Чудо  - Рациональность - Наука - Духовность

Клуб Исследователь - главная страница

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ - это путь исследователя, постигающего тайны мироздания

Библиотека

Наука и технологии

 

Главная

 

Наука и технологии

Наш сайт доступен на 52 языках

 

 

 

Ускорение времени

С.А. Троицкий

Философия старости: геронтософия. Сборник материалов конференции. Серия “Symposium”, выпуск 24. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. С.66-71

Мы, живущие по законам линейного времени, должны констатировать, что мы живем во времени, которое постоянно увеличивает свой бег. И хотя часы все так же размеренно отсчитывают 60 секунд за минуту, 60 минут за час и 24 часа за сутки, однако мы всё больше удаляемся от этой размеренности. Стабильность, проистекающая из равномерности времени, стабильность, которую мы приписываем в числе многих других характеристик золотому, серебряному векам, если таковая и была, то осталась, по всей видимости, далеко в прошлом. С течением времени целые поколения даже еще живых и здравствующих людей оказываются «за бортом современности». Их не просто нежелание, а даже неспособность жить в новом темпе, более интенсивно, выносит их на задворки современности. Вместо того чтобы участвовать в со-бытии, они создают в культуре контекст для своего собственного бытия. У этих людей есть свои радиостанции, свои газеты и журналы, свои места проведения досуга. У этих людей своя жизнь, свой ритм жизни, независимый от ритма, в котором живет культура. Они живут прошлым, способ их жизни — ностальгия. Их агрессия по отношению к новому объясняется не их природной тупостью, а просто иным ритмом существования и, следовательно, иной скоростью обработки информации. Каждое поколение, каждый человек попадает в такую ситуацию, ситуацию выброшенности из времени. Такова учесть всех, кто живет на конвейерной ленте линейного времени. С тех пор, как Уробор перестал кусать свой хвост и распрямился.

В осевое время [1] (между 800 и 200 гг. до н. э.) произошла резкая смена мифологического сознания религиозным. «Мифологической эпохе с ее спокойной устойчивостью пришел конец. Основные идеи греческих, индийских, китайских философов и Будды, мысли пророков о Боге были далеки от мифа» [2]. Происходило изменение в скорости передачи информации, нашлись новые носители информации. На них информация содержалась в более сжатом виде, нежели раньше. За счет этого происходила смена представлений о времени. Мифологическое замкнутое циклическое время сменилось линейным бесконечным направленным временем. Происходило упорядочивание, в некотором смысле форматирование всего. «Повсюду, возникая из руин, складывался прежде всего технически и организационно планомерный порядок» [3]. А как известно отформатированное пространство вмещает гораздо больше информации. Более того, объем информации увеличивается за счет общения. «Постоянное общение способствовало интенсивному духовному движению» [4]. С этого времени линейность становится основной характеристикой процессов.

Как атавизм время еще измеряется часами, которые основаны на принципе цикличности. Каждая минута — 60 секунд, после чего секунды отсчитываются заново с первой. То же и с часом, и с сутками и с месяцем и с годом. Однако каждый новый век уже не отсчитывает годы с первого, наоборот, цифра, показывающая количество прошедших лет постоянно растет, растет неумолимо и строго по плану. Каждый новый год — новая точка на линии времени, на оси времени. Эта нецикличность, линейность каждого нового года лишает смысла цикличность более мелких единиц времени, делая их в конечном счете линейными. Таким образом, «мгновения спрессованы в года» [5]. Мгновения не вписываются в систему измерения времени. Мгновения не тождественны секундам. Мгновения поражают своей неопределенностью. Мгновения имеют направление — то же направление, что и годы. Мгновения — вот в каких единицах времени живет современный человек. Именно мгновения, а не секунды определяют жизнь современного человека. Если секунда — единица времени, безотносительная к его наполненности, его содержанию, то мгновение — время, за которое произошло событие, время, за которое информационный поток пополнился новым файлом информации. Информация — это основное понятие в разговоре об ускорении времени.

Любое событие одновременно с тем, как оно совершается, производит информацию о себе. Информация — представитель реального мира в мире виртуальном, в духовной сфере бытия. Только информация дает нам ту или иную картину событий, дает нам возможность судить о том, что же действительно произошло, когда произошло. Информация о событии (описательная) — простейший вид информации. Гораздо более сложная информация и более полезная — информация, касающаяся не отдельного события, а целого класса событий, явлений. Эта, последняя, обобщающая информация несет в себе возможность предсказывать события, явления, предписывать действия. В одной единице обобщающей информации содержится гораздо больше информации, чем в одной единице описательной информации. Здесь она более сжата. Именно такая информация в условиях формирующегося информационного общества становится главным товаром. «Информация становится новым ресурсом человечества, позволяя создавать высокоэффективные материалы часто «из ничего», из дешевых компонентов. «Знание» действительно и в полной мере становится «силой» [6].

