуются Советом и к ним прибегают крайне редко. Значит, она не ошиблась, выполнение ее задачи граничит с невозможным, раз сам Учитель пришел ее проводить и ободрить.

   С трепетом в сердце она робко приблизилась к Учителю и опустилась перед ним на  колени. Ее душили слезы, хотелось рассказать ему обо всех своих страхах и сомнениях, попросить помощи и пощады. Она не справится, не сможет! Она не хочет уходить в чужой мир! Ей страшно!

   Тая ощутила легкое прикосновение его руки. Он поднял ее с колен и, как малую неразумную девочку, погладил по волосам. Тая подняла голову и несмело взглянула в его глаза. В темной их глубине явственно читались жалость и сочувствие к ней.  Он сделал жест пришедшим за ней людям удалиться, те послушно покинули помещение. Они остались одни.

- Тебе тяжело. Я это вижу, – сказал Уд, пристально глядя ей в глаза.

От его присутствия ей немного стало легче, как будто страх и сомнения отступили, оставили ее.

- О, Учитель, простите меня, я недостойна высокого предназначения, что возложено на меня. Мне стыдно! Стыдно за свой страх, но более всего мне стыдно за то, что я могу вас подвести, не оправдать вашего доверия.

- Страха избежать никому не удавалось. Все, кто идет через переход, а тем более, через переход, ведущий в другой мир, испытывает страх. Всегда! Так было и будет всегда со всеми.

- Правда? – облегченно выдохнула Тая. – А я боялась, что не смогу, что подведу вас.

- Нет, ты на это неспособна. Ты всегда идешь вперед, невзирая на страх и боль. Это твоя сущность. Выбор на тебя пал неслучайно, в тебе есть многие качества, необходимые для выполнения задачи. Тебе предстоит через это пройти и вернуться обратно. Обратно! Ты слышишь? Обратно!

- Да, я поняла, - кивнула головой Тая и спрятала взгляд.

Как она могла усомниться в себе и в правильности выбора Совета. Какой стыд!

- Тая, дочь Исы, я тебе говорю, что и в том мире, что находится в далеких звездных пространствах, я буду помогать тебе. Иногда незримо ты даже будешь ощущать мое присутствие и мои наставления. Я не смогу говорить с тобой. Там ты даже и не вспомнишь моего имени, но интуитивно ты будешь знать, что не одна, что с тобой всегда твой  Учитель. Ты должна знать, что данное тебе задание не только твое, оно общее для тебя, меня, Совета Учителей и даже… Совета галактики. Хотя я и не должен был тебе этого говорить. Но я хочу, чтобы ты ушла в переход со спокойной душой и без страха. А мы будем тебя ждать. Будем ждать. Помни об этом всегда! Даже тогда, когда ты не будешь помнить ничего из того, что было с тобой в родном мире, не будешь помнить даже своего нынешнего имени, а это ты вспомни! И тогда тебе станет легче, боль и острота утрат не будут слишком трудными и невыносимыми.

- Я все поняла, Учитель! Простите меня

- А теперь тебе пора! Пойдем? Ты готова?

   Учитель протянул Тае руку. Она робко улыбнулась ему и подала руку в ответ. Он взял  ее за руку и повел к выходу. Тая ощутила, как страх окончательно покинул ее. Шагая рядом с Учителем по длинному, сверкающему позолотой металлических поверхностей коридору, она думала лишь о том, чтобы он не оставлял ее, не покидал до тех пор, пока не наступит сам переход.

Неожиданно перед ними распахнулась стена, и они оказались в огромном зале. Зал был почти пуст, только в центре раскинулся огромный прозрачный купол. Им навстречу вышли несколько мужчин в таких же, как у Учителя, белых одеждах. Их лица были бесстрастны и неподвижны, словно маски. Они замерли около Таи и Учителя, не говоря ни слова, будто ожидая чьего-то приказа.

Учитель повернулся лицом к Тае. Она смотрела в его глаза, стараясь запомнить этот миг, чтобы потом, в пору трудных испытаний, он был бы ей помощью и надеждой. Учитель еще раз коснулся рукой ее волос. Затем он подвел ее к прозрачному куполу. Не выпуская руки Учителя, она решительно  шагнула туда. И тотчас перед глазами поплыли всполохи разноцветных ярких огней. От их слепящего света Тая зажмурилась. И вдруг началось стремительное падение в черную, непроницаемую бездну. До ее сознания, словно сквозь толщу воды, еще донеслись чьи-то ставшие уже  бессмысленными слова:

- Достопочтимый Уд, переход Таи, дочери Исы, завершен!

 

 

II. На чужих каменистых дорогах

 

Глава 4

 

  Эли росла странным и замкнутым ребенком. Ее мать, дородную громкоголосую женщину, благополучно родившую  семерых детей, немало беспокоил  характер младшей дочери. Ей был непонятен нрав Эли, ее отстраненность, если не сказать, отчужденность от всего, что присутствовало вокруг.

- Да, мы живем бедно, - принималась иногда рассуждать Лиз вслух сама с собой, стряпая у прокопченного очага нехитрую еду, - питаемся скудно, но ведь все здесь так живут. Что же за ребенок такой растет!? И чего ей не хватает? Слава Творцу, есть мать, отец, братья и сестры, крыша над головой, а она будто чужая. И что с этим можно поделать!

Эли не любила бывать дома. Маленькая, продуваемая сквозь тонкие стены стылыми  ветрами, хибарка внушала с самого детства  ей какой-то неосознанный страх и отвращение. Убогость внутреннего убранства их «дома» гнетуще действовала на Эли. Это было странно, потому что  ее братья и сестры не обращали внимания на окружающую их обстановку. Но и за пределами дома своих родителей Эли не удавалось обрести уголок радости и гармонии, к чему неосознанно в самого раннего детства тянулась ее душа.  Окружавшая природа была скупа на красоту и тепло. Низкое серое небо, промозглые, стылые ветра, да заснеженные горы, называемые в обиходе, перевалом, вот и все, что имели люди этой местности. Даже и Светило, чей праздник здесь трепетно отмечали каждый год, лишь на редкие мгновения появлялось из-за заснеженных горных вершин, чтобы скупо пролить на эту серую землю  свое животворное тепло и  снова оставить жителей селения стыть на холодном ветру. Большую часть года им приходилось довольствоваться лишь отраженным от перевала светом   небесного владыки и ждать его новых скупых даров.  

   И потому все жители селения, приютившегося у подножия одного из горных склонов, жили так, как и семья Эли, радуясь редким нехитрым праздникам да еще урожаю, когда он выдавался на иссушенной хлесткими ветрами серой почве. Люди, жившие у заснеженного перевала, закрывавшего собою полнеба, не знали другой пищи, кроме бобов и злаков. В каждой хижине готовили прогорклую на вкус бобовую похлебку и пекли  сухие плоские лепешки.  

И только раз в году, по случаю праздника Светила, в затерянном среди гор селении приносили в жертву  яга, низкорослого животного с длинной шерстью и большими отвислыми ушами. Жертвенное мясо готовили на огромном костре. Почти все жители поселения, и стар и млад, затаив дыхание, наблюдали, как в дымном, едком для глаз мареве медленно томится тушка яга. Все ждали того мгновения, когда расторопный Наур, главный и неизменный распорядитель праздника, которому доверялось таинство приготовления жертвенного мяса, раздаст каждому  по небольшому, сладко пахнущему сочному куску. Ели долго, смакуя каждую крошку, потому что знали: такого не будет до следующего праздника Светила. 

Потом наступало веселье, долго звучала нежная музыка цымбалин. Мужчины и женщины, принаряженные по случаю праздника, держась друг за друга, неловко топтались в общем круге под такт заунывного мотива. Жители этой суровой  местности с ее холодами и пронизывающим ветром были сдержанны на чувства и слова. И только в дни праздников, в праздничное веселье, когда у жаркого костра собирались жители всего селения, и мужчины, и женщины отстранялись от невзгод. Хмельной напиток, готовившийся к главному празднику в каждой хижине, дурманил головы, вызывал всплески смеха. Постепенно звуки цымбалин становились все оживленнее и ритмичнее, танец звал доселе хмурых людей сбросить свои оковы и, став свободными, отдаться ритму и веселью.

Эли  не любила  почитаемого всеми праздника  Светила. Притаившись в тени тиры, раскидистого дерева с узловатыми искривлениями ветвей, она отстраненно созерцала  картину праздника. Среди танцующих Эли невольно находила глазами своих родных – мать и сестер. Они в числе других  женщин и девушек селения, наряженные в праздничные фартуки и длинные узорчатые юбки, весело  хороводились  вокруг костра. Огненные всполохи костра падали на их оживленные улыбающиеся лица, высвечивали блестящие непривычным озорством глаза.

Эли же неизвестно отчего было особенно тоскливо в такие дни. Ее не радовало всеобщее веселье, непривычное для людей, все дни долгого и мучительного года отягощенных изнурительной борьбой за существование. И только в праздник Светила люди будто бы сбрасывали с плеч тяжелый груз забот и невзгод, пытаясь обрести незнакомое и несвойственное для них душевное состояние  веселости и беззаботности. Но изображаемая многими беспечность и удаль  была, по мнению Эли, очень уж напускной, нереальной и неподходящей для этих людей. А сама обстановка праздника, пустырь, по краям которого вгрызались в серую землю корявыми корнями  немногочисленные, унылые тиры, и люди, на промозглом ветру изображавшие веселье у костра, словно молвила о том, что это не настоящий праздник, что не может быть настоящих праздников у тех, о ком забыл Творец. Но люди будто и не понимали этого. Они, похоже, никогда об этом не задумывались. Им бы лучше было остаться самими собой, тогда бы, может быть, и праздник был более уместен для этой суровой и неласковой местности.

   По обыкновению мать, обеспокоенная отсутствием младшей дочери, принималась искать Эли.  Вскоре Лиз находила дочь в густой тени тиры и принималась ее настойчиво увещевать.

- Эли, ты опять одна, опять дичишься людей. Мне стыдно соседей. Ты и словом ни с кем не перемолвишься. Да что там говорить о чужих, если и свои целыми днями не слышат от тебя ни одного слова. Посмотри, праздник у всех! Пойдем в круг, будем веселиться!

- Мне не весело, - неохотно откликалась Эли. – Мама, ты не беспокойся за меня, иди ко всем. Мне не весело.

- Да что же это! – горестно всплескивала  руками Лиз. – Ты не больна? Ты всегда такая грустная. Ну скажи мне, что тебя гнетет, расскажи о своих мыслях.

- Нет у меня мыслей. Просто я наблюдаю за всеми, за природой и больше мне ничего не нужно.

   Мать уходила огорченная, а Эли, хотя и чувствуя свою вину, оставалась на прежнем месте. Она и вправду не  представляла, что ей сказать матери, как объяснить свою грусть и отстраненность. Ведь она и сама не знала, отчего ей так тоскливо живется здесь, среди людей, с которыми она была с рождения.

 Сколько помнила себя Эли, она всегда наблюдала жизнь, все происходящие события, словно со стороны. Она никогда не участвовала в них, она их просто лицезрела, а позже еще и анализировала, разбирала слова и поступки, делала выводы, размышляла о том, почему произошло так, а не иначе. Но очень скоро она поняла, что все нехитрые поступки своих родных и соседей она знает наперед, она встречалась с ними многие разы, она  легко могла  предугадать все их действия, последующие за той или иной жизненной ситуацией. И тогда ей стало по-настоящему тоскливо.

   Ее, еще не вполне сформировавшуюся девушку, еще по сути ребенка, стала тяготить окружавшая обстановка. Звучавшие вокруг слова и скупые разговоры были примитивны и просты, они не передавали ни чувств людей, ни их мыслей. Казалось, что и самих мыслей нет, одни неодушевленные и бессмысленные фразы, главным содержанием которых были лишь заботы о скудном пропитании и посевах.

Живя в обстановке грубого материального мира, каждый его житель смотрел только под ноги. Его не волновало, а что там дальше, что там выше? Например, за перевалом. Эли ни разу не слышала разговоров об этом. Люди ее мира довольствовались имеющимся у них, и не только не смотрели в сторону перевала, но даже и не задумывались о нем. Ее же взгляд был постоянно обращен туда, к этим заснеженным, неприступным  вершинам. Ей, чье естество отчаянно сопротивлялось  замкнутости пространства родного мирка, казалось, что там за перевалом, если взобраться на одну из его вершин, перед глазами откроется огромный мир с невообразимой пестротой красок и картин. Она предчувствовала свободу, таящуюся за перевалом.

