╫єфю  - ╨рЎшюэры№эюёЄ№ - ═рєър - ─єїютэюёЄ№
┼ёыш трь яюэЁртшыё  ёрщЄ, Єю яюфхышЄхё№ ёю ётюшьш фЁєч№ ьш ¤Єющ шэЇюЁьрЎшхщ т ёюЎшры№э√ї ёхЄ ї, яЁюёЄю эрцрт эр ъэюяъє тр°хщ ёхЄш.
 
 

╩ыєс ╚ёёыхфютрЄхы№ - уыртэр  ёЄЁрэшЎр

╚╟═┼══█╔ ╧╙╥▄ - ¤Єю яєЄ№ шёёыхфютрЄхы , яюёЄшур■∙хую Єрщэ√ ьшЁючфрэш 

 

┴шсышюЄхър

┴шсышюЄхър л╬═ ш ╬═└╗

├ыртэр ┴шсышюЄхър л╬═ ш ╬═└╗

 

Эль Тат

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАРМА ЖЕНЩИНЫ

 

КАРМА МУЖЧИНЫ

 

 

часть 2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Издательский дом «Невский проспект»

Санкт-Петербург 2002 г.

(копия)


СОДЕРЖАНИЕ:

 

СОДЕРЖАНИЕ: 2

ПРЕДИСЛОВИЕ.. 3

Глава 1 МИФОЛОГИЧЕСКАЯ СОВМЕСТИМОСТЬ. ВСЕГДА ВЫБИРАЕТ ЖЕНЩИНА.. 4

Исида — Осирис: идеальная пара. 8

Исида — Тот: отношения на высоких нотах. 10

Исида — Анубис: интуитивное чувствование друг друга. 11

Исида — Гор: она позволяет ему любить себя. 13

Исида — Сет: роковая ошибка Исиды.. 15

Хатор — Гор: беспокойная Хатор не позволит ему стоять на месте. 18

Хатор — Осирис: удвоенная гордость. 20

Хатор — Анубис: он принесет свое благородное сердце к ногам Прекрасной Дамы.. 22

Хатор — Тот: он будет прощать, но однажды уйдет навсегда. 25

Хатор — Сет: ей придется научиться смирению.. 27

Маат — Тот: родные души всегда поймут друг друга. 30

Маат — Анубис: мужчина и женщина меняются ролями. 33

Маат — Гор: он будет плакать от своего бессилия. 35

Маат — Осирис: счастливый земной союз. 37

Маат — Сет: он никогда не расстанется с ней добровольно. 38

Нефтида — Сет: она нужна ему. 41

Нефтида — Осирис: они могут нечаянно пожениться и тогда... он отправится на поиски женщины, которую полюбит. 42

Нефтида — Анубис: сколько он продержится, этот странный союз?. 44

Нефтида — Тот: она просто обязана довести его до отчаяния! 46

Нефтида — Гор: оба как дети, и этим счастливы.. 47

УТОЧНЕНИЕ ВЕДУЩЕГО АРХЕТИПА.. 50

СИСТЕМА АРХЕТИПОВ.. 54

Глава 2  КАК ИСПРАВИТЬ ОШИБКИ.. 59

Кармическая обусловленность пола. 59

Мудрость Исиды: мудрость тела и разума. 62

Силы Осириса в каждом мужчине. 66

Не брать на себя чужие роли. 72

Как исправить ошибки. 76

С чего начать работу над ошибками. 78

Постараемся сохранить любовь. 78

Когда расстаться необходимо. 80

Чужой Осирис. 81

Поиск желанной любви. 82

ИСТИННАЯ ДУХОВНОСТЬ РЕАЛИЗУЕТСЯ В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ.. 85


ПРЕДИСЛОВИЕ

Вторая часть книги, об особенностях кармического пред­назначения мужчины и женщины, основана на ее первой части. В ней читатель мог познакомиться с мифом об Оси­рисе и Исиде, созданном в Древнем Египте. Миф рассказы­вает о девяти богах, детях Великого Бога Ра, пришедших на Землю после того, как погибла цивилизация атлантов. Пять богов и четыре богини по сей день живут в земных людях.

Есть женщины-Исиды, они добры, заботливы, их глав­ная жизненная задача — благополучие семьи, именно от это­го зависит их счастье.

Женщина-Хатор энергична, самостоятельна и эмоцио­нальна. Главное в ее жизни — встретить свою любовь. Без нее она теряет женственность, привлекательность, здоровье.

Маат абсолютно необходимо, чтобы все в ее жизни име­ло порядок.

Нефтида в основном заботится только о себе. Это сама Природа! Наивна, непосредственна, мила, она должна обяза­тельно научиться заботиться о других людях, научиться лю­бить близкого человека, забывая себя.

Впрочем, у женщины любого архетипа есть свои пробле­мы, решая которые она преодолевает карму и находит свое счастье. Но у всех без исключения женщин есть одна боль­шая женская задача — любовь! В разных формах, в разных вариантах суметь принести в мир энергию любви, благости, мягкости, женственности. Мир не должен быть жестоким! Только женщина может уравновесить мужскую жесткость, твердость, стремительность.

Мужской архетип Осириса — это открытость, энергия, напор, его главная задача — сделать свое важное дело. Он — строитель жизни в самом широком смысле этого слова.

Гор во многом похож на Осириса, ведь по мифу Оси­рис— его отец. Но все, что делает Гор, служит задаче по­строения его личности. Гор — продолжатель дела своего от­ца в условиях, когда зло в обличии дяди Сета разрушает все, построенное отцом. Задача Гора — стать личностью, достой­ной Осириса, и, свергнув Сета, восстановить в мире Добро и созидательность.

Анубис — мужчина тонкой организации души; это по­эты и художники, врачи и учителя. Главная задача Анубиса — гармония души и тела человека.

Тот — философ, он никуда не торопится, все делает ос­новательно, на века. Чем бы он ни занимался в жизни: на­укой, строительством или выращиванием хлеба, — он будет счастлив, если будет чувствовать себя на своем месте.

Сет — воплощенное зло мира. Его главная задача — раз­рушать. Он является инструментом кармы, он заставляет каждого из нас постоянно делать выбор между добром и злом. В определенном смысле Сет живет в каждом из нас.

 Таковы основные архетипы живущих на земле людей.

Вторая часть книги показывает, как взаимодействуют все архетипы друг с другом. Вы сможете понять, почему что-то не ладится в вашей семье, почему вам так сложно встретить человека, который стал бы для вас «второй половинкой».

Чтобы исправить ошибки, необходимо сначала понять, кто вы такой (или такая), энергии какого архетипа в основ­ном наполняют вас. После этого вы непременно сможете по­нять и того, кто должен быть рядом с вами.


Глава 1 МИФОЛОГИЧЕСКАЯ СОВМЕСТИМОСТЬ. ВСЕГДА ВЫБИРАЕТ ЖЕНЩИНА

Мужчине, как мы выяснили в первой части книги, го­раздо больше присуща импульсивность в проявлении жела­ний, чем женщине. Даже мужчина-Анубис не знает, откуда и как появляются его внезапные желания. Даже женщина-Хатор способна осознать, почему она выходит замуж имен­но за этого мужчину.

Существует понятие женского и мужского типа возбуж­дения. Мужской связан с энергиями нижних центров (чакр) организма человека и преимущественно с красным цветом. Это изначальные жизненные энергии, они имеют наиболее низкие, грубые вибрации. Так же как и красный цвет имеет низкую частоту электромагнитной волны видимой части спектра.

Низкие вибрации не значит плохие. Гармонию составляет полный спектр. Без красного не будет гармонии цвета. Без нижних центров невозможна земная жизнь, невозможно существование здорового, сильного тела. Данный тип возбуж­дения и позволяет мужчине справляться со своей мужской ролью, реализовывать свою карму активного действия и строительства.

Считается, что женскому типу возбуждения соответству­ет энергия сердечной чакры Анахаты. А это прежде всего эмоции. Анахате соответствует изумрудный цвет. Но «сер­дечность» женщины — это скорее иллюзия, поскольку ис­тинным цветом женского возбуждения является противопо­ложная крайность видимого спектра — фиолетовый цвет. Фиолетовый можно получить смешением двух цветов: крас­ного и синего. Интересно, что красный — самый горячий цвет, синий — самый холодный. Фиолетовый считается со времен французских королей самым загадочным цветом. Один восточный поэт писал:

Для тех, кто понимает в этом толк,

Прекраснейшая вещь — лиловый шелк.

 Красива молодая чаровница,

Одень ее в лиловый шелк — царица!..

Если энергия красного цвета становится ведущей в жиз­ни человека, это чревато раздражением и агрессией. Если же фиолетовый или сиреневый становится главным, человек от­рывается от действительности, он живет в мире грез, он ни на что не способен в жизни, он уходит от решения проблем, старается переложить их на плечи других. Крайности нико­гда не сулят ничего хорошего.

В западной культуре продолжает жить традиция, по ко­торой мужчина делает предложение женщине, а женщина принимает решение, согласиться с этим предложением или отвергнуть его. Вроде бы по энергиям все правильно: жен­щина пассивна, она занята самой собой, своим совершенст­вом и только ждет того мужчину, который бы сразил ее серд­це; мужчина активен, он отыскивает среди всех женщин на свете свою единственную и бросает к ее ногам свое сердце. И тут оказывается, что она ждала вовсе не его... Но согла­силась на его предложение, околдованная его страстностью. Может быть и так. Но она может и не выбрать его.

Не секрет, что часто у девушки бывает несколько поклон­ников. Молодые люди общаются как друзья, пока кто-то из юношей не решит, что у него гораздо больше прав на «прин­цессу». А что позволяет ему сделать такой вывод? Либо его собственная страсть, либо поведение «принцессы».

Одна девушка рассказывала, что в нее были влюблены два молодых человека. Все трое учились в одном вузе. По­сле студенческих дискотек и вечеров мальчики всегда вдво­ем провожали девушку. Один из них был крепкого телосло­жения, спортивен, остроумен, имел симпатичную «мордаш­ку» и открытый взгляд — чем не Осирис? Другой был высок, худощав, имел черные бусины глаз, взгляд исподлобья и на­пряженную сутуловатую фигуру — скорее всего, Анубис. Де­вушке больше нравился Осирис.

И вот однажды Анубис, оставшись наедине с приятной ему особой, начал размышлять вслух: «Да, Осирис красив, спортивен, умен. Я знаю, ты выберешь его... А я всегда бу­ду неудачником». У нее сжалось сердце от жалости. И они поженились.

Осирис вздохнул, сжал зубы — отбивать девчонку у друга не в его стиле, ведь она уже сделала свой выбор. Прожив пятнадать лет вместе, непрестанно ругаясь и упрекая друг друга во всех смертных грехах, молодые люди развелись, долго и  скандально деля совместно нажитое.

Можно подумать: вот несчастная девочка, поплатилась за сердобольность... На самом деле она хотела властвовать, и ей показалось, что из такого «безнадежно влюбленного Анубиса она всю жизнь сможет «вить веревки» и быть счастливой. А что он? Да, в общем-то, он и не был влюблён. Комплекс неполноценности. А тут такая красивая де­вушка… Конечно, она не для него, конечно, он понимал, что его пожалела, за это и упрекал ее потом: «Ведь ты меня не любила...» Но тогда было чертовски приятно увести ее у Осириса.

Теперь они все понимают и, дай Бог, еще построят свое счастье. Но у них уже вырос сын, его душа исковеркана, он не верит, что люди могут любить друг друга, поскольку все свое детство он замирал в ожидании очередной ссоры недовольных родителей. Ах, если бы она тогда была чуть-чуть умнее, если бы лучше понимала себя и других!

Это женская, а не мужская задача — разобраться во всех тонкостях чувств, понять себя и его и принять единственно правильное решение. И действительно, женщина всегда ощущает фальшь, но не дает себе труда разобраться в том, что настораживает в отношениях с мужчиной. Осознание сво­их тонких ощущений — может быть, это и есть мудрость.

А мужество? Это сила духа и воля к тому, чтобы посту­пить правильно? Тогда мужество совершенно необходимо женщине! Идя на поводу мужской безумной страсти, она и совершает все ошибки, за которые расплачиваются они оба, а также их дети. Получается, что всегда виновата женщина, поскольку выбор за ней.

Ещё один характерный пример.  У женщины был муж — «большая зануда». Прожили семь лет. Подрос сынишка. Женщина упорно работала, «тянула» семью. Супруги развелись, скорее всего, потому, что не понимали, кто же в семье мужчина. У нее появился любовник, молодой, энергичный, но с ребенком отношения у него не сложились. Прожили два года — сам ушел к другой. Тут же появился новый герой, еще моложе, но гораздо менее энергичный. Он, скорее, был ей вторым сыном, чем мужем, не он ей опора, а она ему. Этого сама выгоняла не раз, а он снова приходил. Очень сек­суальный был мальчик, невозможно было отказать. А тут еще один появился. Женатый в третий раз и гуляющий со всеми, кто не откажет, он и не претендовал на любовь, ему интересно было развеяться, повеселиться.

И тут она задумалась: «Кого я выбираю? Разве этого хо­чу я в своей жизни?» Выгнала всех и стала мечтать: «Хочу, чтобы он был сильным и мужественным, мягким и добрым и чтобы сына любил, как и меня...» Каждый вечер, засыпая, разговаривала с ним мысленно, советовалась, жаловалась; каждое утро, просыпаясь, просила его: «Найдись!» Его еще не было, но он уже жил в ее душе. Женщина так измени­лась, что ее не узнавали близкие и друзья. Мягче стала, женственнее, больше заботилась о сыне и жила так, будто кто-то замечательный и любимый всегда с ней, тот, которого вы­брала душа. И он пришел. Случайно и как будто неожидан­но. Она не сразу его узнала. Он показался ей сначала оче­редным искателем приключений. Она не обращала внима­ния на его ухаживания, но он звонил и искренне заботился о ней, предлагал свою помощь... А однажды он принес ей цветы — она посмотрела в его глаза — в них светилась та энергия, о которой она мечтала уже много месяцев.

Вот и скажите, кто же сделал выбор? Она или он? Они бы никогда не встретились, прошли бы мимо и не заметили друг друга, если бы она не сделала выбор внутри себя. Они по-разному звучали, они не соответствовали друг другу, по­ка она не сделала свой выбор. Кого она выбирает — тот ее и находит. На какую частоту настроен радар женской души, та мужская волна и появляется в радиусе ее восприятия.

Мужчина способен на активный поиск, ему позволитель­но предлагать себя, знакомиться, ухаживать, показывать себя во всей красе: «Смотрите, какой я умный, сильный, удачли­вый... богатый, нахальный, сексуальный... чуткий, добрый, внимательный... экономный, хозяйственный, работящий... красивый, обаятельный, разговорчивый...»

Мужчина всем своим поведением говорит: «Я такой, ес­ли я подхожу тебе — выбери меня. А если выбрала, то при­ми таким, какой я есть. Может быть, я пойду навстречу те­бе и изменю в себе то, что тебя не устраивает, но только ес­ли сам этого захочу. Но в главном я всегда останусь таким, какой я есть!». Даже если мужчина так не думает, он всё равно так делает.

Женщина должна понять, кого она видит рядом всю жизнь. Она должна точно знать, ради какого человека она готова пожертвовать всем. Потому что как ни крути, а суть женской кармы — посвятить свою жизнь мужчине. И если женщина думает по-другому, рано или поздно у нее будет возможность ощутить себя несчастной.

Всю жизнь стирать, варить, чистить, парить, драить, а также заботиться, переживать, морально поддерживать, да­вать мудрые советы и при этом терпеть его срывы, пережи­вать его неудачи, прощать его невнимание, оставаясь доброй, ласковой, любимой, привлекательной, — все это возможно только в одном случае: если женщина уверена, что мужчи­на достоин такой жертвы ради него.

Поэтому ей не нужно торопиться и выходить за перво­го встречного, плененного ее красотой. У нее есть обязан­ность взвесить все на весах фиолетового цвета, то есть под­няться вверх над земными условностями (соображениями престижности, богатства, сексуальности), и оттуда, сверху, увидеть премудрыми очами своими, сможет ли она составить счастье молодого человека, пылающего желаниями. А также сможет ли он составить ее счастье. Это женская обязанность услышать Глас с небес, благословляющий (или не благослов­ляющий) ее на брак. Если свыше говорят, что мальчик твой, значит, можешь его околдовывать, и тебе помогут. Но если сердце смутно чувствует, что мальчик не твой, значит, от­казывайся идти к нему на свидание и не давай себя целовать.

Во всех несчастных браках виновата только женщина. Это она выбрала, дала согласие, проявила инициативу. Это она, не понимая себя, создала случайно в своем сердце об­раз, не соответствующий себе, и он притянулся, пришел и влюбился в свое отражение в ее сердце.

Создание счастливых браков — это, собственно, государ­ственное дело. Но помогать молодым необходимо не при­митивно, организуя службы знакомств или «танцульки» в клубах, а гораздо серьезнее. Вот молодая симпатичная, не­множко вздорная девчонка. Ее одноклассник, сосед по пар­те, весьма серьезен, умен, разумен. Они хорошо друг к дру­гу относятся, но не более, их интересы различны. Она так любит танцевать, ей хочется музыки, шумного веселья, праздника, карнавала, необычных ощущений. Она увлече­на веселыми компаниями, дискотеками и барами. Она влюбляется в одного мальчика, он — наркоман, он ее бро­сает, поскольку он вообще ни к чему не имеет привязан­ности в этой жизни, кроме иглы. Она много плачет, пере­живает свою трагедию как большую несчастную любовь. Но молодость берет свое, и вот уже в дискотечном грохоте она вновь видит кого-то, кто увлекает ее воображение. На сей раз они стоят друг друга. Оба задиристы, эмоциональ­ны, оба любят «приколы». Они встречаются в компаниях и в барах, они резвятся шумно и весело несколько месяцев, о первой любви давно забыто, но вдруг он пропадает. Она мечется в поисках — никто ничего не знает, он просто уехал в другой город. Он не посчитал нужным сказать об этом своей случайной партнерше по воскресным развлечениям... Она в панике. Воображение рисует ей романтические сю­жеты: он не мог ей позвонить — родители увезли его об­маном, они хотят его женить насильно на богатой невесте, у которой от него ребенок в другом городе, но он страдает без своей веселой подружки, однако не хочет впутывать ее в свои проблемы... У девочки начинается невроз: она не спит ночами, грубит родителям, убегает из дома, бродит по ночному городу, фантазирует... Она сама чувствует, что что-то с ней не так, и идет в поликлинику. В беседах с грамотным специалистом она начинает познавать себя, осознавать, какой любви она хочет и какому мужчине она могла бы довериться.

Неожиданно она встречает своего давно забытого одно­классника. «Как ты изменилась!» — говорит он ей. Она с удивлением находит в нем все то, о чем ей мечталось. Мо­лодые люди начинают проявлять интерес друг к другу. По­чему это стало возможным?

Вибрация фиолетового цвета появилась в поле девушки, когда она смогла посмотреть со стороны на себя, на свои же­лания, когда она смогла отделить эмоции от чувств, внеш­нее от внутреннего, наносное и поверхностное от глубинного и истинного. Вибрация фиолетового цвета, вибрация отстра­ненности и мудрости, вибрация осознания себя не может появиться сама собой. Ищущая и чувствительная личность находит ее, если стремится найти. Фиолетовая вибрация де­лает женщину Женщиной, Царицей жизни. Получается, что когда женщина находит себя, осознает себя, тогда она и встречает свое счастье. Она всегда делает выбор: либо идти к себе, внутрь себя, либо от себя во внешнее пространство. И что бы мы с вами ни говорили об активных и пассивных женщинах, пассивных и активных мужчинах, всегда для мужчины правильным и естественным будет красный тип возбуждения активности, предполагающий ощущение сво­ей силы и направление ее во внешнее пространство, что обу­славливает реализацию его кармических задач. Для женщины фиолетовый тип возбуждения наиболее естествен и «пра­вилен», что предполагает путь внутрь себя и способность к отстраненной оценке, царственной холодности, стремление к самосовершенствованию и мудрости. Только это и может помочь женщине преодолевать свою женскую карму.

Теперь мы посмотрим, как различные архетипы мужчин и женщин способны понимать друг друга, поскольку имен­но от взаимопонимания зависит счастье человека в личной жизни.

А поскольку выбирает женщина, то мы и будем исходить из того, что выбрала она, хотя, естественно, мужчине также неплохо бы понимать, к чьим ногам он так страстно броса­ет свое сердце.


Исида — Осирис: идеальная пара

Стоит ли говорить о том, что это идеальная пара. Эмо­циональная и искренняя Исида в восторге от эмоциональ­ного, искреннего и страстного Осириса. Они всегда понима­ют друг друга с полуслова. Их взгляды на жизнь очень схо­жи, они оба готовы дарить себя, свою любовь близкому человеку и всему миру. Оба энергичны, легки на подъем. Он позвонит и скажет: «Знаешь, я купил билеты на замечатель­ный концерт, через пятнадцать минут заеду за тобой, будь готова!» Она бросит все дела и соберется за 15 минут, даже если не очень-то в восторге от этой идеи. Зато она в вос­торге от него!

Он немного эгоистичен и требует много внимания к се­бе. Он всегда прав, и, конечно, к нему надо пристраиваться, его нужно принимать таким, каков он есть, со всеми его сумасбродными идеями. Все это для Исиды совершенно не сложно. Со стороны может показаться, что он не считается с ее интересами, что он использует ее, что он кричит на нее и возмущается совершенно несправедливо, что он как буд­то всегда подчеркивает, что он — главный, а она — при нем. Но это лишь видимость.

На самом деле, когда они наедине, он может просить ее о помощи, спрашивать совета, он доверяет ей все свои про­блемы, раскрывает душу. Таким его может не знать и род­ная мама. Он не боится показаться ей слабым или глупым, он уверен — она его понимает. Исида чувствует душу Оси­риса, она никогда не сомневается в его искренности, она ве­рит ему даже тогда, когда весь мир отворачивается от него. Между ними идеальные сексуальные отношения, они все­гда устраивают друг друга. В течение жизни они могут изме­нять своему партнеру, поскольку оба эмоционально несколь­ко неуравновешенны, но чаще, «хлебнув новых впечатлений», возвращаются к своей замечательной и единственной любви, достаточно легко прощая друг другу непостоянство.

Лет в сорок с хвостиком всех Осирисов тянет на сексу­альные перемены. Обычно они хотят обзавестись молодой сексуальной красавицей. При их активности это бывает не­сложно. Однако, даже если увлечение Осириса перейдет в серьезное чувство, он не бросит свою любимую когда-то Исиду, посвятившую ему жизнь. Это не в его правилах. Оси­рис будет жить на два дома, и сил у него хватит запросто. А уж что произойдет спустя 10—15 лет, будет зависеть от многих обстоятельств...

Исида может принять, а может и не принять такое пове­дение супруга. Но в любом случае она будет думать не о сво­ем, а прежде всего о его благе: «Если ему там хорошо, я дам ему развод...»; «Его там не понимают так, как я, поэтому мне нужно потерпеть. Он запутался, увлекся, пусть спокойно сде­лает свой выбор сам...».

Любовь, чувственность, сексуальное притяжение между Осирисом и Исидой настолько сильны, что если они встре­чаются, будучи несвободными, то их ничто не сможет оста­новить разрушить все старое и соединиться друг с другом во что бы то ни стало. Любовь Анны Карениной и Алексея Вронского (Л. Н. Толстой. Анна Каренина) является замеча­тельным тому примером.

Но в то же время знаменитый роман показывает, что для истинного счастья мало страсти, мало сексуального притяжения, необходимо что-то большее. Необходимы общие ду­ховные интересы, связывающие партнеров, а также способ­ность к забвению собственных эгоистических принципов ра­ди душевного равновесия возлюбленного. К сожалению, ни Анна, ни Вронский не ставят перед собой никаких возвы­шенных, духовных задач. Мы видим, что их души, напол­ненные окрыляющей любовью, способны подняться над прогнившим обществом, над лживостью и ханжеством при­нятой всеми морали. Но оказывается, что, кроме любви друг к другу, в их душах и нет ничего больше, во всем осталь­ном они целиком и полностью принадлежат обществу, вы­зов которому они бросили. Таким образом, они оба оказы­ваются неспособными удержаться на той вершине счастья, на которую вознесла их прекрасная любовь.

К сожалению, мы очень часто видим, что люди, находя­щиеся на низком уровне духовного развития, имеют так много внутренних нерешенных проблем, что не в состоянии быть счастливыми даже с идеально подходящим для них человеком.

Эгоизм, неумение понять себя и ближнего, «сетовские» качества характера делают невозможным проникновение в духовный мир друг друга. На этом уровне трудно называть любовью чувство, связывающее людей. Это, скорее, страсть, физическое, сексуальное почти на животном уровне притя­жение друг к другу. Любовь как самоотдача возможна толь­ко при условии достаточной духовной зрелости души. Нуж­но ли говорить, что душевная зрелость достигается не года­ми жизни, но прежде всего напряженной душевной работой личности?

Ромео и Джульетта, без сомнения, тоже являются Оси­рисом и Исидой. Они юны и немного эксцентричны, но тем не менее им удается сделать огромную работу не только для себя, для своей души, но и для мира. И не только для мира между их семьями, но, если хотите, для всего человечества. Гений Шекспира донес до нас через их образы идею любви как возвышенного чувства, которое способно взлететь над всем, даже над смертью. Да, они поднялись над смертью, по­скольку их не стало, а их семьям захотелось жить и любить. И каждому, кто знакомится с историей их любви, тоже хо­чется жить и любить, и быть лучше, поднимаясь над грязью земных условностей, утверждать чистоту и совершен­ство вопреки мерзостям жизни.

Этого нельзя сказать про «Анну Каренину». Прочитав ее, мы, скорее, испытываем разочарование: столько возвышен­ных чувств, столько энергии, такой взлет души, — и все за­кончилось ничем, трагедией нереализованных возможностей. Это грустно. Но гений Толстого показывает нам правду жиз­ни. Он будто говорит нам: «Так тоже бывает. Само по себе счастье любви еще не означает счастья жизни. Для счастья жизни нужна постоянная, бесконечная духовная работа лич­ности...»

При первой встрече Осириса и Исиды они сразу чувст­вуют взаимное расположение и притяжение. Часто им кажет­ся, что они давно знали друг друга, хотя знакомы лишь пол­часа. Сколько бы им ни было лет (пятнадцать или семьде­сят), они достаточно легко вступают в контакт, находят темы для разговора и обязательно назначают сразу же следующую встречу. Но они никогда не ударяются с первой же встречи в секс. Осирис и Исида — романтики, они могут долгое вре­мя «кайфовать» просто от присутствия своего возлюбленно­го, от возможности общения... И только потом любовь и страсть охватывают их целиком и полностью. Хотя, конеч­но же, в зависимости от возраста, воспитания, уровня раз­вития и т. д. период «дружбы» может колебаться от несколь­ких недель до нескольких лет. Тем не менее чувство между Осирисом и Исидой вспыхивает всегда первоначально как легкая, невинная искорка и развивается по нарастающей, не претерпевая особых сбоев в виде сомнений, разочарований. Помните знаменитую «Золушку»? Принц и добрая девушка устремляются друг к другу просто и легко, не особенно за­думываясь о социальном происхождении и материальной обеспеченности партнера. Исчезновение Золушки и поиски ее принцем — всего лишь милое романтическое приключе­ние со счастливым концом. А разве может быть иначе, если двое любят друг друга?

Однако супружеская жизнь этих двух архетипов нико­гда не бывает совсем уж гладкой, поскольку сложные кар­мические задачи стоят перед тем и другим. Осирису непре­менно нужно что-то построить, Исиде — реализовать зада­чу служения, жертвы, отдачи своих сил на благо ближнего, кармические задачи иногда вступают в противоречие с ин­тересами супружества и семьи. Тогда-то и понадобится обо­им партнерам глубинное духовное понимание друг друга.

Много душевных сил потребует от них жизнь. Так же как и мифологическим героям, им необходимо сохранять свою любовь, чего бы то ни стоило. Только любовь друг к другу, возвышенная и преданная, способна помочь им справиться со всеми сложными проблемами их пути.

Дети Осириса и Исиды обычно счастливы. Какие бы сложные и противоречивые события ни развивались в их се­мье, дети видят искреннюю любовь родителей, а это все-та­ки самое главное.

В доме наших героев всегда много друзей. И Осирис, и Исида любят праздники, гостей, подарки, сюрпризы, с удо­вольствием сами все это готовят независимо от материаль­ного достатка.

К сожалению, иногда они так утопают в этом празднике жизни, что за ним не видят чего-то более важного. Близким людям обязательно необходимо быть достаточное время на­едине, вдвоем, чтобы еще лучше почувствовать партнера, слиться с ним не только физически, но и духовно. Поделить­ся мыслями, настроениями, рассказать обо всем, что проис­ходило с каждым в их, отдельной от супруга жизни, — если это заведено в доме Осириса и Исиды, они не расстанутся никогда и будут счастливы по-настоящему.

 

Исида — Тот: отношения на высоких нотах

Взаимопонимание между Тотом и Исидой возможно, и даже очень возможно, но только если они оба находятся на достаточно высоком уровне развития духа. В противном слу­чае Тот задушит душевные порывы Исиды своей прагматич­ностью и черствостью.

Тот верит Исиде, его восхищает ее искренность и жела­ние помогать всем. Помощь ближнему для Тота также свя­тое дело. Мы можем видеть их в таком варианте: они оба — увлеченные врачи, он — заведующий отделением, ведущий хирург, пишет научные статьи, она — рядовой врач, медсе­стра, самозабвенно помогающая мужу в его работе. Или мы увидим двух педагогов: он — солидный директор школы, она — любимая всеми детьми учительница. Но, справедли­вости ради, заметим, что такая идиллия встречается не час­то. Это возможно при действительно высоком уровне обо­их партнеров, когда они способны прислушиваться к точке зрения любимого человека, принимать ее, соединять со свои­ми воззрениями, обогащая их непохожими взглядами живу­щего рядом любимого.

Взгляды на жизнь Исиды и Тота действительно весьма раз­личны. Исида стремится к отдаче, Тот — накопитель. Если с Осирисом Исиде легко чувствовать себя женщиной, поскольку он активен и инициативен, то с Тотом женщина в ней либо ущемлена, либо подавлена, так как Тот холоден и повышен­ной инициативностью не страдает. Именно по этой причине Исида и Тот не создают браков в молодом возрасте. Юная Иси­да слишком романтична. Юный Тот слишком занят каким-то важным делом, романтика ему чужда. Скакать на лошади, бросать букеты цветов в окно возлюбленной, танцевать всю ночь до упада, гулять под луной, встречать рассвет у костра, — Тоту в молодости жаль времени на все эти глупости. Поэтому с Исидой они просто не встретятся.

Зато повзрослевший Тот, начиная всерьез задумываться о семье и о детях, восхищается Исидой. Она его очаровы­вает, как Наташа Ростова Пьера Безухова (Л. Н. Толстой. Война и мир). В ней есть все то, чего нет в нем самом. Он также околдовывает ее первоначально своей загадочностью, непонятностью и непохожестью ни на кого. Они приближа­ются друг к другу очень медленно. Сталкиваются, поража­ются своей непохожести и снова отдаляются на приличное расстояние, чтобы наедине с собою постараться понять то, что их так удивило. Наконец они начинают понимать спо­соб жизни друг друга, а понимая, могут принять (а могут и не принять). Но если примут, то всю жизнь будут востор­гаться непредсказуемостью, непохожестью своего партнера. Это позволит создать им счастливую семью. Но даже при бурных сексуальных отношениях они будут выглядеть на людях скорее как брат и сестра, смысл их взаимоотноше­ний — взаимопомощь и поддержка во всем. Глядя на мир с разных позиций, они помогают и партнеру увидеть оборот­ную сторону любого процесса, тем самым они все время рас­ширяют мир вокруг себя и не перестают удивляться своим новым открытиям. Каждый день приносит им новое пони­мание уже привычных вещей.

Между Тотом и Исидой часто такая же разница в возрасте, как между Наташей и Пьером. Только если Тот сможет вос­принимать женщину ребенком, о котором ему нужно заботиться и, он сможет ее любить. Только если Тот будет видеть в женщине детскую непосредственность, искренность и бесхит­ростность, он сможет ей доверять и верить в ее любовь.

Никакие измены между ними невозможны. Либо они строят свои отношения на очень высоких нотах, либо не строят их вообще. Даже если один из них согрешит, он (или она) сделает все, чтобы эта тайна ушла с ним в могилу. Ес­ли партнер узнает об измене, произойдет непоправимое, сло­мается что-то такое тонкое, чему и названия нет. И это тон­кое, удивительное, восхитительное, детское, чистое отношение друг к другу будет не восстановить. Они не смогут об этом забыть, даже если останутся вместе, даже если оба бу­дут знать, что это случайная глупость...

Обычно при изменах они разводятся и уже никогда не бы­вают счастливы, будто умирает в душе что-то самое главное. Супружеская жизнь Исиды и Тота может быть идиллически  красивой, им будут все завидовать. Либо она может быть плачевной для Исиды.

Это возможно в том случае, когда эти архетипы встречаются во вторичном браке. Он обжегся на Нефтиде или Хатор, она бежала от мужа-пьяницы или от явного Сета. И вот они вместе. Он строгий и положительный, как Ипполит из извест­ного всем кинофильма Э.. Рязанова «Ирония судьбы, или с легким паром!». Она — измученная грубостью и скандалами милая женщина, но не способная уже быть ребенком. Вроде бы все хорошо, для обоих наступил долгожданный покой, и они всем довольны в супруге, но чего-то не хватает...

Виновата, как всегда, женщина. Исиде в этом случае не хватает легкости, способности взять инициативу в свои ру­ки, твердо отстоять свои романтические принципы жизни. Ну и Тот хорош: имея опыт отношений с легкомысленной женщиной, он теперь готов задушить всякую радость в жиз­ни, поскольку она вызывает в нем чувство тревоги.

Но если Тот вполне может довольствоваться жизнью су­хой, размеренной, без неожиданностей и без праздников, то Исида начнет чахнуть и болеть.

С годами все усугубляется. Тот проявляет свои самые не­гативные черты: скаредность, придирчивость по мелочам, пе­дантичность, соблюдение порядка до идиотизма... Но тогда он уже превращается в Сета, и Исиде надо бежать, иначе она погибнет в самом прямом смысле: заболеет и умрет.

Пока еще не поздно, Исиде надо смело идти в бой. Заста­вить Тота восхищаться своей непосредственностью и искрен­ностью. Заставить его заботиться о себе как о ребенке, заста­вить его счастливо улыбаться, таять от ее прикосновений, по­целуев, щебетания. Только так она сможет спасти себя и его. Дети у Тота и Исиды даже в самом худшем случае, даже не будучи счастливыми, будут все-таки уважать родителей, иметь хорошее воспитание и образование.

В доме Исиды и Тота не бывает много гостей. Их друзья всегда немногочисленны, но зато тщательно отобраны. Это единомышленники, духовно близкие люди. Но дом Исиды и Тота всегда открыт для родственников. Они все время ко­му-то помогают: то детям, то племянникам, то внукам. Дом Исиды и Тота всегда крепок, устойчив, часто хорошо обес­печен материально, он притягивает тех, кто нуждается в под­держке. А вот давать или не давать поддержку, будет зави­сеть опять же только от Исиды. Сумеет она сделать Тота счастливым, и он будет одаривать любого и каждого. Не су­меет — и он будет жить как сыч на своем добре. А умрет Тот, родственники растащат все его добро, при этом перессорят­ся между собой, а его и добрым словом не помянут.

Счастливые Исида и Тот готовы заниматься меценатством, осуществлять великие проекты, на свои средства воплощать в жизнь планы детей, друзей и просто хороших людей. Самое смешное, что у них всегда все получается! Самое невозможное, самое грандиозное, самое необыкновенное, все то, что не по­лучится больше ни у кого, у Исиды и Тота удастся. Потому что они искренне желают сделать что-то для людей и потому что сочетание искрящихся эмоций Исиды и тяжеловесной разум­ности Тота как нельзя лучше создает устойчивую волну энер­гии, способную преодолеть все препятствия.

Примером союза архетипов Исиды и Тота могут быть Елена и Николай Рерихи.

Исида — Анубис: интуитивное чувствование друг друга

Исида очень редко выбирает Анубиса. Она при всей эмо­циональности вовсе не склонна проявлять инициативу в сер­дечных делах. Анубис — это князь Мышкин (Ф. М. Досто­евский. Идиот) и Алеша Карамазов (Ф. М. Достоевский. Братья Карамазовы). Он более чем безынициативен в делах любви, он часто чувствует себя недостойным любви. Исида искренне стремится помочь Анубису, поддержать его, спа­сти, проявляет дружеское, материнское участие в его судьбе (так же, как она это делает в мифе), но она не воспринима­ет его как потенциального супруга. Собственно, он и сам се­бя так не воспринимает. Анубис — отшельник, философ, старый холостяк. Но в жалости он не нуждается. Алеша Ка­рамазов может выглядеть наивным, он, может быть, плохо разбирается в житейских делах, но в том, что касается во­просов души, ему нет равных! Анубис — богатырь духа, его можно убить, но нельзя сломить его дух, его веру, его убеж­дения. Подпоручик Ромашов (А. И. Куприн. Поединок), скорее всего, относится к архетипу Анубиса. Его возлюблен­ная Шурочка, жена поручика Николаева, — женщина с ве­дущим архетипом Исиды. Ее муж грубый солдафон, она признается Ромашову, что не любит его, а затем добавляет еле слышным голосом: «Я не хочу скрывать... вы мне милы всем: своей неловкостью, своей чистотой,, своей нежностью. Я не скажу вам, что я вас люблю, но я о вас всегда думаю, я нижу вас во сне, я чувствую вас...»