Вал информации накрывает нас с головой. Мы тонем в этом море информации. В каждой области знания информация удваивается меньше, чем за десять лет. Количество производителей информации и расходы на ее производство растут не по дням, а по часам. За последние 40 лет количество людей, занимающихся производством информации, только в нашей стране выросло в семь раз. Что уж говорить о таких странах, как США, Япония, и др [7].

Такой объем информации необходимо обрабатывать и хранить. Существуют целые банки данных. В США их 3200, в Великобритании — 2500, в ФРГ — 290 [8]. Но это вовсе не значит, что вся информация поступает сразу же в банки данных. Каждому человеку самому приходится обрабатывать львиную долю информации. Естественно, что для этого у него должно быть соответствующее сложности и объему получаемой информации, сознание. Каждое поколение обладает гораздо более сложным сознанием, нежели предыдущее. Постоянно происходит усложнение сознания. Это можно проследить от самого начала линейного времени на примере хотя бы языка.

История языка, как носителя информации (носителя памяти), наглядно показывает усложнение сознания. С самого начала существования языка слова исполняли функцию меток вещей. Слово заменяло указание на какую-то простую вещь. Вместо указания на предмет указательным пальцем: «Вот!» появилось слово, обозначающее то, на что указывается. Возможность указать на предмет исчезает, когда исчезает из поля зрения (поля указания) сам предмет, тогда появляется потребность в слове. Т.е. в условиях континуума непрерывного действия, когда память обща для всех членов сообщества, одно слово напоминает весь предмет с его свойствами, с его составляющими, все члены сообщества, услышав слово, знают о каком предмете идет речь. Постепенно слов, исполняющих функцию простых меток предметов, становится недостаточно. Появляется потребность в хранении в одном слове памяти о целой группе предметов. Эта потребность усложняет сознание, подготавливая тем самым почву для появления таких слов. Однако через некоторое время и этого становится недостаточно. Нужны слова, обозначающие группы групп предметов, которые и не заставляют себя ждать. Таким же образом появляются и слова-категории. Таким же образом появляются слова, обозначающие свойства предметов отдельно от самих предметов. Таким же образом появляется язык метафор. Этот язык отражает сложность современного сознания. Однако язык метафор — не конечный пункт развития языка и усложнения сознания. Усложнение сознания происходит все быстрее. Ускорение времени дает о себе знать. Кстати, деятельность каждого человека соответствует степени сложности его сознания.

Язык — это хоть и сравнительно простой носитель информации, однако без него невозможен процесс коммуникации (обмена информации). Существование множества языков и появление новых показывают актуальность языка как носителя информации. Современный человек, даже не подозревая об этом, владеет несколькими языками — «элементарным математическим», «письменным языком родного сообщества», «устным языком родного сообщества» («родной речью»), «компьютерным языком», языками других сообществ, языком тела и другими языками. Такое разнообразие языков не снилось первобытному человеку, имеющему в запасе только один-единственный язык. Оно наглядно показывает сложность нашего сознания, по сравнению с предыдущими поколениями.

Каждый язык — канал получения информации. Информация спешит к нам со всех сторон, по всем этим каналам. «Изобретение телеграфа в XIX в. и продолжающаяся в XX в. массовая телефонизация повысили скорость передачи сообщений в тысячи раз и сделали доступным взаимное общение для все большего круга людей. С изобретением радио скорость передачи информации достигла предельного значения — скорости света» [9]. Если раньше сообщение в письме шло месяцами (XIX век), то сейчас сообщение можно передать за считанные минуты на то же расстояние. Естественно, что объем информации увеличивается, и естественно, что ее нужно обрабатывать. И так-то сложное до невозможности сознание придумывает новые способы обработки информации. Появились компьютеры, которые постоянно совершенствуются, увеличивая скорость обработки и, значит, объем получаемой информации. Бытие современного человека просто немыслимо без компьютеров. Кстати, объясню, что такое обработка информации. Это форматирование, сжатие ее, чтобы в ограниченном пространстве памяти хватило места для нее всей. Ускорение времени чревато, таким образом, расширением пространства памяти за счет сжатия получаемой информации. Да и что говорить, каждое новое поколение людей знает гораздо больше, чем предыдущее.