   Как-то она попыталась на эту тему завести разговор с отцом. Но, как и никому другому,  она не стала  говорить отцу о своих мыслях и переживаниях. В глубине души она предчувствовала, что отец не поймет. Эли видела отца всегда угнетенным заботами о своем многочисленном семействе, горестные, напряженные  складки не покидали его нахмуренного лба. Он был обычным человеком своего мира, он, как и многие другие, всегда смотрел себе под ноги, полагая, что  только так можно избежать жизненных рытвин и ям, и дальше торить свою дорогу.    

  Дождавшись, когда домочадцы разбредутся по своим нехитрым делам, Эли негромко спросила отца, как он считает, что же там за перевалом. В первый момент она увидела в глазах отца удивление, но оно мимолетно промелькнуло, и вновь в темной их глубине воцарилась  одна  лишь усталость. Было видно, что Зир не хочет говорить с ней и не только на эту тему, а вообще ни о чем, просто он устал, ведь он весь день разрабатывал новый участок для злаков, обещавший в будущем хорошее подспорье семье. Неожиданно в глубине его естества появилось раздражение: к чему эти глупые, пустые вопросы о перевале? Причем здесь перевал, если всем, каждому члену его семьи, в том числе, и его младшей дочери, такой замкнутой и  отчужденной, следует заботиться о пропитании, всем надо думать о том, чтобы выжить.  Но и раздражение сменилось усталостью. Ему не хотелось говорить. Больше всего он жаждал отдыха и сна.

- Зачем спрашивать о том, что не принесет ничего, кроме пустых слов, – не то спросил, не то возразил отец Эли.

Он помолчал, сосредоточив свой  взгляд на темной поверхности стола с остатками сухих крошек. Потом нехотя обронил еще несколько слов, будто бы откупаясь от нее самой и других, возможных  ее вопросов.

- За перевалом живет Светило. Это понятно и ребенку. Оно всегда появляется оттуда. Светило не любит надолго оставлять свой дом, поэтому так мало мы видим от него тепла. Нельзя посмотреть на дом Светила, нельзя даже и думать об этом. Он может рассердиться и тогда больше  не даст нам тепла. Ты поняла? Никогда больше об этом не думай. Живи тем, что у тебя есть.

   Эли еще больше замкнулась в себе и  уже ни с кем она не пыталась заводить разговор о чем-либо, не имеющим касательства к жизни селения. А говорить об этом, попусту и безразлично, она не хотела, потому, по своему обыкновению, чаще всего молчала, устремив глаза к долу. Ей пришлось глубоко в душу запрятать свои размышления и умозаключения, потому что не было ни одного существа, способного понять ее. Но где-то там, внутри ее мысли  жили, они терзали ее мучительными вопросами, ответить на которые не мог никто.

   Невольно ее по-прежнему тянуло к  перевалу. Все дни Эли вместе со своим семейством обыкновенно трудилась на клочке почвы, где росли злаки супругов Лиз и Зира. Под заунывные вопли ветра, не разгибая спины, они пропалывали сорняки и рыхлили слабые ростки злаков. Домой возвращались поздно, наспех перекусывали, что осталось с утра, и ложились спать. Изредка семья отдыхала от трудов на участке. Тогда Эли спешно покидала дом и убегала к самому перевалу.

По извилистой пыльной дороге она уходила прочь от селения и там, где пустынный путь вплотную приближается к подножию величественных гор, она переводила дыхание и опускалась на сухую корягу, жалкие останки  древней тиры. Эли,  умиротворенная своим одиночеством и тишиной, царящей вокруг, устремляла свой взгляд в далекую высь, к самым вершинам перевала, словно надеясь отыскать среди их острых заснеженных пик лазейку для себя в другой мир, в иную жизнь. Но, по крайней мере, снизу перевал казался совершенно неприступным и бесконечно далеким, было ясно, что невозможно взобраться по его скалистым крутым склонам, почти  лишенным растительности. Однако взгляд Эли упорно искал эту пресловутую лазейку и не находил. Но ведь что-то же должно было быть за перевалом! Что же, что?!

Каждый раз Эли все дальше уходила от родного селения в надежде найти путь перехода через неприступные горы. Но тщетно! Картина не менялась, горы хранили неприступность и молчание.

 

 

Глава 5

 

 

   После долгих изнурительных холодов приближалось тепло. В этот год Эли трепетно наблюдала за наступающими вокруг изменениями. Сердце  ее радостно билось оттого, что с каждым днем Светило все выше поднималось над перевалом, озаряя его заснеженные вершины ярким, пронзительным светом и принося людям все больше тепла. Почва мало помалу отогревалась и оживала, стала появляться редкая в это время года, буроватая растительность. Вслед за наступающими изменениями и люди словно оживали, выходили из состояния оцепенения. Около хибар и, особенно, на поляне, где обыкновенно отмечались праздники, все больше собиралось молодежи. Приближалось волнующее для молодежи время - время создания новых пар.

   Эли, бывая неподалеку от мест этих встреч,  издали украдкой наблюдала за девушками и их кавалерами. Среди них в этом году была и одна из ее сестер, Ида. Эли видела, как волновалась Ида под пылкими взглядами соседского паренька. Эли знала, что Ида и этот парень по имени Тиар встречались еще с прошлого праздника Светила. Родители Эли между собой уже тихонько обсуждали соединение двух молодых сердец. Они говорили о том, что надо будет построить для Иды и Тиара хибару, выделить им глиняной посуды и соткать новую одежду.

   Однажды уже почти накануне наступления тепла и посадки злаков Лиз и Зир, необычно взволнованные и наряженные в лучшие свои одежды, куда-то удалились. После их ухода Ида совсем потеряла покой. Она принималась то за одну, то за другую работу, но всякий раз оставляла ее. Словно застывшая, она с раскрасневшимся лицом замирала, а ее  необычайно блестящие глаза рассеянно устремлялись куда-то в пространство. Она была и не была.

   Эли с удивлением наблюдала за сестрой, но ни о чем ее не спрашивала. В общем-то, ей было ясно, что Ида взволнована своими отношениями с Тиаром. Эли помнила, что вот также, волнуясь и трепеща, уходила из дома другая ее сестра, Дита. Ее жених, Арон, переживавший за исход этих отношений не меньше Диты, срывающимся голосом попросил разрешения Зир и Лиз увести их дочь в свой дом. Родители не возражали, да и было бы странно, если бы они вдруг стали бы противиться этому союзу. Ведь у отца и матери Арона была самая большая семья во всем селении. А это означало, что в доме много рабочих рук и работа спорится, разрабатываются новые участки под злаки и бобы, и семья   всегда с урожаем. К тому времени, когда старшему сыну этого семейства, Арону, пришла пора создавать свой очаг, он вместе с отцом и братьями уже построил для себя отдельную хижину. Поэтому Зир и Лиз так  радовались везению своей Диты.  

Прошло время, пора девичества Диты давно забыта. Теперь она взрослая женщина, в мать, статная и степенная, воспитывает своих детей. Хотя Дита и Арон со своими детьми живут на окраине селения, у самого жертвенного камня, где обычно приносятся дары Светилу, но зато их дом больше других, в нем всегда есть пропитание и одежда, Дита и Арон с утра до позднего вечера трудятся на участках со злаками и бобами. По-мнению многих женщин селения, лучшей доли для женщины, чем у Диты, трудно и представить.

   Родителей не было весь вечер. Они вернулись затемно, когда все семейство, не дождавшись отца и мать, уже улеглось спать. Сквозь сон Эли слышала их  негромкие разговоры. Мать восхищалась радушием родителей Тиара, его скромностью и почтительностью к старшим.

- Ты права, они хорошие люди, - поддерживал муж Лиз. – Если будет на то воля Творца, еще одна наша дочь будет пристроена.

- Так-то оно так, но все же Иде повезет не так, как Дите. У Тиара не такая большая семья, как у Арона. Нелегко им придется.

- Ничего, - утешал отец мать, - мы поможем, соберем все силы по крохам, заготовим глину, построим им хибару, поможем возделать участок. А там, глядишь, дети пойдут, сами вырастят себе подмогу.

- Ох, пусть так будет, как ты говоришь! На все воля Творца!

   Соединение Иды и Тиара отпраздновали накануне посева злаков. По обыкновению, все селение собралось на праздник. Семьи молодых угощали  соседей только что испеченными лепешками и хмельным напитком. Молодежь танцевала под звуки цимбалин, старшие, пока еще не разгоряченные напитком,  обсуждали виды на урожай и погоду, рассуждали о будущем молодых, Иды и Тиара. Но вскоре и они по одному потянулись к танцующему кругу.

   В этот вечер Эли невозможно было, как обычно, укрыться в тени тиры. Не очень-то удобно отсутствовать на таком важном событии в жизни своей сестры, да и мать зорко следила за Эли, чтобы та не вздумала исчезнуть. Поэтому Эли пришлось промаяться весь вечер в бесплодных поисках занятий для себя. Говорить ей не хотелось, хотя ее сверстницы и сверстники вовсю болтали друг с другом, явно наслаждаясь своим обществом и уже, словно, примеряя на себя роль нынешних виновников праздника – Иды и Тиара, -  которую вскоре  придется сыграть каждому из них. Эли же никогда и не думала об этом. Ей и в голову не могло прийти, что скоро надо будет выбрать спутника жизни, построить с ним хибару, плодить детей, печь лепешки, работать на участке. Мать с удовольствием отмечала, что на Эли заглядываются ее сверстники, но ее безгранично тревожило и то, что дочь, замкнутая в себе, не смотрит ни на кого, думать не думает о своем будущем. Но, впрочем, утешала  себя Лиз, не пришло еще ее время, а как придет, так сама еще будет выбирать себе спутника, навязывать никого не придется. Тем и успокаивалась.

   В это время года вечера еще очень холодные, но веселая компания не чувствовала прохлады, под хмельными парами танцуя у костра. И только одной Эли было зябко. Пристроившись на сухой коряге прямо у костра, Эли чертила веточкой   на песке какие-то фигуры. Обычно именно так она занимала свое свободное время. Машинально водя рукой, она даже и не всматривалась в свой рисунок, не старалась найти в нем какой-то смысл. Закончив, или равнодушно стирала, или же оставляла. Но больше никогда не возвращалась и даже не вспоминала.

   Сейчас ей особенно было скучно, поэтому она взяла для рисунка побольше пространства, чтобы было чем себя занять до самого конца праздника. Правда, сегодня она невольно всматривалась в свое творение и находила в нем определенное сходство с окружающей обстановкой. Самое большое пространство в центре занимала веселая пара танцующих, вокруг них были и другие, но они не так четко вырисовывались из песка. А это сам костер, языки его пламени, жадно лижущие воздух,  устремлены к самому небу. Поодаль на рисунке была изображена любимая тира, за которой всегда пряталась Эли.

- Чем это ты здесь занимаешься?

 Эли вздрогнула от чьего-то скрипучего  голоса, неожиданно громко раздавшегося за ее спиной. Она резко обернулась и увидела согнутую временем фигуру  тетушки Азы. Эли удивилась, что даже она, терзаемая хворями, притащилась на праздник. Тетушка  Аза, кряхтя и охая, опустилась на корягу рядом с Эли. Ее глаза из-под низкого, испещренного глубокими морщинами лба и нахмуренных бровей по-прежнему смотрели на мир с любопытством, они зорко стали изучать рисунок на песке. Странно, но  почему-то Эли с волнением следила за тетушкой Азой. Быть может, оттого, что еще никогда никто не рассматривал ее набросков, никто не придавал никакого значения ее чудачествам.

- Что же это такое здесь у тебя? – бормотала тетушка Аза. – А-а-а, так это же праздник!

Тетушка с изумлением смотрела на Эли, словно видела ее впервые и словно Эли была выходцем из другого мира, откуда-то из-за перевала. Под таким пристальным взглядом Эли стало неловко, она спрятала глаза, устремив их на костер.

- Послушай, Эли, - теребила ее тетушка Аза, стараясь вновь обратить на себя ускользнувшее внимание, - сколько живу, такого мне видеть не доводилось. Как ты это сделала? Кто тебя научил? И зачем ты это делала?

- Я всегда делала такие картинки, - ответила Эли.

- А почему об этом никто не знает? Почему никому не говорила?

- Зачем? – равнодушно отозвалась Эли. – Это все пустое. Разве кому-то это может принести пользу?

- Ты, наверное, права. Но как же похож твой рисунок на настоящих людей! Это же надо! Здесь, в этом селении, и вправду, никому это не нужно. А вот, может быть, там в другом мире, за перевалом…

- За перевалом?! – Эли едва удержалась, чтобы не вскочить и не закричать во весь голос. Но усилием воли она осталась на месте, поскольку понимала, что ее, столь непохожее на обычное, поведение могло привлечь внимание к этому разговору, по меньшей мере, половину жителей их селения. Еще чего доброго они бы решили, что Эли заболела, и столпились бы здесь, выспрашивая о случившемся. А ей так важно было знать, что же ведомо тетушке Азе. – Вы сказали за перевалом? А что там за перевалом? Вы знаете?