Ромашов в отчаянии спрашивает горячо любимую им женщину, почему она не хочет быть с ним, а остается со сво­им мужем. Не сразу она набирается духу объяснить ему все, как есть: «Фу, какая гадость! Обер-офицерша, сорок восемь рублей жалованья, шестеро детей, пеленки, нищета... О, ка­кой ужас!»

Шурочка держится за своего мужа, потому что он целе­направленно стремится в высшее офицерство, он поступает в Петербурге в военную академию. А Ромашову и так воин­ская служба не по душе, а прикладывать неимоверные уси­лия для сдачи экзаменов в академию и вовсе не интересно. Он подумывает об отставке и о гражданской службе. А там снова нищета, и он ни на что не может решиться...

«Я не могу, не могу здесь оставаться, — страстно гово­рит Шурочка, — поймите меня! Остаться здесь — это значит опуститься, сплетничать, интриговать и злиться по поводу разных суточных и прогонных... каких-то грошей!., устраи­вать пошлые «балки», играть в винт... Мне нужно общест­во, большое, настоящее общество, свет, музыка, умные со­беседники. Мой муж пороху не выдумает, но он честный, смелый, трудолюбивый человек. Пусть он только пройдет в генеральный штаб, и —  клянусь — я ему сделаю блестящую карьеру. Я знаю языки, я сумею держать себя в каком угод­но обществе... Неужели я уж так неинтересна как человек и некрасива как женщина, чтобы мне всю жизнь киснуть в этой трущобе, в этом гадком местечке, которого нет ни на одной географической карте!»

Ее можно понять. Женщина чувствует в себе потенциал возможностей и желает найти хоть какой-то способ его реа­лизовать. Скажем прямо, выбора у нее — никакого! Ромашов романтичен, тонок, с ним интересно говорить. Они одина­ково чувствуют и понимают все вокруг, но... она не верит ему, не доверяет, он не защитит ее от мерзости жизни «в гад­ком местечке». Поэтому история заканчивается так печаль­но. Шурочка может показаться расчетливой, как Маат, но то­гда бы она помалкивала и ни в кого бы не влюблялась. Ма­ат лишена Шурочкиной эмоциональности, она спокойнее и педантичнее. Может быть, Шурочка Нефтида? Поскольку она хочет денег, общества, удобств, красивой жизни, совсем как Нефтида. Но Нефтида не собирается вкладывать себя в свои проекты, она не желает ждать, она хочет получить все на блюдечке, просто вытащить счастливый лотерейный билет. Шурочка — Исида, она не пилит с утра до вечера супру­га, а «изобретает систему подготовки к экзаменам» и сама по этой системе учит вместе с ним предметы, чтобы задуман­ное осуществилось. Она хочет отдавать, вкладывать, она — труженица. Кроме того, несмотря на всю свою «продуман­ность», она оказывается не в состоянии справиться со сво­им нежным и трепетным чувством к Ромашову, поэтому им дана ночь любви, им дано узнать счастье соединения с ду­ховно близким человеком.

Таким образом, чуткие и тонко настроенные души Анубиса и Исиды хорошо понимают друг друга. Но они могут быть вместе только тогда, когда Анубис спрячет свою душу под панцирем социальной защищенности, приобретет ценой больших усилий (ему ничего не дается просто) достойную профессию, уважение в обществе, материальный достаток. Тогда Исида сможет уважать его (ей это очень важно), гор­диться им, тогда между ними возможна счастливая любовь. В любом другом случае Исида, не уважая жалкого суп­руга, пусть он даже великий поэт, музыкант, непризнанный гений, будет его презирать тайно или явно. Впрочем, это для нее не смертельно, и она сможет жить рядом с ним из жалости.

Пример счастливой любви между Анубисом и Исидой интересно показан в фильме Э. Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром!». Женя — истинный Анубис. И не­счастная любовь у него была, и неуверенность в себе, и профессию свою он любит, потому что облегчает людям их страдания. Кроме того, он старый холостяк и философ. Но с годами он познал цену многим вещам, а также научился уважать себя и объективно оценивать свои достоинства и недостатки. Возможно, в начале фильма он этого еще не осознает до конца. Своей чуткой душой он угадывает в сво­ей невесте Гале Нефтиду, ему не очень верится в счастье с ней, но, как говорит его мама: «Если ты не женишься сей­час, ты не женишься никогда!»

Анубисы чудесно интуитивны! Они нечаянно угадыва­ют то, что другим не удается познать и годами упорного тру­да. Они случайно делают то, что спасает их, что приносит им счастье, они интуитивно идут такими путями, которые невозможно вычислить логически.

Надя, без сомнения, Исида. Она выбирает Ипполита, потому что он Тот, потому что им можно гордиться Но Же­ня... Они сразу (почти сразу) чувствуют друг друга, а по­том уже и понимают, но сначала все-таки чувствуют друг в друге родственную душу. Одинаковое интуитивное чувствование — вот смысл отношений между Исидой и Анубисом.

Измены между ними почти не случаются. А если и бывают, они способны простить все, и все понять, и вновь быть вместе. Они образуют брак достаточно редко, но если такое случается, то это уже на веки вечные.

Живущие одной семьей, они часто занимаются совер­шенно разными занятиями, и может показаться, что они почти не общаются друг с другом. Но не слова и дела явля­ются самым главным в их жизни, главное — чувствовать присутствие родственной души и тем самым быть уже счаст­ливыми.

Дети Анубиса и Исиды счастливы, если мать уважает отца. А вот если Анубис — «подкаблучник», то у детей большие проблемы. Девочки и мальчики не понимают сво­его женского или мужского предназначения, поэтому делают множество ошибок в жизни. Перед мальчиками часто стоит проблема неуважения к властям и как следствие — нарушение закона. Девочкам бывает трудно быть женствен­ными, мягкими, нежными. Они грубы, резки, не умеют про­являть свою любовь, выглядят циничными, отталкивают от себя именно тех мужчин, к которым более всего испыты­вают влечение.

В доме Анубиса и Исиды не часто бывают гости, они предпочитают уединенный образ жизни. Их ранимые, чув­ствительные души испытывают напряжение от вторжения в их мир посторонних людей. Необходимые праздники их весьма утомляют. Они предпочитают немногочисленное, су­губо избирательное общение. Поистине, Исида — женщина, которая способна воспринять любимого всеми фибрами сво­ей души и слиться с ним воедино. Если ее муж Осирис, она принимает его образ жизни, если Тот или Анубис состави­ли партию ее душе, она с удовольствием будет жить по их законам. Для нее самая большая радость — увидеть в глазах любимого сверкающие искорки счастья.

Исида — Гор: она позволяет ему любить себя

Взаимоотношения между Исидой и Гором всегда склады­ваются немного однобоко. Гора восхищает Исида, она для него идеал. Ему нравится, как она говорит, как двигается, смеется. Он готов впитывать в себя каждый звук ее голоса, каждое ее прикосновение доставляет ему удовольствие. Он может, сидя на совещании, счастливо улыбнуться при одном воспоминании о ее запахе.

Исида чувствует, как она ему нужна, она счастлива да­рить себя своему любимому и щедро позволяет Гору любить себя: дарить подарки, оказывать знаки внимания, устраивать романтические встречи при свечах. Гор любит, чтобы все бы­ло красиво.

Их отношения редко носят интеллектуальный характер, это, скорее, постоянный обмен энергией. А иногда общение Исиды и Гора откровенно сводится к тому, что она питает его своей неиссякаемой силой любви.

Наверное, лучший пример сближения Исиды и Гора — это судьба русской девушки, дворянки Елены и болгарского революционера Инсарова (И. С. Тургенев. Накануне).

У Гора всегда большие жизненные планы, но у него не всегда хватает сил их осуществить. Исида суть помощница. Эмоциональность и восторженность — ее стихия. Если Гор сумеет показать Исиде красоту и значительность своих идей, он разожжет в ней пламень страстного желания отдать все вои силы на его благородное дело.

Гор — вечный ученик Исиды, он воспринимает ее спонтанное, интуитивное понимание мира. В мифе он получает  от неё непосредственные магические знания, которые помогают  ему достичь своей великой цели — победить Сета.
В жизни магическая помощь Исиды Гору заключается в том, что женщина просто находится всегда рядом, она соответствует его идеалам и тем самым дает ему колоссальный заряд творческих сил. Она просто присутствует в его жиз­ни. Она заботится о нем, она сочувствует ему, она позволяет себя любить.

Конечно, случается, что Исида оказывает и интеллектуальную поддержку Гору, дает ему советы, как могла бы давать их Осирису. Но с Осирисом они более похожи, они могут болтать глупости друг другу. Гор — другой, он придает словам большое значение, он находится в постоянном поиске себя самого, поэтому у него есть собственное мнение по всем вопросам. Гору приятно беседовать с Исидой, причём говорит преимущественно он. Исида умеет выслушать, расспросить, Гор ей всегда интересен, ей нравится его желание действовать, как у Осириса. Но Гору, как и Анубису, интересен еще и внутренний мир человека, а это еще больше привлекает чувствительную Исиду.

Если с Осирисом она чувствует себя легкой, но зависимой от него подружкой, с Анубисом — чуткой возлюбленной, хранящей и оберегающей его внутренний мир, то с Гором эти две крайности несколько сближаются, поэтому Исида с Гором, может быть в наибольшей степени, способ­на проявлять свой богатый потенциал сил и возможностей.

Исида с Гором представляют собой союз свободных людей, независимых друг от друга, с одной стороны. Каждый из  них всегда советуется с супругом, покупать или не поку­пать какую-то вещь, пойти или не пойти на выставку, в театр и т. д. Каждый может сказать другому «нет», и это будет воспринято нормально. Они рассуждают примерно так: «Это наша совместная жизнь. Если тебе не нужен новый холо­дильник, значит, я поживу и со старым, если ты не хочешь идти в театр сегодня, значит, сходим в следующий раз, ко­гда наши желания совпадут. А на выставку, если мне очень нужно, я могу сходить и один».

Сказать «нет» Осирису практически невозможно. Либо он сразу решит, что его разлюбили, либо просто «сгребет вас в охапку» и заразит вас своим «боевым» настроением.

Сказать «нет» Анубису можно только очень мягко, из­виняясь и объясняя, почему вы так поступаете.

Гору можно просто сказать, что вам не хочется, и все. И он способен это принять. Хоть, может быть, он и будет потом обдумывать достаточно долго, почему вам не хочет­ся. Может быть, он что-то сделал не так? Он будет наблю­дать... Но если убедится, что ваше плохое настроение спо­собно рассеяться в следующий раз, когда он снова предло­жит пойти в театр, он успокоится и не будет вспоминать о вашем отказе с тревогой, как это может делать Анубис.

Но, несмотря на все благополучие в отношениях Гора в Исиды, их брак редко бывает удачным и длительным. Им обоим чего-то не хватает в их, казалось бы, прекрасных отношениях. В их браке отсутствует некое внутреннее напря­жение, которое заставляет супругов проявлять бесконечный интерес друг к другу.

Гору не хватает огня, он жаждет активности со сторо­ны женщины. Исида, мягкая и уступчивая, вдруг становится «пресной» и уже «не заводит». Исиде тоже не хватает огня. Гор достаточно самостоятелен, он ничего не требует от нее, и она, как ни странно, начинает чувствовать себя ненуж­ной ему... Осирис все время нуждается в ней, он приходит домой и сбрасывает свое плохое настроение, напряжение трудного дня, отчаяние от нерешенных проблем. Он выго­ворился — ему хорошо, Исида довольна — она нужна ему. Гор молчит, он не хочет ее беспокоить, он не считает себя вправе нагружать ее проблемами, он слишком «правиль­ный» в этом отношении. А Исида не может растормошить его, она слишком мягкая и неагрессивная женщина.

Анубис тоже молчит, но по нему всегда видно, как ему плохо. Исида сочувствует ему, прикасается к его волосам, рукам, гладит по спине и видит, что его напряжение и расстройство проходят. Гор такое поведение для себя расценит как жалость со стороны возлюбленной, а значит, свою слабость... Даже намек на это может привести его в бе­шенство.

Отсутствие взаимного напряжения друг к другу, когда один жаждет получить от другого то, что его питает, созда­ет напряжение отдельно в Исиде и отдельно в Горе. Они как будто не знают, каким способом обменяться энергиями, а может быть, и не могут совершить этот обмен в силу своих энергетических и психических особенностей.

Наверное, это обстоятельство ведет также к сексуальной дисгармонии в их отношениях.

Чтобы брак Исиды и Гора существовал длительно и гар­монично, им необходима какая-то внешняя проблема, кото­рая держала бы их в совместном напряжении, как у Инса­рова и Елены. Уберите все немыслимые внешние проблемы из их жизни — и им станет скучно друг с другом. Это обыч­но и происходит с Исидой и Гором. Получается, что чем больше у них внешних проблем — жилищных, материаль­ных, препятствий со стороны родителей, трудностей с уче­бой, работой, — тем интересней им жить, они борются вме­сте и действительно хорошо помогают друг другу. Но как только достигается относительное равновесие жизни, спада­ет внешнее напряжение, они отворачиваются друг от друга и начинают искать себе новых приключений, ярких и захва­тывающих. Так часто происходит с военными. Гарнизоны, академия, звездочки, дети, пеленки, плохое жилье, разлуки, ожидания. Все это героически и радостно пережито, они за­служили спокойную жизнь... И тут супруги начинают от­даляться друг от друга. Вдруг обнаруживается, что и инте­ресы у них различны, и не понимают они друг друга, и са­мое смешное, что они не знают внутреннего мира человека, с которым прожито столько лет.

А если нет внешних напрягающих обстоятельств, супруги разводятся через год, максимум через три года. И ничто их не удержит. Они расстанутся спокойно, «интеллигентно», Гор бу­дет обязательно заботиться и о бывшей жене, и о детях. Недол­го переживая свой неудачный брак, они найдут себе других возлюбленных и через пару лет могут с трудом вспомнить имя своего бывшего супруга. Обычно родители и друзья больше переживают об их разводе, чем они сами. Это понятно, так как внешне они всегда выглядели идеальной парой.

Исида — Сет: роковая ошибка Исиды

Как такое случается?

Сеты бывают в основном двух видов. Одни сугубо агрес­сивны и могут напоминать Осирисов, но в самом жестком и грубом варианте, как, например, Сергей Сергеевич Паратов (А. Н. Островский. Бесприданница; теперь он, пожалуй, луч­ше знаком публике по кинофильму «Жестокий романс», где его блестяще играет Н. Михалков). Внешне он широк душой, активен и блистателен, как Осирис; внутренне — жесток и ци­ничен, его выбор — архетип Сета, он сознательно становится Сетом, поскольку считает, что только так можно чего-то до­биться в этой жизни и быть уважаемым человеком.

Сеты другого вида напоминают образ Григория Распу­тина. Чувствительный, не похожий ни на кого, странный, уходящий в свои внутренние миры, Распутин достаточно на­страдался в молодые годы. С отчаяния отправился странст­вовать монахом и вдруг понял, что свою убогость, чувстви­тельность и несчастность можно использовать. На этом мож­но играть и добиваться от людей желаемого. Со временем он научился тонко манипулировать людьми, их настроения­ми, чувствами и желаниями. Пьяницы и наркоманы, не же­лающие работать, умело и расчетливо сидящие на шее сер­добольной Исиды, понукающие ею, используют ее отзывчи­вость и мягкость, играют на ее жалости и ответственности. Конечно же, Сеты обоих видов приходят к Исиде не случайно, а для искупления ее тяжких кармических грехов. Исида всегда честно их отрабатывает. Поэтому, если душа ее взбун­товалась и женщина находит в себе силы изменить свою жизнь, ей не стоит сомневаться в своих решениях. Ей не нужно переживать по поводу того, имеет или не имеет она право оставить своего мужа-Сета. Если она понимает, что не может уже ничем ему помочь, что он затягивает ее в пучи­ну своих ужасных состояний, она должна спасать себя, а час­то и детей. В противном случае ее ждут большие неприят­ности. Она должна помнить в таких случаях, что, продол­жая идти на поводу у Сета, она становится соучастницей его разрушительного воздействия на мир, она потакает злу и по­несет за это кармическое наказание.

Лариса из «Бесприданницы», без сомнения, Исида. С Се­том такого типа, как Паратов, Исиде нельзя вступать ни в какие контакты, даже легкие дружественные. Он погубит ее физически. Даже если они поженятся (допустим, Лариса бы­ла бы богата), он убьет ее своим отношением к жизни, сво­ей требовательностью, недовольством, своими циничными изменами и полным равнодушием к ее тонкой душевной ор­ганизации. Последнюю он будет всячески топтать и высмеи­вать. Исида не выдержит такой жизни. Она умрет к сорока годам от чахотки или от рака, и тут ничего не поделаешь. Кармически Исида должна сопротивляться Сету, но, став его женой, она значительно теряет силы своего сопротивления, он как вампир высасывает ее жизнь.

Наверное, многие помнят многосерийный фильм «Веч­ный зов», поставленный по одноименному роману А. Ива­нова. Сюжет разворачивается с дореволюционных событий в Сибири до послевоенного времени. Три брата Савельевых ярко демонстрируют судьбы трех архетипов: Антон — Оси­риса, Федор — Сета и младший Иван — сильного духом Анубиса.

Нам интересна пара Федор и Анна Кафтанова. Анна оча­рована красивым, сильным, инициативным Федором, так как она воспринимает его Осирисом (Лариса в «Бесприданнице» так же заблуждается в отношении Паратова). Федор «поло­жил глаз» на Анну ради кафтановских капиталов, но отец Анны от этого не пришел в восторг. Так начинают разворачиваться события драмы. Отношение Федора к Анне в то время, когда она уже его жена, — красочная иллюстрация к тому, что мы уже знаем про Исиду и Сета.

Интересно, что со временем Анна окрепла, она постепен­но приобретает силу сопротивления Сету. Кстати, это уже черты архетипа Маат, приобретенные Исидой, преодолеваю­щей свои кармические проблемы. Убедительное доказатель­ство того, что ее кармические проблемы разрешены, заклю­чается в том, что счастливы все ее дети.

Итог жизни Федора плачевен, как итог жизни каждого Сета: одиночество, отверженность, неприкаянность. Весь мир ему враждебен. Чего же еще ждать, ведь всю свою жизнь он только разрушал, он хотел только собственного блага и презирал интересы каждого в этом мире.

Исиде — Анне посчастливилось изменить свою судьбу, по далеко не каждая Исида справляется с такого рода слож­ными для себя обстоятельствами. Чаще жизнь ее так и заканчивается в жестоких страданиях. Кроме того, естествен­но, несчастны не менее, чем мать, страдающие дети Сета и Исиды. Жизнь их часто бывает исковеркана тяжелыми дет­скими страхами и комплексами, отягчена кармическими дол­гами отца.

Сет обращает внимание на женщину архетипа Исиды только в том случае, если понимает, что ею можно восполь­зоваться. В ранней юности Сета и Осириса бывает трудно отличить друг от друга. Чуткой Исиде не стоит терять голову от своего активного поклонника. Своим трепетным сердцем она непременно должна отличить Сета от Осириса и огра­дить себя от посягательств того, чьи энергии разрушитель­ны, помыслы нечистоплотны, а отношение к жизни и к лю­дям потребительское.

Завершая разговор об Исиде и ее возможных партнерах, подведем итоги.

Идеален брак Исиды с Осирисом, это брак наиболее час­то встречающийся для этого женского архетипа. С Тотом и Анубисом Исида не часто связывает свою судьбу. Но браки такого рода все-таки достаточно гармоничны.

Гор и Исида испытывают друг к другу сильное притя­жение, но будет гораздо лучше, если они сохранят друже­ские отношения, тогда им не будет грозить разочарование и скука. Дело в том, что Исида в мифе — Мать и Духов­ный Учитель Гора. Ни один мужчина на свете не способен воспринимать свою возлюбленную как учителя. Мужчина желает покровительствовать своей возлюбленной, демонст­рировать перед ней свою силу, разумность, превосходство перед всеми другими самцами. Это врожденный инстинкт, оставшийся от животного и живущий в физическом теле мужчины.

Об этом неплохо бы помнить всем женщинам, стремя­щимся поучать своих мужей. Если вы хотите быть для него Учителем, вы не должны быть возлюбленной. Если хотите быть возлюбленной, вы должны сами любить, а значит, при­нимать вашего мужчину таким, каков он есть, — со всеми его достоинствами и недостатками.

Если, будучи возлюбленной, вы упорно будете демонст­рировать свое превосходство и поучать свысока вашего муж­чину, он будет вас ненавидеть и мстить вам за это униже­ние. Причем обычно он не осознает своей ненависти и мести, его тело, его физическая природа действуют независимо от его сознания.

Союз Исиды и Сета заканчивается часто, как мы уже го­ворили, гибелью Исиды.

Таким образом, если в данный момент перед Исидой сто­ит выбор, у нее есть возможность сделать его грамотно.


Хатор — Гор: беспокойная Хатор не позволит ему стоять на месте

Хатор олицетворяет силу Солнца, силу бога Ра. По этой причине соединение с ней подразумевает связь с безгранич­ным источником энергии, поддерживающим жизнь.

Другой немаловажный аспект символа Хатор — сексуаль­ность. Сексуальная энергия — источник всех творческих воз­можностей человека.

Выбирая Гора, Хатор с удовольствием отдает ему неис­сякаемый запас своих сил, она пробуждает в нем творческую активность, позволяя тем самым развиться его личности наилучшим образом.

Гору важно проявлять свою личность. Понять себя, одер­жать какую-то значительную победу в жизни. Без Хатор ему достаточно сложно это сделать. Идеально для Гора, когда у него мать — Исида, а жена — Хатор. Его жена и мать будут способны понять друг друга. Исида и Хатор будут доволь­ны Гором, а он, в свою очередь, вполне счастлив в жизни.

Многие писатели, художники, поэты, ученые имели жен или возлюбленных архетипа Хатор. Это обстоятельство спо­собствовало расцвету их таланта и его наиболее полному раскрытию.

Знаменитая на весь мир, восхитительная балерина Майя Плисецкая вдохновила своего мужа, композитора Родиона Щедрина, на написание прекрасной музыки, создание кра­сивых постановок специально для нее.

Известные своим творчеством во всем мире Г. Вишнев­ская и М. Ростропович, певица и выдающийся виолончелист, без сомнения, Хатор и Гор, прекрасно понимающие друг друга всю жизнь.

Первая женщина-дипломат в революционной России г-жа Коллонтай и ее муж революционер Дыбенко тоже хо­рошо дополняли друг друга.

Актриса Л. Орлова и ее муж режиссер Г. Александров на протяжении многих лет успешно творили вместе.

Русский исторический живописец В. И. Суриков, написав­ший знакомые всем с детства картины «Утро стрелецкой каз­ни», «Боярыня Морозова», после смерти своей жены впал в со­стояние острой депрессии. Затем, год путешествуя по Сибири, он познакомился с бурятским буддизмом, китайской филосо­фией. Сделаем смелое предположение: возможно, он обрел со своей возлюбленной астральную связь. После путешествия Василий Иванович написал «Взятие снежного городка», «По­корение Сибири Ермаком», «Переход Суворова через Альпы», «Степан Разин». Удаль, духовное здоровье, жизнерадостность русского народа не могли бы наполнять картины, если бы ху­дожник сам не ощущал в себе этих состояний.

Хатор способна понять целеустремленность Гора, его ак­тивность, стремление добиться успеха в жизни, стать уважае­мым человеком. Она ценит в нем неуспокоенность, вечное стремление вперед и вверх. Хатор сама является беспокойной натурой, жаждущей действия и стремящейся к совершенству, поэтому этим архетипам несложно понять друг друга.

А вот жизненные ценности у них могут сильно разли­чаться. Если Гор занимается бизнесом, Хатор тоже должна иметь интерес к большим деньгам. И не только в том отно­шении, как их потратить, но и в том, куда и как их вложить, расширяя и улучшая дело мужа. Ей должно быть это, по крайней мере, интересно, чтобы она могла, внимательно слу­шать его и расспрашивать искренне о проблемах. Что-то де­лать неискренне она может в течение пяти минут, а потом ей станет смертельно-скучно, она разозлится и в конце кон­цов сбежит.

Если Гор интересуется наукой или искусством, строи­тельством или экономикой, медициной или электроникой, Хатор это тоже должно интересовать, иначе они быстро поссорятся. Хатор должна верить в то, что ее муж занят очень важным и замечательным делом, иначе она не сможет его любить, не сможет питать его энергией. Она может ничего не понимать в науке или искусстве, в архитектуре или спор­те, но у нее должен быть искренний интерес к предмету занятий мужа.

Сексуальные отношения между Гором и Хатор склады­ваются всегда хорошо. Ему нравится ее активность, его восхищает ее энергия. Ей приятно ощущать некую власть над ним, власть женской сексуальности над мужским желанием.

Для примера вспомним хотя бы Аксинью из «Тихого Дона» М. Шолохова и ее возлюбленного Григория Мелехова, кажем, замечательный фильм режиссера Я. Фрида «Собака на сене», поставленный по мотивам комедии Лопе де Вега. Диана и Теодоро — прекрасный пример взаимоотношений Хатор и Гора.

Эмоциональность в любви у Хатор плещется «через край»! Гору это приятно. Когда она сердится, он любит ее ещё больше... Был такой случай. Юный Гор был отправлен на срочную службу в армию. Его возлюбленная Хатор спустя некоторое время изменила ему с другим мальчиком. Приехав к солдату в часть на свидание, она искренне призналась ему во всем. Гор расстроился, но честно признался, что теперь он любит ее еще больше.

При определенных обстоятельствах Хатор способна быть и «домашней» женщиной. Но от этого ее активность не угасает. Она всегда найдет, куда приложить свои силы: займется учёбой, полезной для мужа, расширит круг своих знакомых, найдет для супруга новых интересных друзей, займется, наконец, обустройством дома, воспитанием и обучением детей. И все-таки роль «домашней» женщины ей тесна, периодически она бывает удручена вынужденным ограниченн­ей деятельности. И тогда она может устраивать истерию по поводу случайно разбитой чашки.

Хатор «легка на подъем» и всегда с удовольствием отправится с Гором, куда бы он ее ни позвал. Но плохо, если у них разные вкусы. Например, он любит туристические походы, а она — театр. С такими интересами они даже могут и не встретиться. А случайно поженившись, рассорятся и разойдутся. Ей не заставить себя делать то, что не нравится, даже ради горячо любимого человека, а ему нужна только та женщина, которая способна его понимать и поддерживать.

Если между супругами или возлюбленными Хатор и Гором случаются серьезные разногласия, то сначала замыкается в себе  Гор, ему плохо, он недоволен, он не понимает ее. Хатор начинает злиться. На этом этапе они могут помириться, если он почувствует, что ей больно от его сердитости и она сожалеет о том, что сделала что-то не так. Но если продолжает молчать и не делает шаг навстречу, она хлопнет дверью и уйдет. Со стороны все выглядит как про­явление взбалмошности Хатор и ее излишней эмоциональ­ности. Если они действительно любят друг друга и имеют одинаковые жизненные интересы, то кто-то из них обяза­тельно сделает шаг навстречу после того, как эмоции осты­нут. Но если взаимопонимание всерьез касается жизненных принципов, то они могут вот так и расстаться, кто бы ни пытался их примирить.

Хатор и Гор могут выглядеть как два упрямца, сознатель­но разрушающих свою семью, свою жизнь, но не надо им мешать. Если они не смогли договориться один раз без по­сторонней помощи, значит, вопрос об их расставании про­сто оттянут во времени. При их эмоциональности это лишь продление страданий.

Близкие отношения между Хатор и Гором обычно скла­дываются стремительно. Они ни о чем не успевают поду­мать, остыть от вспыхнувших страстей и опомниться, как оказываются в ЗАГСе. Потом уже разбираются, кто что лю­бит и какие у кого взгляды на жизнь. Поэтому при замеча­тельном энергетическом и сексуальном совпадении в этой паре нередки разводы. Измены также случаются довольно часто даже в стабильной семье Гора и Хатор. Они как-то очень легко относятся к собственным изменам, но почему-то очень болезненно — к изменам партнера. На этой почве между ними могут происходить бурные события и кипеть страсти не менее бурные, чем в мексиканских сериалах.

Гор и Хатор, видимо, очень распространенные архетипы для молодых людей нашего времени. Так, это типичные об­разы американских боевиков и приключенческих фильмов. Он — сильный, ищущий себя мужчина, она — амазонка, способная разделить с ним тягости и напряжение любых приключений и невзгод.

Но жизнь складывается не из приключений, а из серых будней. Именно это и есть самое тягостное испытание для любви Хатор и Гора. И исход его будет зависеть от их ду­ховного развития. Хатор и Гор — архетипы наиболее по­движные, они не могут долго оставаться в стабильном со­стоянии. Все в них развивается, изменяется.

Юная Хатор по своей природе слишком ребенок. С воз­растом она становится либо хитрой и жестокой, либо при­обретает мудрость Маат и самоотверженность Исиды.

Юный Гор — ученик. С годами он либо научится чему-нибудь хорошему и тоже приобретет чуткость Анубиса, мудрость Тота, принципиальность Осириса, либо из него выйдет Сет, что тоже вполне возможно.

С развитием личностей Гора и Хатор их отношения, естественно, тоже меняются в соответствии с теми изменениями, которые в них произошли. Поэтому и душевное развитие их детей может идти самыми разнообразными путями. Хатор — Гор, без сомнения, кармический брак, то есть брак, через который оба супруга решают собственные сложные кармические проблемы. Хатор чаще всего именно через взаимоотношения с Гором должна приобрести смирение, отказавшись от гордыни, приобрести чисто женские качества мягкости, терпения, жертвенности своими интересами ради интересов ближних, детей и супруга. Гору также не помешают смирение и скромность, нежная и чуткая забота о жене и детях, умение оставить деловые хлопоты за порогом дома, научиться отдыхать, расслабляться, обращать внимание на свой внутренний духовный мир, а также на духовный мир своих близких. Им обоим не мешает научиться отвлекаться от своей со­циальной активности и видеть красоту окружающей природы, слышать тишину заснеженного леса и чувствовать тре­петность раннего июльского утра.

В их доме бывает много людей. Часто супруги стараются превревратить дом в милую часть своей деловой жизни, уст­раивая приемы, обеды и ужины с приглашением деловых партнеров. Лучше бы избегать таких вещей. Дом предназначен для чего-то более важного, а именно для занятий самими собой и друг другом.

Интересно, что Алла Пугачева и Филипп Киркоров, заставившие так много говорить о себе, тоже являются Гором и Хатор. Оставим без комментариев эту блистательную пару, вы сможете и сами оценить ее в свете уже имеющихся знаний.

Хатор — Осирис: удвоенная гордость

Взаимопонимание между ними достигается значительно сложнее. Сопротивление женщины Осирис воспринимает как нелепость. А стремление Хатор доказать свое превосходство (то, что восхищает Гора), Осирис с раздражением оценивает как женскую глупость. И все же она его увлекает. Он любуется ею. Он видит в ней свое отражение, ведь он также олицетворяет силу Солнца, силу бога Ра, несущего жизнь всему сущему.

Активная жизненная позиция, эмоциональность, деловая жилка в характере, непринужденная общительность, искрен­ность в суждениях — все это, без сомнения, объединяет Оси­риса и Хатор. Они прекрасные друзья и деловые партнеры. Будет лучше, если они на этом и остановятся. Но страсти захлестывают и того и другого. И, особенно если они сво­бодны, они обязательно станут любовниками.

Помните рассказ А. М. Горького «Макар Чудра», по его сюжетам режиссером Э. Лотяну был поставлен фильм «Та­бор уходит в небо». Цыганка Радда и Лойко Зобар горды и своевольны. Свою неукротимую гордость они оба почита­ют как силу, как свое самое большое достоинство, от кото­рого нельзя отказаться. Но гордыня — грех, за который они оба расплачиваются жизнью. Интересно, что Горький застав­ляет нас любоваться своими героями, он и сам восхищается силой их страсти, поскольку такой огонь недоступен ему са­мому, от природы Анубису.

Любовь Клеопатры, последней царицы Египта, и рим­ского полководца Юлия Цезаря, воспетая У. Шекспиром и Б. Шоу, также является красочной иллюстрацией взаимоот­ношений архетипов Хатор и Осириса.

Прекрасная любовь между Осирисом и Хатор вспыхивает как факел. Движимые энергией этой любви, они оба могут совершать невозможные вещи, они свернут горы, Фортуна сама будет дуть в их паруса. Но что дальше?

Помните у А. Дюма прекрасную Констанцию и Д'Артаньяна? Невозможно представить дальнейшее развитие их отношений. Неужели они купят маленький домик в Шам­пани, разведут виноградник, нарожают детишек и будут счастливы? Констанция деятельная девушка, она приложи­ла много усилий, чтобы стать фрейлиной, причем самой приближенной фрейлиной королевы. И эта девушка легко может стать домохозяйкой?

А Д'Артаньян? Ему грезятся подвиги, карьера военного, он не представляет себе жизни без опасностей и приключе­ний. Неужели его, подошедшего так близко к тайнам высшего общества, можно выманить в какую-то другую жизнь, пусть даже с любимой Констанцией? Он заболеет и зачахнет, Хотя, скорее всего, он сбежит. Впрочем, и Констанция сбежит от счастливой, тихой семейной жизни вновь к высшему свету, к интригам и светским играм, к своей королеве (которая, кстати, тоже Хатор). Именно поэтому Констанция и исчезает из сюжета романа, автор не знает, что с ней дальше делать.

После первой волны страстных чувств взаимоотношения между Осирисом и Хатор развиваются крайне сложно. Любовь сменяется борьбой за власть. Осирис не терпит возражений, но и Хатор тоже. И если Гор нуждается в ее энергиях и ему нравятся ее эмоциональные взрывы, фейерверки возмущения (в нем самом нет такого огня и он питается им от Хатор), то Осирис сам при таком же огне и не потерпит неповиновения, даже если Хатор — царица! Именно такой конфликт огненных натур мы видим между Екатериной Вто­рой и князем Потемкиным.

Что может спасти их любовь? Только смирение Хатор. Ей категорически необходимо приобрести черты мягкой женственности. И не ради Осириса даже, но ради самой се­бя. Это ее кармическая проблема — уравновесить энергию мудростью. В жизни Осирис, помучившись с Хатор, находит себе Исиду. И тогда про Хатор будет забыто. Но если он выберет себе в жены Маат или Нефтиду, то вряд ли его роман с Хатор закончится. Он может длиться всю жизнь, и Хотор будет считать, что он ее так сильно любит, что никогда не сможет забыть. Но Осириса будут устраивать периодические встречи с Хатор (например, раз в год). Это уравновесит недостаточность страстности его супруги, но он никогда ее не оставит ради Хатор.

Осирису необходимо уравновесить свой огонь стабильностью и женскими, иньскими энергиями. Он ищет в женщине отдохновения от собственной социальной активности. Он хочет быть спокойным за свои «тылы», ему важно, что­бы дети были накормлены и ухожены. Семья нужна ему как тихая, спокойная гавань, где все в порядке, стабильно и незыблемо и где он может расслабиться...

Хатор— любовница Осириса — несчастная женщина, ни жена, ни подруга... Он ее любит, но не хочет с ней жить!

Это довольно частая кармическая трагедия происходит потому, что Хатор не желает менять себя, не желает решать свои кармические задачи. Значит, эта проблема будет преследовать ее и дальше, из воплощения в воплощение. Лю­бопытная иллюстрация к отношениям Хатор и Осириса — высказывания А. С. Пушкина об А. П. Керн.

«Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты...» — каждый из нас учил в школе эти прекрасные сти­хи. Учителя литературы говорили нам, что Пушкин был безответно влюблен в Анну Петровну.

В воспоминаниях самой А. Керн содержатся свидетель­ства, которые позволяют определить ее ведущий архетип как архетип Хатор. Это, к примеру, склонность с ранних лет к кокетству и флирту, которая впоследствии получила широ­кое развитие в ее характере, открытом и своевольном.

А вот что пишет влюбленный Пушкин: «Все это крепко похоже на любовь, но божусь, что о ней и помину нет. Будь я влюблен, — я бы, кажется, умер в воскресенье от бешеной ревности, — а между тем мне просто было досадно. Но все-таки мысль, что я ничего не значу для нее... невыносима для меня. ...Но скажите ей, что если в сердце ее не таится со­кровенная нежность ко мне... — то я презираю ее...»