Итак, ускорение передачи и обработки информации, рост объема получаемой информации делают каждый момент времени интенсивнее, чем предыдущий. В этом отношении мгновение становится все короче, а каждая секунда все насыщеннее. Происходит «уплотнение времени новшествами (кумулятивными и необратимыми) и в этом смысле его убыстрение». Время постоянно наполняется инновациями [10]. Современный человек проживает жизнь гораздо более наполненную событиями, явлениями, людьми и, следовательно, информацией (знанием), чем человек того же возраста, но предыдущего поколения. Даже если разделить жизнь человека на несколько равных отрезков времени, то каждый из них будет гораздо насыщеннее, нежели предыдущий [11]. Если говорить о периодизации истории, то «каменный век длиннее века металла, который в свою очередь длиннее века машин. В каменном веке верхний палеолит длиннее мезолита, мезолит длиннее неолита. Бронзовый век длиннее железного. Древняя история длиннее средневековой, средневековая — длиннее новой, новая — длиннее новейшей» [12].

Ускорение информационных процессов влечет за собой ускорение деятельности, а оно в свою очередь влечет за собой еще большее ускорение информационных процессов. Мы ввергнуты в этот вихрь, в этот водоворот. Это как проблема «курицы и яйца», только все гораздо драматичнее и гораздо больше касается нашего непосредственного бытия.

Время убегает от нас, и нам ничего не остается кроме как пытаться его догнать. Мы все время спешим вдогонку времени. Мы пытаемся схватить время за хвост, однако, открывая глаза, видим в руке только секундную стрелку или секундомер. Повсюду время оставляет свои следы, как бы смеясь над нами. Все наполнено ощущением присутствия времени. Мы думаем: «Вот время и попалось!» Ан нет! Нам кажется, что время еще мелькает перед нашими глазами, но на самом деле его уже здесь нет. Время ушло. Где нам догнать его! Но мы уже разогнались настолько, что ветер срывает с нас маски. Оборачиваясь, мы ужасаемся скорости которую мы набрали, но, оборачиваясь, мы сходим с дистанции.

Информационные потоки достигли такой скорости, что делают подачу информации прерывистой. Прерывистость стала основной характеристикой современного человека, человека эпохи постмодерна. Видеоролик вообще и реклама в частности — вот способ получения информации для современного человека. Реклама — вот способ подачи информации для современного человека. В видеоролике длительностью от нескольких секунд до нескольких минут содержится максимум информации, сжатость и концентрированность которой поражает. В этот коротки промежуток времени необходимо упаковать 1) представление о ценности, существующее в культуре, 2) представление о красоте, существующее в культуре, 3) представление о реальности, существующее в культуре, и кроме этого, 4) необходимо убедить потенциального покупателя в нужности именно этой, рекламируемой вещи. Реклама полностью соответствует менталитету современного человека, человека с прерывистым сознанием, — она прерывает, это ее основная функция. Реклама строит свою позитивность на разрушении целостности полотна. Таким образом реклама вполне наглядно показывает состояние современного сознания.

Суть современного сознания — прерывистость. Сознание современного человека с самого детства вынуждено приспосабливаться к прерывистости культуры, тем самым формируя собственную, внутреннюю прерывистость, прерывистость знания. В условиях нехватки времени получить целостную картину окружающего мира не представляется возможным. Однако построить мозаичное изображение просто необходимо. Современный человек получает отрывочные сведения из разных областей человеческого знания, формируя из них свое представление о мире. Универсализм и целостность знания, которые были присущи людям эпохи Возрождения и немецким романтикам XIX в., ушли в прошлое. Объем информации о мире с тех пор увеличился во столько раз, что сейчас невозможно обладать целостной картиной знания даже в отдельной области человеческой деятельности. Я уже говорил, что современный человек живет во времени, единицами измерения которого являются мгновения — прерывистые сгустки времени разной насыщенности, насыщенность которых определяется значимостью событий, которые эти мгновения и наполняют. Прерывистость позволяет сосуществовать на одном полотне, в одной мозаике даже ранее непримиримым взглядам, позициям, концепциям. Прерывистость делает их равноценными достижениями мысли [13]. Прерывистость, таким образом, примеряет различные смыслы [14]. Таким образом создается основа для мультикультурности пространства.

Ускорение времени, в котором мы сами виноваты, дает о себе знать во всех сферах жизнедеятельности. Оно фиксирует себя увеличением ритма.

Это происходит с современными городами. Современные города живут в совершенном ином, бешеном ритме по сравнению с городом, например, лет 100 назад. Скорость необратимо возросла и продолжает возрастать. Если первые правила дорожного движения в 1906 году ограничивали скорость передвижных средств до 13 километров в час, то теперь эта, предельная скорость выросла почти в 5 раз. Стоит отметить, что не все города имеют одинаковую скорость жизни. Нетрудно заметить различие ритмов жизни, попав из одного города в другой. Медленнее всего в России живут маленькие патриархальные уездные города., там и дышится легче и живется медленнее, и даже читается то, что в крупных городах читать очень трудно потому, что текст написан в ином ритме, нежели тот, в котором живут крупные города, а самым сумасшедшим в смысле скорости городом в России является, конечно, Москва.