- Что ты, что ты, - замахала на нее иссохшими руками тетушка Аза, испуганная таким огнем, таящимся внутри этого хрупкого, всегда задумчивого, погруженного в себя существа. – Ты думала об этом? А отец или мать тебе не говорили, что об этом думать нельзя?

- Говорил мне отец, что нельзя. Но почему, почему нельзя? Я хочу знать, что там таится за перевалом! Мне это очень важно! Очень, понимаете!

- Но никто ведь и не думает об этом, а ты думаешь. Почему? Посмотри, твои веселые сверстники танцуют вокруг костра, никто из них и не думает ни о каком перевале, пусть он даже и висит над их головами. Они не думают, а ты…

- А я не могу об этом не думать, - немного успокоившись, негромко сказала Эли. – Только это единственное и волнует меня, другое же не трогает  мою душу. Я хочу узнать,  а лучше увидеть, что же там  за перевалом. Я все равно найду туда дорогу.

- В молодости я, подобно тебе, тоже размышляла о перевале. Мне казалось, что и там живут люди, только им живется  легче, чем нам. Там, наверное, тепло, думала я, там красиво, и люди  там прекрасные, одетые в прозрачные одежды. Моя бабушка мне рассказала, что давно наших предков заслал сюда великий правитель, разгневавшийся  за что-то на них, он запретил им возвращаться, а чтобы они не вздумали вновь объявиться перед его очами, он приказал вырастить  с гору единственную дорогу, которой пришли предки. Со временем люди забыли, где же находилась эта дорога. Да и какой прок с нее, если она стала горой?

- Но почему нельзя ее отыскать? Почему запрещают даже думать об этом?

- Потому что тех, кто ее ищет, ждет гибель. Нельзя пройти сквозь горы.

- Значит, были и такие, кто ее искал?

- Отчего же им не быть, были. Не одна ты раздумывала об этом. Да только ничего не вышло  у них: одни вернулись ни с чем и стали приспосабливаться к тому, как здесь живут все, другие же сгинули, не осталось от них и следа. Жаль мне тебя, девочка, не приживаешься ты здесь, ты другая, но и туда тебе не попасть. Так что лучше уж присмотри ты себе кавалера, что будет тебя уважать и беречь, и постарайся врасти корнями в эту холодную равнину. Другого, знать, не дано. Не рви себе душу. Вот мой тебе совет. Пойду я, уж совсем стало прохладно.

   Тетушка Аза, тяжело шаркая ногами, потащилась к дому. А Эли осталась, растерянная и обнадеженная. Она не знала, то ли радоваться ей, то ли печалиться. Вроде бы тетушка Аза не сказала ничего такого, что могло бы подарить надежду, но ведь она упомянула о перевале. Впервые Эли услышала  о том, что волновало ее больше всего, и что все здесь старательно обходили молчанием.

 

 

Глава 6

 

   На следующее утро Эли проснулась совсем разбитая. То ли от событий вечера, то ли от беспокойных снов она чувствовала необъяснимую усталость.

 Ночью она то и дело просыпалась, беспокойно ворочалась с боку на бок на твердой лежанке, боролась с вихрем мыслей, уносившим ее в радужные мечты. Промаявшись полночи, наконец, она уснула. Ей приснился странный сон, удивительный и яркий. Он до глубины души взволновал ее. Была в нем какая-то недосказанность, что-то незавершенное и неопределенное.

Эли приснился совершенно другой мир. Там было тепло и красиво. Она стояла на высоком холме, сплошь усеянном яркими узорами, испускавшими прекрасный аромат. Воздух пьянил ее этими невероятными запахами, кружил голову и заставлял снова и снова с наслаждением полной грудью вбирать их в себя. Эли была так высоко, что боялась смотреть вниз. Но сквозь щелочки зажмуренных в страхе  глаз она видела внизу и вдали сверкающую пронзительную синеву, сплошной пеленой занимавшую все пространство внизу под холмом. От края и до края была лишь одна эта синева.

В какой-то момент Эли вдруг ощутила рядом с собою пожилого мужчину с серебристыми волосами и густой бородой. Она изумилась его неожиданному появлению. Откуда же он взялся? Однако мужчина нисколько не был удивлен присутствию Эли на этом холме, казалось, он ждал этой встречи и рад ей. Она не знала, что ему сказать, но ей хотелось говорить с ним, слышать его голос. Почему-то ей было важно узнать, о чем он думает, что его волнует. И в то же время ей хотелось уйти, исчезнуть, чтобы вновь успокоилась ее душа.

Наконец, мужчина заговорил с нею. Он сказал, что Эли уже довольно плутать по чужим местам, ей пора выйти на дорогу. Волнуясь, Эли спросила, где же эта дорога. Он указал куда-то рукой. Но Эли не успела проследить направления. Она беспомощно озиралась вокруг. Местность была безлюдна и незнакома. Эли растерялась, куда же ей идти.

- Ты найдешь дорогу сама. Сама! – сказал мужчина Эли, строго глядя на нее. – Но не жди, что дорога тебя найдет. Ищи сама! Иди и ищи!

   Он легонько подтолкнул ее в спину и она, не споря, не говоря ни слова, послушно пошла по пахучему яркому узору холма. Склон все круче и круче спадал куда-то вниз. Эли уже бежала, она не могла остановиться, неведомая сила несла ее все стремительнее. И в тот момент, когда, казалось, впереди разверзнется пропасть, крутой склон вдруг превратился в ровную и широкую дорогу. Она остановилась и вздохнула с облегчением.

   Проснувшись, Эли вновь и вновь вспоминала все увиденное во сне. Ей хотелось хотя бы еще один раз оказаться в том месте, на холме с его опьяняющим воздухом и неописуемой красотой разлитой синевы.  Как же тепло было там ее душе! После пережитого неведомого доселе восторга ей в сто крат тяжелее было возвращаться к серой обыденности своего существования. Она вдруг особенно ясно осознала, что не может больше выносить окружающий ее мир: этих покорных людей, чьи помыслы отданы скудной и нерадостной равнине с ее холодными, промозглыми ветрами, этих участков с редкими всходами злаков и бобов,  над которыми всю жизнь гнут спины жители селения, наконец, этих праздников с их глупыми традициями и обрядами. Эли окончательно осознала, что никогда ей здесь не прижиться. Не сможет ее душа, страдающая от  холода и темноты,  найти здесь для себя надежду  и утешение. Теперь Эли знала точно, что ей надо идти к перевалу, чтобы отыскать путь через него, путь, ведущий в другой мир. Она была готова к любому исходу: к новой жизни или к успокоительной смерти. Пусть она и не найдет дороги, но тогда вместо бессмысленного существования она получит вечное успокоение. Эли была готова принять смерть, как великое избавление, ведь  не надо будет больше мучиться и страдать, живя среди чужих, бесконечно далеких для нее людей.

   Ее вдруг осенила мысль о том, что надо сегодня же отправляться в путь, чтобы найти дорогу через перевал. Или погибнуть. Или то, или это. Больше ждать она не могла. На миг ее руки, беспокойно сновавшие в поисках одежды, замерли. А как же ее мать, отец, родные? Они, наверное, будут потрясены и раздавлены этим ее побегом, но оставаться среди них, пусть даже и во имя сострадания к ним, она не могла. Эли чувствовала всей своей мающейся душой, что задержись она здесь еще, и придет к ней погибель. Сама не зная почему, ее терзали думы о тщетности собственной пустой жизни. Что она жаждала обрести там, за перевалом, то ей было неведомо, но она понимала, что там - простор и движение вперед, здесь – застой и бессмысленное топтание на месте.

   Идти она решила к вечеру, когда вся семья уляжется спать. Весь день она просидела в хижине, помогала матери готовить еду, печь лепешки, была предупредительна и нежна с нею. Лиз тихо удивлялась необычности в поведении дочери, ее сегодняшней разговорчивости. Она по-своему истолковала новые повадки Эли, надеясь, что та, взрослея, приобретает, наконец, те черты, которые были свойственны всем жителям холодной равнины. Как и любой матери, Лиз хотелось видеть дочь хозяйкой собственного дома, счастливой женщиной. Она и представить себе не могла того, что может быть по-иному.

Мать несколько раз ловила на себе пристальный взгляд Эли, в котором, будь та проницательнее, она распознала бы вину и печаль. Эли прощалась с матерью, не в силах высказать ей все, что довлело над нею. Она не могла сказать матери о своем решении, ведь та ни за что не отпустила бы ее. Поэтому ей  не оставалось ничего другого, как молча проститься с женщиной, подарившей ей эту жизнь и вырастившей ее. Было странно, но сердце щемило и болело, как будто оно не хотело лишиться этого унылого приюта. Однако Эли безжалостно гнала от себя прочь эту преступную жалость и печаль. Ей нельзя было скорбеть и тосковать по уходившему, впереди ее ждала дорога. Пусть, быть может,  она не принесет ей тепла и покоя, но, по крайней мере, она даст  движение. А это немало!

Наступили сумерки, движение затихло, все улеглись. Эли, прислушиваясь к гулким ударам своего взволнованного сердца, ждала, когда уснут ее родные.

Ей думалось, что уже завтра все они начнут новую жизнь. Семья, отчаявшись и отскорбев, будет привыкать жить без Эли. Постепенно и мать, и отца, и сестер захватят другие мысли и события. Они, погруженные в привычный поток своих неспешных дел, как и прежде, станут трудиться на своих участках, выращивать бобы, печь лепешки, праздновать новые рождения, ждать тепла. Наверное, со временем их печаль по Эли утихнет и пройдет, как проходит и падает безвозвратно в вечность и сама жизнь. Они утешатся своим обычным бытом, привычными делами, пустыми разговорами.

Эли не знала, что же ждет ее там, за перевалом, если ей посчастливится взобраться на его вершины, но она горячо верила в то, что за перевалом для нее начнется новая жизнь.  Поддавшись своей интуиции, уносившей ее в запредельные дали, она чувствовала, что ее жизнь, доселе такая спокойная и унылая, отныне превращается в дорогу, в одну только дорогу, на которой ее ждут люди, много людей. Иногда она даже видела  их во сне. Она о чем-то говорила с ними, а люди, обступив Эли со всех сторон, безмолвно внимали ее словам. В некоторых снах она рисовала на песке для них большие картины, безмолвные люди пристально изучали их.

 Лежа без сна в этот свой последний вечер здесь, Эли вспоминала все, что было ею пережито, все свои мысли, удивительные сны, свои поступки, всех, с кем она жила рядом. Она старалась понять, к чему стремится, и что будет достигнуто ею. Однако, как и любому смертному, живущему на этой скудной и холодной равнине, ей не даны были великие знания и умения, и потому она, как и все ее сородичи, могла довольствоваться лишь прошлым  и настоящим, будущее было для нее закрыто.  Она могла сомневаться и страдать относительно зыбкости своих желаний и намерений, но одно из них было непреходяще – это желание идти через перевал.

Еще днем Эли незаметно от матери спрятала несколько лепешек и горстку бобов, чтобы хотя бы на первое время иметь пропитание. Чутко прислушиваясь к ровному дыханию спящих, она тихонько поднялась со своей лежанки. Ступая неслышно, вышла из хибары, и только за ее порогом, ежась от холода, Эли лихорадочно натянула на себя груботканую одежду, повязала голову платком. В другой платок она положила провизию и, завязав ее тугим узлом, отправилась в путь.

 Она  несколько раз оборачивалась, и видела, как хибара ее родителей, погруженная в сгущающиеся сумерки, все отдалялась от нее. Но сейчас, когда Эли была  в движении, уже не было больше жалости и боли в ее сердце, ею безраздельно владело одно лишь чувство нетерпения поскорее оставить в прошлом все, что было связано с этим селением.

На краю селения в домике тетушки Азы теплился огонек. На миг Эли замедлила шаг, она раздумывала, не попрощаться ли ей с тетушкой, не попросить ли ее сказать матери об уходе дочери через перевал. Но потом раздумала, решив, что ее родные, еще чего доброго, станут обвинять тетушку Азу в том, что это она надоумила Эли искать заветную дорогу через перевал. Она прибавила шаг, и  вскоре селение уже осталось далеко позади.