А вот Пушкин пишет самой А. Керн: «Но приезжайте в Тригорское, и я обещаю вам, что буду необыкновенно лю­безен. Я буду весел в понедельник, экзальтирован во втор­ник, нежен в среду, проворен и ловок в четверг, пятницу, субботу и воскресенье — я буду всем, чем вы прикажете, и целую неделю у ваших ног».

Пушкин-Осирис рассыпает солнечные искры и, кажется, любуется собой. Глубокое, серьезное чувство выглядит, на­верное, немного иначе... «Я по-прежнему люблю вас, а под­час ненавижу, третьего дня я рассказывал о вас ужасные ве­щи, и я целую ваши прекрасные ручки...». Вот оно — отно­шение Осириса к Хатор.

Хатор должна помнить, что Осирис не идеальная для нее пара. Ее энергетическая половинка — Гор.

И все-таки брак между Хатор и Осирисом вполне воз­можен. Разумная Хатор сумеет дать Осирису тот необходи­мый душевный комфорт, который он ищет в женщине. И тогда это будет интересная, увлекательная жизнь, полная приключений, насыщенная событиями и достижениями. На память приходят В. И. Ленин и Н. К. Крупская. Все-таки Осирис, видимо, должен быть кем-то очень необычным, что­бы Хатор сумела найти в себе силы подчиниться ему.

Если снова вспомнить о Пушкине, то стоит еще раз под­черкнуть: Пушкин-Осирис не воспринимает всерьез Анну-Хатор, к тому же она замужем...

Дети в семье Хатор и Осириса обычно брошены на бабушек, а то и вовсе на произвол судьбы. Для этих архети­пов совершенно нормально отправить ребенка к бабушке с подушкой в другой город и навещать его раз в год на Рождество. Это характерно для семей выдающихся спортсменов, артистов балета, дипломатов (или только считающих себя выдающимися). Поэтому дети Хатор и Осириса часто имеют много детских комплексов и серьезные кармические проблемы.

Дом Осириса и Хатор обычно выглядит как творческая студия. Всюду могут быть разбросаны предметы их профессиональных интересов: книги, журналы, детали от мотоциклов и автомобилей, краски, незаконченные рисунки, обрывки ткани, да мало ли еще что. Круг их интересов не имеет границ.

Хатор — Анубис: он принесет свое благородное сердце к ногам Прекрасной Дамы

Чуткие и нежные Анубисы бывают двух типов. Те, что сумели найти себя, свое место в жизни, неизменно привле­кают Хатор своей загадочностью, внутренней силой, кото­рую Хатор так ценит в мужчинах.

Анубисы второго типа, не нашедшие себя в жизни, не имеющие поэтому социальной защищенности, часто выглядят странными, непонятными, иногда смешными и даже жалкими для окружающих. Такие, как князь Мышкин из романа «Идиот» Достоевского, герои Чарли Чаплина и Пьера Ришара, никогда не привлекут внимание Хатор.

А вот Анубисы первого типа, мужчины с тонкой организацией души, научившись скрывать свою ранимость и романтичность под маской молчаливой сухости, притягивают Хатор как магнит. Такие, как главный герой романа Э.-М. Ремарка «Триумфальная арка», как писатель Д. С. Мережковский (трилогия «Христос и Антихрист»), увлекший поэтессу Зинаиду Гиппиус — Хатор, как писатель Горький, оставивший жену А. Пешкову ради актрисы М. Ф. Андреевой весьма яркой Хатор).

Уместно вспомнить загадочную судьбу выдающегося рус­ского поэта Николая Гумилева. Замечательный Анубис, кото­рому так и не удалось защитить себя социально, найти себе достойное место в Советской России, он был расстрелян по по­дозрению в причастности к антисоветской организации. Его любовь к Анне Ахматовой, столь же замечательной поэтессе и великолепной Хатор, воспета в прекрасных стихах:

О тебе, о тебе, о тебе,

Ничего, ничего обо мне!

В человеческой темной судьбе

Ты крылатый призыв к вышине.

Благородное сердце твое —

Словно герб отошедших времен.

Освещается им бытие

Всех земных, всех прекрасных племен.

Если звезды, внезапно горды,

Отвернутся от нашей земли,

У нее есть две лучших звезды

 Это — смелые очи твои.

 

Ахматова не могла не очароваться им:

 

Как велит простая учтивость,

Подошел ко мне, улыбнулся.

Полуласково, полулениво

Поцелуем руки коснулся —

И загадочных древних ликов

На меня поглядели очи...    

Но в союзе с Анубисом Хатор (как женщина в любом архетипическом союзе) имеет задачу принять возлюбленного таким, каков он есть, и постараться пристроиться к нему. Ха­тор будет пристраиваться только тогда, когда Анубис для нее — мужчина, стоящий на три ступеньки выше. Она долж­на ощущать его талантливей, умнее, мудрее, сильнее духом, чем сама. Ну, а если они на равных, то:

 

... Десять лет замираний и криков,

Все мои бессонные ночи

Я вложила в тихое слово

И сказала его — напрасно.

Отошел ты, и стало снова

На душе и пусто, и ясно.

Так же загадочны и сложны взаимоотношения с жен­щинами Михаила Лермонтова, Сергея Есенина, Владимира Маяковского. Все они Анубисы, которые, как и Гумилев, не сумели выстроить социальную защиту своей тонкой, чувствительной, не терпящей компромиссов с совестью ду­ше. Для поэта, особенно русского, наверное, это в принци­пе невозможно. Кармическая задача Анубиса — пробуждать духовное начало в сердцах людей, проливать в них свет любви к прекрасному и возвышенному, свет свободы и ра­зума. Такую задачу сложно выполнить безнаказанно в ми­ре, где правит Сет, где темно и смрадно. Хотя некоторые Анубисы, как Булат Окуджава например, умели выйти и сухими из воды.

Но мы отвлеклись от Хатор. В нашей обычной жизни, как мы уже сказали, Анубисы, не выстроившие себе защи­щенное место под солнцем, не привлекают Хатор. Но Хатор всегда будет восхищать Анубиса, как восхищала Ивана Тур­генева блистательная Полина Виардо.

А вот Анубис — врач одного из ведущих медицинских институтов. Он признанный доктор, но у него крайне слож­ная семейная ситуация. Его жена — алкоголичка, водит до­мой любовников. На руках у Анубиса двое детей-подрост­ков. Судьба его буквально сталкивает с женщиной, доктором другого исследовательского института. Они знакомятся на конференции и сразу понимают, что это судьба.

Она — Хатор, она в восторге от него. Она разводится с мужем, от которого не имела детей и с которым давно уже не складывались отношения. Но Анубис не может выбросить на улицу мать своих детей. И не может оставить детей без постоянного надзора. «У нас все будет хорошо», — говорит он ей. И она верит и ждет. Ей не сказано, сколько ждать, они не строят никаких планов. Для деятельной Хатор невыносимая мука — видеть его раз в неделю, а иногда и раз в месяц. Он крайне занятой человек, он сам создал себе такой пень занятости на работе, чтобы она поглощала все его силы, чтобы не помнить о другой стороне жизни. Теперь где-то рядом Хатор, он ее очень любит. Он не знает, как соединить в своей жизни долг и любовь. Хатор часто звонит ему на работу, ей хочется хотя бы услышать его голос.

Она пытается организовывать их встречи, но это плохо получается. Его свободное время принадлежит детям. Он бо­ится новых осложнений в отношениях с детьми и не знакомит их со своей Хатор, считая, что и так в жизни детей хва­тает напряженности. Чем чаще она звонит, зовет, обижается, тем больше он отдаляется, не в силах выносить трагично­сти их отношений. Как только она «уходит на дно», считая, сто их отношения закончились, так не выдерживает он и, бросая все, звонит и мчится... Они три часа просто сидят обнявшись, ни о чем друг друга не спрашивая...

Да, это сложные кармические отношения. Хатор явно провинилась по части терпения. Ей дана ситуация, в кото­рой ей нужно верить и ждать, ничего не требовать, ничего не просить. Но и этого мало, ей нужно даже не хотеть слиш­ком сильно, отпустить ситуацию, позволить ей развиваться без ее сверхмощной активности.

Но у Анубиса совсем другая задача: научиться принимать смелые решения, не бояться сложностей в складывании меж­личностных отношений, не выжидать, а проявлять мужскую твердость, свой могучий дух направлять не на удержание си­туации в неизменном виде, а на поворот ее в сторону гар­монии и счастья. Ему нужно не бояться новой боли, а, на­против, брать Хатор в помощницы и растворять все, что причиняет боль.

В отношениях этих двух врачей пока не известно, выжи­вет ли их любовь, достойная пера Тургенева.

Но чаще Анубис так и не отваживается довериться Ха­тор. Подсознательно он боится того, что, приблизившись к ней слишком близко, он сгорит в ее огне, она поглотит его, парализует его волю, взяв все под свой контроль.

Так, например, любовь великого французского писателя  Оноре де Бальзака и русской княгини Эвелины Ганской, по­дарившей ему дворянский титул, заканчивается очень гру­стно. Чтобы сохранить себя, свою личность в неприкосно­венности и возможность творить, он вынужден ее покинуть. Вот и Матильда Кшесинская, балерина, тоже пугала сво­им огнем Хатор, бушевавшим в ее сердце, Николая II, по­следнего русского царя.

Таким образом, встреча Анубиса и Хатор далеко не ред­кость, особенно среди творческих людей. Пожалуй, Хатор — самый распространенный тип женщин, склонных к артистическому, писательскому творчеству, а также к политической активности. Анубис всегда в душе поэт, кем бы он ни был. Взаимопонимание их основано на повышенной эмоциональности. Но у Хатор она плещется через край, у Анубиса течёт в сокровенных глубинах, поэтому им очень трудно понять друг друга. Спасение в том, что восторженная, любящая Хатор будет прилагать к этому сверхусилия.

Хатор и Анубис ощущают сильное энергетическое притяжение при встрече, они устремляются друг к другу, но спустя некоторое время совершают поступки, являющиеся совершенной загадкой для партнера. Например, после бурной встречи они договариваются созвониться. Счастливая Хатор уже готовит свадебное платье, ведь они так искренне, так фантастически любят друг друга, несомненно, завтра он сделает ей предложение, он сказал ей: «Не понимаю, как я мог жить без тебя!..» Счастливый Анубис окунулся в свои дела, все у него удается, все хорошо и замечательно. Проходит неделя, другая, он обдумывает, как он скоро ей позво­нит и они встретятся. Отчаявшись дождаться звонка, Хатор звонит сама, чтобы удостовериться, что он ее разлюбил. И у них происходит странный разговор: он не понимает, чем расстроена, она не верит, что он всерьез может быть за­нят две недели...

Анубис и Хатор — союз кармический. Они способны быть счастливыми только при условии, что и тот и другой будут способны преодолевать свои внутренние кармические проблемы.

Хатор — Тот: он будет прощать, но однажды уйдет навсегда

Он привлекает ее еще больше, чем Анубис, своей внутренней силой. Она порой из «спортивного интереса» желает растопить лед его молчаливой серьезности, сухости, сдержанности. Но она его только веселит, хоть, может быть, и здорово «заводит», особенно по молодости лет, когда он еще совершенно не представляет, какую женщину он хотел бы видеть рядом с собой.

Разумный и строгий Тот всегда не доверяет Хатор. Он не видит в ней хорошую жену и добрую мать для своих детей.

Юный Тот в компании сверстников, где все влюбляются друг в друга, чувствует себя немного некомфортно. Он не может относиться к любви легко. К женщине он подходит так же ответственно, как и к любимому делу в своей жизни. Он проявляет инициативу тогда, когда у него серьезные на­мерения, либо в отношении женщины, которую он считает доступной для каждого, и поэтому никакой ответственности перед ней у него нет.

Хатор, общительная, избалованная вниманием, относит­ся к молчаливому и не очень общительному Тоту слегка свысока. Она «берет над ним шефство», вводит его в шум­ные компании, открывает для него прелесть молодежных «тусовок», дискотек, баров. Вся инициатива принадлежит ей. Он выполняет ее желания, он с восторгом смотрит на нее, ему нравится ее поведение и секс. Но он никогда ничем не жертвует ради нее. Если его отвлекут важные дела, он вста­нет и уйдет, даже из постели. По своим более важным и ин­тересным делам он пропадет надолго, не будет писать, зво­нить — он забудет о ней.

Если Тота влекло к Хатор не простое любопытство, но любовь, душевная привязанность, он со временем, возмож­но, вернется к ней, возможно, и нет. Рядом с ним может ока­заться другая женщина, если она создаст ему душевный ком­форт, он забудет Хатор, останется лишь приятное воспоми­нание юности.

Но даже если Тот здорово влюблен в свою Хатор, ото­рвавшись от дел, он может увидеть, что она уже не одна. Хатор не Исида, она не может сидеть у окна и ждать своего возл­юбленного (если только ее душа не приобретет качества Исиды!).

Часто случается так, что Хатор имеет ребенка от Тота, а он об этом не знает или не хочет знать.

Отсутствие бурных эмоций в характере Тота, его холод­ность и отстраненность невыносимы для Хатор, это ее оби­жает, и она первая бросает его ради кого-то более эмоцио­нального и может жалеть об этом всю жизнь.

Хатор и Тот — сложный союз, и он обычно недолгове­чен. Тот не доверяет Хатор, он все время ждет от нее изме­ны, часто она утомляет его своими импульсивными вспле­сками, неутомимыми желаниями действовать, бегать, кри­чать. «Не нервничай, успокойся...» — часто повторяет Тот. В любимом всеми фильме «Иван Васильевич меняет профессию» гениальный изобретатель Шурик-Тот и его жена Зинаида — актриса и Хатор — демонстрируют нам довольно ин­тересный союз этих двух архетипов.

Как и Осирис, Тот самодостаточен. Анубис и Гор нуж­даются в женских энергиях и поэтому тянутся к Хатор. Они буквально впитывают ее искрящуюся солнечную энергетику и готовы прощать ей все перегибы, взрывы, неожиданные повороты в поведении. Тот и Осирис ни в чем не нуждаются, они, скорее, хотят иметь уши, которые бы слушали их.

И Осирис, и Тот не нуждаются в том, чтобы их под­талкивали, они сами знают куда идти. К женщине они от­носятся покровительственно и хотят сами принимать решения. Они не выносят давления на себя, не терпят, когда им что-то навязывается, и в принципе не любят излишне инициативных женщин. И тот, и другой более консервативны, чем Гор или Анубис. Они считают, что женщина должна соблюдать определенные правила поведения, что позволено мужчине, то непозволительно для женщины, если она считает себя порядочной... Осирис и Тот четко делят женщин на тех, кого можно взять в жены, и тех, с кем можно развлечься.

Очень часто поведение Хатор Тот воспринимает как не­достойное. А Хатор склонна демонстрировать бесшабашность и двусмысленность своих действий. Гора и Анубиса это «заводит», Тота и Осириса — отталкивает.

Казалось бы, повзрослевший Тот мог бы заинтересоваться молоденькой Хатор. Так оно и происходит. Часто мы можем видеть пару Тот — Хатор с возрастным различием в 20 лет. Тот к сорока годам жаждет почувствовать себя молодым, энергичным, хочет убедиться, что он способен увлечь любую женщину, особенно молодую и красивую. В этом возрасте Тот обычно как будто хочет наверстать упущенное им в молодости (если, конечно, было упущено). С молоденькой Хатор он бывает в обществе, посещает различного уровня увеселительные заведения, независимо от того, есть у него жена и дети или их нет.

Но и в этом случае их отношения редко оказываются долговечными. Тот и в этом случае не может воспринимать Хатор всерьез, как необходимую спутницу жизни, которой можно довериться...

Любовь Хатор и Тота почти всегда выглядит как испы­тание, побуждающее мужчину и женщину лучше понять се­бя, переоценить свои духовные ценности. Мы можем вспом­нить, например, старый добрый фильм «Девчата». Илья-Тот неплохо проводит время с Анфисой-Хатор, но никогда не видит в ней ни жену, ни друга, ни женщину, способную его увлечь всерьез. Общение с ней лишь развлечение его холод­ного сердца, пока еще не встретившего свою Тосю. В жизни часто бывает, что Тот, будучи женат также не на женщине своей мечты, пускается в довольно бурный и напряженный роман с Хатор. Но и в этом случае он, скорее, вернется к сво­ей жене. Тогда Хатор, поняв, какой мужчина ей нужен, на­ходит Гора.

Тот всего в жизни принципиально добивается только личным трудом, талантом и еще раз трудом. Он не так уж и скромен, но он ленив для того, чтобы создавать себе славу, прилагать какие бы то ни было усилия к получению почес­тей, наград и всеобщего признания. Он считает, что все это он и так заслужил своим трудом и талантом, что это долж­но приходить естественным образом. Добиваться признания Тот считает ниже своего достоинства.

Хатор — полная противоположность. В жизни необхо­димо все получить одним махом, хорошо прицелиться и точно попасть в цель. Приложить усилия, «подсуетиться» и непременно вытащить счастливый лотерейный билет. О себе нужно заявлять, иначе никто тебя не узнает и не поймет, никто не оценит тебя по заслугам. А если тебя не оценили, так чего же ради ты работал всю жизнь? Такие идеи всегда просматриваются в поведении Хатор и в ее оценке других людей, и в том числе своего мужчины. Мож­но представить, как трудно этим двум архетипам понять друг друга.

Хатор и Тот в чистых проявлениях не в состоянии быть вместе. Только при серьезных духовных проработках, когда Тот приобретает черты Анубиса или Гора, а Хатор — черты Исиды или Маат, они могут сохранять свои близкие отно­шения.

Хочется рассказать об одном ярком и необычном при­мере супружества Хатор и Тота. Они встретились на танцах. Он был красивым и статным молодцем, по которому сохло много девушек, но отсутствие с его стороны всякой инициативы оставляло их в недоумении. Она влюбилась в него с первого взгляда, он был для нее исключительно сексуально привлекателен. Она первая пригласила его на танец, разговорила его. Ее не смущала его молчаливость, она говорила за себя и за него. Ей достаточно было видеть, что он улыбается в ответ. Конечно же, она тоже понравилась ему. Развитие их отношений было полностью ее инициативой. Они поженились, родились дети, но все складывалось не лучшим образом. Супруги ссорились, не доверяя друг другу. Каждый подозревал другого в измене. Он ее ревновал, потому что она могла хихикать с их общими знакомыми мужчинами, а уж что делается у нее на работе — он мог только строить пред­положения... Исходя из своих предположений, он мог, не устраивая скандалов, тихо, доказательно и твердо говорить оскорбительные вещи. Это взрывало ее, она считала, что он разлюбил ее, что у него кто-то есть, и фантазии заставляли потихоньку следить за ним, чтобы удостовериться, не увел же кто-нибудь ее «теленка». То, что «теленок» превратился в могучего «быка», еще больше сводило ее с ума. И все бы закончилось тривиально, и уже оба подумывали о разводе, и скандалы становились уже обычным делом... Но что-то их остановило.

Видимо, они сексуально были привязаны друг к другу очень сильно. Видимо, искренне умели дорожить семьей и ей любовью. Наверное, детей своих любили, и, наверное, таки не было никаких достоверных улик к их взаимным подозрениям. Потому что они оба, поговорив пару раз серь­езно, поняли, что должны пойти навстречу друг другу, принять особенности и недостатки в характере партнера. Из их упорных взаимных стараний вышло следующее: она внешне полностью превратилась в Исиду. Она сократила руг своих знакомых, перешла на такую работу, которая полностью позволяла ей реализовать свой деятельный характер. Свое неумение и нежелание вести домашнее хозяйство прикрыла важной, занимающей много времени работой и хорошей зарплатой. Да еще тем, что изредка с упоением колдовала на кухне и действительно совершала чудеса кулинарного искусства! Впрочем, нужно отдать ей должное, совсем без еды семья никогда не оставалась, помогали подрастающие дети. Они росли в семье, где царила любовь, поэтому и ними не было проблем.

Он тоже старался быть мягче, терпеливей, сам ходил в магазин за продуктами. Но варить суп — это уже слишком, впрочем, этого никто и не требовал.

Каков же итог? Хорошо, что два любящих человека су­мели сохранить свою любовь, семью. Хорошо, что дети рас­тут в атмосфере искренней и неохладевающей любви. Но что-то все-таки есть такое, что не позволяет назвать Хатор и Тота полностью счастливыми.

Что они сделали? Они ограничили себя. Они оба в ка­кой-то мере стояли перед выбором: либо проявлять свою личность, либо сберегать любовь и семью; либо реализовывать свой потенциал творческих возможностей, либо беречь от всяческих невзгод тихую гавань их семейного благополу­чия. Оба дружно выбрали семью и любовь. Сфера карьеры, творчества, развития личности осталась на втором плане жизни. Хорошо это или плохо?

Для женщины, наверное, хорошо, поскольку она обре­ла свое женское счастье. А для мужчины? Творческий по­тенциал, отпущенный ему для совершения какого-то важ­ного дела, явно не реализован. Все свои творческие воз­можности он попытался вложить в семью, в домашнее хозяйство, но слишком явно, что не это было его предна­значением. У него были задатки ученого, философа и мыс­лителя, он оставил их ради душевного покоя и тепла семейного очага... Но... стоп! Человек имеет право сделать в жизни свой выбор, и никто не вправе его осуждать!

Мы лишь хотим показать, что, когда женщина архети­па Хатор выбирает мужчину-Гора, ее потенциал жизнен­ных сил реализуется гораздо лучше, чем когда это Оси­рис и когда это Тот. Если мужчина архетипа Тота выбира­ет женщину Маат, его потенциал раскрывается гораздо лучше, чем если она Нефтида или Хатор. Это общий закон соединения мужчины и женщины. Однако есть еще закон кармы.

По закону кармы супружеская пара, о которой мы вели речь, конечно же, не случайно посвятила жизнь созданию семьи. Сделав свой выбор, они оба положили массу сил, преодолели множество внутренних противоречий ради сча­стья друг друга и ради счастья своих детей. Когда в мире что-то делается во имя любви, это не может быть не угод­но Богу.

Хатор — Сет: ей придется научиться смирению

Мы видим, что Хатор, проявляя свой архетип в чистом, характерном для нее виде, способна быть счастлива только Гором. В отношениях с Осирисом и Анубисом ей непре­менно придется произвести внутреннюю духовную подстройку, если она действительно дорожит чувствами муж­чины одного из этих архетипов. В отношениях с Тотом де­ло обстоит еще сложнее, как мы уже увидели.

Союз Хатор — Сет — это всегда трагедия. Хатор от при­роды искренняя, открытая, восприимчивая. Она легко под­дается влиянию Сета, если только связывает с ним свою судьбу даже на короткое время. Злоба, цинизм, беспринципность, стяжательство, ханжество Сета почему-то воспринимаются Хатор как истинное лицо всего мира. Тесно пообщавшись с Сетом, легкомысленная и доверчивая, веселая и жизнерадостная, полная сил и здоровья Хатор превращается в свою абсолютную противоположность. Сет искажает ее душевную чистоту, поселяет в ней вирус разрушения.

Хатор может быть разрушительницей. Мы помним в мифе, как она служила орудием наказания роптавших против воли Ра людей. Разрушение всегда остается одним из аспектов характера Хатор. Близость с Сетом делает эту черту ведущей.

Причем Хатор обычно сама очень страдает от своей «стервозности», но ничего не может с ней поделать. Обще­ние с Сетом приводит к тому, что она ощущает свою ду­шу надломленной и запятнанной склизкой грязью. Но заносчивый и горделивый нрав не позволяет ей заниматься смиренным очищением своего духа. Она, как несправедливо заподозренный в нечистоплотности подросток, кричит всему миру: «Раз вы думаете, что я плохая, я буду такой. Если мир ко мне зол, я буду злой. Если мир так гадок, я тоже буду гадкой в нем!»

Больной гриппом человек кашляет и чихает, заражая всех лившимся в нем вирусом. Он становится опасным для общества, но страдает прежде всего сам. Так и Хатор, подхватившая вирус разрушения от Сета, становится злобной, приносит неприятности окружающим и страдает сама. Озлобившуюся Хатор ожидают тяжелые заболевания и медленная мучительная смерть. Через физические страдания Хатор-разрушительница учится смирять свои амбиции перед зако­нами мироздания.

Мужчина любого архетипа, как бы он ни относился к за­носчивости Хатор, все-таки признает ее женщиной и относит­ся к ней как к женщине, даже если отвергает ее. Отношение самца к самке в природе бережное — она является продолжа­тельницей жизни. Самцы могут биться друг с другом до унич­тожения противника. Ничего страшного не произойдет с точ­ки зрения Природы. Самый сильный самец оплодотворит всех самок, и стая снова пополнится свежими молодыми силами. Необходимость оберегания самок как производительниц потомства порождает особое поведение мужских особей всего вида по отношению к женским особям того же вида. Упрощая смысл этой ситуации, скажем: если лев наступит на хвост другому льву, то может и поплатиться жизнью; если львица уку­сит льва за лапу, он воспримет это как игру.

Самцы и самки человеческой стаи в этом смысле немно­го отличаются в своем поведении от животных, но как?

Интересно, что после 30 лет у одинокой женщины гораз­до больше шансов найти спутника жизни, если у нее есть ребенок, то есть если «самцы» воспринимают ее как «самку», воспроизводительницу человеческой стаи.

Если одинокая женщина в любом возрасте (с 18 до 100...) ведет себя злобно, как разрушительница, «самцы» человече­ской стаи будут относиться к ней снисходительно, пока она растит детей (внуков, правнуков, племянников и т. д.). Но если женщина злобна и не имеет детей, мужчины относятся к ней с пренебрежением и не брезгуют наносить ей ответ­ные удары с такой же злобой и силой, как если бы она была мужчиной.

Так действуют все, кроме Сета. Он всегда пренебрегает женщиной, всегда стремится ее унизить, использовать. Но задача Сета — разрушение. В том числе и разрушение человеческого рода. Стало быть, ничего удивительного, он про­сто занимается своей работой. Не забудем, однако, что Сет и в каждом земном человеке присутствует в той или иной степени (Бог и дьявол в каждом из нас). Какие-то сетовские проявления могут быть видны в каждом мужчине. И, к со­жалению, в каждой женщине тоже.

Почему же для женщины это более опасно? Для мужчи­ны естественны более янские энергии. Он — это и созидание и разрушение. Иными словами, какая-то степень разрушения  дана мужчине и гармонично вписана в его более крепкую, по сравнению с женской, мускулатуру. Нормаль­но, если кулаком стукнули и что-то разбили. Нормально, ес­ли мужской торс напрягся для битвы. Женский организм призван порождать энергию инь. Инь — это сохранение, за­щита и подпитка тому, кто рядом. Женская мускулатура не предназначена для драк, разрушения и любых резких дви­жений. Оберегание и сохранение — это прежде всего мяг­кость и чуткость. Поэтому, когда женщина вступает в откры­тую драку, когда она порождает энергию разрушительного характера: злится, ругается, ненавидит — это противоестест­венно ее природе. Кармические проблемы ее будут расти, те­ло ее будут скручивать и терзать болезни.

Союз Хатор — Сет — это союз злобствующих, соперничающих, унижающих и уничтожающих друг друга людей. Это возможно тогда, когда кармические обстоятельства стал­кивают их под одной крышей и они, не уступая друг другу, вступают в битву за место обитания или когда какие-то дру­гие обстоятельства сталкивают их лбами и они начинают грызть друг друга, отстаивая свои кровные интересы.

Сет в принципе женится только по расчету. Наследство, жилище, прописка, родственники в министерстве — вот что его привлекает. «Окрутить» Хатор ему несложно. Побольше лести ее прелестям, ее необыкновенности и непохожести на других, дорогие духи ей и изысканный «прикид» на себя, чтобы она «обалдела», и — дело в шляпе.

Все так хорошо шло. И вдруг после свадьбы у нее от­крываются глаза на «моральный облик» своего супруга. Она начинает сопротивляться! Сету часто просто непонятно, из-за чего она так «бесится». Деньги он ей дает, поскольку же­на — это часть его имиджа, а имидж он желает иметь блестящий. А ее претензии по поводу того, что он что-то не делал или что-то сделал не так, ему просто смешны. Чтобы он учитывал в своих действиях ее желания — никогда! Для него существуют только его желания. Начинается вой­на... Она может длиться очень долго и идти с переменным успехом. Хатор не может понять, что в этой «праведной» битве, отстаивая свои интересы, она разрушает свою душу (не говоря о болезнях тела), становится грязной склочницей, жалкой, нервозной, не нужной уже никому...

Один Сет имел денежное дело, которое ему когда-то по­могла организовать его жена Хатор. Он завел себе возлюб­ленную и хотел получить развод. Хатор претендовала на 50 процентов предприятия и развода не давала. Три года шла война вперемешку с бурными сексуальными отношениями, с помощью которых Хатор собиралась оставить мужа в се­мье. Однажды в столь бурном сексе, где было уже трудно по­нять, где секс, а где драка, муж сломал ей руку, а их собака прокусила ей ногу... Поистине, жизнь нам дает сюжеты, ко­торых даже не придумать создателям фильмов и литератур­ных произведений.

Собака, заметьте, укусила ее, а не его. Руку он сломал ей, конечно, не специально, а в порыве борьбы, которую он вел с ней уже не как с женщиной, но как с равным противни­ком... После этого она все же дала ему развод, пожертвовав пятьюдесятью процентами, но все же вытребовав себе через суд какие-то деньги. Но Женщина в ней погублена! Ей ни­когда уже не стать доброй, нежной, прощающей...

Что делать? Хатор должна понимать, что все обстоятель­ства в жизни — кармические. И чем они сложнее, тем боль­ше провинилась женщина перед своей женской природой ко­гда-то в своем далеком прошлом, не понимая, отвергая свои женские задачи.

Если женщина-Хатор имеет множество сложных кармиче­ских проблем, она может нести в себе вибрации Сета и тем са­мым притягивать к себе разрушительные обстоятельства, что превращает ее в абсолютную разрушительницу. Что ужасно не только для ее души, но и для окружающих близких людей.

...Хатор ненавидела своего отца за то, что тот оскорб­лял мать, и решила, что всю жизнь будет мстить мужчи­нам. Она вышла замуж за состоятельного Сета, разумеется только по расчету. Поскольку разум ее был абсолютно хо­лоден, то она чаще одерживала победу в постоянных до­машних схватках, Сет почти признавал ее превосходство. Во всяком случае, он понимал, что поставлен ею в такие рамки, что если попробует «дернуться», то для него самого это будут колоссальные разрушения. Поэтому у них шла в основном «холодная» война с дипломатическими перегово­рами и вынужденным признанием интереса обеих сторон. Двое их сыновей, один за другим, погибают в автокатаст­рофах... Мать разбивает паралич...

Колоссальное разрушение от союза Сета и Хатор касается прежде всего их детей. Какими только врожденными болезнями они не страдают, что только с ними не происходит! Конечно же, мы понимаем: это дети, души которых также несут сверхтяжелые кармические грехи и приходят в мир, чтобы страдать. И все же невозможно не сочувствовать детям Сета и Хатор.

Но не только детей разрушает такой союз, кажется, что разрушает все вокруг себя, саму жизнь, само пространство, которого касаются два эти архетипа, соединенные сексуальной связью. Энергии Сета включают в Хатор ее разрушительный потенциал. Хатор способна направить агрессию против Сета — уйти, хлопнув дверью, но способна и остаться, по сути реализуя свой потенциал разрушения и тем самым становясь пособницей Сета.

Но будем помнить, что сетовские вибрации могут естественным образом проявляться в каждом мужчине, и задача женщины заключается в том, чтобы нейтрализовать их. Для Хатор эта задача очень трудно выполнима даже по отношению к любимому мужчине. Поэтому фактически мужчина любого архетипа в минуты раздражения и агрессии может пробуждать ответ такие же агрессивные энергии в Хатор. И затем ей бывает крайне трудно укротить своего внутреннего зверя-разрушителя, являющегося частью ее природы, ей трудно справ­ься со своими эмоциями и энергиями. И тогда может включиться цепная реакция. На ее агрессию мужчина ответит большей агрессией. Вот и «нашла коса на камень».

Но мы можем говорить и о том, что в тайниках души каждой женщины может жить частичка Хатор и что в критический момент практически любая женщина может поступать как Хатор, но это не значит, что это ее главенствующий архетип. Мы утверждаем, что в женщине присутствует один ведущий архетип и именно в соответствии с  ним складывается ее судьба. Но кроме того, в душе гармоничной женщины живут и частички энергий трех других архетипов, позволяя ей быть неуловимой и непредсказуемой прекрасной женщиной, вечной загадкой для мужчины. Китайцы говорят: «Все наши эмоции и желания должны быть умеренными, уравновешенными и отвечать действительности: всему должно быть свое место, свое время и своя мера. Кто знает меру, тот знает все».

Маат — Тот: родные души всегда поймут друг друга

Тот и Маат — самые флегматичные, самые устойчивые и, наверное, самые глубинно-страстные натуры среди всех архетипов. И тот и другая имеют большие интеллектуаль­ные потребности и, следовательно, большие интеллектуаль­ные претензии к партнеру. Иными словами, они сами до­статочно умные, разумные, а часто и высокообразованные люди, знатоки своего дела и хотят видеть рядом с собой равного себе партнера. Только когда Маат выбирает Тота, все ее интеллектуальные потребности удовлетворены.

Взаимопонимание между ними напрямую связано с их взглядами на жизнь, принципиальными позициями по во­просам любви, семьи, детей и т. д. Они способны мило обговорить все проблемы, дипломатично, но достаточно от­крыто выяснить взгляды партнера и, взвесив все спокойно на весах своей мудрости, принять решение, что этот чело­век подходит им для любви и брачных отношений. Впро­чем, они также могут понять и обратное, что они не под­ходят друг другу, и тогда они так же мило расстанутся, оставшись друзьями. Все вопросы в жизни они стараются решать интеллектуально, а также всегда стараются осмыс­лить, понять свое интуитивное, спонтанное поведение и по­ведение партнера.

Они не обязательно «сухари». Просто они стараются осознавать свои внезапные порывы и влечения, свое ощу­щение того или иного человека и свое интуитивное впечат­ление о нем.

Итак, если их взгляды совпали, они чувствуют родствен­ную душу в своем собеседнике, в них появляется взаимное расположение. Но это еще ничего не значит. Они могут очень долго «дружить», годами, пока мысль о супружестве не придет в их головы, занятые совершенно другими про­блемами.

Их кипучие и страстные сексуальные энергии свободно трансформируются в более высокие творческие импульсы. Они со всей страстью изучают интересный для себя пред­мет или дело, которое считают важным. Со спонтанными сексуальными всплесками они легко справляются силой сво­его разума, с ними никогда не случается абсолютно безумной любви, такой, чтобы они забыли себя и не смогли бы оценить свое поведение.

Восхитителен фильм Барбры Стрейзанд «У зеркала два лица». Это один из милых, добрых, весьма остроумных фильмов, в котором к тому же ненавяз­чиво преподносятся глубокие философские размышления на тему взаимоотношений мужчины и женщины.

Главный герой — ученый, профессор математики — ни­как не может понять поведение своих возлюбленных. Они приходят и уходят по непонятным для него причинам. Из этого он создает теорию о том, что секс — лишний компо­нент семейной жизни, поскольку он, как и сама чувствен­ная любовь, не поддается разумному объяснению. Он реша­ется создать семью на интеллектуальной основе. Почему нельзя любить женщину не за красивые ноги, а за светлую голову, почему нельзя изъять секс из уравнения любви, ведь тогда, считает герой, все любовные непонятности исчезнут, прекратятся страдания, поскольку можно будет всегда разум­но договориться.

Через службу знакомств он встречает женщину, тоже профессора, но литературы. Они педантично изучают друг друга, находят, что совпадают в своих взглядах на жизнь, «дружат» достаточно долгое время и наконец понимают, что стали друг другу очень близки.

Тут он объявляет свою теорию любви и делает ей пред­ложение: «Секс, — говорит он, — одурманивает человека, семья разумных людей должна быть построена на уваже­нии и на душевной привязанности к прекрасным челове­ческим качествам партнера. Любить нужно душу, а не те­ло. Тогда семья будет крепкой и счастливой. Конечно, если тебе нужен будет секс, я не откажу тебе, только ты заранее предупреди меня об этом», — заканчивает он свое «высту­пление».

Что бы делали Хатор или Нефтида? Покрутили бы паль­чиком у виска, повернулись и ушли, что и делали все жен­щины, имевшие с ним связь. Что бы сделала Исида? Она бы решила, что над ней смеются, издеваются, что ей предлага­ют брак по расчету. Она стала бы переживать, казнить себя за неправильное поведение, стала бы избегать встреч, и все бы на этом и закончилось.

Что сделала Маат? Она поняла его правильно — и они поженились.

После определенного времени совместного проживания она утром предупреждает его о том, что вечером хочет, что­бы был секс. Он обещает ей, но вечером он в ужасе пони­мает, что им овладевает страсть. Такое же чувство, которое отпугнуло от него (как он считает) всех его прежних возлюб­ленных. Он отвергает ее, думая, что секс разлучит их, раз­рушит ту идиллию, которая сопровождала их все время зна­комства и женатой жизни.