Кроме того, ускорение времени состоит в прямой связи с таким феноменом, как сжатие пространства. В литературе происходит сжатие текста. Теперь крупные по объему романы не просто не модны, а невозможны. Ритм романа «Война и мир», например, уже давно и безвозвратно утерян. Читать его в том же ритме, в каком он писался, можно лишь где-нибудь в деревне у печи.

Проза, выходя за пределы своего ритма, становится поэзией. Стихотворение представляет собой ускоренный в смысле ритма и сжатый в смысле объема рассказ. Более того, ритм поэзии продолжает увеличиваться. Ярким примером поэзии, ритм которой достигает своей критической отметки, служат, например, поэтические работы Николая Кононова [15].

В музыке, мне кажется, картина столь очевидна, что не стоит даже на этом долго задерживаться. Происходит постоянное увеличение ритма. Кроме того, смена тех, кого мы называем «звездами» шоу-бизнеса происходит все быстрее и быстрее.

В области, касающейся предписаний, т.е. в области морали и права, ситуация следующая. Первыми носителями предписаний были мифы, как образцы поведения в стандартной ситуации [16]. Позже миф превратился в сказку. «Если мы посмотрим на форму поговорок, пословиц, максим, которые представляют собой как бы крохотные сколки с возможных рассказов или матрицы старинных рассказов, и которые все еще продолжают циркулировать на некоторых уровнях современного общества, то сможем обнаружить в ее просодии печать […] темпорализации [наделения темпом]» [17]. Пословицы, поговорки, максимы, считалки — это ритмизованные правила поведения. Ритм позволяет лучше запоминать. Однако на смену этим сжатым в пространственном отношении и ритмизованным по сравнению со сказками, а тем более с мифами, носителям предписаний приходят системы предписаний, опирающихся на силу потенциального наказания — система заповедей, система законов. Законы однако, появились гораздо позже заповедей. Это — результат секуляризации и усложнения сознания, поэтому закон — более сложен в отношении аргументации предписываемого действия. Более того, каждый закон касается гораздо большей сферы правовой деятельности, нежели заповедь. Однако стоит сказать, что в предписания, изложенные в Нагорной проповеди, рассчитаны на такую сложность сознания, которой мы еще не достигли. Что ж, есть к чему стремиться. Вероятно, это удел тех, кто будет обладать антропологическим сознанием, первой ласточкой которого является постмодернизм.

Если уж мы упомянули такое яркое культурное явление как постмодернизм, то, наверное, уместным будет следующее замечание, которое заключит эту работу и несколько охладит весь пафос ее упоминанием о смерти. Зацикленность постмодернизма на смертях можно тоже объяснить через процесс ускорения времени. Если модерн — это современность, то постмодерн — послесовременность. Живущие всегда находятся в современности. После современности наступает смерть. Да, что ни говори, а информационные системы оказались обгоняющими саму историю человеческого общества.

Примечания

[1] См. Ясперс К. Истоки истории и ее цель // Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994.
Назад

[2] Там же, с. 33.
Назад

[3] Там же, с. 36.
Назад

[4] Там же, с. 35.
Назад

[5] Рождественский Р. Мгновения // Антология русской поэзии и прозы. ХХ век. Ч. II. М., 1994. — с. 387.
Назад

[6] Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. М., 1994. — с. 95. Смотреть там же подробнее.
Назад

[7] Подробнее об этом см. там же, с. 77-79.
Назад

[8] Там же, с. 80.
Назад

[9] Там же, с. 67.
Назад

[10] Поршнев Б. О начале человеческой истории. М., 1974. — с. 27.
Назад

[11] Эти примеры см. там же, с. 27.
Назад

[12] Там же, с. 28.
Назад

[13] См. Делез Ж., Гватари Ф. Что такое философия? М., СПб., 1998.
Назад

[14] См. Делез Ж. Тысяча платто.
Назад

[15] См. например, его сборник «Змей». Стоит отметить, что Н. Кононову, видимо, нравятся приграничные состояния, — в предыдущих своих сборниках он наоборот достигал пограничного состояния между поэзией и прозой.
Назад

[16] См. Леви-Стросс К. Первобытное мышление, Фрейд З. Тотем и табу.
Назад

[17] Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна. — М., СПб., 1998. с. 59.
Назад

Если вам понравился сайт, то поделитесь со своими друзьями этой информацией в социальных сетях, просто нажав на кнопку вашей сети.
 
 
 
 
  Locations of visitors to this page
LightRay Рейтинг Сайтов YandeG Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

 

Besucherzahler

dating websites

счетчик посещений

russian brides

contador de visitas

счетчик посещений