Ночь плотной пеленой опустилась на окрестности. Даже у себя под ногами Эли не различала пути. Она решила отойти в сторону и дождаться утра, чтобы с первыми лучами светила с новыми силами отправиться в путь. Правда, она сильно рисковала своим предприятием, так как отец, хватившись ее утром, мог устремиться в погоню. И тогда, если бы он  обнаружил беглянку, отправиться вновь на поиски дороги было бы уже очень затруднительно. Но, в любом случае, ей приходилось рисковать, потому что идти в кромешной тьме, то и дело натыкаясь на камни, она не могла. Она устроилась на ночлег невдалеке от своего пути у подножия перевала. Сжавшись в комок в пыли у самых камней и дрожа всем телом от подступающего пронизывающего холода, она пыталась заснуть. Но все было безуспешно, холод окончательно овладел всем ее телом, зубы выбивали нервную дрожь. Было холодно и жутко. Казалось, что мгла застилает не только все вокруг, но и ее саму, отгораживает от спасительной памяти, от внутреннего взгляда, способного проникнуть в любой миг жизни. В страхе она медленно приподнялась на локте, почувствовала, как в кожу врезалось что-то острое, похоже, что галька. Огляделась вокруг. Темнота по-прежнему была непроницаема, сквозь ее завесу невозможно было что-то разглядеть. 

 Эли поняла, что так утра ей не дождаться, уж лучше потихоньку продвигаться вперед. Шатаясь и трясясь от озноба, она поднялась и поплелась к дороге, неуверенно нащупывая ногами ее неровную, каменистую  поверхность.

В кромешной  тьме  она продвигалась медленно и неуверенно. Лишь звезды на небосклоне слабым и неярким мерцанием напоминали ей  о том, что она не одна в этом мире. Эли казалось, что темнота не рассеется уже никогда. И она будет до скончания века вот так тащиться одна, не разбирая дороги. Но вот чуть заметно стал брезжить зыбкий утренний свет. Это светило готовилось покинуть свой дом, чтобы пролить на мир немного тепла. Вот уже можно было различить и окружавшую ее местность. Повсюду царили пустынная равнина и неприступные горы перевала, испокон веков тесно граничащие друг с другом. Отделяла же их тонкая нить едва проходимого пути, который, должно быть, проторили те, кто пытался найти дорогу через перевал. А может быть, этот путь создали те, кто, по словам тетушки Азы, переселял за перевал далеких предков Эли. Кто знает, чьи ноги топтали эту каменистую тропу.

Впрочем, Эли не особенно-то интересовалась этим, все ее мысли взгляды были обращены к перевалу в поиске неровностей и излучин, способных таить под собою ту самую дорогу, которую вырастили по приказу жестокого правителя с гору. Но на всей протяженности   ее взгляда перевал был полностью неприступен и монолитен, не было никакой возможности  подойти к нему и взобраться хотя бы на высоту ее тела. Однако это не смущало и не обескураживало Эли, она ведь была готова к трудностям, более того, она  была готова к самому худшему.  Поэтому она бесстрашно шла и шла, цепко изучая взглядом открывающиеся перед ней все новые и новые вершины перевала.

В одном месте перевал делал резкий поворот, так что часть горных вершин была скрыта за ним. Сердце Эли взволнованно забилось, ей вдруг подумалось, а вдруг там и таится дорога. За поворотом картина, действительно, немного изменилась. Здесь перевал уже не казался неприступным монолитом. Вершины  потеряли свою стройность, их пики устремлялись к небу на разных уровнях. Да и подходы к перевалу стали более пологими. Эли выбрала наибольшую пологость и решила попробовать начать пробираться по все еще крутому откосу в надежде, что там на высоте откроется тропка, таящее начало дороги, которая незаметна глазу снизу.

Она предполагала, что на восхождение понадобится, должно быть, немало сил. Поэтому, сойдя с каменистой тропы, расположилась у самого подножия склона, тем более, что к этому времени она все острее чувствовала  усталость и голод. Дрожащими руками Эли распустила тугой узел и разложила на платке свою нехитрую провизию. Но то ли от пережитого волнения, то ли от неимоверной усталости она совсем не ощущала вкуса пищи, да и есть не хотелось. Она с трудом заставила себя проглотить  кусочек лепешки, да несколько  бобов. Затем она вся обратилась в слух и созерцание. Кругом царила первозданная тишина,   не нарушаемая ни единым звуком. Светило уже достаточно высоко поднялось из-за гор и проливало на равнину свое тепло. Его свет играл на вершинах заснеженных гор перевала, создавая мириады блестящих искр. Эли, высоко подняв голову, любовалась недоступными и манящими к себе вершинами. На миг она почувствовала щемящее одиночество и тоску, казалось, что она затеряется и сгинет среди этих гор, брошенная на произвол судьбы. Но вслед за этим откуда-то к ней пришли уверенность и приподнятое настроение, а мозг пронзила мысль-приказ немедленно встать и отправляться в путь. И в самом деле, что она расселась и раскисла? Кто за нее пройдет ее дорогу?

Она поднялась решительно и смело, быстро завязала узлом свое пропитание и направилась к расщелине среди огромных камней. Цепляясь за выступы, она медленно стала пробираться вверх среди камней. Вскоре руки ее были изранены, из-под сломанных ногтей сочилась кровь, но Эли старалась не обращать на боль внимания. Она также решила не смотреть ни вверх, на надвигающиеся на нее груды огромных камней, ни вниз, туда, где равнина все больше удалялась от нее. Со стороны она была похожа на крошечное насекомое, изо всех сил впившееся в отвесную стену и ползущее по ней. Чтобы не испугаться и не сорваться, Эли сосредоточила все свое внимание лишь на том, что было перед ее глазами – на все новые и новые каменные выступы.

Вот она взобралась на один из них и увидела, что оказалась на довольно широкой площадке, на которой можно было даже передохнуть. Она обессилено опустилась и прислонилась к стене. Голова немного кружилась, но Эли все же открыла глаза и ее взгляду представилась потрясающая картина. Она была высоко над равниной, раскинувшейся от края и до края. Под ее ногами вниз спадала гора. Эли прошла немалый путь, но до заснеженной вершины было еще очень далеко - она уходила далеко в небо. Эли поняла, что вверх ей не подняться, слишком большая была высота и ей ее не одолеть. Тогда она решила пробираться не вверх, а вбок. Может быть, так она и найдет какую-нибудь расщелину, ведущую в другой мир.

До самых сумерек она выискивала уступы, подходящие для своего трудного перехода. Перебравшись на очередной узкий выступ, она замирала, пытаясь собраться с силами, и снова начинала двигаться, осторожно и медленно, в направлении следующего, замеченного ею поблизости. Эли знала, что скоро опустится ночь и ей не пережить темноты на узком выступе, надо было найти подобие той площадки, на которой она отдыхала в середине дня. Но ничего подобного не было и в помине. Между тем, сумерки становились все гуще. Она упрямо ползла и ползла вбок, выискивая для себя путь к спасению. Неожиданно ее рука, нащупывавшая дорогу, провалилась в пустоту. Эли вздрогнула от неожиданности. Она тихонько подобралась к обнаруженной пустоте и увидела довольно большую расщелину среди камней, ведущую куда-то вглубь горы. Протиснувшись сквозь нее, Эли оказалась в темном сводчатом углублении высотой с ее рост. Свет еще падал из расщелины, и Эли могла видеть, что углубление не ограничивается камнями, оно имеет продолжение, по которому можно пробираться. На миг ее сердце сжалось от страха и неведомой опасности, но она понимала, что ей нельзя оставаться на месте – нужно идти вперед. Может быть, и опасно идти в темноте вглубь горы, но ее обнадеживала мысль, что она будет идти по направлению к тому, другому  миру, к которому она так стремилась всегда.

Эли стала тихонько пробираться вперед, держась рукой за влажные стены обнаруженного лаза. Под ногами тихонько шелестела галька. Дорога была достаточно ровной, без спусков и возвышений. Постепенно темнота стала совсем непроницаемой, не было ни единого всплеска света, способного обрисовать ей картину места ее пребывания. А Эли все шла и шла, держась за стену, потому что понимала, что остановись она здесь, среди этой кромешной тьмы, и она потеряет не только направление движения, но и, казалось, саму себя, свое сознание, свои мысли и воспоминания. Чтобы не поддаться страху, уже готовому свить себе гнездо в ее душе, она старалась занимать себя размышлениями и мечтами о другом мире за перевалом. Так она немного отвлекалась от той страшной действительности, в которой оказалась.

Эли не представляла, сколько прошло времени с тех пор, как она вошла в гору, но ей  казалось, что она пробирается уже целую вечность. Она страшно устала, ноги ее почти не держали, но она все шла и шла. Останавливалась лишь на краткий миг и снова отправлялась в путь. Неожиданно стена, о которую опиралась ее рука, начала делать резкий поворот. При этом другая рука Эли теперь могла касаться противоположной стены, что означало сужение перехода. Эли испугалась, что две стены сойдутся вместе, но этого не произошло: пространство хотя и уменьшилось, но путь для движения все же оставался. Теперь она то и дело спотыкалась о большие камни, которые здесь были повсюду.

Эли остановилась в нерешительности, она не представляла, как ей идти дальше, да и сил совсем не осталось. Вдруг ее уставшие от темноты и напряжения глаза различили едва заметные отблески света. Сначала они ей показались видением, почти сном. Да и, в самом деле, откуда здесь свет? Свет?! Но ведь свет мог означать только одно – она приближалась к той стороне перевала, куда так всегда стремились ее мысли и мечты! О, Великий Творец, неужели ей это удалось? Ликуя всей душой, Эли все еще осторожно и несмело пошла вперед. Свет был все ярче и ближе. Эли видела издали, как потоки света освещали каменистые стены выхода из горного лабиринта. Теперь она знала точно, что   преодолела перевал.

Вместе с ликованием и восторгом ее томило и другое чувство – чувство неизвестности. Что же ждет ее там? Какую картину она увидит сейчас, выйдя из лабиринта?

Эли ступала почти неслышно. Она все приближалась к таинственному и долгожданному концу своего пути. Наконец, она вышла на свет. В первые мгновения она, ослепленная ярким светом,  видела  лишь его сплошную завесу. Но, попривыкнув к нему, ее взгляд стал различать и саму картину, представшую перед ее восхищенный взором.  Никогда за всю свою жизнь  Эли не видела такой красоты и таких ярких красок. В ее селении не было ничего подобного. Там повсюду царил серый цвет: такого цвета была  иссушенная ветрами почва равнины, этот же цвет приобрела и пропыленная  листва тир, и одежда у женщин и мужчин была такого же, серого, цвета. Привычная к серому цвету, Эли теперь стояла, пораженная до глубины души невиданным доселе  многоцветьем и красотой.

Прямо у подножия перевала расстилалась равнина, но не серая и унылая, как в ее краю, а цветущая и благоухающая незнакомыми запахами и ароматами. Светило щедро изливало на этот благодатный край свой свет. Вдали она ясно различала какие-то высокие белые сооружения самых причудливых форм и видов. Эли догадывалась, что их, наверное, соорудили люди, подобно тому, как ее сородичи строили свои глинобитные хибары, но, конечно, сооружения, увиденные ею здесь, были значительнее и прекраснее.

Эли, полностью погруженная в свое созерцание, и не заметила двоих мужчин, одетых в черное с блестящими палками в руках. Она увидела их только, когда незнакомцы уже вплотную приблизились к ней. Один из них грубо схватил ее за руку и поволок куда-то.

- Оставьте меня! Кто вы такие? – сопротивляясь изо всех сил, в отчаянии закричала Эли. – Оставьте меня!

   Эли сопротивлялась так сильно, что незнакомцы были вынуждены остановиться. Один из них, постарше и выше ростом, что-то сказал ей на незнакомом языке. Эли не поняла. Мужчина снова стал говорить, видимо, выбирая такие слова, которые дойдут до Эли. Теперь, хотя и с трудом, но Эли уловила смысл его слов.

- И ты захотела попасть в наш мир? –  сверкая злыми глазами, говорил Эли мужчина в черном. - Тебе сюда нельзя, поняла? Кто тебе разрешил? Много вас таких на той стороне. Наш правитель запретил твоим сородичам являться сюда. Поняла? Бу-у-дешь, будешь теперь рабыней, будешь служить людям нашего мира. Ну давай, давай, иди!

Эли поняла, что сопротивляться бесполезно. Она подчинилась силе и, опустив глаза долу, покорно пошла по узкой каменистой тропе, спускавшейся к живописной равнине.