Тоту действительно свойственно иметь совершенно не­похожие ни на что теории и способы жизни. Но на сей раз Маат не в состоянии понять его, она думает, что он не лю­бит ее тело, что она некрасива и не способна вызывать в лю­бимом сексуальное желание.

Затем идет интрига их взаимонепонимания, во время которой они заново переосмысливают всю свою жизнь и понимают, что значат друг для друга. Затем страстно влюб­ленные супруги встречаются, все объясняют себе, друг другу и счастье вновь охватывает их, теперь им уже не страшен и секс

Не для каждой пары Маат — Тот отношения имеют та­кую проблему. Но они развиваются всегда по одной схеме: во-первых, нужно не спеша понять друг друга, во-вторых, убедиться, что мы действительно друг другу нужны, то есть провести эксперимент, в-третьих, спокойно все обдумать, проанализировать свои ощущения, понять свои чувства, по­лучить гарантии, что мы не ошибаемся...

Нужно ли говорить о том, что браки Маат — Тот редко распадаются. Но если это случается, то все идет по той же схеме: во-первых, нужно не спеша понять друг друга... Ко­гда решение принято, они тихо и спокойно расстаются. Все вокруг будут потрясены до глубины души, поскольку до по­следней минуты они остаются для всех «идеальной парой». Но, несмотря на это, они оба очень тяжело переживают разрыв и могут даже серьезно заболеть, поскольку все пере­живания держат внутри себя.

Жизнь вместе для Тота и Маат не так проста. Две страст­ные натуры, занятые бесконечным творческим поиском, мо­гут периодически ущемлять интересы друг друга, живя в едином пространстве. Не всегда им удается усмирить свою частность силой разума. Спящие звери эгоизма, мелочных обид, ревности просыпаются под влиянием обстоятельств, поднимают свои страшные морды со дна души, начинают рычать и требовать своей доли энергетического питания. Что же, лучше позволить им немного порезвиться, чтобы они новь спокойно уснули, убаюканные разумным пониманием того, что все мы не ангелы.

Маат и Тот не обязательно люди, занимающиеся наукой. Красочной иллюстрацией их отношений является история любви Катерины и Гоши из кинофильма «Москва слезам не верит». И хотя взаимоотношения героев складываются достаточно быстро, они идут по той же схеме. Он специально уст­аивает милый день рождения, чтобы все объяснить Кате про себя. Объяснений от нее не требуется — ему достаточно побы­вать у нее в доме, чтобы все про нее понять. Катя-Маат, целе­устремленная, сильная женщина, считает, что человек в своей жизни всего должен добиваться сам. В Гоше ей важны прежде всего его разумность, его понимание. Больше всего ей нравит­ся то, что его не надо опекать как ребенка, он не требует, как другие ее поклонники, чтобы о нем заботились, за него прини­мали решения, брали на себя ответственность. Гоша силен ду­хом, целенаправлен и стабилен в своих решениях и желаниях, он — Тот. Именно он нужен Маат.

Сильные и разумные Маат и Тот не тревожатся по ме­лочам. Какая разница, как фамилия человека и где он жи­вет, гораздо важнее, что его любят и ценят друзья, что он имеет определенные взгляды на жизнь, на семью, на любовь, что он — человек дела, что он прочно стоит на ногах и лю­бит свою работу.

Юная Маат приведет в дом мальчика, а мама-Нефтида просит потом: «Кто он такой и кто его родители?» «При чем тут родители? — ответит Маат. — Он мне нравится!» А про себя подумает: «Моя мать глупа, она ничего не понимает в жизни». А может быть, и скажет, особенно если ее сильно опекать расспросами... Что ж, мать должна понимать, что её дочь — Маат.

Маат и Тот могут делать много ошибок в жизни, влюбляться не в того человека, страдать из-за пустяков, которые им кажутся важными, отстаивать свои странные теории, соз­давать не очень счастливые браки, «пилить» своих близких «не по делу». Но, встречаясь, они удивляются и радуются своему взаимопониманию. Если они не подходят друг дру­гу, они это поймут на стадиях общения и дружбы, посколь­ку оба склонны к «понимательному процессу». Именно по­этому, когда они решают быть вместе, их союз бывает очень и очень прочным.

Ни Маат, ни Тот не умеют жертвовать своими интереса­ми ради другого человека. Поэтому им лучше, когда их ин­тересы и интересы партнера совпадают. К этому им и нуж­но стремиться.

Совместная жизнь Маат и Тота размеренна и упорядочена. Занимаясь разными делами, они могут не особенно стремиться посвящать в них супруга. Жизнь их может ка­заться со стороны скучноватой, но она всегда наполнена смыслом. Они стараются избегать неожиданностей, подгото­виться к любым переменам, заранее все продумав. Ни рож­дение ребенка, ни приход гостей не могут застать их врас­плох. Они всегда готовы встретить любые события жизни спокойно и разумно.

Даже если для одного из них возникает любовное увле­чение на стороне, они способны спокойно обсуждать про­исходящее друг с другом, понимать, что происходит и ка­кой из этого следует вывод. Бурное увлечение на стороне вряд ли выдержит проверку разумом. Ни Маат, ни Тот поч­ти никогда не уходят друг от друга.

В их доме всегда уютно и комфортно, независимо от ма­териального достатка и занятости супругов на работе. Они находят время на обустройство дома, делают это обычно вместе, видимо, поэтому в их доме очень тепло и спокойно. Супруги трепетно относятся к своему дому, справедливо считая, что от его состояния зависит душевное равновесие и на работе. Чужие и случайные люди в дом Тота и Маат не вхожи. Да и сами они предпочитают провести вечер дома с семьей, чем в шумной компании или в местах увеселений. Даже в театрах, считают они, редко бывает что-то действи­тельно достойное внимания. По молодости лет они стремят­ся ознакомиться с шедеврами мировой культуры. И в зре­лые годы любят путешествовать, но не по турпутевкам, а са­ми, так, чтобы никто не указывал им, где побывать и что посмотреть.

Мы часто воспринимаем своих родителей, умудренных жизненным опытом, как Тота и Маат. И действительно, каждый мыслящий человек к концу жизни приобретает черты данных архетипов, но это вовсе не значит, что именно Тот и Маат становятся ведущими архетипами для всех пожилых людей. Для некоторых «седина в бороду — бес в ребро», а другие «до старости щенки».

В мифе говорится, что Маат — опора Мироздания, а Тот — его разум. Союз Маат и Тота до недавних пор был опорой всей деревенской жизни Руси. Именно эти два архе­типа наиболее уважались и ценились, молодежь невольно стремилась походить на них, вырабатывая у себя качества стабильности, основательности. «Семь раз отмерь, один раз отрежь» — вот эталон разумности, который был в чести. От­сюда порождалось и чувство собственного достоинства, ко­торое ничего общего не имеет с гордыней. Человек архети­па Маат и Тота не экономит, проезжая «зайцем» в автобусе или стащив две доски у соседа.

Скупердяйство, жадность, занудство, бесконечное поучи­тельство, твердолобое упрямство, махровый консерватизм — все это оборотная сторона данных архетипов, она способна полностью лишить радости жизни их самих и всех, кто ря­дом. Интересно, что когда Маат и Тот вместе, то все эти ка­чества, как ни странно, сглаживаются. Они способны воспи­тывать друг друга, поскольку каждому из них неприятно жить с занудой и жадиной. Подмечая недостатки в партне­ре, они тем самым изживают их у себя.

Тот и Маат — это союз, где счастливы и ухожены дети, во всяком случае, в них воспитано трудолюбие и разумность, а это уже не мало. В юношеском возрасте дети зачастую от­вергают консерватизм родителей, но со временем осознают, как много дал им отчий дом их родителей Тота и Маат.

Маат — Анубис: мужчина и женщина меняются ролями

Понимание между данными архетипами складывается не так уж и просто. Маат требовательна к себе, целеустремлен­на, она не умеет поступаться своими интересами, проявляет большую требовательность к партнеру. Чувствительный Анубис болезненно реагирует на недовольство Маат даже тогда, когда оно напрямую не высказано, его подавляет ее упорство и целеустремленность. Его мужское достоинство унижено силой ее напора и логичностью доказательств. Слу­жебная карьера, завоевание уважения в обществе, достиже­ние видимых всеми результатов своей деятельности — все это вызывает в Анубисе напряжение. Маат во всем этом как рыба в воде.

С одной стороны, они очень нуждаются друг в друге. Анубису не хватает ее твердости и уверенного напора. Ей тоскливо без его мягкости, нежности, понимания. Но полу­чается, что в этом союзе мужчина и женщина меняются ро­лями. Более естественно для мужчины быть сильным и уве­ренным, а для женщины быть мягкой и нежной.

Но ничего нельзя поделать. Анубису дана тонкая орга­низация души, а Маат — сила стабильности и равновесия. Не нужно думать, что у нее мужской, а у него женский харак­тер и они не выполняют своего женского и мужского пред­назначения. Ничуть не бывало!

Задача мужчины — созидание. Анубису дано созидать в самой тонкой сфере человеческой жизни, в сфере души. Эта работа не бросается в глаза, о ней не пишут отчетов на пла­катах, ее даже трудно сосчитать и оценить. Вот мужчина — педагог, единственный на всю школу, остальные — женщи­ны. Какой он ведет предмет? Физика, история, чаще физкуль­тура. Если он Анубис и чутко относится к детям, на нем ле­жит колоссальный труд — уравновесить в детях все подав­ляющее в своей массе женское воспитание школы своим мужским присутствием. Это тяжелая работа. Кому она вид­на? Скольким мальчишкам он сказал простые, ничего осо­бенного не значащие слова, но в нужный момент... Конеч­но, мы говорим об истинных учителях — Анубисах, а не о ленивых Сетах, ищущих теплое место и желающих спрятать­ся за чьей-либо спиной...

Задача женщины — помогать мужчине в его созидании. Маат с удовольствием будет это делать, если это совпадает с ее желаниями и интересами. Ей только нужно понять, что она должна делать. Ее стабильность и равновесие — чисто женские качества, необходимые семье. В целом ей противо­показано поучать Анубиса и оказывать на него давление. За­то рекомендуется укреплять его уверенность в себе, в своих творческих возможностях, восхищаться тем, что он делает, просить его рассказывать о том, что он при этом думает. Анубис окрепнет от поддержки Маат, у него появится мощная духовная активность, он свернет горы в своем деле, достигнет всего, чего только можно желать. Он расцветет, рас­пушит перышки, он одарит ее такой заботой и нежностью, о какой она даже не мечтает, потому что такое ей неведомо. Замечательней не будет пары!

Вот только, к сожалению, далеко не всегда Анубис и Маат способны понять, каким образом они могут дополнять друг друга.

Вспомним фильм Э. Рязанова «Служебный роман». Людмила Прокофьевна в чистом виде архетип Маат. И глав­ное, чего недостает ей в жизни и в характере, — это чут­кость, внимательность к другому человеку, она не умеет проявлять нежность и женскую мягкость, она остро нуж­дается в понимании и сочувствии (но не в жалости!). Все это способен ей дать только Анубис. Все остальные архети­пы могут только побаиваться ее, жалеть, недолюбливать и даже посмеиваться над ней. Хотя, казалось бы, понять ее вовсе не трудно. Но принять ее всей душой способен толь­ко Анубис.

Анатолий Ефремович уже был серьезно не понят жен­щиной, оставившей ему двух детей. Кто бы мог отважиться остаться с двумя детьми из мужчин? Только Анубис. Ему сложно продвигаться по службе, да он и не умеет это делать. Но он силен духом, как всякий Анубис. Ему легко понять Людмилу Прокофьевну и искренне полюбить в ней детскую жажду тепла и ласки, которую она и сама в себе не очень знает.

Анубис задает тон их душевным отношениям. Каков он — такова будет их любовь. Выбор делает всегда женщи­на, она притягивает к себе своего мужчину, она «санкцио­нирует» их близкие отношения, но она мало что может в них устанавливать. Каков мужчина — такова будет и любовь.

Но Анубис нуждается в социальной поддержке. Тонко и ненавязчиво Маат может дать ему свою силу, уверенность и упорство в достижении цели. Цели он поставит себе сам, или ему можно их подсказать в форме похвалы его способно­стям: «Ты — умница, ты не реализовал своих возможностей, тебе не нужно скромничать, ты должен отдавать свои силы людям, обществу, человечеству». И тогда каждый день он бу­дет черпать уверенность из одобряющей и счастливой улыб­ки Маат, с любовью глядящей на него.

Встречаются Маат и Анубис всегда случайно, и для окру­жающих непонятно развитие их отношений. Оно может быть только быстрым и внезапным. Если они отойдут друг от друга на приличное расстояние и будут осмыслять, обду­мывать свое поведение, представлять, а возможен ли их со­юз, то они, на сто процентов, откажутся от него. Их союз нелогичен, и тем он замечателен.

Их совместная жизнь складывается по каким-то также непонятным законам и не поддается общим схемам. Напри­мер, Маат может «пилить» мужа целый день и целый вечер на тему сломанного пылесоса и его починки. Он будет мол­чать. Затем у них будет бурная ночь любви (таким образом они обменяются энергиями). Про пылесос будет откровен­но забыто месяца на три. А затем они как ни в чем не быва­ло однажды соберутся, пойдут и купят новый пылесос.

У Анубиса есть всегда денежная заначка от Маат. Она, экономная обычно женщина, не очень охотно позволяет ему осуществлять покупки для его увлечений рыбалкой, автомо­билем, коллекционированием и даже дачным хозяйством, что всегда является их общим увлечением. Он покупает все это втихаря от нее, а потом оказывается, что это было здо­рово, что он вовремя позаботился о пленке для парника, о новой пиле или сломавшейся запчасти к автомобилю.

Маат предсказуемая женщина, она не способна на игру, на выдумку, на романтические прогулки под луной... Ей жалко на это времени, ей кажется, что есть много более важ­ных дел. Анубис интуитивен и непредсказуем. Он способен поражать ее и восхищать. Он может принести ей цветы ни с того ни с сего. Ему просто так захотелось... Глупая Маат будет «пилить» мужа за непредвиденные расходы, скрывая свой восторг, и сделает из него мужа-подкаблучника, кото­рый каждый свой шаг делает с оглядкой на жену-инквизи­тора. Умная Маат будет счастливой женщиной.

Их дети никогда не бывают обделенными. Маат такая «правильная» мать, что скорее перестарается в своей опеке, чем бросит детей на произвол судьбы.

Даже в самых неблагоприятных вариантах, когда из му­жа-подкаблучника получается запойный пьяница, Маат да­ет детям уверенность в завтрашнем дне и защитит их от не­предсказуемости мужа. Но даже в этом случае дети чувству­ют душу отца, любят его, жалеют и никогда не бросят его, даже если родители разведутся и сумеют расстаться, что бы­вает нелегко сделать. Ответственная Маат не может вышвыр­нуть человека на улицу, оставить его без куска хлеба.

Дом Маат и Анубиса всегда чист, ухожен. В нем все на своих местах. Но гостей они не любят. Они живут своей внутренней жизнью, часто не похожей на жизнь соседей и знакомых. Оберегая свою гармонию, они стараются не впус­кать никого постороннего в свой дом.

Артур и Джулия из романа Э.-Л. Войнич «Овод» не су­мели построить свои отношения только потому, что они, собственно, никогда не принадлежали друг другу. Они все время ориентировались лишь на социальный процесс, кото­рый вокруг них происходил. Все силы они расходовали на свою внешнюю жизнь, и у них не было ни сил, ни времени настроиться только друг на друга, забыв обо всем мире. Маат и Анубис должны полностью отстраниться от всего мира, только тогда они поймут, что они созданы друг для друга, найдут ключи к гармонии своих отношений. Их отношения алогичны, и они должны развиваться без какого-либо воздействия внешнего мира.

Маат — Гор: он будет плакать от своего бессилия

Маат побаивается Гора. Он ей не очень понятен. Когда молчит Тот, Маат знает, о чем он думает. Когда молчит Гор, Маат понимает, что она чего-то не понимает, и это для нее повод для ощущения собственной неполноценности. Гор подвижен, Маат медлительна. Но даже не в этом дело. Мыс­ли Гора стремительно бегут куда-то вперед, к заоблачным да­лям, Маат не хочет бегать так далеко. Она хочет, чтобы ей было хорошо здесь и сейчас. Гор хочет интересы сегодняш­него дня принести в жертву какому-то будущему счастью. Маат достаточно «пастись» на уютной полянке, Гору необ­ходимо завоевывать просторы.

В детстве мы все читали повесть А. С. Пушкина «Дубров­ский». Маша — это Маат, Владимир Дубровский — Гор. Ме­жду ними существует достаточно сильное притяжение. Чув­ствуя непохожесть Дубровского на других мужчин, Маша очаровывается, увлекается, ей кажется, что она очень силь­но любит Владимира, поскольку он приносит в ее жизнь не­достающую энергию. И Дубровскому, и Маше кажется, что они оба стремятся быть вместе, принадлежать друг другу и идти в одном направлении... Но проходит небольшое вре­мя, и они с ужасом понимают, что в понятие «быть вместе» они вкладывают разный смысл, а идти в одном направле­нии могут только до ближайшей развилки дорог.

Гору не нужны стабильность и покой Маат, он, напро­тив, желает движения, новых поворотов в судьбе. Он хочет, чтобы ему помогали проходить крутые повороты на боль­шой скорости так искусно, чтобы не было «заноса». Маат мо­жет только тормозить его изо всех сил перед опасным по­воротом. Им трудно понять друг друга.

Крутые повороты для Гора — нормальное ощущение жизни. А для Маат любой поворот в судьбе — сложное пре­пятствие, к которому нужно подготовиться.

Маат редко выбирает Гора, она его боится. Если такой со­юз образуется, то это Гор выбрал Маат, причем он ее не по­нял, он ее придумал! Он влюбился в ее большие глаза, он сошел с ума от ее тела, он не стал ее спрашивать, о чем она молчит, он решил, что это безумное, страстное чувство, ко­торое она в нем вызывает, будет всегда, только бы она была рядом. Она же, видя, как он ее любит, сама возгорается ему навстречу, ей и в голову не может прийти, что, любя так сильно, они могут не договориться.

Такое возможно, только когда оба партнера молоды, не­опытны и имеют большую сексуальную привлекательность друг для друга или же простую сексуальную озабоченность юности.

Он «сгребет ее в охапку» (по образному выражению его самого), потащит в ЗАГС, считая, что первый приз в жизни он уже завоевал. Медовый месяц, первый год семейной жизни, ребенок, житейские трудности (Маат их выдерживает прекрасно), столько событий — поговорить некогда...

А потом однажды он придет домой усталый, злой, все у него не ладится, сядет и будет молчать. И вдруг поймет, что большие глаза и пополневшая после родов фигура жены его уже не заводят, не дают источника сил!

Он попробует проверить себя, приблизиться к ней и уви­дит... домашнюю женщину, всю погруженную в пеленки, кастрюли, уборки, заготовки... Он попытается ее растормо­шить: «Пойдем куда-нибудь сходим, развеемся, потанцу­ем...» И услышит в ответ: «Тише, ребенок только уснул, я устала, завтра он рано проснется, надо сварить ему кашку, и белье я днем замочила — пойду стирать...»

И ему станет скучно. У него не хватит сил преодолеть ее инертность, ему не хватит огня, чтобы разжечь сырые поле­нья ее костра. Пройдет немного времени, и он как-то неожи­данно (даже для себя) найдет Хатор (вернее, она его найдет). Гор непременно должен встретить Хатор, которая будоражит  его всегда и тем самым дает ему силы и радость жизни.

С Маат Гор расстанется, без всякого сомнения. Но мы помним: каждая женщина способна дополнять свой ведущий архетип энергиями, вибрациями всех других архетипов, тем самым достигая гармонии. Маат предстоит большая работа, если она хочет, чтобы ее Гору было хорошо с ней. Ей при­дется научиться быть Исидой и даже Хатор в определенные минуты жизни.

Но Маат не в силах понять, почему Гор поступает с ней так плохо, почему его любовь так быстро остыла, почему его уже не радует ребенок... Это выше ее сил. Она понимает, что чего-то не понимает, но не может догадаться, что дело не в нем, а в ней. Она не понимает, что она сделала не так, ведь она так старалась, чтобы все было хорошо. Она не жалова­лась, когда не хватало денег, не устраивала скандалов, ста­ралась быть экономной, ничего не просила для себя, но у мужа всегда была чистая рубашка и свежие носки. Маат была неутомимой матерью, не тревожа мужа по ночам, сама  управлялась с малышом, еще и уносила его в другую комнату, чтобы не мешал папе, ведь ему завтра на работу. А те­перь оказывается, что она была плохой женой, мужу с ней неуютно... Нет, понять этого она не в силах.

Маат будет плакать от бессилия и вряд ли сможет быст­ро настроиться на вибрации Исиды или Хатор. Ей вообще трудно сделать какое-то быстрое перестроение в своей голо­ве. Даже когда ей говорят, что нужно сделать, чтобы вновь заинтересовать собой своего мужа, она не в силах восполь­зоваться советом.

Дело не только в медлительности и консервативности Маат. Но еще и в том, что она не выбирала Гора, она никогда не сопротивлялась его желаниям. Теперь, когда нужно его удержать, она не находит в себе энергии для такого желания. Да, ей страшно оставаться одной, да, она привыкла к  Гору и, наверное, полюбила его, она не хочет, чтобы ребенок оставался без отца, и, вообще, развод — это что-то очень неправильное, и ей очень страшно.

Маат всегда ждала инициативы от Гора, и поэтому она просто не сумеет удержать его, она не знает, как проявлять инициативу, потому что никогда этого не делала. Чувство страха и сила привычки не дадут энергии для внутренних перемен. В ней нет любви, поэтому они расстанутся.

В. Высоцкий и М. Влади, видимо, Гор и Маат. Встретив­шись в возрасте «за тридцать», они как дети были очарова­ны внешним обликом друг друга, загадочной непохожестью, противоположностью своих характеров. У них никогда не было времени на то, чтобы по-настоящему прочувствовать внутренний мир друг друга, привыкнуть к присутствию партнера. Возможно, поэтому они не сумели расстаться.

Но, может быть, бессознательно они, как люди весьма тонкие и интуитивные, избегали жизни «навеки вместе», чтобы как раз и не потерять свою прекрасную любовь, не остудить ее жар в прохладе привычки. Что ж, может быть, только романтика встреч, расставаний, разлук и долгождан­ных горячих объятий способна сохранять любовь Гора и Маат.

Дом их должен быть полон гостей, чтобы Гор не соску­чился, а у Маат не было времени ворчать. Но если между ними что-то уже не ладится, дом становится холодным, в нем плохо всем, туда не приходят гости.

Если семья продолжает сохраняться, дети чувствуют се­бя неплохо. Папу они редко видят, но мама скажет им про папу много хорошего, и они будут его уважать и любить. Ну а мама из Маат выходит в любом случае не самая пло­хая. Конечно, рано или поздно дети поймут, что родители не любят друг друга, но какие они выводы сделают для себя из этого факта, будет зависеть уже от их собственных кар­мических проблем. Может быть, они как раз решат, что же­ниться нужно только по любви, и будут счастливы!

Маат — Осирис: счастливый земной союз

Отношения между Осирисом и Маат начинаются часто очень похоже на отношения Маат и Гора. Она не знает еще, любит ли она, а он уже на ней женат. Условие их притяже­ния — это внешняя и сексуальная привлекательность. Есть взаимопонимание? Вопрос не обсуждается. Но по истечении определенного времени совместной жизни, достаточ­ного для образования привычки, оказывается, что понима­ние все-таки есть.

На чем основано взаимопонимание Осириса и Маат? Он полон огня, он не ждет помощи от других, он все делает сам. Когда он приходит домой усталый, ему хочется только од­ного — сбросить напряжение, расслабиться. Он хочет до­машнего уюта, покоя, чтобы жена не докучала лишними рас­спросами, зачем ей окунаться в то, что он должен решить или сделать сам. Пусть она лучше ему улыбнется, накормит вкусно, расскажет, как сынишка научился вставать в кроват­ке. Осирис растает, разомлеет, это лучший отдых для того, чтобы завтра — снова в бой.

Семейного Осириса не особенно тянет в казино и рес­тораны, он слишком занят своим делом. Он, может, схо­дит туда, чтобы поддержать компанию или для установле­ния деловых отношений, для поддержания определенного имиджа. Ему, может быть, и весело, и интересно в «злач­ных» местах, но он не чувствует особой потребности в та­кого рода общении. Такой образ жизни не питает его энер­гий, не «заводит» его, как Гора. И если Осирису уже за со­рок, то любопытство его давно удовлетворено, он уже знает цену мишуре и праздничному блеску. Именно поэтому он ценит выше общение с семьей, детьми, тепло домашнего очага, а нежную любовь супруги предпочитает огненной сексуальности юной Хатор. Тем более что с юной Хатор он наверняка уже имел знакомство.

В отличие от Гора, Осирис не разочаровывает ожидания Маат. Он не ждет от нее инициативы, его устраивает ее до­машний вид, он старается не ущемлять ее свободы. Если она хочет работать, он окажет ей помощь, хотя и не будет долго нянчиться. «Я договорился, что ты подойдешь, а теперь да­вай, действуй сама», — скажет он. Если ее увлечет какой-то творческий процесс, он даже будет готов раз в неделю гото­вить ужин, но стирка — это уже слишком... А вот забрать детей из садика, зайти по пути за продуктами — нет проблем, только бы время позволяло.

Осириса восхищает ее собранность, деловитость, ее спокойная энергия, позволяющая успевать всюду, ее забота о детях, о доме, о нем, умение не раздражаться. Маат — инь, ей не хватает огня, она восхищается рабо­тоспособностью Осириса, его легкостью, неунывающей натурой, его плещущейся через край, солнечной искрящейся энергией. Даже если она вышла за него замуж под его напо­ром, с годами, узнавая его ближе, она все яснее понимает, насколько он дорог ей, как искренне она любит его все боль­ше и больше.

Маат никогда не изменит Осирису. Он, конечно же, вряд ли будет ей верен идеально всю жизнь. Но если они встре­чаются уже не в ранней юности, то его верность почти обес­печена, поскольку Осирис, ведя бурный сексуальный образ жизни по молодости лет, к сорока уже знает, чего он хочет, и Маат его вполне устраивает.

А. С. Пушкин, великий русский поэт, прекрасный сол­нечный Осирис, влюблялся в женщин, по-видимому, с пе­ленок! Когда он выбрал Наталью Гончарову, он был уже не юнец. Она была, без сомнения, Маат. Разумная, мягкая, неторопливая... «Я душу твою люблю...» — писал о ней Пушкин.

Исследователи жизни Александра Сергеевича часто об­виняют ее в безучастности к судьбе мужа, Она-де должна бы­ла предотвратить, предугадать, остановить, во всем разо­браться... Если бы она была Хатор, то так бы и сделала. А. П. Керн была Хатор, но мы помним, что Пушкин писал о ней. Она была даже не Исида... Но Пушкин был не вели­ким инженером или полководцем, он был великим поэтом! И ему нужна была Маат.

Не надо забывать, что судьба каждого человека, даже та­кого поэта, как Пушкин, складывается по единым законам Вселенной и случайностей в ней не бывает! Осирис дейст­вует, и он имеет право на ошибки. Его ошибки для всех мыслящих людей — как книга жизни, как бесценный опыт, оставленный всему человечеству для осмысления.

С детьми Маат и Осириса обычно всё в порядке. А дом их, как и дом А. С. Пушкина, открыт лишь для близких дру­зей, и Маат и Осирис тщательно оберегают свой мир. Они хорошо знают, что в мире много есть того, от чего следует защищаться.

Осирис на российской почве нередко становится револю­ционером. Например, декабрист Сергей Трубецкой, сослан­ный после восстания в Сибирь, на наш взгляд, был Осирисом. Его жена Екатерина Трубецкая — Маат, поехавшая доб­ровольно за ним в ссылку вместе с другими женами декаб­ристов, показала всему миру красоту души необыкновенных русских женщин.

Маат — необыкновенная женщина, и она достойна люб­ви Осириса. По мифу, любовь Осириса к Маат — это любовь к порядку и законности, к справедливому устройству мира. Что ж, в нашей сегодняшней жизни этого явно не хватает. Тем прекраснее увидеть счастливый земной союз Осириса и Маат. Оглянитесь вокруг, может быть, вы их увидите...

Маат — Сет: он никогда не расстанется с ней добровольно

Это парадоксально, что Маат, такая разумная, правиль­ная, справедливая, выбирает Сета. И для этого есть несколько причин. Попробуем в них разобраться.

Активный Сет, решивший жениться на Маат по какому-то своему расчету, не остановится ни перед чем. Он сумеет найти подход к Маат, какой бы она ни была упрямой и скромной. Маат — тугодумка, и пока она поймет Сета, по­чувствует, что к чему, должно пройти много времени, но Сет околдовывает своей страстностью, он буквально преследует её, он старается изо всех сил, поскольку старается для себя. И Маат верит Сету, идет навстречу ему, возникают сексуаль­ные отношения, а затем она прирастает к нему именно по­тому, что в ее голове очень много правильности, она начи­нает воспринимать Сета как близкого и родного человека...

Ленивого и эгоистичного Сета, привыкшего жить за спи­ной родителей, стремящегося переложить все свои пробле­мы на чьи-нибудь плечи, привлекает в Маат самостоятель­ность, работоспособность, ответственность. Можно сказать, что он стремится «выйти за нее замуж». Сет вызывает ниче­го не подозревающую Маат на откровенность, убеждается, что с этой женщиной он не пропадет. Он, слабовольный и ленивый, действительно восхищается ее характером, упор­ством, силой духа. Все женщины тают, когда ими восхища­ются. И Маат начинает думать, что она могла бы чем-то по­мочь мужчине, который так хорошо ее «понимает»...

Кроме всего сказанного, Маат — это как раз та женщи­на, которая патологически хочет семьи, детей, домашнего уюта, и она часто не очень настроена на возвышенную любовь и сказочные чувства. «Лишь бы человек был хоро­ший» — идея, порочность которой Маат осознает только с годами. Можно сказать, что она рада любому мужчине, обратившему на нее внимание. А разборчивая Маат, имеющая множество поклонников, выбирает того, кто ей кажется «рентабельным в хозяйстве и удобным в эксплуатации».

Что ж, Сет практичен, умеет приспосабливаться в жиз­ни, находить теплое местечко для себя, у него водятся день­ги, поэтому он производит впечатление самостоятельного и независимого мужчины. Маат не может не оценить этого. Тем более что по молодости лет она сама очень созвучна Се­ту. И это, может быть, самая важная причина возможности их союза. Чего хочет молодая Маат? Сделать карьеру, постро­ить прочную семью, добиться материального благополучия. Желания вполне нормальны. Человек должен построить в жизни какой-то фундамент.

В отличие от Нефтиды, которая хочет все это получить за красивые ноги или в придачу к богатому мужу, Маат со­бирается достичь всего сама. Сет хочет всего того же, он, так же как Маат, не жаждет любви, счастья, радости, он тоже же­лает получить блага материальные, но, в отличие от нее, он хотел бы приобрести все сразу с минимумом приложенного труда, а лучше — используя чужой труд.

В молодости у Маат еще нет большой мудрости, и это тоже естественно. Она видит похожесть их желаний, но не может увидеть различие в средствах, которыми эти желания они собираются осуществить. Понимание таких тонкостей и мудрость у Маат появятся тогда, когда она увидит, что деньги, карьера, бытовой комфорт жизни сами по себе еще не приносят счастья. Она разумна как ни один другой архе­тип женщины. Все к тридцати—сорока годам начинают за­думываться о смысле жизни, о справедливости и правильности устройства мира. Ее деятельная и практичная натура стремится не просто понять жизнь, но найти пути для пе­ремен к лучшему. Вот тут-то и поймет тугодумная Маат, по­чему так плохо складываются их отношения с мужем-Сетом. Маат — Сет — это весьма частые браки, которые распадают­ся рано или поздно.

Полное взаимонепонимание открывается только тогда, когда Маат начинает понимать, что ею пользуются, ею манипулируют. «Сделай домашние дела сама, я очень устал», —
говорит Сет. Маат не умет устраивать истерик, не может она оставить дела несделанными: не помыть ребенка, не постирать его штанишки, не приготовить обед, не сходить в
магазин. А он будет лежать, пить пиво и смотреть телевизор. А когда ему захочется любви, обнаружится, что у нее к нему отвращение... Возникнет непонимание. Он спросит: «Я
должен искать себе любовь на стороне?» Она ответит: «Пожалуйста».

Ее холодность выводит его из себя. Он видит, что она не любит его, не плачет, не страдает, не просит уже ни о чем... А раньше она стремилась выполнить любое его желание, сглаживала все шероховатости в их отношениях. «У тебя кто-то есть? — будет донимать Сет задумчивую Маат. — Раньше ты была другая...Ты меня обманула...»

Маат медленно соображает: «Так кто же кого обманул?  Я не любила, это точно. Так и он не любил. А чем же вино­ват ребенок? Нужно как-то исправить эту ошибку, пойти на­встречу супругу. Ведь можно построить нормальные, разум­ные отношения хотя бы ради ребенка...» Но и эта иллюзия Маат рухнет. Чем больше она будет идти навстречу Сету, тем больше он будет наглеть.

Наконец она решится развестись. Но не тут-то было! Он не собирается ничего менять в своей жизни. Ему плохо без нее, он уже привык, что у него есть уютный дом, ребенок, признающий в нем авторитет (а это так приятно!), завтрак, обед и ужин. К тому же она его действительно устраивает, она — хорошая жена, она справляется с этой ролью. Вот только ей надо немного успокоиться, хватит предъявлять к нему какие-то претензии, мужа надо слушаться, он знает, как и что она должна делать... О том, что чувствует или думает она, вопрос не стоит.

Она уходит — он умоляет ее вернуться. Она видит: он действительно страдает. Она хочет ему помочь, объяснить — он ее не слышит. Если она возвращается, все остается без изменений. Наконец она понимает, что все это бесполезно, что ребенок тоже не получает от отца ничего хорошего.

Уйти от Сета Маат крайне сложно. И пока длится этот период, полный душевных мук и тупиковых ситуаций, с ней происходят очень важные перемены, ее душа расширя­ется. И если раньше ее задачей было построение земного, материального счастья, то теперь она осознает, что счастье должно наполнять душу, а не кошелек... Собственно, про­исходит духовный рост. И в этом смысле Маат необходи­мо столкнуться с Сетом.

Но обстоятельства могут складываться так, что Маат не­куда идти. Допустим, это ее квартира, Сет пришел к ней жить, и она его прописала. Или же есть другие обстоятель­ства, при которых развод предполагает, что должен уйти Сет. Бедная Маат, ей придется пройти все круги ада. Сет никогда не расстанется добровольно с тем, что считает своим. Он и Маат не отпускает от себя потому, что считает ее своей соб­ственностью. Жена для него — вещь.

Если после развода они будут продолжать жить в одной квартире, Сет, скорее всего, приведет в дом другую женщи­ну и будет стараться всячески ущемить свою бывшую жену и детей. Долго можно описывать всяческие беды, которые сваливаются на Маат от эгоистичного и нечистоплотного Се­та. Но, видимо, это все не случайно, как и вся земная жизнь человека.

Маат очень женственна. Мягкость, доброта, послушность, неторопливость и умение все сделать вовремя, любовь к де­тям, к домашнему уюту, искренняя забота обо всех членах семьи и хозяйственность — все это создает образ женщины с истинно иньскими энергиями. Она редко отчаивается или сдается перед трудностями. Она всегда ищет выход из создавшегося положения и поэтому всегда находит его. Ее ра­зумность непременно должна стать мудростью, иначе она пе­реродится в Нефтиду и будет ставить материальное благополучие на первое место в жизни.    

Главная цель Маат — сделать из себя мудрую земную женщину, опору мужчине.

Брак с Сетом говорит о немалых кармических долгах Ма­ат. Как правило, она отдает долги не только Сету, но и его родителям, другим родственникам, друзьям и знакомым. Ма­ат фактически служит всем, кто ее окружает, пока не осоз­нает себя, свое место в жизни, свои желания, возможности и жизненные задачи. Достигнув осознания себя, она дейст­вительно становится мудрой женщиной!

Для Сета встреча с Маат также не проходит бесследно. В редких случаях она может оказывать на него столь благо­творное влияние, что Сет перерождается в один из мужских архетипов, стараясь также, в свою очередь, пересмотреть свою жизнь. Но справедливости ради нужно заметить, что такое возможно только после полного и окончательного раз­вода с женщиной архетипа Маат. Пока они вместе, он не спо­собен сделать ничего ради нее, он расслабляется, чувствуя, что вся ответственность лежит на ее плечах, что он имеет возможность капризничать рядом с ней, как если бы он ка­призничал рядом с заботливой матерью, которая не в силах отказать своему ребенку ни в чем.