Эли и ее сопровождающие вошли в город только к вечеру. На широких улицах было многолюдно. То и дело встречались веселые громкоголосые женщины, бесстыдно выставлявшие на показ свои полуобнаженные тела. Женщины, громко хохоча, хватали за руки проходящих мужчин. Одни  шутливо отталкивали их, другие же обнимали вульгарных красоток и уводили куда-то. На улицах было полно торговок в длинных ярких одеждах с большими корзинами в руках. Каждая из них  настойчиво навязывала прохожим свой товар: крупные желтобокие плоды и мясистую зелень. Прохожие не очень-то были вежливы с ними. Один мужчина в ярком плаще и темной широкополой шляпе, разъяренный настырством молодой торговки, грубо толкнул ее, вытряхнул плоды из  корзины и гневно растоптал их ногами. Испуганная женщина прижалась к мостовой, будто стремясь стать невидимой, она не прекословила незнакомцу.    

На другой стороне широкой улицы у дома, до самой крыши увитого красивыми цветами, несколько молодых людей в таких же широких плащах, как и у незнакомца, расправившегося с торговкой, затеяли жестокую драку. В их руках блестели остроконечные палки, которыми они пытались проткнуть друг друга. У двух из дерущихся светлые одежды под плащом были уже залиты кровью, но они еще продолжали ожесточенно сопротивляться наступавшим со всех сторон, злобно и гневно осыпая их руганью. При этом многочисленные прохожие мало обращали внимания на случившуюся кровавую драку. Шли мужчины и женщины, с иными были и дети, некоторые из них с любопытством поглядывали на битву, но никто не вмешивался и не спешил на помощь молодым людям, жизнь которых, судя по их отчаянным крикам, висела уже на волоске.

   Эли обескуражено озиралась вокруг. Что и говорить, совсем по-другому  представляла она себе этот мир за перевалом. Она и не думала, что вместе с серостью и бесцельностью жизни существуют в этом мире вещи и похуже. Ей до крайности было жаль погибающих молодых людей, и она, не задумываясь, бросилась бы им на помощь, но она больше не вольна была распоряжаться собой. Она все оглядывалась на кровавую картину до тех пор, пока один из ее пленителей не замахнулся на нее, собираясь ударить. Под его свирепым взглядом она вся сжалась в комок, слезы полились из ее глаз, ведь она осознавала, что отныне ей придется познать в полной мере всю горечь унижения жизни в неволе.

 

 

III. Навстречу новым испытаниям и бедам

 

 

Глава 7

 

 

Грозное войско из страны знойных равнин стояло у ворот То, готовясь напасть. Воины, могучие и крепко вооруженные, заняли своей несметной численностью все подходы к То, заполонили дорогу и низменную равнину со стороны, противоположной перевалу. По ночам в темноте жители несчастного города, в великом страхе не смыкавшие глаз, напряженно ловили каждый звук, долетавший из вражеского лагеря, они видели, как метали костры воинов к самому к небу всполохи яркого пламени.  Никто не спал ни на той, ни на другой стороне.

Как и все жители, в это суровое время тревогу и волнение чувствовала и Эли. Она стала пленницей злобного и ворчливого старого земледельца. В самый первый день, как только хозяин передал какие-то блестящие длинные пластинки людям в черном, пленившим ее у перевала, он учинил Эли допрос. Хозяин сердился и топал ногами, так как Эли плохо понимала его и не могла отвечать на вопросы, обращенные к ней. Невзирая на слова хозяина, она все твердила свое: о том, что пришла из-за перевала, что хотела здесь найти другой мир, что дома ей холодно и убого. Она показывала рукой куда-то, где по ее мнению должен был быть перевал, но хозяин ее не понимал. Эли видела, что он крайне рассержен. Она умолкла и испуганно уставилась на него.

Зычным голосом хозяин кого-то громко позвал, пришла толстая девица в старой груботканой одежде. Она, не поднимая глаз, низко поклонилась хозяину, и, похоже, вся обратилась в слух. Он повелительно что-то ей сказал. Девица быстро подошла  к Эли, схватила ее за руку и потащила куда-то.

Когда они остались одни, девица, как могла, объяснила Эли, что хозяин суров, нельзя даже поднимать глаз на него, нужно молчать и выполнять все его приказания. Эли оказалась в темной, очень тесной каморке, руками она нащупала на полу тонкую подстилку из сухих растений, немного пахнущую теми ароматами, что ловила Эли, увидев восхитительную равнину за перевалом. Она устало опустилась на пол, хотела вытянуть затекшие ноги, но каморка была так мала, что ноги упирались в стену.  Здесь Эли после тяжелой работы проводила ночи. Скрючившись, она впадала в беспокойный сон.

Эли не знала, сколько времени прошло с тех пор, как она оказалась по эту сторону от перевала, дней считать она не умела. Но, должно быть, немало, ведь ее бессчетное число раз выгоняли на хозяйское поле, где она до поздней ночи пропалывала сорную траву, высвобождая от их плена красивые округлые плоды, вкус которых ей был неведом. Хотя она была совершенно одна, убежать ей было не под силу, потому что всегда  нога ее была намертво опутана грубой веревкой, другим концом веревки подмастерье хозяина  крепко обвязывал толстый ствол огромного дерева, росшего у края поля. Приблизиться к дереву ей ни разу не удалось – там подмастерье всегда оставлял свирепое животное с короткой, похожей на щетину, шерстью, оно угрожающе выло, как только Эли делала попытку приблизиться к дереву.  Если девушка приступала к работе, животное успокаивалось, но стоило ей обратить свой взгляд к дереву, как раздавалось угрожающее завывание. Эли до дрожи в ногах боялась этого чудища. Ей жутко было оставаться с ним наедине, казалось, что в любой миг оно накинется и разорвет ее. Но делать было нечего. Постепенно она привыкла к животному, его страшному вою и стоящей дыбом щетине: она знала, что чем меньше она будет смотреть в сторону дерева, тем спокойнее будет чудовище.

   Ничто не нарушало установленный здесь порядок, но в последние дни ее хозяин стал проявлять беспокойство. Он больше не бывал в своей лавке, а с самого раннего утра куда-то шел прочь со двора. Эли не у кого было спросить, что же случилось. Дни напролет ее держали взаперти в тесной каморке. Не выводили и в поле, лишь единожды в день к ней заглядывала все та же девица, безропотная работница хозяина. Она приносила Эли немного еды и питья. Как обычно, девица была неразговорчива, а, быть может, ее предостерегли болтать с невольницей.

Сегодня она по обыкновению вновь принесла кувшин и кусок лепешки с частью тех плодов, что обрабатывала Эли на поле хозяина. Эли едва слышно спросила девицу, когда же поведут ее в поле. Девица испуганно вскинула глаза, в ее взгляде читался испуг, словно голос обрело животное. Неожиданно для Эли девица быстро-быстро начала ей рассказывать о том, что происходило в городе, что чужестранные злые воины у ворот То, они придут и убьют каждого, что хозяин каждый день теперь ходит по площадям, слушает, о чем судачит народ, и возвращается домой злее некуда.

Девица ушла, а Эли осталась лежать, скрюченная, в своей каморке, обдумывая все услышанное. Ночью  ей приснился странный сон. Должно быть, от впечатления, вызванного сбивчивым рассказом работницы хозяина, ее страхом, сон касался угрозы порабощения То. Ей виделись высокие белокаменные стены То с башенками для охранителей города. Но вместе с ними на стены взобрались и все, кто жил в То, стар и млад. Они с тревогой вглядывались во вражеский лагерь, раскинувшийся у самых стен города. Там суетились воины, они готовили какие-то громоздкие сооружения, наверное, орудия для захвата. Внизу дымили костры, на которых в огромных котлах парила какая-то жидкость, распространявшая невыносимое зловоние.

Среди других жителей То на стенах была и Эли. Она, как и все вокруг, с тревогой следила за действиями воинов. Вдруг она ощутила чье-то легкое прикосновение. В испуге она отпрянула, решив, что это, наверное, ее хозяин обнаружил дерзкую беглянку. Но не хозяина увидела Эли, а какого-то незнакомого, уже  немолодого  человека, который, впрочем, будто бы был ей знаком. Она пристально всматривалась в его облик, словно силилась вспомнить, кого же напоминал ей этот человек с  испещренным морщинами лицом и  светлыми глазами, одухотворенными высокими мыслями.  Незнакомец взял Эли за руку и повел куда-то к краю стены. Он указал на вражеский лагерь и сказал:

- Это страшные и беспощадные воины, они готовятся к битве. Однако жители То не смогут с ними сражаться, ибо они беззащитны, и сии мужи мгновенно окажутся на площадях города, они убьют каждого, кто встанет у них на пути. Но еще не все потеряно. Спасти город можешь  ты.  Только ты!

Эли недоверчиво смотрела на незнакомца, она не верила ему. Что же может сделать она, если сильные мужи бессильны перед страшным врагом?

- Ты одна, - невозмутимо продолжал незнакомец, - наделена даром изображения событий, людей, животных. В стране воинов живет поверье, что их преследует страшное проклятие могучего животного – двуликого Я-а. Остановит их и обратит в бегство только изображение Я-а.  Вот оно! Принимайся за работу! И не внемли ни насмешкам, ни угрозам.

   Эли взглянула на блестящую пластинку, вложенную ей в руку незнакомцем, и вскрикнула от ужаса: там она увидела свирепое животное с двумя ликами, изогнувшее свое гибкое тело в прыжке. Эли закричала  не своим голосом и проснулась. Прерывисто дыша и обливаясь слезами от страха, она подскочила  на своем неудобном ложе. Прошло немало времени прежде, чем ей удалось совладать со своими чувствами и понять, что это всего лишь сон.

   Весь день мысли Эли  возвращались к странному сну. Она была склонна увидеть в нем какое-то предсказание, распознать нить истины. Незнакомец сказал ей, что только она может изобразить это животное и остановить врагов. Но как ей это сделать, ведь она в неволе? Никто не выпустит ее из этой душной, тесной каморки. А если и выпустит, как  же ей изобразить это страшное животное, прочно врезавшееся  в ее память? Кто поверит и поможет ей?

   Пока было светло, она лихорадочно ощупывала и обглядывала стены своей тюрьмы. Стены, выложенные стволами молодых деревьев, в промежутки между неровностями которых проникал дневной свет, были прочными и неприступными. Проделать брешь в этом частоколе было невозможно. Тогда Эли принялась ощупывать  потолок, нависающий прямо у нее над головой. В одном месте у стены ее рука попала в небольшое углубление. Она почувствовала что-то гладкое и ровное, что не было единым целым с потолком. Ей удалось сдвинуть его в сторону, и над своей головой она увидела небо. Свобода была рядом. Но дыра над ее нею была недостаточно большой, чтобы пролезть через нее. Эли решила подождать наступления темноты, а потом попытаться выбраться наружу.

   Время тянулось медленно. День все никак не покидал То. Ноги, неудобно согнутые в коленях, затекли, сердце учащенно билось. Эли страстно хотелось вновь оказаться на свободе, вздохнуть полной грудью, с облегчением вытянуть свои конечности. Она мучительно «примеряла» на себя дыру в потолке, всё стараясь понять, поможет ли она в спасении.  

   Наконец, за частоколом стен ее убежища начали сгущаться сумерки, всё во дворе хозяина постепенно замирало и погружалось  в сон. Эли осторожно приподнялась на локте и потянулась к спасительной дыре. Она просунула туда голову и одно плечо, но другое не проходило.  Испугавшись того, что ей придется остаться навсегда в этой норе, она стала лихорадочно биться о потолок. Видимо, материал, из которого был построен потолок, оказался не таким прочным, как стены, и, треснув, он отколол от себя порядочный кусок, открывший  Эли путь к спасению.

Выбравшись, Эли испуганно озиралась и прислушивалась, нет ли поблизости какого опасного животного или человека. Но кругом всё было тихо. С крыши своей каморки, которая тесно примыкала к ограждению двора, ведущим на улицу, Эли спрыгнула в дорожную пыль и никем незамеченная устремилась прочь от дома хозяина.

 

  

 

Глава 8

 

 

Поутру старейшины пришли во дворец к достославному Инасу, правителю То, прося успокоить их сердца и подарить им надежду на спасение детей и внуков. Но Инас встретил старейшин, погруженным в тяжкие думы. В его взгляде таились печаль и тревога.

- О, старейшины, - торжественно объявил им Инас, - вы ждете от меня ободряющих слов, дарующих вам надежды, но у меня их нет  для вас. Я сам нахожусь в великом беспокойстве за судьбу своего города и его жителей. Вы знаете, что старейшины, жившие до вас, предупреждали  потомков об опасности, таящейся для То в дальних странах. В их бытность чужестранные воины не раз нападали на город, грабили, уничтожали многих мужчин, женщин, детей. И вот ныне, впервые на нашей памяти, и мы видим у стен То полчища чужестранцев, алчущих крови и легкой наживы.

- Но, достославный Инас, - смел возразить правителю самый старый из старейшин, согбенный старец Адар, известный свой суровостью и не по летам острым языком, - нам не пристало позволять врагам убивать и грабить наш То, мы должны дать им отпор. Брось клич, пусть соберутся самые сильные и бесстрашные мужи. Они вступят в схватку с чужеземными воинами,  и если будет на то воля Творца, защитят То.

   Инас, расстроенный плохими вестями и погруженный в печальные думы, рассеянно внимал словам старца Адара. Он не разделял уверенности старейшины в победе над врагами. Слишком он был наслышан от своих гудар о вероломстве и силе чужеземцев. На их стороне была сила и ловкость, и разве могут жители То, ленивые и неповоротливые, которые только и горазды, что выращивать скот да плоды, разве могут они победить такого врага. Даже предкам, по слухам, более искусным в боевых сражениях, и тем не довелось сломить наступление страшной силы, что уж толковать о нынешних мужах. Инас лишь обреченно вздыхал: внутренне он уже готовился сдать То на милость победителей, он готовился к бесчестью и гибели, ибо подозревал в них жестокость и беспощадность.

- На все воля Творца, - тихо произнес Инас, давая понять старейшинам, что встреча эта закончена.

   Старейшины, обескураженные несговорчивостью правителя, его отступлением перед врагом, покидали дворец Инаса, полные отчаяния. Они понимали, что только Инас, как правитель, мог объединить силу мужей То, а теперь из-за его нежелания защищаться город был обречен. Входя к правителю они надеялись на его милость и благословение, а он их не поддержал, он отрекся от То и от всех его жителей. В глубоком молчании они миновали дворцовый двор и оказались на широкой площади. Двери дворца тяжело громыхнули за ними.

   Площадь была полна народу. И стар и млад пришли сюда в большом волнении,  у всех на устах было только одно, выживут они или умрут. Многие знали, что почтенные старцы отправились к Инасу, и здесь, у ворот его дворца, они ждали решения правителя, ждали своей участи. С появлением старейшин толпа, глухо ропща,  медленно подползла к ним. Старцы увидели великое множество вопрошающих глаз, в которых пока еще была надежда. Адар тяжело поднял руку, призывая людей к тишине, она тотчас наступила, тяжелая и гнетущая. Нелегко было Адару ее нарушить, нелегко ему было лишить своих сородичей веры и надежды на спасение. Но ему пришлось сказать им эти скупые, но страшные слова. Буря негодования и отчаянного ропота поднялась вслед за сказанным.

- Инас хочет нашей смерти?! – раздавалось со всех сторон. - Он отдает наши головы врагам?!. Он сам враг?!.  Мы не сдадимся!.. Будем защищаться!..

   В предчувствии конца толпа неистовствовала и постепенно напирала на старейшин, оттесняя их к самым воротам дворца. Неожиданно вперед выбрался немолодой ремесленник в старой, засаленной одежде.

- Но как, как мы будем защищаться, если у них сила и воинство, а у нас нет ничего, даже предводителя? – стараясь быть услышанным, закричал он. Его услышали, его трубному голосу внемлили.

- Может, ты хочешь им стать? – раздался чей-то насмешливый голос. И через мгновение в круг к старейшинам сквозь толпу решительно протиснулся еще один мужчина, судя по внешнему виду, более благородного происхождения, он был облачен в светлые одежды и широкий плащ. – Может, сделаем его своим предводителем? – еще раз насмешливо повторил он, но властным жестом руки он тотчас погасил смешки в толпе и стал серьезным сам.

- В одном ты прав, ремесленник, у них сила, и это им принесет победу. Но просто так мы не сдадимся на милость победителя, как нам предлагает правитель Инас, мы будем биться!

- Но как, как мы будем противостоять нашим врагам? Мы не обучены воинскому искусству! Нам чужестранцев не победить!

- Эй, эй, тише! – кричал из толпы чей-то голос. – Что попусту болтать, надо думать, как противиться грозному врагу!

   Эли, переждавшая ночь на городской окраине, в глухом закоулке, с раннего утра бродила по городу, не зная, с кем ей поделиться своим странным сном. Кто поверит ей, бывшей пленнице, которую в любой миг хозяин мог схватить и увести в страшную, тесную каморку. Ее тянуло в людные места, на площади, где шли бурные споры и перепалки. Так она оказалась на площади перед дворцом правителя Инаса. Слушая рассказ старцев, и ловя каждое слово из возникшей вслед за этим перепалки, она решалась и не могла решиться, чтобы  сказать людям о своем сне. Сердце ее учащенно билось, по лицу потоками катился пот, она в величайшем волнении сжимала ладони так, что ногти впивались в кожу и распарывали ее до крови. Но что же делать? Что делать? Как решиться и выйти? Что эти люди сделают с нею вслед за этим?

И вдруг она вспомнила слова незнакомца из своего сна, что ей надо преодолеть насмешки и угрозы. И Эли тяжело сдвинула с места ноги, вросшие, казалось, туда намертво.  Она, расталкивая локтями плотно стоящих людей, все решительнее стала пробираться к кругу, где стояли старейшины. И, действительно, люди, увидевшие бледную девицу с измученным лицом и лихорадочно  горящими глазами, делавшую попытку протиснуться туда, где слово брали лишь мужи, начали насмехаться над нею. Несмотря на суровость часа, люди, казалось, совершенно забыли о нависшей над ними опасности, и вовсю веселились, толкая локтями соседей, призывая и их от души посмеяться над дурехой. Однако Эли изо всех сил старалась не потерять сурового сосредоточения  на своем непростом намерении, чтобы не испугаться и не убежать прочь. Она все-таки выбралась из толпы и предстала пред строгими очами мудрых старейшин.

 Осыпаемая со всех сторон жестокими насмешками, она приблизилась к старым мужам и, почтительно склонившись, смиренно обратилась к ним. Толпа кричала и улюлюкала, так что никто кроме старейшин, подле которых стояла Эли, не мог слышать ее слов. Адар, сверля ее острым и суровым взглядом,  отрывисто бросил Эли несколько слов, та, то краснея, то бледнея от внутреннего неимоверного напряжения, в котором пребывали ее сердце и душа,  отвечала со  смущением и испугом. Вопросы продолжались, но теперь старцы окружили Эли со всех сторон, пытаясь понять истинную суть ее намерений.

 Наконец, Адар властно вскинул руку, и ропот толпы тут же прекратился.

- Старейшины и эта девица, -  объявил он жителям То, немало удивленным странностью старейшин, церемонящихся с сумасшедшей, - а она говорит, что ей ведом путь к спасению, вернемся к правителю Инасу, чтобы  вновь говорить с ним. О решении Инаса вы узнаете из наших уст позже. Будьте здесь!

Несколько мгновений спустя старейшины и бледная, едва стоящая на ногах Эли оказались перед правителем То. Инас недоумевал, что же заставило старейшин вернуться, да еще привести в его дворец простолюдинку. Впрочем, он не спешил выражать свой гнев, полагая, что  еще будет для этого время.

- О, достославный Инас! - обратился к правителю Адар. - Смиренно прошу твоего прощения за дерзость, но выслушай, не гони нас прочь. Сия девица сей час на площади поведала старейшинам, что ей ведом путь спасения То.

- Откуда же? – насмешливо спросил Инас, одарив пришедшую лишь беглым, презрительным взглядом. – Она разве обучена воинским искусствам, или, быть может, ей доводилось быть в числе завоевателей чужих стран?

- Ей приснился пророческий сон, - тихо ответил Адар.

- Сон? Ха-ха-ха, - Инас залился звонким  смехом. – О, это заслуживает  внимания правителя!

   Эли осознала, что ей нельзя хранить молчание. Если она не обронит и звука, некому будет рассказать Инасу то, что она видела во сне, то, что живет в ней. Она робко сделала шаг к правителю, и низко поклонившись ему, начала тихо рассказывать свой сон. Эли, словно вновь оказавшись в том сне, вела разговор с самим правителем, плохо осознавая перед кем она ратует. И потому она,  полностью отстраненная от реальности, все больше успокаиваясь, изложила подробно все, что ей было ведомо.

Инас слушал внимательно и не перебивал. Эли замолчала. Воцарилась тишина. Инас, не то под впечатлением  сна полубезумной девицы, имевшего самое близкое касательство к тому, что творилось в То, то ли от опасности, грозящей городу, сидел задумчивый и печальный. Его пальцы перебирали ожерелье из огненных блестящий камней.

- Что скажете, старейшины? – наконец, нарушил затянувшееся молчание правитель То. – Верить нам иль не верить снам сего, быть может, бредового разума?

   Старейшины, как один, высказались за то, чтобы поверить девице и позволить ей сделать то, что ей было велено в ее сне.

- Как имя твое? – спросил Инас Эли.

- Наречена зваться Эли, - едва слышно  произнесла она.

- Должно быть, мы все тут сошли с ума, а не только ты одна, милая девица Эли, или нам не остается ничего иного, что не менее вероятно, но нам приходится тебе верить. Да будет так! Ты останешься здесь, во дворце, тебе дадут все, что ты попросишь для того, чтобы сотворить это изображение. Даю тебе сроку – один день и одну ночь.

   Правитель хлопнул в ладоши и появился дворцовый служитель, долговязый и худой, но расторопный и быстрый на ногу. Ему было велено проводить Эли в отдельное помещение и предоставить ей всё ею требуемое. Служитель, живший во дворце много лет, внешне ничему не удивился, но в душе его встрепенулось небывалое изумление. Не случалось еще такой истории, чтобы простолюдинке во дворце отводили отдельное помещение, да еще и с готовностью выполнять ее прихоти. Но он ничем не выдал своих чувств, только, провожая по длинному дворцовому коридору Эли, пристально изучал ее хрупкую фигуру и бледное лицо с черными ввалившимися глазами, проливавшими жгучий лихорадочный огонь.

 

 

 

Глава 9

 

Эли огляделась. Ее новое пристанище, куда привел ее служитель правителя Инаса, поразило  высотой сводов и простором. Через овальные огромные разноцветные отверстия  проливался яркий свет. Помещение было пустым, лишь в углу стояла широкая лавка, да брошен был около нее небольшой ковер, под стать тем, что видела она у Инаса, но много бледнее и меньше.

Служитель принес  еду, еду неведомую, пахнувшую  тонкими ароматами, обжегшую ее необычайным вкусом. Эли несмело присела на ковер и притронулась к еде. Но ее смущал служитель, по-прежнему пристально наблюдавший за нею. Эли страстно хотелось есть, ей, никогда не ведавшей ничего подобного, хотелось наброситься на все, что ей принесли, но она не могла – этот пристальный, враждебный взгляд запрещал ей познать неизведанное доселе наслаждение – наслаждение  едой. Едва прикоснувшись к еде, она нашла в себе силы отставить блюдо в сторону.

- Почему ты не ешь? – строго спросил служитель. – Тебе надо поесть, ты такая бледная, то и глядишь упадешь без сил. Скажи, что тебе еще принести. Я выполню любое твое повеление.

- Мне нужен большой кусок ткани и яркая краска… - служитель удивленно смотрел на Эли, не понимая смысла ее повеления. – Краска… творить образ животного… краска…

Эли отчаянно водила рукой по воздуху, словно изображая что-то, но по лицу служителя было видно, что он не понимает. Неожиданно он поспешно куда-то удалился, его долго не было. За это время в полном одиночестве Эли успела отведать удивительной еды. Она уже почти успокоилась и была готова приступить к работе. Служителя же всё не было.

Наконец, он явился, но пришел не один, а в сопровождении высокого молодого мужчины. Эли отметила в незнакомце проницательный взгляд и особую манеру держаться, как она теперь уже понимала, свойственную не простолюдину, но человеку благородному, живущему в богатстве и роскоши, привыкшему повелевать.

- Ты Эли? –  незнакомец пристально изучал ее взглядом. – Я гудар правителя Инаса, Динас. Правитель послал меня к тебе, дабы я следил за твоею работой, она должна быть выполнена в срок. Все ли есть у тебя для работы?

- Нет, у меня пока что ничего нет, - робко сказал Эли.

- Почему? Почему нет? – строго спросил Динас, обращая свой вопрос  не столько к Эли, сколько к служителю. Тот испуганно побледнел и заморгал глазами. – Он отказался снабдить тебя нужными предметами?

- Нет, нет, он пытался, но не смог.

- Не смог? Почему? Да говори яснее!

- Изображение животного должно быть огромным, чтобы все чужеземные воины могли его видеть. Для  этого мне нужен большой кусок ткани, очень большой, - Эли руками постаралась показать размер холста. – И надо то, чем изображать. Чем наносить на ткань изображение.