Сет никогда не относится к Маат как к женщине, она для него — ломовая лошадь, призванная благоустраивать  его жизнь. После развода он иногда способен осознать, что она прекрасная женщина, именно такая, какая и нужна ему в жизни. Если Сет задаст себе вопрос: «Что во мне не так? Почему она ушла?», если он сможет искать ответы в себе, если сможет прозреть: «Боже, как же я жил, сколько оши­бок я сделал, какой был свиньей...», тогда, может быть, бо­жественное начало победит в нем, и он научится любить и отдавать.


Нефтида — Сет: она нужна ему

Если Маат выбирает Сета по недомыслию, то Нефтида  как раз сознательно ищет себе мужчину архетипа Сет. «Я хочу ездить на черной „Волге" с номерами 00-01!» — так ставила себе задачи одна очаровательная Нефтида эпохи застоя. Она не предполагала желания помогать важному человеку вершить его важные дела. Она предполагала, что мужчина здорово устроился в жизни и поэтому можно к нему при­строиться. Сет вовсе не против. Нефтида — женщина, умеющая себя подать, ему такая и нужна! А то, что она не хочет работать, любит деньги, расчетлива и может быть нечисто­плотной, так он и сам такой. Он воспринимает ее как нормальную женщину в этом нормальном мире, где все прода­ется и покупается, где каждый соблюдает только свои интересы.

Они выбирают друг друга часто по сексуальной привле­кательности, не строя никаких дальних планов, просто получают телесное удовольствие от контактов. А потом ока­зывается, что он для нее, а она для него могут быть очень даже удобны в качестве супругов. Изначально они понимают расчетливость партнера, но никогда не осуждают его за это, поскольку сами действуют аналогично.

Их совместная жизнь обычно складывается удачно. Они хорошо друг друга понимают, их не удручает отсутствие в их отношениях сентиментальности. Когда один из них хочет чего-то добиться от другого, он кладет перед партнером вместе с требованием и козырную карту. Мол, если не будет так, тогда я сделаю вот этак. Каждый из них понимает, где игра и где блеф. В общем, все у них в порядке, и со стороны посмотреть — милейшая пара. И дети их хоть и циничны слегка, но умеют уважать власть и порядок, поэтому вырас­тают вполне добропорядочными гражданами.

Гораздо хуже обстоят дела, когда Сет выбирает Нефтиду без сексуального притяжения или когда она выбирает Сета только из желания распоряжаться всеми его деньгами.

Классический вариант: он — богатый, преуспевающий, немолодой и непривлекательный, она — красотка, способная «завести» любого одним телодвижением полуобнаженной на­туры. Они хорошо понимают потребности друг друга. Но ей приходится каждый раз преодолевать физическое отвра­щение к нему. Конечно, она найдет себе параллельно и при­ятный секс. Этим мужчиной может быть молодой Гор, еще не создавший себе капитал, но уже проявляющий хватку мо­лодого тигра, чем он, собственно, и симпатичен Нефтиде...

Какая материя в ней победит? Материя ее собственного тела, жаждущего радостного удовлетворения, или же мате­рия богатства, которым можно распоряжаться по своему усмотрению? Что она выберет? Это зависит от многих фак­торов, обо всех рассказать невозможно.

Нефтида обязательно делает в жизни какую-то серьезную ошибку, смысл которой в большой любви к материи и от­рицании духовной природы человека. Неприятности, кото­рые она получает вслед за своей ошибкой, заставляют ее пре­одолевать свои кармические проблемы, размышляя над соб­ственной жизнью и над тем, что же все-таки в ней не так. Дело в том, что такой вариант союза, как Нефтида — Сет, однозначно предполагает какую-то серьезную кармическую проблему, идущую из далекого прошлого. Это подтвержда­ется, когда оба они начинают всерьез страдать от союза друг с другом. Смысл проблемы Сета тот же: игнорирование главенства духа в человеке.

Второй вариант распространен, наверное, реже. Юный Сет выбирает себе непривлекательную, в возрасте «за три­дцать» женщину, заставляет ее влюбиться в себя, хорошо об­служивает ее истинные потребности и использует ее соци­альные возможности «на всю катушку». Она устраивает его на работу в «теплое» место, она снабжает его деньгами, а то и дает первоначальный капитал. Она знает, что он сбежит от нее, как только встанет на ноги. Но она не может ему от­казать, она относится к нему как к сыну, прощая ему все «шалости». В самом худшем случае он ее разорит, но, види­мо, это тоже для нее кармический урок.

Точно так же Сет может жениться на молодой, малопри­влекательной особе, имеющей богатого папу. Все будет скла­дываться похожим образом, только разорение грозит уже папаше. В этом случае, если придется выбирать между инте­ресами родителя и интересами супруга, Нефтида выберет последнего, поскольку Сет умеет расположить ее к себе.

Нефтида в союзе с Сетом, отвергающим ее как женщи­ну, хорошо знает, что он изменяет ей. Хорошо, если это мно­жество различных женщин, не претендующих на деньги Се­та, то есть на ее деньги. Но если это одна-единственная да­ма, к которой Сет прирос своим сексуальным желанием, Нефтида будет мстить. А уж если пассия Сета будет претен­довать на ее богатство, тут может развернуться шикарный детективный сюжет с тонко продуманными мстительными эффектами...

Впрочем, Нефтида может встать на путь преодоления своих кармических проблем, и тогда она простит Сету его супружеский рационализм, полюбовно расстанется с ним и... выиграет. Освобожденная от кармической зависимости, она сможет найти свое счастье.

Не только в брачных союзах, но и в деловых Нефтида и Сет неплохо договариваются друг с другом. Но она долж­на помнить: Сету несвойственно джентльменское поведе­ние. Он воспринимает ее на равных и не прочь «подпитаться» за счет ее возможностей. Сет может видеть в ней партнера, но то, что она — женщина, все время будет его задевать, он хочет относиться к женщине с чувством пре­восходства и будет стремиться к этому любыми способами. Скорее, Нефтиде нужно все-таки избегать Сета в деловом партнерстве.

Нефтида и Сет часто бывают в родственных отношени­ях, как брат и сестра. В романе Л. Н. Толстого «Война и мир» Пьера Безухова (Тот) женили на пышной красотке Элен (Нефтида). С Пьером у нее, конечно же, ничего общего не было, кроме денег, поскольку она хотела лишь завладеть бо­гатством Пьера, а он вообще смутно понимал, что происхо­дит. Но у Элен был брат Анатоль, абсолютный Сет, лове­лас, картежник и прожигатель жизни. Брат и сестра чудесно понимали друг друга, помогали осуществлять задуманное и обожали друг в друге родственную душу.

Но вот когда Нефтида становится проституткой (а такое только с ней и случается, больше ни один женский архетип не выдерживает данной «профессии»), ей сложновато «рабо­тать» с циничным Сетом. Он обращается с ней грубо, уни­жает, стараясь всячески усугубить и подчеркнуть ее низмен­ную продажность. Падшая на самое дно жизни, Нефтида страдает больше всего от Сетов различных рангов. Но, как говорится, «страданиями душа совершенствуется». Во всяком случае, для Нефтиды это справедливо. Поэтому хвала Сету, создающему для нее условия духовного роста.

Нефтида — Осирис: они могут нечаянно пожениться и тогда... он отправится на поиски женщины, которую полюбит

Мы знаем, как по мифу складываются отношения Оси­риса и Нефтиды. Солнечноликий Осирис, преуспевающий и знающий, чего он хочет, открытый и общительный, при­ятный в любом обществе, не может не привлекать Нефтиду. Но как бы она ни старалась, она не в силах дать ему то, чего жаждет его душа. То, что он хочет видеть в любимой женщине, практически прямо противоположно Нефтиде.

Он хочет искренности, она — «себе на уме». Он скажет ей: «Пойдем завтра в кино», а она в ответ: «Не знаю пока». Для него это согласие, он примчится с билетами за полчаса до сеанса, и вдруг окажется, что она не собрана, и не накра­шена, и согласия она не давала...

И все-таки они встречаются и иногда сближаются. Неф­тида придает большое значение внешнему виду. Современ­ная одежда, модный макияж, прическа, маникюр, педикюр, пуговка расстегнута, где надо, плечико оголено, каблучок стучит... Глазки смотрят томно, мол, что может быть на све­те такого, что могло бы меня удивить. Юного Осириса, страстного и сексуально озабоченного, вполне может при­влечь такая женщина. Расчетливая Нефтида тоже решит, что он ей подходит.

Они могут долго встречаться и даже нечаянно поженить­ся, но рано или поздно обязательно расстанутся.

Нефтида капризна, она не умеет по-настоящему, искрен­не заботиться о муже и детях. Она не встает рано утром вместе с мужем и не готовит ему завтрак. А он, может быть, один раз попросит, но, получив отказ, подумает: «Что же, я сам не справлюсь?» Однако в душу его вползет холодок. Он станет замечать и другие эгоистические нотки в ее по­ведении.

Осирис и сам может поступать эгоистично. Не позвонит с работы, когда задерживается, даже если остался на друже­ской вечеринке, забудет купить цветы на годовщину свадь­бы, откажется идти на день рождения к теще, потому что вдруг возникли проблемы на работе... Все это, считает он, должно быть понято и принято его супругой. Но со сторо­ны жены, возлюбленной он не допускает и намека на ее эгоистические желания. Ее жизнь, ее мысли, ее тело, ее же­лания— все должно быть посвящено ему! Для Исиды счастье — посвятить свою жизнь любимому человеку. Для Нефтиды это дикость.

Осирис идеализирует спутницу жизни, ставит ее на пье­дестал, но при этом хочет, чтобы она посвятила ему жизнь, восхищала и радовала его каждый день. Он хочет, чтобы она  оставалась королевой, стоя у плиты...

Нефтида не способна быть одновременно королевой и домработницей. Она не способна восхищаться своим воз­любленным, стараться угодить ему. Она воспринимает лю­бовь мужчины к себе как естественную любовь самца, обхаживающего самку, и считает, что это он должен восхищать­ся ею и вращаться вокруг нее всю жизнь, раз он ее любит. Она не понимает его недовольства, искренне не понимает чего же он от нее хочет, ведь она не изменилась, все так же красива, так же сексуальна. Почему поначалу он готов был кружиться вокруг нее в восторге, как паж, а потом оказалось, что он хочет этого вращения от нее и недоволен ее «королевским» поведением...

Осирис тоже не понимает, что происходит. Он искренне любил свою красавицу жену, он старался изо всех сил, бро­сал к ее ногам цветы и все, что было у него, в том числе свое сердце. Она принимала все это. И что же в ответ? Почему в ее глазах нет восторга и они не сияют светом любви? Поче­му ей ничего не хочется сделать для него, разве мало она ви­дела от него хорошего? Он пытается ее воспитывать. И ино­гда она так сильно привязана к нему, что начинает подда­ваться воспитанию и приобретать черты Исиды или Маат. Но чаще Нефтида не воспринимает замечания Осириса и его недовольство. Она только обижается и сердится на не­го, пытается играть на его ревности, чтобы снова вернуть се­бе его восторженную любовь. Ей кажется, что его кто-то «сглазил», что на их любовь «навели порчу». Ведь он был таким внимательным в начале их совместной жизни, так страстно любил ее... Она не в силах понять, что она не дала ему ничего взамен. И он охладел.

Нефтида злится на Осириса, она изменяет ему, пытаясь отомстить. Но пока он рядом с нею, она все еще не может поверить в его холодность, она всегда думала, что при его огненной влюбленности он сильно зависит от нее, ей даже в голову не приходило, что он может ее оставить. Она была уверена в своей необыкновенной красоте и сексуальности. Она могла кокетничать с другими мужчинами и скорее себя могла представить бросающей его ради какого-нибудь сек­суального гиганта в облике Алена Делона. Но представить, что он уходит от нее... Это невозможно!

И вот он уходит... Нефтида не в силах остаться одна. Она действительно потрясена. Все ее представления о себе, о нем, о мире рухнули. Она понимает, что чего-то не пони­мает... Для нее начинается новая страница жизни. Она ста­рается измениться, стать лучше, быть более внимательной и чуткой. Так активизируются ее кармические проблемы и появляется возможность их преодоления.

Таким образом, в союзе Осириса и Нефтиды Осирис вы­полняет не совсем обычную для себя роль, роль учителя, но иногда у него это неплохо получается. Действуя «кнутом и пряником», он может вылепить из Нефтиды то, что он хо­чет. Она будет вставать по утрам и подавать ему завтрак, она будет с утра до вечера наводить чистоту в доме, она будет слушаться его и стараться не перечить. Он успокоится, ведь дома теперь у него все в порядке. И тогда он найдет себе жен­ину, которую полюбит...

Это будет женщина-загадка, женщина, которая способна научить чему-то такому, о чем он никогда не слышал, о чем никогда не задумывался. И Осирис уйдет из дома, который он так долго и тщательно строил, уйдет от Нефтиды к своей Исиде. Нефтида слишком примитивна для него.

Любому мужчине хочется воспринимать свою жену как необыкновенную, особенную, единственную. Осирис настроен на загадочную женщину более, чем другие архетипы, поэтому ему трудно прожить с Нефтидой целую жизнь. Поэтому их дети не могут похвастаться счастливым и безоблачным детством.

Нефтида — Анубис: сколько он продержится, этот странный союз?

Такие встречи очень распространены. Нефтида всегда подсознательно настроена на мужчину, которым она могла бы командовать. Ведь она знает, как все устроить в жизни наилучшим образом. Где иметь квартиру, где дачу, какая должна быть мебель, куда и как ездить отдыхать. Анубис ей кажется именно таким мужчиной, из которого она могла бы делать то, что ей нужно.

А нужно Нефтиде, чтобы муж был покладист, хорош собой, интересен для окружающих, чтобы она могла перед всеми похвастаться его достоинствами и успехами. А еще нужно, чтобы он не мешал ее идеям обустройства жизни и... спонсировал их.

Что же Анубис? Обычно он понимает, что его выбрали, но не имеет сил сопротивляться. Нефтида околдовывает его своими женскими прелестями, она дразнит его и манит к се­бе, она заставляет его увлечься собой.

М. И. Глинка, знаменитый композитор, Анубис с пре­красной восторженной душой, в тридцать один год впервые женился на шестнадцатилетней Нефтиде, которую звали Ма­рья Ивановна. Она не любила музыку, но ей нравилось его положение в обществе. В течение пяти лет Марья Ивановна увлеченно разоряла своего мужа бесконечными балами и на­рядами. Больше он не выдержал, и они развелись.

Как известно, М. И. Глинка написал музыку к чудесно­му стихотворению А. С. Пушкина «Я помню чудное мгно­венье...». Интересно, что А. С. Пушкин (Осирис) посвятил это стихотворение А. П. Керн (Хатор), а М. И. Глинку вдох­новила на создание прекрасного романса дочь Анны Керн Катерина (тоже Хатор), в которую композитор был также безответно влюблен.

Но вернемся к Анубису и Нефтиде. Русский художник И. И. Левитан (Анубис) был влюблен в прекрасную женщину Софью Петровну Кувшинникову. Она была восхитительной Хатор, ее любимым занятием бы­ла охота. А. П. Чехов описал ее в рассказе «Попрыгунья». Ха­тор ничего не предпринимала, чтобы завладеть своим влюб­ленным художником. А Анубису, мы знаем, трудно прояв­лять инициативу. И тут появляются сразу две Нефтиды, помещицы мать и дочь. Они успешно околдовывают худож­ника, и Софья Павловна теряет навсегда своего романтич­ного Анубиса. Вот откуда прекрасная чистая грусть левитановских полотен!

Но откуда у Нефтиды такая сила над Анубисом? Вот и Александр Блок (Анубис) был влюблен в Любовь Дельмас (Хатор), певицу, имевшую потрясающие черные глаза и восхитительные черные волосы, любимой ролью которой была Кармен. А женится он на Л. Д. Менделеевой. Хоть она и счи­талась актрисой, однако талант свой нигде не проявила и, скорее, была Нефтидой.

Другой великий Анубис — Ф. М. Достоевский, вернув­шись из ссылки, женится на Нефтиде — секретарше, кото­рая моложе его на пятнадцать лет. Достоевский был отчаян­ным игроком, а секретарша умела считать деньги. Может быть, только ее нефтидовская скупость спасла его от полно­го разорения, поскольку он запросто мог за вечер проиграть целое состояние.

Может быть, они необходимы друг другу? Анубис эмо­ционален и оторван от реальности. Кому, как не Нефтиде с ее прагматичностью и рациональностью, уравновесить «незаземленного» Анубиса. Не случайно же они так часто ока­зываются вместе.

Знаменитый роман И. С. Тургенева «Дворянское гнездо» рассказывает нам историю богатого помещика Федора Ива­новича Лаврецкого (Анубиса). Жена его Варвара Павловна, практичная Нефтида, любит комфорт, и ее устраивает его богатство. Поженились Лаврецкие по инициативе Варвары Павловны. Она все устроила, даже все свадебные подарки за него купила. В поместье она быстро берет хозяйство под свой контроль. У Лаврецких есть и богатый дом в Петербурге. Варвара Павловна и здесь великолепная хозяйка. Балы, раз­влечения и светская жизнь — ее стихия. А вот двадцатишес­тилетний Федор Иванович угнетен таким образом жизни. Он устремится уединиться, изучает языки.

Вскоре супруги уезжают за границу. Он слушает лекции в  Сорбонне, а она все с тем же энтузиазмом ведет светскую жизнь.

Отчужденность супругов все растет, и вскоре Федор Ива­нович узнает об измене своей жены. Он оставляет ее за гра­ницей, дает ей приличное содержание, а сам уезжает на ро­дину.

Отдыхая душой на родных просторах, чувствуя себя на­конец свободным, Лаврецкий встречает чудную девушку Ли­зу Калитину (Маат). И тут получает известие, что Варвара Павловна умерла.

Здесь бы и восторжествовать справедливости. Но не все кармические задачи еще решил главный герой. Способен ли он бороться за свою любовь? Способен ли отстаивать свою человеческую и мужскую независимость? Оказывает­ся, что нет.

Варвара не умерла, у нее просто возникли денежные про­блемы. Она приезжает в Россию вместе со своей дочерью. Хотя очевидно, что Федор Иванович не является отцом ре­бенка, он дает им полное содержание, но отказывается жить вместе с ними. Это все, на что у него хватило сил.

Лиза, как истинная Маат, уходит в монастырь. Федору Ивановичу остается лишь вздохнуть: «Здравствуй, одинокая старость...»

Что же несет в себе этот странный союз Нефтида — Анубис? Получается, что Нефтида способна погубить Анубиса, подчиняя его своей воле. Что ж, для мужчины это серьезная кармическая проблема: как, не оскорбляя женщину, отстоять свое мужское достоинство?

Путь решения проблемы только один — выращивать внутри себя черты Гора, Осириса, Тота. Тонкая душа Ану­биса должна суметь прижиться на земной почве. Он должен приучить материю жизни, он должен победить Нефтиду, за­ставить ее жить по своим правилам. Но и самому ему не ме­шало бы приобрести немного рациональности Нефтиды. То­гда он сможет и Нефтиде помочь справляться с ее кармиче­скими проблемами. Мы уже знаем, что главная проблема Нефтиды — обрести свою духовную природу, не увязать лишь в радостях материального благополучия, постараться найти в жизни другую радость: творчество, любовь, жерт­венность, служение искусству.

Знаменитый Петрарка, воспевший идеал женственности, свою недостижимую Лауру, тоже Анубис. Лаура, скорее все­го, Нефтида. Поскольку, будь она Исида или Хатор, она по­вела бы себя по-другому. Лишь Маат могла бы оставаться так же спокойна и холодна, но Маат не умеет так искусно кокетничать, как кокетничала Лаура.

Анубис должен суметь разжечь в своей возлюбленной Нефтиде огонь духа. И раз такая задача стоит, значит, ее тео­ретически можно решить! Нефтида должна подвигнуть Анубиса к большой решительности, земной настойчивости и упорству! И если судьба свела их вместе, они должны сде­лать друг для друга и для себя максимум возможного и по­стараться преодолеть кармические проблемы. И только ко­гда они поймут, что все способы исчерпаны и дальнейшее пребывание вместе ведет лишь к разрушению личностей то­го и другого, тогда они должны расстаться. Что само по себе тоже серьезный шаг в жизни обоих архетипов, поскольку и для Анубиса, и для Нефтиды перемены в жизни страшны. Нефтида боится остаться одна: пусть будет рядом «плохонь­кий», но мужик. Для Анубиса проявлять инициативу и при­нимать ответственные решения все равно что ложиться под топор, а уж тем более затевать с кем-то «разборку». Ему го­раздо легче сказать: «Делай, как хочешь, я со всем согласен, только оставь меня в покое». Но основная мужская задача — действовать, созидать, и мы знаем, что Анубис должен ее ре­шить, так же как и все мужские архетипы.

Таким образом, Нефтида создает Анубису идеальные об­стоятельства для преодоления его кармических проблем. И чем более невыносимыми будут для него условия, создан­ные ею, тем лучше для его духа, который должен взбунто­ваться против ограничивающих его рамок и тем самым об­рести истинную силу духа бога Анубиса.

Нефтида — Тот: она просто обязана довести его до отчаяния!

Если Анубиса Нефтида может и должна подвигнуть к упорству и настойчивости в отстаивании своих интересов, для Тота это не проблема, упорства ему не занимать. Тот кажется Нефтиде «тюфяком». Как и Анубис, он весь себе, так же оторван от земной рациональности. Но она видит, что он умеет работать, способен достичь материаль­ного богатства, держится независимо — есть из чего извлечь пользу. Нефтида берет «быка за рога». Неискушенный в сексуальных и любовных играх, Тот поддается ее женским прелестям и нехитрым уловкам. И вот они вместе. Но тут и начинаются неожиданности.

У А. П.Чехова есть рассказ «Учитель словесности». В нем учитель словесности Никитин (Тот) в двадцать шесть лет женился по страстной любви на невинной восемнадцатилетней красавице Мане Шелестовой.

Став женой учителя, что по тем временам было почти престижно, Маня тем самым решила укрепить и свое материальное положение. Она завела трех коров и, «делая на них деньги», не позволяла мужу испить и стакан молока. Нефтида широко развернулась. Но через год любовь Никитина исчезла как дым. А мужчину архетипа Тота не мучает в таких случаях ни чувство вины, ни чувство ответственности. Он смотрит на вещи трезво. Рассказ заканчивается тем, что Никитин записывает в дневнике: «Где я, Боже мой?! Меня окружает пошлость и тараканы, глупые женщины... нет ничего страшнее, оскорбительнее, тоскливее пошлости. Бежать отсюда, бежать сегодня же, иначе я сойду с ума!» И мы понимаем, что убежит, невзирая ни на что. Тот не потерпит, чтобы кто-то сломил его волю.

Впрочем, Нефтида может подстраиваться под Тота. Она может смириться с его привычками и даже с его стран­ностями, нарожать ему детей. Вряд ли он будет любить ее. Она слишком простая, слишком земная. Но он любит, чтобы дома был порядок, дети накормлены и умыты. Придут гости, он скомандует, что приготовить, — она покажет  себя хорошей хозяйкой. Все будут ее хвалить, и он похва­лит. Тоту спокойнее, чтобы жена сидела дома, а Нефти­да согласна не работать, ей так удобнее, пусть все завидуют, пусть все думают, какая она счастливая, как любит ее муж.

Любовь... Тот представляет любовь как сказку, как чу­до. Но вместе с тем в чудеса он не верит. Он прочно стоит на земле. Он будет изменять своей Нефтиде, но не бросит ее. Поскольку любит порядок и правильное устройство жиз­ни. Ему не нужны приключения, он не склонен к глупым страданиям и страстям. И вообще, в жизни главное — дело! А любовь... Где вы видели ее, настоящую любовь?.. Все объ­ясняется биологическими инстинктами.

Тот не циник, он практик, он мыслитель от природы, он не верит в чудеса и в романтику, он верит только в то, что способен понимать.

Тот, живущий с Нефтидой, замыкается на себе, на своей работе. Женщина для него остается загадкой, которую он не постиг. Поэтому к женщине он относится как к существу второго сорта. Если Нефтида начнет совать нос в его дела, он прикрикнет: «Молчи, дура, твое место на кухне, не рас­суждай о том, чего не понимаешь...» Она притихнет, да и что остается женщине, ничего не знающей, кроме домашне­го хозяйства.

Если Нефтида будет слишком увлекаться нарядами, гос­тями, визитами, Тот это пресечет, он найдет способы, как это сделать, поскольку светская жизнь, в его понятиях, создана для лентяев и дураков, прожигающих жизнь. Если Нефтида будет ему изменять, он быстро это вычислит и выгонит ее, поскольку его мозг не затуманен дурманом любви. В край­нем случае, он уйдет сам. Будет при этом по возможности помогать детям и даже может их взять к себе.

Недалекая женщина, каковой является Нефтида, часто при муже, при умном, солидном и деловом Тоте, ведет себя тише воды, ниже травы. Но без него она начинает подражать ему. Как жена генерала при муже только лишь его тень, а в его отсутствие так горда и надменна, так склонна к повели­тельным ноткам в голосе, будто это она заслужила такое звание!

Нефтиды часто сопровождают по жизни великих ученых, политиков, спортсменов. Нефтида нужна Тоту, видимо, для того, чтобы он захотел стать романтиком! Тот не слишком эмоционален и не склонен искать свою единственную жен­щину, Исиду или Маат. Он как будто не умеет любить и не ищет любви. Нефтида должна довести Тота до отчаяния! До такого отчаяния, чтобы он захотел мечтать о любви, о ро­мантике, чтобы он поднял голову от своих дел, посмотрел в мир и увидел, что мир фантастически прекрасен и что в нем  возможно такое счастье, как любовь!

Тот разумен и деловит, у него множество идей, он умеет и любит работать, он хочет сделать что-то большое и добротное. Но он не понимает изначально, что все, что он сделает, будет действительно великолепно, только если будет наполнено великолепием любви. Когда он поймет это, он ста­нет мудрым Тотом.

Нефтида своей пошлостью и ограниченностью должна разбудить в нем вибрации Осириса. Тот должен приобрести желание Осириса, во что бы то ни стало найти свою коро­леву! Иными словами, ему должно стать так плохо, чтобы он захотел найти женщину другую, такую, которая была бы необходима как воздух! О которой бы хотелось думать каж­дую минуту и каждую секунду!

Кармическая задача Тота — стать мудрым.

Кармическая задача Нефтиды в данном союзе — научиться у Тота действительно быть интересной личностью, а не только казаться ею, сделать что-то действительно хорошее в жизни, а не только суметь воспользоваться всеми удовольствиями, которые жизнь способна предоставить че­ловеку.

Нефтида — Гор: оба как дети, и этим счастливы

Союз с Гором для Нефтиды является самым благопри­ятным. Дело в том, что Гор представляет собой личность, на­ходящуюся в процессе развития. Гор ищет себя. Нефтида, собственно, тоже является женщиной, которой еще предсто­ит набраться мудрости, найти в себе духовное начало.

В молодости, когда и тот, и другая только начинают свою жизнь, в них много похожего. Они хотят сделать жизнь удоб­ной и красивой, хотят добиться престижа, завоевать любовь уважение к себе других людей. Им обоим важно доказать всему миру, что они являются значимыми фигурами.

Проявляя интерес к Гору, Нефтида обнаруживает похожесть их взглядов, это создает глубокое и искреннее притяжение друг к другу. Как хорошо, как здорово, думают они, иметь квартиру, машину, успех в работе, чтобы было все «не хуже, чем у людей». Они мечтают о красивой жизни в аме­риканском стиле: карьера на работе, хороший материальный достаток, возможность отдыхать «цивилизованно», то есть путешествовать, играть в азартные игры, устраивать празд­нества, вести светский образ жизни.

Но кармические особенности судьбы, естественно, вно­сят свои коррективы в американизированную мечту. И Нефтида, и Гор воспринимают жизненные проблемы как неуда­чу! У них не хватает ума видеть в проблемах возможности духовного роста. Поскольку их мечта не включает в себя пункт о том, как они вместе откроют для своей души глу­бинное и тонкое устройство Мира, поймут возвышенность искусства или непостижимость состояния Будды... Они оба не в состоянии относиться к проблемам по-рериховски: «Благословенны трудности, ибо ими растем».

И Нефтида, и Гор склонны концентрировать свою деятель­ность, исключительно ориентируясь на внешний мир. Вы не сможете объяснить им, что, кроме фантастического счастья «тусовки» с голливудскими звездами, есть гораздо более вос­хитительное счастье. Например, проснуться на рассвете в ле­су, у звенящего ручья, и ощутить не только кайф от свежего воздуха и пения птиц, но почувствовать Вечность, Бога, ощу­тить, что вся Вселенная вместилась в твоей душе, неописуе­мый восторг своей близости с Солнцем, Древом, Ручьем до та­кой степени, что кажется, понимаешь, о чем они говорят. Это счастье открытия своего внутреннего мира. Они скажут вам, что они не «придурки», что в лесу они уже просыпались, что это, конечно же, здорово, но им хочется больше.

Не нужно ничего доказывать таким людям, не стоит ис­кусственно пытаться разрушить детские иллюзии. Это вы­зовет в них агрессию против вас, и они все равно ничего не поймут. Они — дети человечества, их сознание и их дух должны еще вырасти и развиться, чтобы понять: «хотеть больше» — это как раз и есть хотеть удовлетворения по­требностей своего внутреннего духовного мира. Не случай­но американцы являются самой молодой нацией на Земле. И весь мир любит их именно за их детскую открытость и непосредственность.

Не пристало взрослому сердиться на детей, желающих бегать и прыгать, азартно играть, плакать из-за потерянного мячика. Они еще только пришли в этот мир, им необхо­димо ощутить его материальность, вырастить свое тело, осознать телесные желания и осуществить их.

Точно так же Нефтида и Гор являются юными душами, не пристало человеку мудрому осуждать их за жажду внешней, материальной жизни. Придет время, и дети под­растут, не стоит торопить их взросление. Господь Бог сам расставит на их пути трудности, способствующие их раз­витию.

Уместно вспомнить, что Иисус в своих наставлениях к людям дает совет: «Будьте как дети!» И тогда откроется вам Царство Божие. Будьте открыты миру, принимайте его, в нем все разумно, так как он устроен Богом. Будьте непосредственны как дети, любите, легко прощайте обиды, играйте в игры. Все земное существование человека есть игра, в кото­рой познаются все новые ее тонкости. Не становитесь слиш­ком взрослыми, не воспринимайте как крушение всей жиз­ни неудачу на работе, в семье, в любви. Как дети просни­тесь утром и начните все сначала. Не получилась одна игра, но в мире столько различных замечательных, веселых и увле­кательных игр, которые могут оказаться гораздо более интересными.

Нефтида и Гор, зацикливаясь на своих трудностях, как раз начинают становиться взрослыми, теряют свою дет­скость. Это непременно заставит их обратиться к своему внутреннему миру. Они будут строить себя, помогать друг другу приобретать жизненную мудрость. Пройдя вместе, ру­ка об руку, по жизни, состоящей из множества проблем, они, к старости разумно довольствуясь тем, что у них есть, лас­ково заботятся друг о друге. Жизнь прожита не хуже, чем у всех, что-то удалось, что-то выскользнуло из рук. Пусть те­перь молодые, полные горделивых задумок дети попробуют прожить свою жизнь лучше.

Нефтида в таком браке превращается к концу жизни в домашнюю Исиду, Гор становится мудрецом. Он построил себя, как мог, и этим доволен, поскольку понимает к старос­ти, что «выше головы не прыгнешь». Это, собственно, тра­диционный удачный брак простых людей, тружеников, чест­ных и открытых как дети. Для них открывается Царствие Бо­жие, за порогом смерти их ждет блаженство и покой. (Что дальше — мы не знаем, задачи жизни всегда усложняются.)

Дети в такой семье счастливы, поскольку у них есть без­заботная детская пора, есть дом, пристанище родительского крова, созданное неутомимым трудом любящих рук матери и отца. Это очень большое счастье, его стоит ценить высо­ко. Таким образом, Нефтида и Гор справляются со своими кармическими задачами «на все 100»!

Естественно, что мы рассмотрели наиболее благоприят­ное развитие отношений Нефтида — Гор, когда они способ­ны трезво оценивать свои возможности и принимать жизнь, соответствующую их уровню. Это и есть обретение челове­ком гармонии с миром.

В каждом из нас, видимо, заложен возможный уровень развития в данном воплощении. Мы изо всех сил стараемся реализовать максимум возможного на своем жизненном пу­ти. Хорошо, когда это получается. Чаще мы не понимаем, где пролегает наш собственный путь, а где мы сворачиваем на общую дорогу, и стараемся в толпе, работая локтями, прорубить себе колею. Идя своей дорогой, мы способны сде­лать то, что кармически нам предназначено. Толкаясь в тол­пе, мы чаще уходим от своих задач, не понимаем их, карма проявляется в виде болезней и несчастий.

Человек может какое-то время идти в толпе, но только для того, чтобы лучше осознать свою индивидуальность, свои особенные задачи, сравнить себя со своими собратья­ми, найти среди них тех, кто близок, и понять тех, кто да­лек... Но затем снова человек протаптывает свою тропинку. Она может бежать рядом с широкой дорогой, по которой идут все, а может уходить от нее очень далеко... Важно, что­бы это был твой путь, тогда твои кармические проблемы бу­дут решены. И не важно, что что-то останется недовыпол­ненным. Для нашего кармического процесса лучше качест­венно решить хотя бы часть своих личных кармических задач, неторопливо, но уверенно идти по жизни. Здесь спра­ведлива пословица: «Лучше синица в руках, чем журавль в небе». Гораздо хуже, когда мы всю жизнь мечемся, хватаясь за чуждые нам задачи, ничего не решаем, поскольку чужие задачи решать невозможно, и оказывается, что мы израсхо­довали уйму сил, переживали, старались, «вылезали из ко­жи вон», но у нас так ничего и не вышло, ведь мы «сади­лись не в свои сани». Мы начинаем искать виновных, но их нет! Мы просто не сделали главного — не отыскали себя, не поняли своих возможностей, своего уровня кармических задач...

Брак Нефтида — Гор широко распространен. Но далеко не всегда он бывает удачен. Уровень их кармических задач может оказаться слишком различным! Тогда между ними начинаются взаимонепонимания, ссоры, измены, расстава­ния.

Так У. Шекспир был Гором. Начало жизни его прошло в простых условиях сельской местности. Его жена была стар­ше его, ее характер выдает в ней Нефтиду. Какое-то время они жили вместе и, по-видимому, находили общий язык. Но вот внутреннее развитие Шекспира повлекло его в столицу, заставило писать бессмертные произведения. Душа его оты­скала свою Хатор («Смуглая Леди Сонетов»).

Человек бросает жену, детей и не испытывает угрызений совести, занимаясь своим собственным развитием. Что мы о нем подумаем?..

А между тем произведения поэта дышат любовью и вер­ностью. В них он видит нравственные конфликты между добром и злом как вечные и неустранимые. Отражая прав­ду жизни, он показывает, что как раз добро чаще терпит по­ражение... Имеет ли он право рассуждать о высших мате­риях? Искренен ли он в своем желании отстоять честь, достоинство, справедливость?

Великого Шекспира мы, пожалуй, сумеем понять, а ря­дового Гора, бросающего жену и детей ради призрачного сча­стья с Хатор? Вряд ли. Тем более что Гор часто почти рав­нодушен к детям и действительно не мучается угрызениями совести. И... он прав... Его задача — сделать себя.

— Как же так!.. — скажете вы.

— Да, не все просто в божественном мироустройстве.

— А как же дети?

— У них своя карма. Возможно, она заключается в трудном детстве... Ведь не случайно именно эти дети приходят к данным родителям.

Это не значит, что мы готовы оправдать каждого муж­чину, эгоистично думающего только о своем развитии и не несущего ответственности за свои поступки. Мы только пы­таемся понять Гора!

И последний момент. В союзе с Нефтидой Гору, види­мо, не хватает искрящейся хаторовской энергии. Мы помним, что именно союз с Хатор является для Гора наиболее благоприятным. Но кто сказал, что каждому Гору уготова­на такая кармическая милость, как любовь Хатор? Возмож­но, что он должен еще заслужить небесную поддержку в виде божественной и восторженной любви.

Но и Нефтида, даже если у нее семеро детей, не может требовать любви Гора. Ее задача не привязать мужа к дому чувством долга, а заслужить его любовь, его восторг, его ува­жение и страстное желание не расставаться никогда. Если Нефтида постарается, у нее обязательно это получится. Толь­ко душевным трудом достигается счастье.


УТОЧНЕНИЕ ВЕДУЩЕГО АРХЕТИПА

Опыт показывает, что определить свой ведущий архетип или архетип близких людей бывает не так просто. Не стоит торопиться, поскольку от этого иногда зависят наши судьбоносные решения... и наш душевный покой.

Так, например, отличить Анубиса от Осириса, казалось бы, не представляет труда. Тем не менее мы можем видеть весьма сложные характеры мужчин.