   В отличие от служителя гудар прекрасно понял Эли. Он бросил несколько отрывистых слов служителю и они вместе удалились. Впрочем, вскоре они вернулись, с ними пришли и другие люди, видимо, служители дворца. Они разложили на полу зала светлую грубую ткань. Один из пришедших служителей положил к ногам Эли тонкие пруты, должно быть, ветви растений, на концах которых были закреплены круто свернутые небольшие куски шерсти животных, рядом он поставил огромный кувшин с  густой жидкостью, имевшей цвет растительности цветущей долины. Увидев все это, Эли обрадовалась, ведь принесенные предметы помогут ей выполнить работу. Странно, но она нисколько не сомневалась в успехе своей затеи, в ее душе поселилась твердая уверенность в том. Она знала, что чем искуснее и правдоподобнее она изобразит чудище, тем большим будет страх среди воинственных чужестранцев. И она немедля приступила к своей непростой работе.

   Гудар Динас отослал из зала Эли всех служителей, чтобы они не отвлекали и не мешали творить изображение. Сам же остался. Он расположился на лавке, облокотясь о стену и скрестив руки на груди. Динас неотрывно следил за каждым жестом Эли, сначала настороженно и чуть насмешливо, затем всё более внимательно и заинтересованно. Поначалу гудар стеснял Эли, ей неловко было находиться под постоянным прицелом его придирчивого взгляда, но потом, увлекшись работой, она перестала обращать внимание на  благородного надзирателя.

   Она сосредоточилась на своем сне, переживая заново каждую его деталь. Снова и снова представляла пластинку в своей руке с изображением неведомого животного. Впрочем, она так глубоко была поражена этим видением, что, казалось, помнила каждую черточку на пластине, хранившей его изображение. Эли тонкими штрихами сделала набросок. На ткани проступили очертания двуликого образа, вздыбленной шерсти и застывшего в прыжке гибкого тела. Увидев это, гудар вскочил со своей лавки, пораженный наброском, в его душе возникло ощущение  мистического ужаса. А Эли невозмутимо продолжала работу, ей предстояло главное изобразить животное в деталях.

   В зале стало темнеть. Служители принесли горящие чаши. Эли предложили еду, но она отказалась. Ей предстояло сделать еще очень много, и потому надо было спешить. Впереди ждала ночь. За одну ночь ей надо было завершить свою картину. От подступавшего волнения и усталости дрожали руки, ноги затекли в коленях, но она старалась не думать о неудобствах, не думать о завтрашнем дне, усилием воли притягивая мысли к полотну. Гудар Динас ни на шаг не отходил от нее. Он не говорил с нею и ни о чем не спрашивал, лишь молча следил за каждым взмахом ее руки. С каждым новым штрихом все явственнее проступало на холсте изображение, казалось, что сей миг животное оживет и  в стремительном прыжке покинет полотно, чтобы беспощадно уничтожать все на своем пути.

   К середине ночи полотно было готово. Но ему надо было дать просохнуть, и потому Эли не разрешила гудару отнести сей же час картину правителю Инасу. Гудар недовольно нахмурил брови. Он оставил залу и удалился, не сказав Эли ни слова. Впрочем, Эли не нуждалась  в  словах – она просто валилась с ног от усталости и неимоверного напряжения, пережитого ею. Она тяжело опустилась на лавку, где еще недавно сидел гудар. Испытывая блаженство оттого, что ей можно, наконец, расслабить затекшие ноги, она вытянулась во весь рост и незаметно для себя погрузилась в глубокий сон.

   А гудар Динас вскоре возвратился с самим правителем Инасом. Они вошли в залу, ярко освещаемую горящими чашами, и увидели спящую Эли. Инас дал знак Динасу, означающий, что не стоит будить девушку, они и без нее смогут рассмотреть холст с изображением животного. Долго и пристально Инас изучал картину Эли. Динас видел, что  лицо правителя не осталось бесстрастным, как не смог сохранить отстраненность и сам гудар. Тени разных чувств скользили по лицу правителя То. Он поднял глаза на Динаса и в его взгляде гудар прочел восхищение, смешанное со знакомым и ему самому мистическим страхом. Они поняли друг друга без слов: это изображение, и в правду, могло вселить ужас и страх в души врагов, и обратить их в бегство.

- Девушку покормили? – осведомился Инас, устремив свой взгляд на  спящую Эли.

- Вечером она отказалась от еды, - тихо сказал гудар.

- Почему? С нею плохо обращались?

- Нет, она торопилась, боялась, что не успеет к назначенному сроку.

- С наступлением рассвета холст надо перенести  на стены города и развернуть его там перед чужеземцами. Девушка пусть пока останется здесь.

   Эли проспала весь день и открыла глаза лишь, когда сумерки начали опускаться на город. В зале по-прежнему горели чаши, на ковре опять стояло большое блюдо и кувшин с питьем. При виде еды Эли почувствовала острый голод, как будто не ела несколько дней. Она жадно набросилась на кушанья, благо, что в зале она была одна, никто не мешал ей насытиться   аппетитными ароматными яствами.

   И только сейчас Эли увидела, что ее холста нет. Она подскочила в страхе. Поначалу она решила, что холст украли, потом ей подумалось, что его уничтожили. Ей и в голову не могло прийти, что картину унесли на стены города, где она и должна была оказаться. Эли казалось, что она уснула лишь на несколько мгновений. Что же могло за это время случиться?

Ее терзания  нарушил худой служитель, которого к ней приставил правитель Инас. Он вошел и почтительно поклонился Эли, словно она была не простолюдинкой. Она удивленно смотрела на него, поражаясь случившейся  с ним перемене. Служитель вежливо спросил ее, сыта ли она. Потом он сказал, что Эли приглашает к себе правитель Инас. И тогда она испугалась по настоящему, ее охватил ни с чем несравнимый ужас. Ей вдруг подумалось, что правитель отдаст ее хозяину, ведь она не помогла городу, не сохранила картину, она обманула Инаса.

   На подгибающихся ногах, дрожа от страха, Эли плелась вслед за служителем по тому же длинному коридору, которым он вел ее накануне. Несколько поворотов, и перед Эли вдруг распахнулись резные двери, и она оказалась на пороге огромного зала, где звучала красивая музыка. На узорных коврах возлежали благородные мужи в праздничных одеждах с кубками в руках, перед ними стояли бутыли с напитками и кушанья.  Все взгляды вмиг обратились к ней. Оказавшись в таком блестящем окружении, Эли совсем растерялась. Она увидела Инаса, вставшего к ней навстречу. Он был весел и улыбался. Инас тепло приветствовал Эли.

- Дорогие мои гости, - сказал он, обращаясь к окружающим, - я хочу представить вам  девушку, которая спасла наш  То своим искусством. Видимо, ей помогал сам Творец, раз он послал ей этот удивительный пророческий сон,. Но и ее заслуга высока, ведь она не побоялась во всеуслышанье рассказать о нем, она не побоялась предложить нам помощь.

- Милая Эли, - продолжил Инас, уже обращаясь к ней, - ты так крепко спала, что не знаешь ничего из того, что произошло. Мы сей час как раз празднуем  нашу победу. Чужеземцы с раннего утра готовились завладеть  То. Но, увидев изображение  животного, они остолбенели, на их лицах изобразился неописуемый ужас, спустя  мгновения,  они устремились прочь от животного, пред которым они, видимо, действительно, испытывали ужас и страх.

Слова Инаса перемешались с восторженными возгласами гостей, не умевших скрыть своей великой радости перед чудесным спасением. И только одна Эли, подобно чужеземным воинам, находилась в состоянии оцепенения. Ей казалось все происходящее продолжением ее сна.

- Мы в долгу у тебя, Эли, - продолжал, между тем, Инас, - проси любой награды и ты ее получишь. Скажи, чего ты хочешь!

   До Эли, наконец, дошло, что от нее ждут ответа, все ждут ее слов. Правитель Инас сказал, что он выполнит любое ее желание. Но что же, действительно, ей нужно? Ей вдруг вспомнилось ее житие за перевалом, вспомнилась та холодная равнина, где остались ее сородичи. Слезы подступили к ее глазам. Как она может что-то просить для себя, если те, кто ее вырастил, и кто был рядом с нею все это время, замерзают на пронизывающем ветру? Нет, ей нечего желать для себя, для себя ей ничего не нужно.

- О, достославный правитель Инас, - в великом волнении начала говорить Эли, - я пришла в То из-за перевала.

- О-о-о! Из-за перевала! – послышались восхищенные возгласы. – Смелая девушка!

- Я едва нашла дорогу в То. Там за перевалом в холодной равнине обитает много людей. Там люди живут впроголодь,  выращенного с большим трудом урожая едва хватает, чтоб кормить детей раз в день. Они не смеют искать другой доли, ибо знают, что прокляты навсегда. Живущие по эту сторону перевала не хотят видеть тех, кто живет за ним. Даже дорогу из-за этого вырастили с гору. О, достославный  Инас, будь милостив к этим людям, разреши им вернуться в этот мир! Я смиренно прошу тебя об этом на коленях.

   Эли опустилась на колени и склонила голову в ожидании гнева или милости Инаса. Наступила тишина. Инас переглядывался  со своими гударами.

- Твоя просьба, - сказал Инас, поднимая Эли с колен, - еще раз подтверждает то, что ты удивительный, непростой человек. Любой бы, окажись он на твоем месте, просил бы камней и дорогих тканей, а не милости для бедных сородичей. Но будь по-твоему! Я повелеваю снять запрет для возращения в наш мир людей из-за перевала, чьи предки много веков назад прогневали тогдашнего правителя То, и о которых мы давно забыли. Гудар Динас, подготовь указ, разрешающий открыть дорогу через перевал для жителей тех мест.

   Инас опять обратил свой взор к Эли. Она низко поклонилась в знак своей благодарности, которую словами выразить ей было невозможно. Правитель То смотрел на Эли, словно ожидая чего-то, ожидая еще каких-то ее слов, но она молчала. Она чувствовала себя полностью вознагражденной, желать большего она и не могла, так как никогда бы и подумать не смела о том, что ей доведется стать спасительницей для людей, томящихся за перевалом.

- Мне ясно, что лично для себя ты ничего не попросишь, - сказал, наконец, Инас. – Тогда я скажу сам, за тебя. Нам не доводилось видеть людей, умеющих так искусно творить картины, и потому мы не можем отпустить эту девушку без того, чтобы не предложить ей возможности заниматься этим здесь у нас в То.

   Эли не верила своим ушам. Как, она будет заниматься этой увлекательной работой, самой лучшей из всех! Ей не придется больше делать то, чему всегда противилась ее душа, ее внутренняя сущность!? Эли хотелось упасть к ногам великодушного Инаса и целовать то место, где он стоял. Она не умела выразить то, что чувствовала, она лишь тихо плакала, закрыв лицо руками.

 

 

 

Глава 10

 

В городе То с самого утра царила  суматоха. Ждали прибытия послов великой державы из-за знойной равнины. Взволнованы были все жители города – и сам правитель, достославный Инас, и его ближайшие помощники, могущественные гудары, правящие каждый своей территорией огромного и многолюдного То, волновался и простой люд, ремесленники и земледельцы. Все гадали, с какими вестями пожаловали послы недружелюбной для То земли, и чем обернется для каждого жителя То этот визит.

После страшного наступления  на город чужеземных воинов минуло уже достаточно времени, чтобы понемногу начать забывать о пережитых волнениях. И вот случилась новая напасть. Перед городом вновь разбили лагерь пришельцы из дальних краев, но, правда, на этот раз гораздо меньшим числом. В переговоры с охраной То эти люди вступили почти сразу же по прибытии. Они объявили о том, что прибыли послы  для встречи с правителем Инасом. Правитель отдал приказ впустить чужеземцев.

Послы вошли в покои Инаса,  озираясь по сторонам. Они были одеты в просторные, пропыленные дорогой одежды, скрыть под которыми оружие, впрочем, было бы невозможно. В отличие от подданных Инаса, имевших светлые волосы и бледные лица, лики  иноземцев были бронзовы, должно быть, от жары, царящей, по слухам,  в их краях.  Глаза послов настороженно ловили взгляд Инаса, словно те стремились понять, каковы мысли правителя То.

Инас, как велит обычай хозяина, радушно принял гостей, расспросил о дороге, трудностях пути. Но, как хозяин никогда не спросит гостей, надолго ли те пожаловали, так Инас избежал спрашивать о том, с чем прибыли послы. Вскоре околоточные темы оказались исчерпанными, и послам пришлось приступить к сути своего визита.

- Достославный Инас, - обратился к правителю с долгожданной речью самый старший из послов, его темное лицо сплошь было испещрено морщинами, - нам ведомо, что некогда город То был осаждаем воинами. Хочу сказать, что мы пришли не из их края, но для нас, как и для наших соседей, эти воины представляют немалую угрозу, уже не единожды их несметные полчища нападали на наши селения, они грабили все вокруг и жестоко убивали людей. И вот опять ползут слухи о том, что они готовятся напасть снова. Только один город не боится их нападения,  это город То, ибо у него есть защита от них, защита надежная, посланная свыше. Преодолеть ее они не могут.

- Помоги нам, достославный Инас, - взволнованно продолжал посол, - мы тоже хотим жить спокойно, в свободе растить своих детей. Поделись с нами великой милостью Творца, пославшего твоему городу спасение. Мы заплатим любую цену, какую попросишь.

   Инас надолго задумался. Он и не предполагал, что разговор будет об этом. Он опасался новой угрозы, а оказалась, что пришли с нижайшей просьбой, да еще с готовностью платить за нее. Но как же может он, правитель города, отдать послам, пусть даже и за несметные сокровища,  то, что спасло их от гибели? С чем же останется его То, если вдруг снова подступят к городу враги?

С уст Инаса уже готовы были слететь жестокие слова отказа, как неожиданно послы, видимо, уловившие намерение правителя, губительное для них,  упали перед ним на колени и простерли к нему руки в  мольбе. Эти люди, облаченные в родном краю, должно быть, немалой властью, молили Инаса спасти их жизни, свободу и род.

- Встаньте, – сказал Инас, – встаньте, прошу вас.

- Не отказывай нам, достославный правитель То! – твердили послы, поднимаясь с колен.

- Но вы меня просите о невозможном, ведь отдав вам защиту, я ставлю свой город под угрозу нападения, - молвил Инас.

- Скажи, милостивый правитель, как она выглядит? Что она такое?

- Это изображение безобразного зверя, вид которого вызвал оцепенение среди враждебных воинов и обратил их в бегство.

- Но откуда у тебя появилось это изображение?  - отчаянно вопрошали послы.

- Его сотворила девушка… Но, послушайте, - вдруг обрадовался Инас, - если она его изобразила один раз, сможет и еще!

- Где она эта девушка? –  вскричали обнадеженные послы. - Как ее найти?

- Она неподалеку, мы сей же час отправимся к ней, - улыбаясь, ответил правитель То.

   Эли, и в правду, была неподалеку. Инас устроил ее в своем дворце. У нее было свое отдельное помещение,  уединенное и спокойное. Большего ей было и не нужно, она не стремилась к людям, почти не выходила в свет, все свое время отдавала творениям. Ей  не хотелось покидать этот тесный мирок гармонии и благополучия, так нежданно появившийся у нее. Пусть и здесь у нее не было общества людей, но зато  ее окружали картины, над которыми она трудилась с утра до поздней ночи.

Поэтому центральное место ее обители занимала мастерская,  холсты служители дворца приспособили для нее на специальной подставке с деревянной перекладиной. Работая, Эли могла наслаждаться видом цветущей равнины, ароматами, доносящимися оттуда. Каждый день на рассвете, в предчувствии новых работ, едва открыв глаза, она ощущала прилив сил и необъяснимую радость. Она знала, что никто не помешает ей заняться самым увлекательным для нее делом, делом, от которого поет душа и кружится от восторга голова.  

Когда она создала первые свои изображения, ее посетил правитель Инас. Он долго созерцал их, переходя от одного к другому,  а потом вдруг сказал, что их надо показывать людям, всем жителям То.

- Пусть свет с твоих холстов прольется в их души, - сказал он.

   Слова Инаса поразили Эли. Как он сказал… Неужели и вправду в ее картинах есть свет? Удивительно!

   Так и стали выставлять картины Эли в башне дворца Инаса. Вращающееся колесо, изготовленное умелыми руками мастеров, приводило в движение лоток, в прорезях которого теснились ее картины. Одна за другой  они появлялись в огромной овале башни. Показ картин сопровождался негромкой музыкой. На площади перед башней дворца правителя собирались толпы людей. Пока не стемнеет крутилось колесо и появлялись искусные изображения, даря людям свет души их создателя.

   Недавно Эли начала новую картину, которую она хотела посвятить городу То, она хотела поместить на полотно его улицы и площади, его жителей. Она сидела в задумчивости, размышляя над своим замыслом, когда  отворилась дверь, и  на пороге появился правитель Инас в сопровождении каких-то людей с бронзовыми ликами.

Инас представил Эли послов далекого края и напрямую, без обиняков, изложил суть их дела. Эли удивилась тому, как  в далекие края долетела весть о спасении То. Она стала расспрашивать послов, как живут люди в их крае, какие у них города и селения, тепло ли иль холодно под их небом. Послы недоумевали, почему Эли проявляет такой интерес к быту их края, но не перечили ей, рассказывали подробно и обстоятельно, словно только за этим они сюда и пожаловали.

- Эли, жители края посланников нуждаются в защите, им угрожают нападением те же воины, что были под стенами То. Они просят тебя дать им изображение свирепого зверя.

   Эли ответила не сразу. Она размышляла. Она вдруг поняла, что ей представился удивительный случай покинуть То и отправиться в дальний путь. К этому ее, быть может,  толкало любопытство, свойственное одаренным натурам, а может, что-то еще, о чем она пока не ведала. Но она чувствовала, как вновь в ней просыпается  жгучий интерес к неведомым землям и странствиям. Как тогда, за перевалом. Правда, это было все-таки другое. Тогда она ушла от безысходности, заперевшей ее душу в тесную клетку отчаяния и жизненной пустоты, теперь же причиной ухода была жажда нового и неизведанного.  Подумать только, она сможет узнать, увидеть своими глазами и выплеснуть на холст то, что таится в туманных далях, скрытых где-то за цветущей долиной. Ей было немного жаль оставлять То, жаль не вполне сбывшихся надежд Инаса, возложенных на нее и ее творения, но она прекрасно понимала, что сделала в То все, что могла. Ничего нового здесь ей уже  не создать. Надо идти дальше. Может быть, Творец ей и посылает этот случай, чтобы она смогла продолжить свой путь под этим небом.

   Но как об этом сказать правителю Инасу? Чтобы смягчить нежданное для него решение, похоже, ей  придется слукавить.

- Достославный  Инас, - сказала Эли, - помнит, что картину в пору угрозы я писала в самом То. Поэтому она  и помогла отвести напасть. Новая картина должна твориться в тех условиях. Если правитель Инас не возражает, я готова отправиться вместе с посланниками в их край.

   Инас никак не ожидал такого исхода разговора. Он смотрел на Эли широко раскрытыми глазами, в которых читались удивление и обида.

- Эли хочет нас покинуть? – спросил, наконец, правитель. – Но как же То? А если ему снова будут угрожать враги?

- Если это будут те же люди, мой холст поможет вам снова. Но если же нападут другие, не поможет ни он, ни я, потому что мне неведомо, чего боятся новые захватчики.

   Инас попросил послов оставить их наедине с Эли. Когда послы ушли, Инас стал сокрушаться своей неосмотрительности, тому, что привел посланников к Эли. Но ведь он не ожидал, что она захочет покинуть город, где ее все любят  и уважают. Зачем ей уходить? Он сей же час пойдет и скажет послам, чтобы они шли обратно, что Эли остается здесь.

- Достославный правитель Инас, - ответила Эли, преклонив пред правителем колени, - никто не был так добр и великодушен со мной, как ты. Моя благодарность тебе не знает границ. Я всегда буду молить Творца за твое благоденствие и процветание. Но каждый идет своею дорогой, каждый несет миру то, чем богата его душа. С То  я поделилась тем, чем невольно была переполнена моя душа в тот миг. Теперь я ощущаю потребность наполнить душу чем-то новым, и подарить это другим людям, тем,  кто захочет принять мой дар. Милостивый Инас, я смиренно прошу твоего дозволения уйти.

- Но меня никто не поймет, если я отпущу тебя. Все решат, что я потерял ум, отпустив тебя. Тебя, которая спасла То!

- Я больше не смогу принести пользы То. Все, что могла, уже сделано. Мне надо уйти.  Отпусти меня с миром.

   Инас понимал, что он не может держать Эли против ее воли. Скрепя сердцем он вновь позвал послов и объявил им о своем решении отпустить с ними Эли.

   Ранним утром, еще затемно, посланники и Эли отправились в путь. Их  кладь – тюки с одеждами и едой, плотные мешки с водой – везли огромные животные с длинной лохматой шерстью, волочащейся у них под ногами. Послы и Эли ехали на небольших гладкошерстных животных. Удобные сидения были прочно закреплены жесткими веревками. Погонщики  перекликались друг с другом грубыми голосами. Послы же, успокоенные  и обнадеженные благоприятным исходом их предприятия, ехали молча, сладко подремывая в своих сидениях.

И только Эли, так и не сомкнувшая глаз всю ночь, все оглядывалась назад, туда, где в утренней дымке плыл величественно  То. Она знала, что покидает этот край навсегда, и, быть может, от этого ощущала в душе чувство щемящей грусти - грусти по оставляемым здесь людям, которых ей уже не увидать, по пережитым тревогам и волнениям. Но она чувствовала, что уносит отсюда большой, ни с чем не сравнимый, бесценный опыт, который не канет в лету, он останется в ее душе на века.

 

 

Эпилог

 

Заседание Совета галактики подходило к концу. Уд чувствовал небывалое волнение, перемешанное с гордостью за свою планету. Только что Совет галактики обсудил детали дальнейшего развития цивилизации Ибира, признав ее едва ли не самой выдающейся среди других миров их света. Столь высокое признание подразумевало выход на иной уровень космических взаимоотношений. Отныне цивилизация Ибира будет ориентирована на освоение окраин соседней, еще мало обитаемой, галактики. Все шло к тому, что их миры станут расширять пределы своих владений. И первопроходцем в этом будет Ибир.   Но, несмотря на великое душевное ликование, Уд сдержанно принимал поздравления от членов Совета  и от его главы, Стиксита. Его жизненный опыт и высокие знания не позволяли ему проявлять ребячество и юношеский задор, хотя выплеснуть их Уду очень хотелось.

Экраны должны были вот-вот погаснуть, и операторы всех миров уже сжимали стопоры, прекращающие подачу энергий небывалых напряженностей для установления внутри галактического контакта, как неожиданно Стиксит объявил о том, что донес до Совета еще не все сведения.

- На последнем заседании Совета я рассказывал вам о том, что тьма сгущалась над Геллой.

Стиксит произносил слова, по обыкновению, невозмутимо и спокойно, столь же спокойно внимали им все члены Совета, кроме одного. Только  сердце Уда билось взволнованно и бурно, словно он, как много лет назад,  ученик,  и речь пойдет о его успехе или его поражении.

- Как вы помните, мы отправили на помощь Гелле двух своих посланников – Таю и Ита. Сегодня я хочу донести до вас обнадеживающую информацию их пребывания на Гелле. Тая, нареченная этим именем в прежнем круге, успешно справилась со своим главным испытанием, Ит прошел первое предварительное, их пути кратковременно  пересеклись, они помогли друг другу и людям, их окружающим. Хочу признать вклад Таи в приведение баланса света и тьмы в  пропорциональное состояние значительным. Ее пребывание на Гелле еще продлится, чтобы дать ей возможность в полной мере проявить свои способности в той среде, добиться  серьезных результатов. Но уже сейчас нам абсолютно ясно, что, справившись с самой главной, чрезвычайно трудно выполнимой задачей, она получает возможность остаться на пути развития и самосовершенствования, определенного в первом круге ее ученичества. Кроме того, как бы ни сложилась ее будущая жизнь на Гелле, никто теперь  не отнимет у нее права возвратиться в свой родной мир. Оно ею заслужено. Так же, как заслужено ею редчайшее в истории нашей галактики право - отныне принадлежать к легиону ПОБЕДИТЕЛЕЙ.

 Выражаю достопочтимому Уду, старейшине Совета Учителей Ибира, учителю Таи, дочери Исы, нашу признательность за воспитание прекрасного ученика, а также и за поддержку, оказываемую ей во время прохождения испытания. Мы не станем пенять ему за это, ибо понимаем, что стоящее перед нею препятствие было слишком серьезным и его невыполнение обрекло бы, быть может, на полное уничтожение погибающую планету. Ваш ученик, достопочтимый Уд, ваша Тая, впервые за многие истории посланий других учеников добилась перелома хода событий, ей удалось резко изменить баланс сил на планете Гелла. Долгие вам лета и новых учеников!

   Экран погас. Уд остался один. Он наслаждался тишиной и умиротворением, опустившимся на него, казалось, с самих небес.

 

www.e-puzzle.ru

 

 

 
  Locations of visitors to this page
LightRay Рейтинг Сайтов YandeG Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

 

Besucherzahler

dating websites

счетчик посещений

russian brides

contador de visitas

счетчик посещений