Мягкий, добрый, внимательный к людям мужчина, все­гда поможет, если его попросят, люди даже пользуются его безотказностью, женщины в коллективе его обожают, — чем не Анубис? При более близком знакомстве с человеком мы узнаем, что у него было безрадостное сиротское детство, ски­тание по чужим людям, обиды, душевное одиночество, и мы убеждаемся в своем определении его архетипа. Но затем узнаем о его деловых качествах и о том, как складывается его семейная жизнь, и все переворачивается с ног на голову. Мы видим, что всего человек добился сам, никогда никому не кланялся, не выпрашивал себе должности, что главным в ра­боте для него всегда было творчество, ему интересно имен­но сделать дело! Интересное, полезное людям дело — глав­ная вибрация его жизни. В своем отношении к жене и де­тям заботлив, но и требователен. Жену искал сознательно в зрелом возрасте (с первой женой не прожил и двух лет, раз­велся), любит ее как идеал, как королеву своей мечты. К то­му же жена очень похожа на Исиду. Так кто же этот мужчи­на? Конечно же, его ведущий архетип — Осирис. Вибрации Анубиса — это лишь особенности его личности, Осирис — ее стержень.

Для определения ведущего архетипа мужчины самым важным являются два критерия: любовь и дело. Его пове­дение с друзьями, сослуживцами, родителями может часто отражать лишь его взгляды на жизнь. А они меняются с возрастом, с получением образования, с политической об­становкой... и со многими другими внешними обстоятель­ствами. Каждый человек стремится наиболее безболезнен­ным способом вписаться в мир.

Видим мужчину активного, целеустремленного, смело решающего любые жизненные задачи, упорно преодолевающего трудности, и мы уверены, что он — Осирис. И вдруг
замечаем, что он слишком часто говорит не то, что он думает. Начинаем внимательно следить за его поведением, и понимаем, что его активная деловитость направлена не на
то, чтобы сделать какое-то важное и нужное дело, а на то, чтобы утвердить свое «Я». Так кто же он? Он — Гор. Гор от­личается от Осириса именно тем, что ему по большому счёту все равно, чем заниматься, его главная задача — сделать себя, добиться уважения, должности, признания.

Чем отличаются Тот и Анубис? Тем, что Анубис любые со­бытия жизни переживает долго и глубоко, он именно пережи­вает, он болеет душой за все, он страдает, он думает о том, ка­кие чувства наполняют других людей, почему они совершают те или иные поступки, он берет на себя ответственность за все происходящее, ему свойственно чувство вины.

Тот, напротив, никогда не сомневается в своей правоте. Что бы ни случилось в его жизни, он всегда найдет спасе­ние в работе. Страдая, он замкнется, будет неразговорчив, но не будет думать о том, что он сам виноват в происходя­щих неприятностях. Тот не будет копаться ни в себе, ни в людях, он скажет примерно следующее: «Такова жизнь, мне не повезло, ничего не поделаешь, но меня ждет работа, я дол­жен ее сделать хорошо».

Иногда трудно понять, Анубис перед нами или Гор. Гор решителен, Анубис всегда оглядывается на чужое мнение. Это касается и любви, и дела. Гор считает, что лучше сде­лать больше ошибок, но не стоять на месте. Анубис придер­живается правил: «Семь раз отмерь, один раз отрежь» и: «Не причини вреда».

Чем моложе человек, тем бывает труднее определить его ведущий архетип. Если мальчик похож на Анубиса, но с ув­лечением занимается спортом и имеет много приятелей, он Гор. Если мальчик с утра до вечера носится во дворе, непо­нятно чем занимается, он — Осирис, если он ходит куда-то только по делу, он — Тот.

Особенно трудно бывает определить Сета. В архетипе Сета преобладает разрушение. Часто мы сталкиваемся с раз­рушительной стороной человека дома или на работе, но не знаем при этом его других сторон. Многие мужчины быва­ют резки и грубы в определенных жизненных обстоятель­ствах, но это еще не значит, что их ведущим архетипом является Сет. Почему важно не ошибиться?

Мы совершаем тяжкий грех, когда думаем о человеке ху­же, чем он есть на самом деле. «Не судите, да не судимы бу­дете», — сказано в Писании. Наша задача по отношению к ближнему не в том, чтобы заклеймить человека в его нега­тивном поведении, а в том, чтобы найти в нем положитель­ное, на что можно опереться при необходимости в общении с ним, а также тот положительный потенциал, который мы можем помочь ему увидеть в самом себе. Только в этом слу­чае мы делаем доброе дело.

Если вам кажется, что ваш брат — Сет, вы будете отно­ситься к нему как к разрушителю и не заметите, что в его характере много от Осириса. Вы не сможете понять близко­го человека, ваши пути разойдутся, но для чего-то вы были рождены у одних и тех же родителей, почему-то судьба пре­допределила вам провести детские годы вместе (именно то­гда, когда закладываются основы восприятия мира малень­ким человеком). Ваше взаимонепонимание обязательно от­разится на ваших кармических проблемах. Увидев же в нем Осириса, вы можете оказать ему большую моральную под­держку и, тем самым, серьезно повлиять на его судьбу. Ва­ше участие в его судьбе может решить ваши собственные кармические задачи.

Вы воспринимаете вашего отца-алкоголика разрушителем, возможно, оно так и есть, и он действительно Сет. И все же, прежде чем прийти к окончательному выводу и относиться к нему лишь как к Сету (а это означает полный от­каз от любого энергетического обмена с ним, то есть даже по необходимости вы общаетесь отстраненно, будто сквозь непроницаемую стену), попробуйте все-таки понять, какие внутренние противоречия, какие страдания привели его в та­кое положение. Может быть, вам откроется в нем Гор, Анубис или Тот. Может быть, вы подберете нужный ключик к его душе, необходимые слова, скажете их и откроете для близкого человека возможный путь к спасению.

Для точного определения ведущего архетипа женщины, пожалуй, работают такие два критерия: отношение к любви и отношение к детям.

Если женщина не хочет иметь ребенка, она или Хатор, или Нефтида.

Она — Хатор, если страдает от нежелания иметь своего ребенка, приходит в умиление от чужих детей, охотно к ним прикасается, дарит подарки, проявляет интерес.

Она — Нефтида, если дети оставляют ее равнодушной и даже вызывают отвращение. В мире природы самка, не имеющая потомства, не пригреет чужого детеныша, только имея собственных детей, она способна заботиться о других, попавшихся на ее пути.

В человеческом мире Исида, не способная иметь ребен­ка, будет мечтать взять его из дома малютки на воспитание, и, скорее всего, сделает это, если только ей не будут мешать.

Маат, скорее, станет своим племянникам ближе, чем родная матушка. Хатор будет приглаживать всех чужих детей, не ре­шаясь взять себе «найденыша».

Как убедиться в том, к какому архетипу принадлежит женщина: Исиде или Маат? Как Исида, так и Маат глубоко переживают, когда у них что-то не ладится в любви. Обе в такие периоды жизни становятся замкнутыми, уходят внутрь себя, пытаясь понять причины дискомфорта и найти выход из создавшегося положения. И та, и другая начинают зани­маться какой-нибудь работой, чтобы отвлечься от своих грустных дум. Но если Маат говорит себе: «Надо искать вы­ход...»— и спокойно и методично включается в работу по дому, в служебные обязанности, в воспитание детей... При­чем делает свои дела с большей пунктуальностью и упорст­вом, как будто от этого зависит решение проблемы. Она не рубит сплеча, она идёт последовательно, поэтапно. И выхо­дит из проблемы с наименьшими потерями, лишь приобретая силу духа и исправляя ошибки собственного поведения. У Исиды все валится из рук, она может впадать в отчая­ние. Внешне она может оставаться спокойной, лишь груст­ные глаза выдают ее состояние, но мысли ее мечутся в бес­покойстве, она принимает то одно, то другое решение, со­мнения в правильности собственного понимания проблемы буквально разрывают ей душу. Она занимается делами рас­сеянно, а периодически, устав от внутренней изматывающей мыслительной работы, может иметь непреодолимое желание лечь и лежать долго, кажется не имея сил даже дышать. Но все же в работе она забывается, мысли ее светлеют, пробле­мы не кажутся такими безысходными, и она, как Маат, стре­мится окунуться в дела.

В такие минуты Исиде трудно общаться с детьми, она не может скрыть от них своего тягостного состояния. Маат, на­против, собирается с духом и показывает детям всем своим видом, что все у нее в порядке, и все будет у нее хорошо. Исида тоже может пытаться это сделать, но у нее получается неважно. Маат, убеждая кого-то в том, что все будет в порядке, и сама начинает верить в это и успокаивается.

Счастливая в любви Исида светится изнутри, она смеет­ся, «чирикает всякую ерунду», движения ее становятся летя­щими, порывистыми, неуловимыми. Она становится чем-то похожа на Хатор, но ее легко отличить по приятной мягко­сти поведения, отсутствию всякой грубости и агрессии.

Счастливая Маат, наоборот, растекается, расплывается, становится немного томной и ленивой, можно спутать ее с Нефтидой. Но Нефтида становится самодовольной и над­менной, она считает, что заслужила то, что имеет, и у нее тут же появляется желание иметь еще больше, у нее не хва­тает ума радоваться тому счастью, которое у нее есть. Маат разумна, она умеет беречь не только большое счастье, но и малую радость. Она не рассказывает всем о своем счастье, она предпочитает молчать о нем, стараясь не расплескать из полной чаши ни одной капли.

Исида тоже не будет болтать о том, как у нее все здоро­во, но сияющий вид ее выдаст, ей задают вопросы, и она, не в силах скрыть своего счастья, поделится своими радостями. Поэтому у нее бывает много завистников. Исида, как и Ма­ат, не претендует на золотые горы. Имея немного, она до­вольствуется малым, ей достаточно того, что у нее есть, и этим она счастлива. Люди, видя ее счастливой, часто завидуют ее радостной улыбке, а не тому, что она имеет. По ее довольному виду люди делают предположение, что у нее красавец муж, богатая жизнь и «золотые» дети. Когда они знакомятся с ее непритязательным счастьем поближе, они испытывают разочарование — чему же тут особо радовать­ся... Исида в их глазах начинает выглядеть «дурой». Поэто­му Исиде лучше сдерживать свои эмоции в присутствии по­сторонних людей, не расплескивать свое счастье из полной чаши, учиться его оберегать.

Хатор часто считает себя Исидой. Но в отличие от Иси­ды, Хатор более легкомысленно относится к своим детям. Она может не замечать, что у сына рваные ботинки, что дочь ходит в школу в белой кофточке, ставшей уже серого цвета. Исида такого допустить не может. Хатор легко оставляет ре­бенка на попечение родителей, друзей, знакомых, не особен­но волнуясь, как чувствует себя заброшенный малыш. «Ведь он же не один», — скажет Хатор. Исида чувствует душевное состояние ребенка, она скорее пожертвует своими интереса­ми, но не оставит лишний раз ребенка даже с бабушкой, не говоря уже о чужих людях.

Хатор легко уезжает от ребенка в отпуск, Исида остав­ляет своего малыша на денек, и то в крайнем случае. Хатор стремится немного отдохнуть от малыша, сходить в кино, в гости, развеяться. Для Исиды такой отдых — мука, ее серд­це все время рвется к ребенку: как он там...

Хатор и Нефтида могут быть также весьма похожи друг на друга. Но Хатор в любви всегда выкладывается полно­стью, она готова все отдать ради счастья с любимым чело­веком, даже если завтра она его возненавидит. Она никогда не встречается с мужчиной, если он действительно не увлек  ее существо.

Нефтида завязывает знакомства по рассудку. Она никогда не любит, забывая себя. Чувства ее поверхност­ны, неглубоки, она примеряет к себе партнера, как платье — чтобы красиво было и удобно, приятно к телу, богато смотрелось и не требовало большого ухода...

Оба женских архетипа достаточно равнодушны к детям. Лишь периодически вспоминают о них, не особенно вникая в их проблемы. Но Хатор находит в себе силы и за один раз наделяет ребенка таким ярким счастьем, что хватает на год. Например, отсутствуя дома большую часть года, путешествуя или гастролируя, проводя время в делах, репетициях, концертах, командировках, она может на день рождения не только подарить дочке шикарный подарок, о котором та дав­но мечтала, но еще и провести с ней такой чудесный день, так одарить ее своей искрящейся любовью, столько ей рас­сказать, так ее удивить, что у ребенка не будет сомнений в своем счастье иметь такую маму и в искренности огромной маминой любви к ней.

Нефтида на такое не способна. Даже если она и подарит подарок, о котором мечтал ребенок, она не сумеет это сде­лать сюрпризом, и эффекта счастья не получится. Нефтида любит всегда вполсилы, поэтому детям с ней часто скучно, они ощущают некоторую натянутость и ложь в близких от­ношениях с мамой, они сомневаются в искренности и до­стоверности любви к ним.


СИСТЕМА АРХЕТИПОВ

Интересно, что все девять Богов, пришедших на Землю, можно соотнести с пятью первоэлементами Вселенной, то есть с пятью стихиями китайской системы У-Син. Что в пе­реводе означает «как все движется» или «как все взаимодей­ствует» (рис. 1).

Сказочка У-Син гласит: «Дерево питает Огонь («...под­бросим дров в костер...»), Огонь питает Землю («...зола — лучшее удобрение...»), Земля порождает Металл в своих не­драх (и, стало быть, питает его), Воздух питает Воду (кисло­род, соединяясь с водородом, порождает воду), Вода питает Дерево (без воды дерево засохнет и погибнет)». Таким об­разом, в природе все взаимосвязано.

Но мужчина и женщина встречаются не по закону пи­тания одной стихии другой, а совершенно по-другому. За­кон их взаимодействия основан на взаимостимуляции и взаимоторможении. Наилучшие пары образуются по коро­мыслам звезды.

По этому поводу есть другая сказочка У-Син. «Дерево корнями угнетает землю, но пополняет ее пита­тельные свойства опавшей листвой. Кроме того, оно помо­гает земле сохранить влагу. Земля питает дерево, но не мо­жет без него жить, без дерева она будет мертвой пустыней.

Рис. 1

Вода (влажность) и Огонь (Солнце) стремятся подавить друг друга. Под солнцем высыхает влага, вода заливает пла­мя костра. Но, взаимодействуя друг с другом, они порождают биологическую жизнь на планете Земля.

Металл рубит Дерево, Дерево притупляет Металл. Дере­во останавливает Ветер, не дает ему разгуляться, но и питает Воздух кислородом.

Вода размывает Землю, но и питает ее влагой. Земля засыпает воду, но и превращает ее в чистейший источник, про­пуская сквозь себя и очищая».

Таковы отношения и в лучших семейных парах... Каж­дой стихии соответствует один женский и один мужской ар­хетип (рис. 2).

Стихия Вода — это душа человека. С Водой среди муж­ских архетипов более всего соотносится Анубис. Его мягкий характер, как текучая вода, принимает форму того сосуда, в который проливается. Вода восприимчива: ее можно посолить, посластить, сварить на ней суп, пиво и кисель. Но по­пробуйте сдавить воду, попробуйте большой поток уместить в малом сосуде, он выскользнет из ваших рук, оставив вам ровно столько, сколько готов был принять ваш сосуд. Си­лой и мощью своего духа Анубис напоминает могучие ре­ки, горные водопады, морские дали и океанские глубины. По китайским канонам именно Вода несет в себе изысканную человеческую сексуальность и наилучшую способность к де­торождению.

Из женских архетипов к стихии Воды отнесем Исиду. Это иньская (женская) энергия в иньской стихии. Не случайно Исида — сама женственность. Ее водный характер также не­предсказуем, как река весной. Она терпеливо вмещает в се­бя талые воды, но вдруг, переполнившись, разливается, сметая все на своем пути. Затем, будто опомнившись, под го­рячими лучами солнца смягчает свой нрав и вновь возвра­щается в берега, полноводная и прекрасная, неторопливая и глубокая, полная тайных омутов и неожиданных порогов, готовая в любой момент приостановить свое течение перед плотиной и обрушиться с большой высоты прекрасным и неукротимым водопадом.

 

Рис. 2

Исида — нежная и ласковая Вода — ускользнет между пальцев, если в мужской душе не найдется соответствующего суда для нее... Быстрые струйки ее ручейков потеряются в густой траве. Ее будет не догнать, если только сама она не разольется неожиданно колдовским лесным озером.

Огонь — возвышенная любовь к прекрасному, стремле­ние к гармонии, романтическая идеализация любви к жен­щине. Огонь — неукротимая жажда деятельности, огромная энергия воли, подчиняющая себе все, что слабее. Огонь — самостоятельность зрелого мужчины, способность нести от­ветственность за свои действия и за свое поведение.

Со стихией Огня связан человеческий Дух. Огненный ха­рактер Осириса полыхает как жажда жизни, как огонь дей­ствия и огонь очищения. Огонь может проявляться как мо­гучее пламя мартеновской печи, созидающее и преобразую­щее все, что попадает в его пространство, но может быть и маленьким огоньком свечи, горящей в ночи. Впрочем, ка­кая разница, ведь природа его останется той же: дарить теп­ло, свет, радость, все преображать, на все воздействовать. Но огонь может быть и разрушающим: когда горят леса и жи­лища людей в пламени пожара, когда всепожирающий огонь страстей губит саму жизнь... Что ж, Огонь — особая, изна­чальная, божественная стихия, с ним надо обращаться ува­жительно и осторожно. Ведь это янское (мужское) начало в огненной, самой янской стихии.

Не случайно женское огненное божество Сотис не способно проявить себя на земном плане жизни. Проявись Сотис в физическом теле, она должна была бы быть правед­ным ангелом, радеющим за весь род человеческий, но тогда бы она не смогла быть женщиной в полном смысле этого слова. Женщина Огня не может иметь детей, поскольку для вынашивания ребенка нужен не Огонь, а, напротив, Вода и Земля. Предназначение женщины быть рядом с мужчиной, помогать ему, поддерживать его. Для этого женщине нужны не огненные качества: воля, независимость, лучезарность, а земные: мягкость, терпение, жертвенность.

Огонь — мужское состояние, женщине оно не так необ­ходимо. Интересно, что в китайской философии есть такое утверждение: земной мужчина владеет всеми пятью стихия­ми, а земная женщина лишь четырьмя. Она не владеет сти­хией Огня и не должна стремиться к этому, Огонь ее разру­шит. Это утверждение в дальнейшем послужило поводом для необоснованного суждения, будто бы женщина не совсем человек или, во всяком случае, не достойна быть равной с ним в правах. Что привело к угнетению и принижению женщины во все времена нашей истории вплоть до двадцатого века, когда женщины всерьез взялись отстаивать свои рав­ные с мужчинами права.

На самом деле указания древних были не совсем пра­вильно поняты. Земная женщина не владеет стихией Огня. Однако ее духовное начало, если только она стремится к это­му, легко взлетает к высотам неземного блаженства, в мир тонкий и огненный, где ее поддерживает всегда сестра Сотис. Может быть, поэтому женщины более терпеливы, бо­лее выносливы, обладают большей, чем мужчины, способ­ностью прощать и любить ближнего, реже, чем мужчины, нарушают земные и небесные законы. Известный исследо­ватель древнего искусства духовной практики К. Кастанеда пишет о том, что женщина гораздо ближе к тонким, божественным мирам. То, что мужчина достигает годами долгой, упорной духовной работы, женщина может, шутя, осущест­вить простым сосредоточием своего духа на желаемом состоянии, потому что вибрация Сотис маленькой искоркой живет в каждом женском существе.

Огненная, лучезарная женщина Сотис, прекрасная боги­ня, ангел-хранитель Земли, обитает в тонких мирах про­странства. Она является многим мужчинам и женщинам в их детских и взрослых снах. Она приходит как светлая фея-утешительница, она вдыхает в людские души веру в прекрас­ное и чистое, вдыхает веру в свою звезду и желание жить по-доброму, с любовью к людям и к миру.

Видимо, поэтому у Осириса совершенно особое отноше­ние к женщине, по сравнению со всеми другими архетипа­ми. Отношение к женщине у него формируется так, как буд­то Сотис, его старшая сестра, привила ему с младых ногтей уважение к женщине, к природе женского существа. Осирис может оскорбить женщину, ударить ее, унизить, он воспринимает себя как сильного и благородного рыцаря, считающего ниже своего достоинства вступать в противоречие с женщиной. Это врожденное состояние Осириса есть состояние Огня!

Огонь тесно связан с Водой. Для гармонии жизни необходимо соединение инь и ян энергий. Осирису необходима Исида, без нее он не может быть счастливым мужчиной, без неё он не сделает всего того, что предназначено ему судьбой, Исида чахнет и погибает без Осириса. Она мертва без него,  мертва вода вечных льдов Антарктиды. Соединение Воды и Огня, Моря и Солнца, Исиды и Осириса порождает жизнь, божественную монаду Вселенной (рис. 3). Соединение инь и ян энергий не имеет четкой границы. Они перетекают друг в друга. Всегда в море инь есть капелька ян, а в море ян есть капелька инь. Отношения между инь и ян характеризуются взаимоотношением и взаимоограничением, целостностью (невозможностью существования друг без друга) и естественной борьбой противоположностей.

То же самое жизнеутверждающее начало несет в себе соединение Анубиса и Сотис. Но если Исида и Осирис порождают жизнь земную, то Анубис, соединяясь с Сотис (выс­шей небесной душой всего Человечества), порождают жизнь духовную.

Рис.3

Мы понимаем, что соединение энергий Анубиса и Coтис в божественную монаду символично (оно символизирует соединение физического и духовного начала в человеческом существе), поскольку Сотис не присутствует в фи­зическом мире. Это загадочное обстоятельство порождает в романтических мужчинах непонятную тоску по прекрасной женщине, с которой возможно высшее, духовное соедине­ние... Любовь — сложное чувство, в нашем мире легче по­родить жизнь тела и труднее вырастить духовную приро­ду. Но именно она и определяет истинность Любви. Без духовного единения душ любовь лишь животная потребность тела, быстро вспыхивающая и быстро угасающая.

Анубис в мифах Древнего Египта является Богом-Проводником, соединяющим душу земного человека с вечным Духом. Предназначение мужчин с ведущим архетипом Анубиса состоит в том, чтобы, выращивая свой дух, соединяясь с божественной Сотис, нести всем людям возможность также раскрыть в себе свою духовную природу. Поэтому Анубисы часто бывают поэтами, художниками, учителями. И, на верное, поэтому они часто не находят в жизни женщину, реальную, земную, которая была бы похожа на их небесную возлюбленную Сотис. Они часто остаются холостяками, поскольку склонны то к монашеству, то к донжуанству, как к бесконечному поиску женского идеала.

Мужчина стихии Земли, конечно же, Тот. Порядок, земная устойчивость, невозмутимость, ощущение природной гармонии, уверенность в собственной защищенности — все это стихия Земли. Земля — это работа, это строительство до­ма и выращивание хлеба, это творческое служение людям. Это художники и писатели, это ученые и политики, учите­ля и врачи, хлеборобы и мастера своего дела: ювелиры и ка­менщики, геологи и краснодеревщики. Сосредоточение на мастерстве и пользе дела — так звучит идеал Тота, мужчи­ны стихии Земли. Тот — очень гармоничная натура, по­скольку это мужское, янское начало в самой иньской стихии. Удивительная гармония инь и ян энергий делает Тота, пожалуй самым сильным и самодостаточным мужским энер­гетическим началом нашего мира.

Женщина стихии Земля — Нефтида, иньское начало в иньской стихии. Видимо, отсюда ее ленивость и расслаблен­ность, пусть придет пахарь и вспашет землю, бросит в нее чудесные зерна, пусть они прорастут и украсят землю. Без пахаря земля может стать и красивым лугом, и бесплодным солончаком, и пустынной степью, и болотом... Такова и Нефтида. Без пахаря земля — дикая природа, она может цве­сти прекрасными цветами, а через месяц зарастет бурьяном... Она живет по естественным законам природы и нельзя требовать от нее возвышенности и духовности, она пре­красна сама по себе, в своих естественных проявлениях. Это и есть суть Нефтиды.

В стихии Земли Тот является жизнеутверждающим на­чалом. А Нефтида в целом оказывается недостаточно гармоничной, ей не хватает огня, духовного процесса в ее жизни.

Союз Тота и Маат так же естествен, как прорастание зерна в теплой весенней земле. А в союзе Гора и Нефтиды ростки духа все время подвергаются неблагоприятным усло­виям: то грянет засуха, и эгоизм лишит питания все про­израстающее, то непрекращающиеся дожди истерик, обид, скандалов готовы сгноить сами корни ростков счастья. Но если в самом начале их союз был наполнен любовью, если любовь согрела маленький росток счастья, если любовь про­ливала слезы в засуху и защищала от дождей, — то дерево счастья непременно взрастет. Преодолевая все кармические трудности, могучее дерево, исполненное духовных сил, рас­кинет широко свои ветви, приглашая каждого испить из живительного родника, струящегося у его корней.

Стихия Воздуха — ясная стихия. В нем женское, иньское начало Хатор является жизнеутверждающим принципом, со­единяющим в себе инь и ян. Воздух заведует соединением Земли и Огня. Воздух — проводник энергии от материи Зем­ли к духовному, огненному состоянию Космоса. Воздух на­полнен дыханием Земли и открыт для дыхания Космоса, дыхания Высших сфер. Поэтому он так стремителен и непред­сказуем, как Хатор. Воздух всегда оптимистичен, он бежит, летит вперед, он не плачет над осколками случайно разби­той вазы или надломленной ветки дерева. Воздух освежает, бодрит, наполняет паруса упругой энергией ветра, энергией свободы. Воздух новыми силами наполняет дыхание, очи­щает мысли человека, освежает голову. Он не позволяет за­стаиваться (поскольку чтобы порождать новое, необходимо освобождаться от старого), он будит творчество, соединяя земное и небесное.

Сет — янская, мужская сторона активной, янской стихии Воздуха. Но если Осирис (янская энергия в янской стихии Огня) имеет дарующую основу, это само Солнце, несущее жизнь, то Сет — Воздух, по китайской философии, являет­ся разрушающей, наиболее опасной для человека энергией.

Воздух — Сет порождает бури, смерчи, тайфуны. Он разру­шает землю, раздувает ее, сглаживает вершины гор, а пло­дородную почву превращает в пустыню. Энергия Сета раздувает пожары, приносит стихийные бедствия, нарушает мирное и гармоничное течение жизни.

Воздух тесно связан со стихией Дерева. Маат способна благотворно влиять на Сета — деревья наполняют воздух кислородом, что способствует жизни на земле. Хатор дает энергию Гору — деревья поглощают углекислый газ из воз­духа, необходимый для их жизнедеятельности. Лес — храни­тель чистого воздуха планеты.

Стихия Дерева вмещает в себя понятие всей биологиче­ской жизни, включая и человека. В китайской философии есть прямое сопоставление человека с деревом.

Чтобы дерево (то есть человек) было гармонично, его ствол и ветви должны быть могучими, как корни, широко раскинуться, создавая тень под своим покровом, а верши­ной дерево должно дотянуться до неба, чтобы птицы могли петь песню солнцу, сидя на его макушке.

Корни дерева (человека) — его земная телесная жизнь. Человек должен заботиться о своем здоровье, он должен разумно относиться к своему жилищу, располагать его на благоприятном месте, должен заботиться о благополучии своего рода, оберегать потомство. Забота о своем теле вклю­чает в себя обязательный физический труд и физические упражнения, необходимые организму. Здоровое тело — ос­нова гармонии всего существа. Русская поговорка также гласит: было бы здоровье, остальное приложится.

Ствол дерева должен быть прямым и упругим. Это стер­жень личности, жизненные принципы, система ценностей. Ствол не должен быть ни корявым, ни раздвоенным. Он не должен быть слишком твердым, как человек не должен быть слишком упрямым и консервативным. Идеальный ствол де­рева, как у мачтовой сосны — легко гнется, воспринимая но­вые условия, но не ломается, способен сохранять себя под любыми ветрами. Тогда человек подвижен и способен най­ти разумное даже в чуждых себе идеях, отстаивая свою точ­ку зрения, способен идти на компромисс.

Широкая крона должна служить реализации талантов че­ловека, его способностей на благо общества. В тени своей кроны человек должен иметь возможность дать защиту слабому и вырастить потомство, дать приют путнику, угостить его плодами. Протягивая ветви соседним деревьям, человек, как и дерево, поддерживает других и принимает сам под­держку соседей в осеннее ненастье.

Устремляясь вершиной к небу, человек выращивает свой дух. Но он должен помнить, что его задача — выращивать все части своего дерева гармонично. Взлетая слишком быст­ро вершиной в небо, дерево оставляет недоразвитыми кор­ни и ветви, слишком тонким и непрочным — ствол. Первая же серьезная буря надломит не сложившийся стержень убеждений и вырвет корни, плохо проросшие в землю.

Дерево — инь-янская стихия, в ней энергии природы со­единены в гармоничном единстве. Поэтому Гор и Маат весь­ма независимы, самостоятельны, считают себя самодостаточ­ными и свободными личностями. Но это не совсем так.

И Гор, и Маат нуждаются в широком общении, в друзь­ях и любимых! Дереву нужна теплая земля, воздух, дерево погибнет без воды и без солнца. Видимо, Дерево первона­чально является наиболее хрупкой стихией нашего мира. Но при поддержке всех четырех стихий оно может развить свой могучий дух, Человек должен оправдать свое имя Сына Божьего.


Глава 2  КАК ИСПРАВИТЬ ОШИБКИ

 

Кармическая обусловленность пола

Если вы понимаете, что в вашей жизни явно что-то не так, — не нужно отчаиваться. Как постановка диагноза яв­ляется половиной пути к выздоровлению, так и понимание своих проблем — это уже полпути к их преодолению.

Начать стоит с осознавания своих кармических задач. Из них самая главная определяется полом рождения.

Но, собственно, что такое кармическая задача? Эзотери­ческая философия исходит из того, что душа каждого чело­века, прежде чем воплотиться в том виде, в каком она про­живает сейчас на земле, прошла достаточно большой путь. На этом пути были, видимо, неоднократные воплощения на Земле, а может быть, что-то такое, о чем трудно даже дога­дываться. Весь накопленный опыт прошлой жизни душа принесла с собой. В нем — победы и поражения, духовные взлеты и падения, серьезные заблуждения и свое особенное понимание жизни.

На основании всего этого перед душой естественным об­разом по энергетическим законам мироздания возникают на­сущные задачи: что-то необходимо сделать, от чего-то отка­заться, что-то преодолеть и что-то понять. Для чего? Для до­стижения гармонии!

Гармония несет в себе то, что поземному мы называем счастьем. Но Высшая Гармония включает в себя не только счастье земное (хотя и это тоже), но еще и счастье вечной души, для которой данное воплощение на Земле всего лишь эпизод в ее долгой жизни.

Задачи, которые призвана выполнить душа в данном во­площении, мы называем кармическими задачами. Нерешен­ные и не решаемые на данный момент задачи, а также уход от необходимости их решать и действие в противоположном направлении, усугубляющие состояние дисгармонии в душе, мы будем называть кармическими проблемами.

Любой предмет в пространстве приспособлен к тем за­дачам, которые на него возложены. Посуда имеет ту форму и тот размер, при которых ею легко пользоваться. То же можно сказать обо всех предметах, созданных людьми: кни­гах, пылесосах, домах, дорогах, городах...

То же видим и в природе: каждое растение и каждый зве­рек по своим формам и размерам соответствует своему пред­назначению. Например, волк — санитар леса. Он съедает больных и немощных животных. Если он будет размером со слона или хотя бы с медведя (представьте тогда его зубы и желудок        ), он просто вымрет, для него не найдется столь­ко еды.

Взгляните на растительность джунглей и заполярной тундры. Бурная, густая, быстрорастущая, влагоемкая в джунглях, она имеет задачу сохранять воду и саму жизнь под палящими лучами солнца. Морозостойкие, низкорос­лые, мелколистные деревья тундры, кажется, живут лишь для того, чтобы подкормить зверюшек да не позволить вет­рам раздуть землю, превращая все в пустыню.

Каждый из нас рожден мужчиной или женщиной. Тела наши устроены совершенно по-разному. Тело мужчины име­ет более развитую мускулатуру, расширенный плечевой по­яс, суженный таз, более крупные, чем у женщин, конечно­сти, широкую, могучую шею (рис. 4). Мужские черты лица имеют прямые и твердые линии, будто лишенные всяческо­го украшательства (как совершенная классическая архитек­тура) (рис. 5).

Тело мужчины, как предмет физического мира, призван действовать: устойчиво стоять, крепко держать, ходить, ра­ботать, нагружать свои плечи делами, широкой и крепкой грудью прокладывать себе путь в пространстве, твердой ше­ей и могучим плечом сопротивляясь ветрам. Суженный таз позволяет легко подниматься, быстро двигаться, быть сво­бодным и не привязанным к месту.

Меньшая, чем у женщин, чувствительность кожи и бо­лее сильная мускулатура позволяют выполнять более труд­ную работу, не бояться удара противника, меньше уделять заботы своему телу, сосредоточиваясь лишь на достижении важной цели.

 

                                       

Рис. 4                      Рис. 5                          Рис.6                        Рис. 7

 

Тело женщины более слабо (рис. 6), оно не имеет столь развитой мускулатуры. Плечи женщины сужены, таз рас­ширен, конечности бывают часто почти детскими, будто бы недоразвитыми... Женские черты лица (рис. 7), мягкие и нежные, имеют сглаженные, смягченные линии, закруглен­ный овал, различные украшения в виде длинных, пуши­стых ресниц, розового румянца, ярко очерченных алых губ и причудливого изгиба тонкой брови — барокко, да и толь­ко! Тело женщины как предмет физического мира призва­но растекаться, расплываться, быть не твердо устойчивым, а, напротив, плавно и мягко встраиваться в устойчивые структуры пространства. Оно призвано дополнять грубо­ватое тело мужчины, расслаблять его, снимать излишнее напряжение. Плавно текущее и не совершающее быстрых и резких движений, тело женщины способно накапливать энергию, сохранять ее в себе и давать энергетическую под­держку быстро движущимся и совершающим тяжелую ра­боту мужским телам. Расширенный таз служит накоплению, это позволяет быть терпеливой и смиренной под ударами судьбы, вынашивать ребенка, взращивать его, вкладывая свои накопленные силы в маленькое существо. Узкие пле­чи, хрупкая фигура, изящные конечности позволяют легко пригибаться, подчиняясь бурным ветрам, и выживать, как выживает тоненькое деревце в ненастье, когда оказываются вырванными с корнем могучие дубы. Нежная, чувствитель­ная кожа, слабость мускулатуры заставляют женщину боль­ше заботиться о себе, о своей защите, не нарываться на неприятности, не вступать в открытые бои, прощать своих врагов и недоброжелателей и, таким образом, побеждать, сохраняя себя и свое потомство, способствуя сбережению жизни.

Естественно, что мы немного утрируем, описывая муж­ское и женское тела. Всем известно, что они бывают разно­образны. Причем и женское тело может быть похожим на мужское, и мужское — на женское. Однако это не меняет ос­новной кармической задачи пола. Если мы можем опреде­лить, какое тело перед нами, женское или мужское, то, ста­ло быть, мы уверены в его первейшей задаче души, находя­щейся в данном теле.

Первейшая задача души, находящейся в мужском теле, — действовать и созидать, строить и пробивать себе путь усилиями всех возможных средств. Мужчина должен что-то сде­лать в жизни, завоевать какое-то пространство.

Задача души в женском теле — научиться сохранять си­лы, быть терпеливой и смиренной, уравновешивать муж­скую активность тормозящим моментом спокойствия и ра­зумности, построить семью, родить детей, гармонизировать свое жизненное пространство настолько, чтобы, по возмож­ности, всем близким было в нем хорошо.

Ну и, конечно же, в задачи женской кармы входит по­мощь мужчине в его делах. Не «боевыми» действиями, но моральной поддержкой тыла, обеспечивать для него веру в себя, уверенность в правильности пути. Женщина должна породить любовь, взрастить ее и приумножить, этот пре­красный цветок земной жизни, способный возносить каж­дого, прикоснувшегося к нему, к небесным высотам духа. Ответственность за любовь в нашей земной жизни лежит на женщине! Каково будет отношение женщины к любви, та­ковы будут шансы всего общества на счастье.

Еще несколько слов о физическом теле человека. По гер­метическому закону соответствия: как наверху, так и вни­зу — негармоничность человеческого тела так или иначе от­ражает его кармические проблемы и задачи, тянущиеся из далекого прошлого. Но в рамках этой книги мы не будем рассматривать данный вопрос, поскольку он весьма сложен и неоднозначен. Йоги говорят, что, воздействуя на свое те­ло, делая его гармоничным, мягким и подвижным, мы тем самым воздействуем на свою психику (то есть на душу), а значит, и на судьбу, и на кармические задачи. Но тем не ме­нее есть люди от природы гибкие, с гармоничным, краси­вым телом, прекрасным лицом и серьезными кармически­ми проблемами...

У женщины и у мужчины могут быть похожие пробле­мы, но решать они должны их все-таки по-разному.

Например, у женщины есть кармическая задача — стать руководителем предприятия, и перед мужчиной стоит та же задача. Они могут совершать примерно одни и те же дейст­вия, принимать похожие решения и даже говорить при не­обходимости одни и те же слова. Но как делать, как гово­рить!

Мужчина собрался в единый импульс, добиваясь необ­ходимого, разрушая сопротивление чуждого, расчищая себе путь, активно вторгаясь в мир, готовый его изменять, улучшать, совершенствовать... Женщина собралась, на­строилась, привела себя в порядок, потекла в пространст­во, гармонично в него вливаясь, используя «естественные складки личности»... Вы можете возразить, существует два способа управления и построения карьеры: один «дикта­торский», другой «демократический». И действительно, жен­щине присущ больше второй, но и мужчина, и женщина в равной степени могут использовать оба способа, варьируя их в зависимости от обстоятельств.

На самом деле, разумное «диктаторство» для мужчины нормально, а мужской «демократизм» часто выглядит как слабость и неумение взять на себя ответственность за все происходящее. Нужно быть очень высокоразвитым в духов­ном отношении мужчиной, чтобы соединять в себе способ­ность быть ответственным, сильным и в то же время быть милосердным, учитывать интересы окружающих людей. По­этому мужчине-руководителю лучше придерживаться ра­зумных и твердо установленных «диктаторских» правил, только так он сможет контролировать все происходящее. «Демократизм» может привести его к развалу не только внешнему, но и внутреннему, к развалу личности, имеющей мужское тело, но пытающейся жить по законам женских энергий.

Для женщины все прямо противоположно! Если женщи­на начинает жить на мужских вибрациях силы, активности, стремительности, пробивающей лбом любые стены, она, мо­жет быть, и достигнет желаемого в работе, но в жизни, как женщина, потерпит крах! Чего бы она ни достигла, ее глав­ная кармическая задача не будет выполнена. Она будет не­счастна как существо с женским телом и поэтому злобна, ис­терична, одинока, никем не любима... А что в ней любить? У нее тело женщины, но все ее энергии в ней мужские...

Только по вине женщины, игнорирующей свою женскую энергетическую природу, в мире все больше становится раз­личных сексуальных извращений. Лесбийская любовь — удел сильных женщин, категорически отвергающих свою главную кармическую задачу и тем самым создающих себе огромные кармические проблемы. Они отвергают женскую природу, значит, будут рождены слабыми, ни к чему не спо­собными мужчинами, мужчинами, стремящимися стать женщинами, или женщинами, которых каждый стремиться уни­зить. Такими жестокими способами небеса стараются на­учить уважать энергии Сотис, принимать их гармонию и использовать по назначению. Гомосексуалисты-мужчины не­сут тяжкую карму, они стремятся к женоподобию, возможно, это не реализованные в прошлом женские энергии, проявляющиеся теперь в извращенном виде.

Итак, чтобы начать менять свою жизнь к лучшему, пер­вое, что необходимо сделать человеку, это понять, соответ­ствуют ли его энергии жизни полу рождения, выполняет ли он первую и главную кармическую задачу. И если мы увидим, что задача быть женщиной (или быть мужчиной) давно превратилась в проблему, значит, только внутреннее изменение своих вибраций, своих состояний может помочь реально и радикально сдвинуться в сторону желаемого ду­шевного комфорта. А проще: если вы женщина, так будьте ею всею душой! Не превращайтесь в грубое существо не­определенного пола, тогда у вас будет больше шансов стать счастливой женщиной.

Мудрость Исиды: мудрость тела и разума

Мы знаем, что Исида — наиболее гармоничный женский архетип и что вибрации Исиды, пусть в спящем состоянии, но присутствуют в каждом женском существе. И все-таки женщины такие разные, их задачи тоже могут быть весьма разнообразны. Именно поэтому так важно понять себя, а стало быть, понять свой ведущий архетип.

Для каждого женского архетипа существует одна особен­ная задача.

Для Исиды это любовь к мужу и детям, создание семьи, те­плого домашнего очага. Где бы она ни была, чем бы она ни за­нималась, какие бы ужасные обстоятельства ни преследовали ее, Исида всегда должна разливать ощущение домашнего ую­та, материнской заботы, терпения и любви. Даже если Исида попадет в тюрьму, она и там проявляет свои качества...

Интересный пример из жизни. Исида и Осирис прожи­ли жизнь, не имея своих детей. Осирис глубоко переживал это, но не хотел брать ребенка чужого, поскольку боялся натянутости, неискренности в семье. «Я никогда не смогу его даже шлепнуть, — говорил он. — Я всегда буду отно­ситься к нему с жалостью, как к сироте». Супруги всегда заботились не только о племянниках, но и обо всех родст­венниках, а также чужих людях, приходящих к ним со свои­ми проблемами. Осирис рано ушел из жизни, сразу же по­сле выхода на пенсию, только работа наполняла его жизнь смыслом. Исида стойко пережила его похороны и тихо умерла вслед за ним, не прожив и полгода. Она была еще достаточно молодой женщиной, не страдала тяжелыми бо­лезнями, но главная задача ее жизни была исполнена. Всю себя она отдала любви, вместе с Осирисом ушли без остат­ка ее жизненные силы, вернее сказать, вместе с ним ушла из жизни любовь, и жизнь потеряла смысл.

Исида должна строить свой дом во что бы то ни стало. В коммунальной квартире ей необходимо поддерживать хо­рошие отношения с соседями, а если это невозможно, ей не стоит сердиться, ей стоит принять как данность особые кар­мические обстоятельства, в которых ей все же необходимо создать свой семейный очаг. Ей стоит пренебрегать карье­рой, бросать все другие дела, связанные с родственниками или друзьями, ей стоит все свои силы, всю энергию своей души прежде всего направлять на решение своей собствен­ной главной задачи.

Если почему-либо не складывается ее личная жизнь, не удается любовь, ей все равно необходимо рожать ребенка или воспитывать брошенную сироту, иначе ее здоровье бы­стро подорвется, так как энергии отдачи и заботы, которые заложены в ней, не найдут выхода в пространство, «загни­ют», «протухнут», создадут очаг разложения и гибели. В ее психике пойдут сетовские вибрации. Она станет жадной и злобной, ненавидящей весь мир, особенно женскую его по­ловину, ей будет казаться, что все женщины на свете жела­ют ей зла, что они забрали у нее счастье или хотели бы за­брать, что все они смеются над ней, все видят, как ей плохо одной...

А между тем, если Исида заглянет внутрь себя и отыщет свои истинные вибрации, если искренне будет желать при­нести кому-то счастье своими заботами, она в любом воз­расте может встретить своего мужчину, нуждающегося в ней так же, как и она, желающего любить. Ей только нужно быть самой собой (хотя это бывает весьма непросто сделать).

Если Исиде уже за тридцать пять, а семьи нет, ей нужно искать возможности родить ребенка. Если ей уже за сорок, а она совершенно одна, лучше если она возьмет ребенка на воспитание, а лучше двоих, с двоими ей будет проще.

Когда ребенок один на один с матерью, чья судьба сло­жилась не слишком удачно, он невольно воспринимает это состояние несчастное. Когда детей двое, они привязаны не только к матери, но и друг к другу. Возникает множество проблем между ними, и матери некогда думать о своей гру­сти. Они включают ее в свою молодую, энергичную, беспеч­ную и радостную жизнь. При одном ребенке одинокая мать часто втягивает своего любимца в свое несчастное состояние. Несмотря ни на что, ни на какие обстоятельства жизни, Исида должна иметь рядом с собой существо, которому ей хотелось бы отдавать свои силы (собаки и коты не заменят человека), иначе судьба ее и карма окажутся в плачевном со­стоянии.

Для Хатор главная задача — чувственная любовь. Хатор непременно должна отыскать мужчину, которому ей захо­чется дарить любовь.

К сожалению, многие одинокие Хатор не выполняют сво­ей главной кармической задачи быть женщиной. Сами стра­дают от своей мужеподобной активности и заставляют стра­дать всех мужчин, входящих неосмотрительно в их жизнь. Очень часто Хатор имеет уже женатого возлюбленного, не желающего что-либо менять в своей жизни. Как исправить такую ошибку судьбы? Просто любить. Лучше, если Хатор будет счастлива лишь от того, что в ее жизни есть любовь. Возможно, именно таким способом она решает свою кармическую проблему приобретения женского терпения и смирения, которые ей мало свойственны.

Когда Хатор остается одна с ребенком после развода с му­жем, она начинает ненавидеть мир за свое несчастное состоя­ние, но, в противоположность Исиде, она ненавидит муж­чин всего человеческого рода. «Все они одинаковы, — любит она повторять, — всем нужно одно...» Бурные сексуальные энергии заставляют ее вступать в контакты с мужчинами, но, ненавидя их в глубине души, она не может встретить чело­века, который составил бы ее личное счастье.

Многие горе-энтузиасты советуют в данном случае женщине-Хатор простить для начала того конкретного мужчину, который когда-то причинил ей душевную боль, а затем простить и Мужчину в принципе. Считается, что в этом слу­чае женщина преодолеет свою кармическую проблему. Но это вздор! Никто ведь не рассказывает, как это прощение можно осуществить.

И вот женщина-Хатор старательно ходит в церковь, про­сит прощения за свою ненависть перед иконами, здесь же прощает совершенно искренне своего обидчика, довольная и благостная выходит, а придя домой, сталкивается с малей­шей проблемой (например, сломался водопроводный кран на кухне), и ее обида вновь взвивается до небес!

Исправить данную ошибку Хатор может лишь тогда, ко­гда создаст в своей душе образ мужчины, на которого она не сможет сердиться, который в принципе не может ее оби­деть. Хатор необходимо создать образ идеального для себя мужчины и носить его в себе, не расставаясь ни на минуту, ночью, засыпая, видеть его, утром, просыпаясь, приветство­вать его. Энергии Хатор так велики, что через некоторое вре­мя она встретит такого мужчину в жизни, и когда она пой­мет, что это он, она всех простит и будет счастлива.

Для Маат главная задача заключается в том, чтобы соз­дать себя как женщину. Ей нужны и любовь, и дети, и дом. Но, главное, она плохо понимает, что такое быть красивой  женщиной, милой женщиной, интересной, увлекающей жен­щиной, которой поэты желают посвящать свои стихи, а ху­дожники мечтают написать ее портрет. Все это для Маат — загадка!

Маат правдива, прямолинейна, а то, бывает, «себе на уме», насупится и молчит. Что же это за женщина!.. Ей надо научиться быть легкой и улыбчивой, как Хатор, задумчивой и загадочной как Исида, или, по крайней мере, научиться пользоваться косметикой и посещать модные магазины, как Нефтида.

Вам кажется, что это все пустое? Вы думаете, что все это не заслуживает внимания человека, стремящегося к духов­ному росту? О, да! Когда томность и кокетливость занима­ют большую часть жизни, то действительно это становится проблемой. Но когда женщина не следит за собой, относит­ся к себе как к «бойцу трудового фронта», когда она на во­прос: «В чем ты пойдешь в театр?» — отвечает: «Какая раз­ница, там все равно темно, кто на меня будет смотреть...», тогда она перестает быть Женщиной. Она, может быть, хороший человек, хороший работник, она, может быть, неплохая жена и мать, но она — не Женщина.

Вибрация, женственности, мягкости, нежности необходима миру так же непременно, как и вибрация заботы, понимания, верности, надежности. Второе у Маат присутствует,
а первого недостает. Отсюда — все ее проблемы...          

Ей не нужно пренебрегать своим телом, даже если оно ей не очень нравится. Ей стоит учиться усердно и кропот­ливо (как она это умеет) у подружек, у парикмахеров, у ви­зажистов, у профессиональных манекенщиц. Человек, кото­рый не любит себя, не может любить и мир. Во всем нужна мера, в том числе, и в любви к себе. Законы герметизма* говорят нам, что крайние противоположности весьма похожи на друг на друга. Тот, кто любит только себя, и тот, кто себя ненавидит, могут совершать одни и те же поступки. Например, причинять боль другим людям. По-разному, но оба они сосредоточены только на себе и не замечают, что творится вокруг.

Если Маат будет внимательна к своему телу, к своей внешности, а также к своему внутреннему состоянию жен­ственности, она сможет духовно вырасти до состояния иде­альной жены, идеальной матери, а также идеальной Женщины. Пусть она помнит, что идеал женщины для мужчины заключается в разнообразии женских образов любимой. То она игривый ребенок, то она мудрейшая из мудрых, то красавица, то уродка, то целомудренна, как Дева Мария, то сексуально распущена (но только с ним одним), как уличная  «девка»...

Часто мужчины выбирают себе в жены некрасивых дур­нушек, которые, когда накрасятся да приоденутся, превращаются в красоток (почти). Что же так привлекает в них мужчин? Именно эта непредсказуемость, никогда заранее не известно, кто тебя встретит дома... Это «заводит»!

Маат, к сожалению, во всем слишком предсказуема, слишком правильна и однообразна. А жизнь многолика, ей необходимо увидеть ее с разных сторон и принять. Попро­бовать воспринять жизнь и как праздник, и как тюрьму, и как бесконечную работу над собственным совершенством, которое непостижимо... Дорогая Маат, если вы собой до­вольны и считаете, что вы правильно живете, значит, вы не выполняете вашей главной кармической задачи — по­знать жизнь во всех ее проявлениях, охватить, собрать в себе все и достичь гармонии. Начните прямо сейчас с того, что вызывает в вас самый большой протест. Оденьте ми­ни-юбку, просидите час у парикмахера, ходите неделю по магазинам, чтобы отыскать то, что вам действительно по­нравится, совершите какое-нибудь безрассудство... Резуль­тат обязательно будет, что-то изменится, ваши проблемы начнут решаться.

Для Нефтиды главная задача состоит в том, чтобы понять: кроме личного комфорта, шикарного устройства жиз­ни, кроме денег и удовольствий, в мире есть еще кое-что, что представляет гораздо большую ценность.

Чужие примеры, умные книги и прекрасные психологи не помогут! Нефтида должна серьезно попасть впросак со своими материалистическими убеждениями. Видимо, поэто­му это женщины, которых часто бросают мужья. Только это может пробить их прагматичную натуру. Когда их бросают друзья или даже возлюбленные, на них это не производит особого впечатления. Они успокаивают себя как лисица из басни Крылова, мол, плох и был. А вот муж...

Тот, кто обеспечивал, тот, кто любил, тот, с кем связаны все имущественные права, вдруг уходит. Как же так! Если в этот момент Нефтида способна задать вопрос: «Что я сдела­ла не так, что во мне плохого, как я могу изменить себя?..», то она сможет постараться решить свою главную жизненную задачу. Это всегда крайне сложно!

Кроме потери «кормильца», Нефтиду подвигают к про­цессу осмысления себя и своей жизни опять те же обстоя­тельства, связанные с нищетой, необходимостью много и тя­жело работать за бесценок, одиночество, жизненные тупики всякого рода, когда она вынуждена жертвовать своими ма­териальными желаниями, смиряться с обстоятельствами, по­рой весьма жестокими.

Самая косная вещь в человеке — это сознание. Чтобы его изменить, необходимо потратить огромное количество сил, времени, нервов... Оно несовершенно всегда, пока мы в фи­зическом теле. Многие люди, пережившие состояние клини­ческой смерти, рассказывают, что, когда их дух оторвался от тела, перед ними пронеслась вся их жизнь, как фильм, запущенный с сумасшедшей скоростью. Однако они не толь­ко могли рассмотреть в нем каждый кадр, но вдруг ясно смогли увидеть все свои ошибки и промахи. И тогда стано­вилось стыдно за неблаговидное поведение, которое раньше они воспринимали как нормальное, стыдно за годы, прожи­тые впустую... Люди решали, что должны исправить свою жизнь, сделать себя такими, чтобы отправиться в свое но­вое путешествие (после смерти на земле), не стыдясь за свои мысли и поступки. Такое чудо происходит далеко не со все­ми гражданами планеты.

Большинство из нас, к сожалению, живет, будто в тума­не. Мозг, сознание работают, лишь на 3—4% используя свои возможности. Как разрушить стену собственной ограничен­ности? Было бы желание...

Человеку, искренне желающему расширить пространст­во своего представления о себе и о мире, можно лишь по­желать чаще думать, наблюдать, чувствовать и не лгать се­бе. Честно перед собой отвечать на вопросы: зачем я это го­ворю, зачем я это сделала, чего хотела добиться, и приносит ли мне все это истинное удовлетворение, а если да, то на­сколько оно долговечно? Удовлетворение, после которого становится еще противнее жить, вряд ли имеет право на то, чтобы пожирать уйму наших сил...

Как достичь истинного счастья, истинной радости жиз­ни? Как получить удовлетворение, которое никогда уже не покинет тебя? Чаще думать, наблюдать, стараться чувст­вовать другого человека и не лгать себе... Это более тяж­кий грех, чем лгать другому. Если ты глупая и не знаешь, зачем живешь, так хоть имей смелость сказать себе это. Осознание того, что ты мошка, что тебе нечем гордиться и нечего требовать от жизни, — это уже первый шаг (и до­вольно значительный) на пути к тому, чтобы жить осмыс­ленно.

Самоуничижение — тяжкий грех, но гордыня — самый тяжёлый грех человека.

Одна женщина считала, что она очень умна, что она умеет устроить свою жизнь. Она умела зарабатывать день­ги и делать так, чтобы все были вокруг доброжелательно настроены. Парикмахеру — «десятку» в карман, чиновни­ку — шоколадку на стол: и все у нее везде замечательно (поймите правильно, при нашей действительности, мы во­все не осуждаем ее поведение, мы лишь говорим о состоя­нии ее души!). Она была очень горда собой! Она ощущала себя почти царицей. Ум при ней и сила тоже, начальник к ней с поклоном — она главный бухгалтер. Попробуй, обидь ее кто-нибудь!

И вот пришел новый начальник. Поговорил пару раз с надменной подчиненной и решил ее убрать. Еще парочка скандалов, где она высказала ему, какой он «сопляк» и как он «не знает, с кем связывается», — и вот ее переводят в ря­довые кассиры, поскольку до пенсии осталось два года. Ки­нулась женщина туда, сюда, и оказалось, что выхода друго­го нет, кроме как смириться.

Трудно понять, что дело не в начальнике. Он лишь ору­дие кармы, орудие судьбы. Судьба кричит: «Ты собираешь­ся решать свои кармические задачи?! »

Наверняка были и другие предупреждения судьбы, но на них не обращалось внимания. То она оскорбила сотрудни­цу так, что та уволилась, и потом долго и сложно нашей гор­деливой даме пришлось искать ей замену. То в магазине всех обругала, а в трамвае украли кошелек... Но все это ей каза­лось случайностью...

И теперь, сидя на кассирском месте, женщина прокли­нает весь белый свет, продолжая гордиться тем, что когда-то собой представляла. Душа пуста. А спроси бы она себя: чем, собственно, гордишься? Что работала неплохо — так это твоя прямая обязанность, что помогала кому-то, так разве бескорыстно? А в остальном ты — ничтожество! Кому рядом с тобой тепло? Кто распахнет тебе душу навстречу? Никто, потому что твоя душа спит. Ты не хуже других? Так и не претендуй на большее, живи, как все...

Мы не знаем, какие вопросы она задавала себе, что про­исходило в ее голове. Только отпуск свой впервые в жизни она провела не в санатории, а с внуками на даче. Дети бы­ли ей благодарны, внуки счастливы, муж про себя поду­мал: «Давно бы ей уйти из главных, была бы хорошим че­ловеком».

Не нами сказано: умного судьба ведет по жизни, глупого — тащит по кочкам и ухабам. Если Нефтида будет чаще оглядываться вокруг себя и спрашивать свою душу: «А что хорошего я могу сделать для других, а тепло ли со мной моим близким, а чем я, собственно, так горда?» — то она смо­жет выполнить свою кармическую задачу, все больше при­обретая черты Исиды.

Мы знаем, что Исида эмоциональна и чувствительна. Она выигрывает перед другими архетипами тем, что склон­на прислушиваться к себе, к своим ощущениям, к своему те­лу. «У меня мелькнула мысль, что зря я сегодня туда еду, но все равно поехала. Оказалось, что неприемный день...» — расскажет она подружке. А в другой раз: «Меня как будто что-то подтолкнуло, я взяла с собой паспорт. Оказалось, что без него мне бы не оформили заказ...» Исида интуитивна, она наблюдает за собой постоянно: «Я сказала сыну грубое слово и вышла на улицу. Пьяный мужик на скамейке стал говорить мне грубости. Я поняла, как некрасиво я поступи­ла с сыном...»

Она обдумывает свои слова, свои поступки. Исида не грешит гордыней, она скорее склонна думать, что она ниче­го особенного собой не представляет, что ей не хватает ума, красоты, воспитания, образования. Именно это позволяет ей быть разумной. Ощущения тела, размышления о жизни де­лают ее мудрой вне зависимости от образования и количе­ства прочитанных книг!

Мудрость Исиды доступна каждой женщине, с любым архетипом. Мудрость наблюдения за своей интуицией, за ощущениями своего тела, мудрость разумного отношения к себе и к жизни заложена в каждой женщине как особая виб­рация женственности, вибрация богини Сотис. Эта же стру­на звенит в любом женском христианском божестве. А бла­гостная молитва к Богородице позволяет услышать это зву­чание внутри себя...

Мы знаем, что в различные моменты жизни в каждой женщине, независимо от ее ведущего архетипа, могут про­являться вибрации и Нефтиды, и Маат, и Хатор, и Исиды. И это вовсе не плохо. Это как раз и есть достижение полной гармонии земной женщины. Вместе с тем в каждой могут время от времени вспыхивать проблемные моменты каждо­го из архетипов. Например, жадность — большая проблема для Нефтиды. Исида, если чего-то вдруг станет жалко, упрек­нет себя мысленно и отдаст все, что просят. Маат еще поду­мает... Хатор, пожалев о чем-то, быстро забудет. Это не ее проблема... Наблюдая за тем, как вы себя проявляете, вы тем самым снова и снова обращаете себя к мудрости Исиды, мудрости тела, интуиции и разума, доступной каждой женщине по природе ее женского рождения.

Силы Осириса в каждом мужчине

Силы Осириса — силы созидания. Мы знаем, что сози­дание — это всеобщая мужская задача, которую мужчины различных архетипов решают, конечно же, по-своему.

Главная задача Осириса — сделать что-то реальное, кон­кретное, приносящее пользу другим людям. Поставить свое дело; выпускать удобную мебель, продукты питания, перчат­ки; открыть магазин, прачечную, кафе, бензоколонку. Дело должно ему нравиться, он должен видеть результаты своего труда и гордиться ими. Тогда с ним будет все в порядке, по­скольку именно так справляется он со своей основной кар­мической задачей.

Если он связан с наукой, он должен делать то, что реально воплотится в жизнь и принесет пользу. Ему трудно работать дворником, поваром, секретарем, чиновником, судьей... Ему скучно быть вахтером или охранником, неважно он чувству­ет себя в среде военных. Он хочет, чтобы работа требовала от него инициативы, творчества... Работая на производстве, он должен получать зарплату за количество и качество сделанной продукции, но не за время пребывания в стенах завода.

Если Осирис хмур и зол, если ищет повод забыться в стакане вина, значит, ему надо поменять работу. Часто он не делает этого, потому что опасается потерять зарплату. У него высока степень ответственности, он не может оста­вить семью без средств. Задача женщины — помочь ему преодолеть эти опасения, заставить его пойти учиться, ис­кать работу по душе, не думая о деньгах, потому что на любимой работе он обязательно найдет способ заработать достойно, такой уж он человек.

Найдя приложение своим силам, выкладываясь на рабо­те, Осирис и в жизни получит все, о чем ему мечтается: и женщину любимую найдет, и семью построит.

Если же по какой-то причине его работа останется для него лишь способом добывания денег, ему необходимо завести дом в деревне, дачу, где бы он мог построить дом, сло­жить печь, обустроить баню, вырыть колодец, да мало ли дел на даче... Осирису необходимо передавать свои умения и сноровку детям, внукам, сажать вместе с ними деревья... Та­кое приложение его творческих сил будет компенсировать недостаточную удовлетворенность от работы.

Часто Осирисы, имея машину, знают ее до тонкостей, са­ми ее чинят, запасаются деталями. Но никогда Осирис не за­водит машину ради машины. Он ездит на ней круглый год, помогает другим что-то перевозить, любит совершать дале­кие путешествия, вывозит семью в лес, за город на отдых. Необходимо, чтобы семья разделяла с ним его желание со­вершать поездки, тогда увлечение автомобилем станет для него частью «дела», реализующего его главную кармическую задачу: сделать что-то для других.

Главная задача Тота — проникнуть в суть вещей, что-то понять, чем-то овладеть, достичь совершенства, открыть но­вые законы и, конечно, передать свои знания и умения иду­щим вслед поколениям таких же увлеченных людей, как и он сам.

Чтобы работа приносила Тоту удовлетворение, он дол­жен открывать в ней все время что-то новое. Тот не может долго делать одну и ту же работу, даже если видит, что она приносит пользу людям. Люди для него не самое главное. Кем бы ни был Тот: врачом, плотником, руководителем фир­мы или поваром, он должен придумывать для себя какие-то новые усовершенствования в работе. Когда у него что-то хо­рошо получается по-новому, не так, как всегда, у него хоро­шее настроение, он становится разговорчив, приветлив.

Если, напротив, Тот зарабатывает деньги тем, что рубит бани, то ему всегда больше нравится работать с теми заказ­чиками, у которых есть свои, особенные идеи. Если Осирис в этом случае будет стараться, чтобы люди были довольны, то Тот с увлечением будет разрабатывать идею. Впрочем, ре­зультат может быть примерно одним и тем же, если оба муж­чины добросовестные работники.

Когда Тот недоволен жизнью, когда он не видит радости в работе, он должен найти себе серьезное увлечение, хобби. Мужчина вернулся с войны инвалидом, у него не было ноги, он работал продавцом в магазине, работа ему вряд ли нравилась. У него было увлечение: он читал книги по метеорологии, собирал народные приметы, вспоминал то, что знал сам от деда, и вел подробные записи погоды по годам. Каждый день он записывал направление ветра, осадки, тем­пературу, солнечность. Он мог предсказывать погоду с точ­ностью до нескольких градусов на термометре, и почти ни­когда не ошибался. Никто, кроме родных, не знал о его увле­чении. Близкие люди привыкли знать погоду на завтра, этот факт даже не вызывал у них никакого удивления. Когда они слушали телевизионное предсказание, они лишь возмуща­лись ленивости метеоцентра СССР. Само по себе это заня­тие приносило Тоту огромное удовольствие, он не хотел прославиться, не стремился к тому, чтобы кто-то оценил его труд, он просто наслаждался познанием мира.

Тот часто ходит на охоту, на рыбалку, за ягодами, за гри­бами. Нужно сделать все, чтобы он мог это делать. Тота мо­жет увлечь выпиливание лобзиком, игра на гармони, пение в народном хоре, ремонт какой-либо техники, компьютер­ные программы, да мало ли что... Любое увлечение Тота должно быть уважаемо его близкими людьми. Очень плохо, когда у него нет ничего такого в жизни, что бы увлекало его настолько, чтобы он мог забывать обо всем на свете.

Погружаясь в свое увлечение работой или хобби, Тот растет духовно! Существуют специальные исследования, которые доказывают, что увлеченный чем-либо человек так глубоко погружается в себя, что в этот момент ему открываются тайны Вселенной.  Фактически он входит в измененные состояния сознания, проникая в самую суть предметов, на которых он сосредоточивается. Эти потрясающие состояния можно назвать медитатив­ными. Собственно, они таковыми и являются. Рыбак, сидя в лодке, на берегу или у лунки, находясь в тишине, один на один с природой, невольно начинает чувствовать окружаю­щие красоты всем своим существом, он спокойно может до­стичь состояния нирваны, что достигается йогами десятиле­тиями упорных медитаций. Но поскольку он этого не осо­знает, то он просто считает, что это великолепный отдых, и стремится к этим состояниям вновь и вновь.

Врач, ставящий диагноз, плотник, отбирающий дерево для постройки, ювелир, прикасающийся к драгоценному камню могут так сосредоточиваться на предмете, что, входя в измененное состояние сознания, они касаются неких высших сфер своего «Я», они видят внутренним зрением, они чувствуют то, что чувствовать нельзя... Ориентируясь на свое тонкое восприятие, они творят чудеса! Мы называем это талантом и говорим, что этот врач (инженер, повар, печ­ник...) «от Бога». Говоря эзотерическим языком, Тот дости­гает высших состояний сознания, чтобы постичь земной мир, чтобы примести в него божественную искру. Суметь сделать это — его главная задача.

Достижение совершенства, проникновение в суть пред­метов — задача, которую должен решить Тот. Далеко не все­гда Тот может объяснить другим свои особенные состояния, видения, предчувствия, далеко не всегда он может объяснить это себе. Но это не важно, важно, чтобы в его жизни была возможность расширить, углубить свое сознание, важно, чтобы это позволило ему совершить духовный рост, стать Мудрым Тотом, хотя бы в той узкой области мира, которая его увлекла.

Главная задача Анубиса — познать человека, его внутрен­ний мир. Что бы он ни целая, его цель — принести божест­венную искру в человеческие души, в том числе и в свою душу.

Если Осирис созидает для того, чтобы человеку хорошо жилось телом, то Анубис вкладывает свои силы в то, чтобы хорошо жилось человеческой душе. Найти себя реализовать свои кармические задачи Анубису нелегко. Для того, чтобы нести радость душам других людей, необходимо свою душу вырастить большой и высокой. Поэтому если задача Тота — совершенствование своего сознания, то задача Анубиса — совершенствование своей души. Врач-Тот чаще работает молча, не особенно обращая внимание на «нытье» пациен­та. Врач-Анубис старается успокоить, утешить, отвлечь, что­бы человеку не было больно, не было страшно... Учитель-Тот требует прежде всего знания предмета, учитель-Анубис старается воспитать душу ребенка... И так во всем!

Анубис, выполняющий свою задачу, может быть поэтом и художником, воспитателем и врачом, журналистом и ор­ганизатором выставок... Анубис может иметь какую угодно профессию, но при этом организовывать коллегам путевки в санаторий и ходить с детьми в походы, иметь множество друзей, нуждающихся в его помощи. Кроме того, он может вне работы увлекаться театром, всевозможными искусствами в качестве хобби. Его увлечения всегда замечаются мно­гими, они трогают человеческие души... Если только Ану­бис выполняет свою кармическую задачу.

Психология, эзотерика, все, что касается тонких миров своей собственной души и тонких миров Вселенной, — все это Анубису близко и понятно... Но он должен быть осто­рожен. Сет не дремлет, его задача разрушать. И когда Сет прикасается к тонкой и восприимчивой душе Анубиса, жа­ждущего новых импульсов познания, он обязательно вно­сит в нее искажения... Включаясь в вибрации Сета, Анубис может также нести разрушения в собственную душу и в ду­ши людей. Самые страшные проявления такой ситуации — это наркомания, алкоголизм, лжеучительство (когда учитель несет в себе не истину, а ложь), это религиозный фанатизм и всяческие другие подобные извращения. Но Анубис не Сет, он может лишь искренне заблуждаться...

Обратиться к истине Анубису могут помочь Исида и Маат, а также Тот и Осирис, которые также не чужды духов­ным практикам.

Анубис — не «слабак», напротив, его дух настолько си­лен, что он приходит в мир с самой сложной задачей: зада­чей развития души. Анубис — это тот, кто способен помочь Гору стать спасителем мира, как Иоанн Креститель помог Христу осознать, кто он такой и с чем пришел в мир.

Задача Анубиса — подготовить свою душу к принятию Бога, и не только свою душу, но и душу ближнего. Не слу­чайно Анубисы часто становятся священниками, монахами, судьями, служащими похоронных контор, преступниками... Они ходят по лезвию ножа, они заигрывают с Вечностью...

Если Анубис не справляется со своей задачей и идет на поводу у Сета, его задача в следующем воплощении услож­няется, и он рождается Сетом.

Анубис имеет сложную карму, но кармические задачи всегда даются человеку по силам!

Для одного Анубиса решить задачу означает всего лишь не испачкаться и не украсть, когда что-то «плохо лежит». Для другого — бросить пить и позаботиться о своем ребенке. Тем самым задача обоих — очистить свою душу! Для Анубиса — учителя, врача, судьи задача в том, чтобы уже иметь чистую душу, способную не делать ошибок, и помогать очиститься другим.

Путь Анубиса — один из сложнейших! Он символизи­рует отказ Человека от зла и искушения материи, приня­тие тонкого мира, Мира Божественного. Не случайно Бог Анубис является в Мифе проводником человека в Царство Мертвых. Его мать — сама природа, материя, Нефтида. Но его отец — Осирис, возвышенный дух. Все усугубляется тем, что он незаконнорожденный сын матери и духа...

Изначальное страдание нормально для Анубиса. Он дол­жен принять страдание как условие развития и мужания сво­ей души! Он не должен сердиться на мир, он должен понять, что все в нем глубоко справедливо, что он способен решить свою кармическую задачу, очистить душу от страха, обид, отчаяния, поверить в Божественный Свет, стать счастливым, дать счастье ближнему.

Один Анубис, получив много страданий в детстве и юно­сти, искренне старался понять мир и себя в нем. Он стал пси­хологом, аналитиком, занимался внушением, затем увлекся йогой, эзотерикой, энергетикой и стал руководителем круп­ной эзотерической школы. Какой славный путь! Добившись признания, он стал использовать свои таланты для заработка больших денег и для эксплуатации верящих в него людей, а се­годня скатился до злобы и мести недоброжелателям... Он мно­го знает, многое понимает, но не в силах смирить свой возгор­дившийся дух! Сможет ли он выбраться из этой ловушки, пре­одолеть очередное испытание судьбы? Хочется верить, что Анубис победит в нем разросшиеся вибрации Сета.

Итак, задачи Анубиса сложны, но они даны соразмерно его силам. Сложность задач показывает его возможности. Помочь Анубису обрести самого себя — святое дело для тех, кто рядом с ним, но нужно помнить, что спасти утопающе­го и утонуть вместе с ним — не одно и то же. Анубис в пол­ной мере способен сам нести ответственность за себя, за свою душу и за то, что он делает. Близкие люди часто потакают порокам Анубиса или жалеют его... Помощь Анубису обыч­но заключается в том, чтобы, не унижая его, показать и до­казать, что он выбрал неверный путь. Но если он достаточ­но гармоничен и «сам все знает...», ему нужно позволить быть наедине с собой. Пусть он купается в своих желаниях и заблуждениях. Можно только молиться о том, чтобы выс­шие силы не оставили его, ждать и верить в возвышенную природу его энергий.

Главная задача Сета — разрушать. Ничего тут не подела­ешь. Так устроен земной мир. Автомобиль не тронется с мес­та, если не будет сопротивления дороги. Цветы не распус­тятся весной, если не будет зимнего холода, во время кото­рого они вынуждены спать и накапливать силы для нового импульса жизни.

Если не будет голода, холода и других неприятностей фи­зического плана, человек погибнет от собственной лени. По­этому испытание богатством гораздо более опасное и трудное испытание, чем испытание бедностью. Богатый человек перестает думать о душе, его телу очень хорошо, он приду­мывает телу новые и новые земные удовольствия, посколь­ку к этому располагают материальные возможности.

Если бы не было на свете зла, никто бы не знал, что та­кое добро. Если бы не было плохих людей, разрушителей, злодеев, ставящих различные препятствия развитию прогрес­са, то не было бы и самого прогресса. Человек лежал бы под пальмой, ел бананы, и ему было бы хорошо, вот только был бы он Человеком?

Так устроен наш мир. В нем действие равно противодей­ствию. Другого мира мы не знаем... или не помним. Поэто­му Сет — совершенно необходимая фигура нашего мира. Зло так же необходимо, как и добро. С этим придется при­мириться.

«...Но тебе придется примириться с этим», — говорит Воланд Левию Матвею в конце романа М. Булгакова «Мас­тер и Маргарита». И далее: «...ты не признаешь теней, а так­же и зла. Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени? Ведь тени получаются от предметов и людей. ...Не хочешь ли ты ободрать весь земной шар, снеся с него прочь все деревья и все живое из-за своей фантазии наслаждаться голым светом? Ты глуп».

Кто не понимает необходимости равновесия между доб­ром и злом, тот далек от мудрости. Если внутри человече­ской души живет равновесие мудрости, человек мало встречает на своем пути Сетов. А если и встречает, то внутреннее равновесие мудрости позволяет ему достаточно безболезнен­но пережить такую встречу и выйти из нее без моральных потерь.

И чем более «глупа» душа человека в духовном отноше­нии, тем с большим злом она должна встретиться. Поскольку нет другого пути приобретения разумности, чем испытывать невзгоды и беды на «собственной шкуре». Если на человека много сваливается проблем в жизни и ему кажется, что все во­круг него — Сеты, то, стало быть, внутреннее состояние его души полно зла, полно сетовских, разрушительных энергий. Разрушительные энергии души выглядят по-разному. Жадность, злобу, обиду, обнаружить легче. А вот чувство ви­ны или нелюбовь к себе, к своему телу бывает очень трудно осознать как внутреннее разрушение, притягивающее жиз­ненные неприятности. Осознать внутреннее смирение со злом, чувство вины или страх одиночества как состояние ду­ши, приносящее гораздо больше вреда пространству, чем, например, жадность, часто бывает не под силу. А между тем это действительно так: глубокое и непроходящее, а еще страшнее и неосознаваемое, чувство вины приносит колос­сальные разрушения. Они не сравнимы с разрушениями от скупости...

Но мы отвлеклись от самого Сета. Мужчина с этим ве­дущим архетипом имеет очень тяжелую карму. В данном во­площении такие люди исполняют роль орудия кармы. То есть людям всех других архетипов они служат «провокато­рами» их внутренних проблем.

Например, мужчина с ведущим архетипом Тот слегка жа­ден. В его жизни появляется Сет и предлагает заработать деньги легким и нечестным способом. Тот колеблется, в его душе борется Добро и Зло. Если победит Добро, то Тот ре­шил кармическую задачу, и Сет исчезнет из его жизни на­всегда. А победит Зло — у Тота возникнет новая кармиче­ская проблема, и в его жизни Сет займет важное место... Так Сет выполняет роль разрушителя.

Если в душах живущих людей будет меньше зла, если люди будут справляться со своими темными мыслями и же­ланиями, будет меньше Сетов. Но кроме того, Сеты тогда будут действовать изощреннее и тоньше. Сет — хладнокров­ный убийца и Сет — хладнокровный циник все-таки отли­чаются друг от друга. Первый разрушает тело жертвы, вто­рой— душу. Как знать, что страшнее... Во всяком случае, орудие убийцы остановит меч правосудия, а как остановить мерзость, втекающую в душу от «правдивости» телеэкрана?.. Сегодня призыв Сета к открытой войне не находит особого отклика у подавляющего большинства людей, и поэтому Сет провоцирует жажду денег, власти, эгоизм, прагматичное от­стаивание только своих интересов. И это находит гораздо бо­лее горячий отклик, но это не меньшее зло! Это гораздо большее зло, потому что оно прикрыто красивыми словами о свободе, независимости и необходимости повышения бла­госостояния.

Каждый мужчина с ведущим архетипом Сета, без сомне­ния, имеет в себе отголоски вибраций других архетипов. Сет прежде всего человек. В каждом человеке живет и борется добро и зло. В нем обязательно живет Гор, и в душе Сета идет борьба разрушительных энергий с энергиями Гора.

Понятно, что Сеты бывают разные. В энергиях одних из них преобладает разрушение, в других есть немало стрем­ления к созиданию. Когда Сет обворовывает государство, но при этом строит свой завод, то для него еще не все потеря­но. Такой Сет может преодолевать свою задачу разрушения и превращаться в Гора. Это будет сложно, это потребует мно­го душевных сил, внутренней борьбы, преодоления путани­цы в мыслях и в желаниях. Помочь ему может только цело­мудренная Маат.

Но даже если Сет захочет очень сильно стать Гором, свою долю разрушения он обязательно привнесет в мир или хотя бы в души любящих его близких людей... И все же, преодо­ление кармы возможно!

Что станет с Сетом, в котором разрушение затмит и ма­лейшие проявления созидания? Мы знаем, что в Мифе бог Ра забирает его на «должность» повелителя бурь. Вы спро­сите, а кто же тогда будет уравновешивать наш мир, если в нем не будет Сета. Энергии Сета живут в каждом человеке, они и будут еще долго уравновешивать мир. В Мифе сказа­но, что с победой Гора Сет переместится в тонкие планы и оттуда будет провоцировать низменные страсти в каждом из нас. Так что у нас есть надежда, что «отъявленные злодеи» медленно, но верно исчезнут из нашего мира. А наш мир так же медленно, но верно станет более гармоничным, и возмож­но, в скором времени, по крайней мере, государством не бу­дут править Сеты. Это будут Горы.

Главная задача Гора — победить Сета в самом себе! Гор — мужчина, стремящийся построить самого себя, завоевать положение в обществе, сделать что-то такое, за что он сам мог бы уважать себя. Гор может зарабатывать деньги, делать свой бизнес, добиваться успеха, решать свои проблемы... Но глав­ная его задача во внутренней борьбе!

Кто ему помогает? Исида и Осирис, Хатор и Тот. У него очень много помощников. Лишь Нефтида и Сет провоци­руют в нем разрушительные энергии. Анубис, как учитель, приходит к Гору лишь тогда, когда он доказал свою способ­ность справляться со своим внутренним Сетом, живущим в его душе и постоянно подталкивающим Гора к желанию до­биться признания любой ценой, даже ценой преступления. Гору кажется, что его задача — добиться высокого ре­зультата в мире материи: сколотить капитал, дослужиться до генерала, выйти на международную арену, сделать себе имя. Гору стоит огромного труда понять, что это лишь внешняя сторона его задачи.

Скорее всего, Гор является сейчас самым распространен­ным мужским архетипом. Это отражает состояние нашего мира, в котором Сет, как явное Зло, осуждаем подавляющим большинством людей. Видимо, битва Сета и Гора уже давно идет. Вместе с тем тайное и неявное Зло (то есть разруше­ние) в виде лжеидей и лжеучений, оправдывающих безду­шие, ханжество, лень, воровство, нетерпение страсти процве­тает. Мужает юный Гор, возрастает роль Исиды, роль жен­щины. Женщина, кем бы она ни приходилась Гору: матерью, сестрой, женой, подругой, должна стать ему Исидой, боги­ней, способной принести Гору мудрость.

В свою очередь Гор должен помнить, что именно от женщины он может получить то душевное и духовное равновесие, которого он так жаждет. Ему не стоит относиться к женщине свысока. Если он будет помнить, что любая женщина в его жизни несет ему мудрость, он быстро научится очень много­му из того, что ему необходимо усвоить, чтобы победить Се­та. Уважение к женщине, к ее нелогичному мышлению, к ее фантазиям, к ее чувствам, к ее ошибкам — вот чего категори­чески не хватает современному Гору. В отношении к женщи­не Гору необходимо приобретать черты Осириса: благодушие и снисходительность сильного по отношению к слабому, пре­клонение перед красотой, женственностью, материнством.

Впрочем, Гора очень сложно упрекать в неуважении к слабому полу. Современной женщине так не хватает женственности. Современная женщина в своем поведении так напоминает мужчину, что Гор относится к ней, как к рав­ной. Он понимает женское стремление к равноправию бу­квально: «Мы равны, значит не может быть снисхождения, не может быть понимания твоих особенностей, давай дей­ствуй, у нас равная ответственность и равные обязанности, почему ты обращаешься ко мне с просьбой, ты разве не можешь сделать это сама». Его подруга вскипает: «Я — жен­щина, как смеешь ты так со мной обращаться...» А он не заметил, что женщина чем-то отличается от мужчины. В детстве мама не дала пример женственности, поскольку воспитывала его одна. Учительница в школе воспринималась скорее как солдафон в юбке, ничего не понимающий в жизни, кроме своих глупых уроков. Возлюбленная стара­лась использовать его.

Где же она, слабая, добрая, романтичная женщина, спо­собная показать Гору свой особый, мудрый взгляд на ве­щи, где Исида? Исида есть в каждой женщине, надо только это разглядеть. Увидеть в каждой женщине Исиду, кем бы она ни была, какой бы она ни была, — одна из задач Гора, решение которой ведет его к мудрости. Увидеть в любой женщине слабость и простить ей все несоответствующее Женщине, почувствовать себя сильным, добрым и снисхо­дительным к ее слабостям, и тем самым дать ей возмож­ность почувствовать себя мягче и добрее — задача Гора.

Принижение женщины, чрезмерные претензии к ней ве­дут Гора к вибрациям Сета. Так же опасны для него безу­держные стремления к власти и богатству любой ценой.

Таким образом, круг замкнулся. Гор не может решить своих задач без женщины, женщина не в состоянии обрести женственность, пока Гор не понял ее. Кто разорвет этот круг? Может быть, Хатор, которая сумеет быть Гору и матерью-Исидой, и страстной возлюбленной. Пусть Гор найдет такую женщину и отогреет ее душу, поскольку без нее ему вряд ли удастся выбраться из этой ловушки.

Силы Осириса, силы созидания, обязательно присутст­вуют в каждом мужчине, иначе он не был бы рожден муж­чиной. Даже в отъявленном Сете иногда просыпаются и то­ненько, почти неслышно, звенят струнки Осириса. Каждо­му мужчине стоит усиливать это звучание в себе, поскольку именно эти «мелодии» делают женщину Женщиной.

Нотки Осириса превращают каждую простушку в кра­савицу, а независимую и мужеподобную «амазонку» в до­машнюю ласковую кошечку.

Вибрации Осириса позволяют мужчине быть бесконечно любимым не только земной женщиной, но сникать располо­жение богини Сотис, богини Удачи и Попутного Ветра.

Не брать на себя чужие роли

Мы надеемся, что вы уже определили свой ведущий ар­хетип, а стало быть, понимаете свои главные задачи. «Нель­зя объять необъятное», — говорил Козьма Прутков. Нельзя сделать много дел одинаково хорошо. Обязательно от чего-то придется отказаться. От чего?

От всего того, что противоречит основным вашим зада­чам, от всего того, что мешает их выполнению.

Часто жизнь предлагает нам то роли приятные и пре­стижные, такие, как «директор крупной фирмы» или «жена при богатом муже», а то утомительные и неинтересные, на­пример роль «домработница при собственном семействе» или «незаменимый работник», на которого сгружаются все проблемы, но который почему-то не участвует в разделе об­щего пирога. Как разобраться, от чего необходимо отказы­ваться, а что необходимо решать как свою кармическую за­дачу. Где критерий своей и чужой роли?

Подумайте, ведь если роль будет трудная и неприятная, но мы будем точно знать, что, выполняя ее, мы преодолева­ем свою карму, отрабатываем свои грехи, освобождаем, очищаем свою душу, то смирение наполнит наше сердце. Ну а если все наоборот? Если нашей кармической задачей как раз является задача освободиться от неприятной для себя роли? Сомнения — вот что делает нашу жизнь несчастной в по­давляющем большинстве случаев. Своей ли жизнью я жи­ву? Не навязана ли мне такая жизнь моими родителями, супругом, обстоятельствами, детьми? А что было бы, если бы я смог жить так, как я хочу? А как я хочу жить? А мог бы я зарабатывать больше денег, закончить другой вуз, жениться на другой женщине?..

Ответ судьбы загадочен: «И да, и нет!..» Таким, каков ты есть, ты мог бы прожить только такую жизнь, какая у тебя уже есть. Если бы что-то изменилось в тебе, это однозначно изменило бы твою судьбу.

Так как же быть, смириться со всем, что выпало на на­шу долю, или, наоборот, бороться, преодолевая свою кар­му? Конечно, бороться! Только, для начала, не с обстоятельствами, а с собой.

Подавляющее большинство людей страдает не оттого, что их жизнь совершенно их не устраивает, а оттого, что они думают, что если бы они что-то поменяли в жизни, то сра­зу бы стали счастливыми. Это великое заблуждение. Счастье нам дает не сама по себе жизнь, а наше отношение к себе и к ней.

Можно сделать пластическую операцию, можно даже из­менить пол своего рождения, но это должны быть лишь за­вершающие аккорды перемен. Начинаются изменения с соз­нания. По каким-то внутренним причинам мы вдруг начи­наем по-иному смотреть на мир, другие вещи называть главными для себя. Почему и как это происходит, никто не знает. Но если мы начинаем по-иному мыслить, то жизнь наша тоже начинает меняться. Понять, «правильные» или «неправильные» роли мы играем, можно только в том слу­чае, если мы поймем себя.

Это удивительно и непредсказуемо. Один мужчина (Анубис), считая свою жизнь слишком проблемной, начал бес­пробудно пить. Несколько лет изо дня в день он приходил домой с бутылкой, молча, в состоянии тягостной задумчи­вости выпивал ее, что-то ел, тупо смотрел в телевизор и за­сыпал. Жена была в отчаянии, дети забивались в угол, ис­пытывая необъяснимый страх. И вот однажды мужчина взглянул в глаза своей любимой дочке. Что он увидел там, чего не видел раньше? Одному Богу известно. Но только он сказал жене: «Прости, я делаю что-то не так. Я себе не нрав­люсь. Я должен что-то изменить в жизни. У моей дочери не должны быть такие глаза». И бросил пить.

По-иному мыслить, значит по-иному относиться к себе, к жизни, к другим людям, к прошлому, настоящему и бу­дущему. Опыт показывает, что изменение в мыслях всегда сопровождается изменениями в ощущениях человека. Лич­ность не просто меняет мысли. Сначала появляется смутное и неосознаваемое недовольство «что-то не так...» Затем че­ловек осознает, что его не устраивает: круг знакомых, работа (дело), близкие люди (ставшие бесконечно далекими). И только потом появляется, все явственней вырисовываясь, мысль о том, что именно необходимо изменить.

Весь процесс внутренних перемен происходит, прежде всего, как изменение в ощущениях себя самого и окружающей жизни, и затем осознание этих новых ощущений.

Таким образом, привычка прислушиваться к себе, наблюдать и осознавать процессы, протекающие в жизни на тонком душевном уровне, является самым первым услови­ем к преодолению кармы, к освобождению от всего чуждого в себе, в том числе от навязанных нам ролей.

Первый критерий чуждости какой-то роли в нашей жиз­ни является психологическим. Чтобы его вычислить, попро­буем определить, что является главной задачей вашей жиз­ни или «голубой мечтой», чего хотелось бы больше всего. Прислушайтесь к себе, не торопитесь, какое счастье рисует вам ваше воображение? Подумайте о том, насколько реаль­но осуществление мечты.

Вот вы размечтались и представили себя на дне океана морским владыкой, вокруг вас плавают прекрасные русал­ки, вас окружают красивые водоросли, чистая голубая вода, теплый песочек... Такое счастье несложно осуществить. Ско­пить немного денег, собрать своих подружек и поехать с ни­ми на Адриатику. Но что дальше?

Допустим, вы решили, что самым невозможным счасть­ем, целью жизни для вас может стать развитие своего духа, путешествие по своим инкарнациям с целью понимания сво­ей бессмертной души. Такую задачу за пару месяцев не ре­шишь. Если действительно такая мечта способна захватить все ваше существо, то в соответствии с ней вы и должны проверять все ваши жизненные роли на истинность или чуждость. Как это можно сделать?

Ваша работа должна быть не слишком утомительной, не уносить слишком много ваших душевных сил. Возможно, она должна быть простой, механистичной, что позволяло бы во время работы занимать свою голову духовным процес­сом. (Так, монах в тибетском монастыре, занимаясь тяже­лым, или просто монотонным, физическим трудом, выпол­няет его с особой тщательностью, поскольку в это время его голова находится в медитативном состоянии. Монах полу­чает удовольствие от любой работы, поскольку не сама работа имеет значение, а то, что происходит в душе на фоне этой работы. Таким образом, сам труд превращается в удо­вольствие).

Или же, наоборот, работа должна сама по себе служить развитию вашего духа. Может быть, вы должны заниматься психологией, эзотерикой, литературой (работая, допустим, в библиотеке). Может быть, помогать другим людям прихо­дить к здоровому образу жизни через гимнастику, йогу или медитацию.

Но, кроме того, работа должна приносить вам деньги, ко­торые позволяли бы вам жить и заниматься духовной прак­тикой, поскольку живете-то вы в физическом мире.

В отношении выбора знакомств, при такой вашей меч­те, вам стоит ориентироваться либо на тех, кто способен помочь вам в духовной практике, либо на тех, кто нужда­ется в вашей помощи, (но не на тех «несчастных», кого вы хотите осчастливить своими рекомендациями помимо их желания). Кстати, вы замечали, что как только меняется ваш образ мыслей, так перестают звонить вам старые знакомые, а вместо них появляются новые? То же происходит всегда, когда вы по своему желанию или вынужденно меняете об­раз жизни. Это происходит естественно, потому что окру­жающие люди бессознательно реагируют на ваши энергетические вибрации. И если меняются вибрации, люди пе­рестают находить в вас то, что их прежде привлекало.

Что же касается ваших близких, то вам стоит постарать­ся принести гармонию в их жизнь, поскольку только так ва­ша собственная жизнь способна стать гармоничной. Гармо­ния будней является показателем вашего духовного разви­тия. Конечно, ваши родители, супруги, братья, сестры и дети сами могут нести в себе большую дисгармонию, что может затруднять нормальное течение вашей повседневной жизни. В таком случае вам предстоит серьезная работа, направлен­ная на то, чтобы ни ваша свобода, ни свобода близких вам людей не нарушалась. Ибо каждый должен иметь возможность жить по своим правилам.

Таким образом, все жизненные роли, которые будут приближать вас к достижению заветной мечты (достиже­ние высокого уровня духовного развития), вы будете назы­вать своими, как бы они ни были трудны. Все роли, кото­рые отвлекают и отдаляют от намеченной цели, вы будете воспринимать как чуждые и будете стараться от них ухо­дить.

Понятно, что мечты наши могут быть самыми разнооб­разными: от покупки красивой машины до желания стать президентом, от мечты о страстной любви до стремления иметь большую, дружную семью. Бывает так, что по мере приближения к мечте она начинает блекнуть, терять свою привлекательность, и мы отказываемся от нее, не пройдя и полпути к заветной цели. Это не страшно, если связано с по­явлением новой мечты, которая является более значимой и демонстрирует наш общий внутренний рост.

Например, была у вас детская мечта о замечательной проходимой машине, на которой можно было бы путеше­ствовать по бездорожью. Вы много читали «автомобильной» литературы, стали разбираться в проблемах автомобиле­строения. Когда вы стали взрослее, и появилась новая меч­та — создать новый, уникальный «внедорожник». Или же вас увлекли какие-то совершенно иные проблемы, связанные, скажем, с созданием компьютерных программ. Но если меч­ты сузились до желания прилечь на диван и уткнуться в «ящик», то личность ваша просто деградирует. Необходимо, хотя бы, признаться себе в этом.

Итак, подстройка жизни под свою мечту является пер­вым, психологическим критерием, позволяющим выбрасы­вать безжалостно из своей жизни все чуждое. Долой пустые разговоры, ежедневное «вылизывание» квартиры. Долой услужливость всем родственникам и приятелям, мол, как же, люди могут обидеться. Долой бессмысленные споры с теми, кто живет на других вибрациях, долой наши собственные обиды на людей, долой ощущение вины перед прошлым, до­лой страхи перед будущим! Ого! Сколько высвободилось энергии! Можно сделать маленький шаг к своему счастью — понять, чего мы хотим.

Второй критерий определения чуждых ролей является энергетическим. Но им, к сожалению, можно воспользовать­ся только при определенной подготовке, поскольку энергию можно только ощущать, чувствовать ее вибрации и уметь их расшифровывать. При этом опасно обмануть себя иллю­зией. Кто нас этому учит? Мы с этими способностями рождаемся, а затем вся система воспитания старательно уничто­жает все интуитивные возможности.

Если вы надеетесь на свою чувствительность, то куда бы вы ни шли, что бы вы ни делали, с какими бы людьми ни общались, вы можете прислушиваться к себе и наблюдать, как ваше тело и ваша душа воспринимают данные вибрации жизни. Если вы берете на себя чужие роли, решаете не свои задачи, то будете испытывать большую потерю сил даже при незначительных нагрузках.

Напротив, когда вы решаете задачи, соответствующие ва­шему предназначению, то вы испытываете постоянный при­лив новых сил, вы способны выдерживать огромные нагруз­ки. Стоит вам немного отдохнуть, как ваш энергетический потенциал восстанавливается и даже возрастает. Будто кто-то свыше стремится поддержать вас.

Человек, идущий по своему пути, выполняющий свои необходимые жизненные роли, склонен к оптимизму, вере в свои силы, положительному отношению к жизни и к ре­шению проблем. Являясь пессимистом, вы можете без вся­кой особой чувствительности признаться себе в том, что идете не своим путем, выполняете в жизни чуждые для се­бя роли.

Чудес не бывает, есть только степень знания мира, сте­пень понимания себя и своих возможностей. Познание — один из принципов преображения своей жизни к лучшему. Желая различать чуждые и родственные энергии простран­ства, вам следует развивать свою чувствительность, а стало быть, внимательно прислушиваться к себе, наблюдать ре­акции своей души и своего тела на те или иные про­странственные события и не лгать себе! Не щадите себя, не старайтесь выглядеть лучше в своих глазах. Честно гово­рите себе, что вам понравилось в себе сегодня и что не понравилось, что в людях вызвало приятное ощущение, а что вызывает «подташнивание» даже при воспоминании. Смело отказывайтесь от чуждого, и вы непременно выиг­раете!

Мы уже знаем, что есть женские и мужские задачи жиз­ни, мужские и женские кармические роли. Их ни в коем слу­чае нельзя путать, поскольку они относятся к наиболее важ­ным задачам жизни, без решения которых человек не может быть счастливым, и дело не в том, кто вбивает гвоздь, а кто стоит у плиты, хотя при определенных обстоятельствах мо­жет стать важным и это.

Дело в том, что не может быть счастливой женщина, по­свящающая свою жизнь мужским созидательным энергиям, не имеющая возможности проявить свою женственность, слабость и мягкость.

Не может быть счастливым мужчина, проживший жизнь в мягких, женственных вибрациях, не принявший ни одно­го твердого решения, не проявивший свою самостоятельность, волю и независимость, не сделавший никакого реаль­ного дела, которым он мог бы гордиться.

Итак, вы определили свой ведущий архетип и поэтому у вас есть подсказка: в каких сферах жизни искать свою глав­ную цель. Ориентация на свой архетип так же поможет вам вытеснять из жизни чуждые роли и чуждые вибрации. Но не стоит забывать, каждый человек — уникален, душа его — единственное в своем роде божественное явление. Каждому человеку необходимо проявить творчество в построении сво­ей судьбы. Не нужно думать, что и как делают другие в ва­шем возрасте или в вашем положении. Делайте то, к чему зовет вас ваша душа. Вы можете прислушиваться к мнению людей, но вы не должны поступать так, как вам советуют, пока у вас не сложилось собственное мнение о себе и о том, какого счастья вы хотите для себя в жизни.

Вы не должны ориентироваться ни на чьи интересы, кро­ме собственных. Помогать родственникам, решать пробле­мы друзей вы можете только в том случае, если у вас есть желание, если вы ощущаете эту роль как свою. Мы не при­зываем вас к эгоизму, мы только хотим, чтобы вы не обма­нывали себя, а значит, и других людей.

К сожалению, слишком часто человек думает, что он до­брый и поэтому занимается чужими проблемами, а на самом деле он просто не имеет сил и желания решать собственные задачи. Нерешенные задачи приводят к озлобленности, че­ловек вдруг начинает считать, что кто-то обязан решить его проблемы, но почему-то не решает. Так разгораются обиды. По этому поводу есть прекрасная поговорка: чужую беду ру­ками разведу, а к своей и ума не приложу.

Давайте приложим ум к своим собственным проблемам, они более сложные, чем чужие, потому что они наши. А тот, кто действительно нуждается в помощи, обязательно ее по­лучит, сочувствие ближнему — одна из кармических задач, присущих каждому без исключения, мы — люди и живем среди людей, завтра сочувствие и помощь ближнего потре­буется нам. Но мы не должны ее требовать, наши задачи и наши проблемы все-таки, прежде всего, наши.

Построение своей судьбы — не простая работа, но небе­са найдут способ заставить нас заняться ею. Будет лучше, ес­ли мы сделаем это добровольно.

Как исправить ошибки

Поскольку наша книга посвящена поиску гармонии ме­жду мужчиной и женщиной, то разговор об ошибках будем вести касательно этой важной жизненной проблемы.

Понятно, что если нас что-то не устраивает в нашей се­мейной жизни и во всех вопросах, касающихся любви, то, значит, мы допускали и продолжаем допускать какие-то ошибки в своем поведении и в своих мыслях.

Собственно, глобальная ошибка одна. Она в том, что мы, не понимая себя, формируем сознательно или бессознатель­но образ желаемого партнера, несоответствующий тому, в ком на самом деле нуждаемся. Человек так устроен, что быть одному для него противоестественно. Личность нуждается в обмене энергией и информацией с себе подобными. Душа  всё время ищет в пространстве энергию, которая бы дополняла и уравновешивала ее собственные силы, то есть ищет свою «половинку». Этот процесс поиска является инстинк­тивным, он заложен в природу человеческого существа.

Очень часто в подростковом возрасте девочки, испыты­вая гормональные перегрузки растущего организма, строят бессознательные образы мужчин сильных, жестоких, грубых. Так устроено природой, что в этот возрастной период дети целиком сосредоточены на себе, на своем дискомфорте и не чувствуют, что происходит вокруг.

Душевный дискомфорт подростков заключается в том, что они не понимают, как им себя вести, они растеряны. С одной стороны, они еще дети, ходят в школу, должны под­чиняться взрослым. С другой стороны, они ощущают свое тело вполне развившимся, как им кажется. Мальчики могут быть уже сильнее многих мужчин. Девочки, с началом мен­струального цикла, понимают, что они запросто могут стать матерями, то есть перейти в совершенно взрослое состояние.

На этом фоне идут сексуальные фантазии, молодое тело формирует образ желаемого партнера. На волне высокого гормонального и психического напряжения молодой чело­век может спонтанно включаться в воспоминания прошлых воплощений, он может нечаянно вдруг вспомнить своих прошлых сексуальных партнеров. Хорошо, если это гармо­ничные воспоминания...

Четырнадцатилетняя девушка засыпает каждый вечер, включаясь, как в сон наяву, в воспоминания любви из про­шлого. Она видит своего возлюбленного жестоким, но лю­бящим ее человеком, ей вспоминаются различные препят­ствия, которые стояли на пути их любви, силы, разлучаю­щие влюбленных, преодоление преград, отчаянная любовь, сладость мимолетной встречи и снова разлука, страдание... Проходит некоторое время, гормональные процессы вхо­дят в свое русло, исчезает обостренная концентрация на се­бе самой, события реальной жизни затмевают спонтанные воспоминания прошлого, и все фантазии забываются. Но в подсознании остается образ желанного мужчины, как жес­токого и страстного.

Неудивительно, что в семнадцать лет девушка встречает такого человека. Вспыхивает страстная любовь, которая сопровождается убеганием из дома, ссорой с родителями, странностями в отношениях самих влюбленных. Девушка страдает, сознательно желает разорвать отношения, ставшие мучительными, но не может этого сделать. Мужчина уни­жает, оскорбляет ее, но как только она решается на разрыв, он плачет, говорит, что покончит с собой, просит проще­ния, и их отношения вспыхивают вновь.

Девушка не помнит своих подростковых фантазий, но живет по сценарию, который запрограммировала в себе еще в четырнадцать лет. Да, скорее всего, это кармическая ситуа­ция, и это тот самый мужчина, с которым сложилась энер­гетическая связь много воплощений назад. Из воплощения в воплощение повторяется ситуация, люди вновь встречают­ся, вновь страдают и не имеют сил преодолеть разрушитель­ные кармические обстоятельства.

Однако кармические проблемы возникают в нашей жиз­ни не для того, чтобы заставить нас страдать, а для того, что­бы подвигнуть нас к преодолению себя и тех обстоятельств, которые заставляют нас страдать! Мальчики-подростки в своих сексуальных фантазиях часто строят образ девушки, воспринимая секс, как овладе­ние, завоевание партнерши. От боязни не справиться с пер­вым сексуальным опытом, они программируют себя на жес­токость, грубость, стремительность, поскольку в таком состоянии легче удерживать сосредоточенность на своих энергиях и тем самым осуществить половой акт.

Такого рода фантазии в дальнейшем приводят к тому, что они влюбляются в женщин, несущих в себе низкий уро­вень эмоционального и духовного развития, в женщин гру­боватых, эмоционально неуравновешенных, жаждущих секса и мало что понимающих в любви возвышенной. Проходит немного времени, и мужчина осознает, что он ищет в люб­ви чего-то иного.

И мальчикам, и девочкам в период гормонального взры­ва обычно не нравится своя внешность. На этой почве они склонны создавать фантазии, которые звучат как: «Я урод, меня никто не полюбит» или: «Такое страшило, как я, дол­жен довольствоваться чем-то второсортным, я не имею пра­ва мечтать о прекрасной любви, я ее не заслуживаю», а то еще и так: «Я должен теперь страдать, потому что Бог ме­ня наказал, наградив такой внешностью. Пусть меня бьют, пусть надо мной издеваются, насилуют, я заслуживаю толь­ко этого».

Все эти фантазии бывают неосознанными или полуосо­знанными. Они все обязательно забываются или почти за­бываются сознанием, но остаются в энергетических вибра­циях молодого человека. Своими вибрациями он или она притягивают к себе соответствующих партнеров.

Конечно же, создание «неправильных» образов происхо­дит далеко не только в подростковом возрасте. О чем толь­ко не думают молодые (и совсем не молодые люди)! Самое распространенное желание людей — решить какие-то, не от­носящиеся к любви проблемы через супружество. Кто-то хо­чет поправить свое финансовое положение, кто-то войти в «высшее» общество, а кто-то хочет найти партнера для по­ходов в театр или для различных путешествий.

Очень часто люди видят перед собой примеры приятной, гармоничной пары (родители, старшие братья и сестры, дру­зья) и строят образ желаемого возлюбленного «как папа» или «как жена у дяди Гены». При этом люди не особо дают себе труд понять, а что именно привлекает их в данном образе. И уж, конечно, никто даже не задумывается о том, а смогут ли они поладить со своим «идеалом», похожи ли они сами на маму или же на дядю Гену.

Несоответствующие образы любимых очень любят на­вязывать девочкам их мамы или бабушки. «Умудренная» ма­ма говорит своей дочери, имеющей двух кавалеров: «Если ты выйдешь замуж за красавца Андрея, я к тебе ни разу не при­ду, не хочу смотреть на твое несчастье. Ты видишь, я вы­шла замуж за красавца и всю жизнь мучаюсь. Выходи за Ви­талия, он хоть неказист, зато как тебя любит! Всю жизнь бу­дет на руках носить!» И ведь действует внушение напополам с угрозой, и девушка поступает скрепя сердце, как велела до­брая мама, ведь мать плохого не посоветует. И живет с не­любимым, и плачет о своем Андрее, и вот жизнь не сложи­лась ни у одного из троих.

Разобраться в том, что за образ поселили мы в своей ду­ше, от которого посыпались на нашу голову неприятности, бывает весьма непросто, процесс этот всегда индивидуален. Загляните в себя, будьте внимательны к своим случайным мыслям по поводу противоположного пола, не лгите себе, и вы непременно поймете, когда и где произошла ошибка.

С чего начать работу над ошибками

Итак, мы ошибаемся. Это обязательно связано с какими-то кармическими проблемами. Именно поэтому мы оказы­ваемся не в состоянии выстроить необходимый, желанный нам образ партнера, того единственного, который один лишь и может составить наше счастье.

В результате своих ошибок мы имеем три варианта дис­гармонии в любви. Во-первых, нам просто не встречается человек, которого бы мы могли полюбить или хотя бы при­близить к себе. Во-вторых, мы связываем свою жизнь с чуж­дым для себя человеком. В-третьих, мы приобретаем «неза­конную» любовь, то есть любовь несвободного, женатого человека.

Все три варианта дисгармонии могут присутствовать в жизни людей по отдельности. А могут и все вместе, когда, к примеру, женщина имеет мужа, от которого мечтает сбежать, любовника, который тоже ее не устраивает, и пытается найти кого-то еще, кто, наконец, устроил бы ее во всех отношениях и решил бы все ее проблемы.

Какой бы вариант дисгармонии ни присутствовал в ва­шей жизни, начинать исправлять ошибки необходимо с се­бя! Во-первых, определяем, к какому главному архетипу мы себя отнесем. Во-вторых, вспоминаем, в каких случаях мы можем проявлять себя (и проявляем ли) как другие архе­типы.

Например, женщина находит в себе черты Исиды и опре­деляет, что это и есть ее ведущий архетип. Но вспоминает, что по отношению к любимому человеку она строит свое поведение как Маат (и может быть, поэтому их отношения имеют сложности), а если ее мама с ведущим архетипом Ма­ат начинает «воспитывать» свою дочь, то женщина взрыва­ется как типичная Хатор. Правда, потом ей стыдно как Исиде, чувство вины постоянно разрушает душу дочери, она те­ряет много сил.

Сразу же можно сказать, что в данном случае женщине стоит придерживаться вибраций своего ведущего архетипа, чтобы исправить ошибку дисгармонии в любви. Поскольку в отношении к любимому человеку она подсознательно проявляет себя, как ее мама. Возможно, это связано с родовой кармой. Мама по женской кармической линии рода переда­ет дочери определенные разрушительные вибрации. Если женщина сознательно будет вытеснять вибрации Маат из своего поля, то это будет не что иное, как преодоление ро­довой кармы. При этом она всегда будет стремиться посту­пать соответственно себе, своему ведущему архетипу, избегая навязанных стереотипов поведения.

Разберем другой пример, девушка понимает, что ее ве­дущий архетип — Нефтида. Также она вспоминает, что были случаи в ее жизни, когда она поступала по отношению к мужчине как Хатор, по отношению к подруге — как Исида, — все это приносило ей определенные радости в жиз­ни. Как в данном случае можно начать исправлять ошиб­ки? Девушке необходимо приобретать гармонию всех жен­ских архетипов с опорой на архетип Нефтиды. Иными словами, ей нужно расширять свои энергетические возмож­ности, приобретая сознательно необходимые черты всех женских архетипов и таким образом стремиться к внутрен­ней гармонии.

Таким образом, в одном случае человеку желательно со­хранять свою индивидуальность и не принимать ничего чу­ждого, особенно если оно разрушает собственные вибрации.

В другом случае, напротив, необходимо стремиться к гар­монии разнообразных вибраций, поскольку мы видим, что это ведет к гармонии жизни.

Постараемся сохранить любовь

Только после того, как мы разобрались со своим архе­типом, а значит, поняли, что мы за «фрукты», начинаем по­строение образа желаемого партнера. Постараемся понять, по совместимости архетипов, кто является нашей «половин­кой». И тогда мы поймем, что не устраивает нас в нашей подруге или друге, муже или жене. Бывает, что-то, что не устраивает, когда оно осознается, вдруг оказывается легко устранимым.

Молодые люди поженились очень рано, им было по сем­надцать лет. Их любовь была прекрасна: он — Гор, она — Хатор. Прожив в полном восторге несколько лет, они поняли, что что-то катастрофически меняется в их отноше­ниях. Он после окончания института очень быстро сделал карьеру и оказался на руководящем посту. Она, окончив тот же институт, так же активно включилась в работу. Но вот родился ребенок, весьма болезненный... Муж вдруг при­обрел яркие черты Тота. «Сиди дома, даже не думай о рабо­те, я хочу, чтобы в моей семье все было хорошо». Она сми­рилась.

Прошло еще несколько лет. Муж поздно приходил с ра­боты, проводил выходные вне семьи, порой открыто заяв­лял, что у него другая женщина, но это временно, и ничего в своей семейной жизни он менять не собирается. Ее эмо­ции кипели и бурлили: «Как он может?! Как вообще такое возможно!» Но она молчала, терпела, она очень сильно его любила. Лишь иногда позволяла себе плакать, просила его: «Не делай мне больно». «Ты все выдумываешь...» — был су­хой ответ.

В такой ситуации, конечно же, наступил кризис. Женщи­на сказала себе: «Пусть я его потеряю, но я больше не в си­лах так жить» (Хатор жить в рамках Маат — это большое из­девательство над своей природой). Она вышла на работу. Странно, но почти сразу вдруг исчезли болезни у ребенка. Она стала независимой. Она снова стала Хатор. Она уже не боялась остаться одна. И однажды, собравшись с духом, жен­щина сказала своему супругу: «Уходи, мы в тебе не нужда­емся!» А дальше все было, как в кино. Он гордо ушел, но каждый день встречал ее с работы, они заново начали их лю­бовный роман. Как и в юности, он был Гором, ведь это ис­тинные его вибрации, она была Хатор, ей было легко, они вновь подарили сердца друг другу, и все закончилось пол­ным счастьем.

Когда она выгоняла его, она сказала, что продолжает лю­бить его, но таким, каким знала пятнадцать лет назад, что найдет себе другого, способного любить и дарить радость, что ей не нужен «зануда», превращающий жизнь в ад. Она поняла себя, осознала, чего она хочет, и точно определила, с чем она может смириться. По счастью, оказалось, что и он хотел того же самого, а именно — возвращения к себе. Но заметьте, муж смог вернуться в свои истинные вибрации только тогда, когда он увидел свою любимую вновь такой, какой она заворожила его в семнадцать лет: свободной, не­зависимой Хатор, но не молчаливой домашней Маат.

Но есть и другой вариант. Когда, к примеру, Хатор, оча­ровавшись Тотом, выходит за него замуж, а затем понима­ет, что хотела совсем не такой жизни. Однако всегда, когда супруги расстаются, пусть даже на несколько дней, их отно­шения при встрече оживляются, приобретая оттенок роман­тичности. Немного поразмыслив, можно легко понять, что стоит слегка изменить образ жизни (когда кто-то будет ез­дить в командировки или периодически жить на даче), что­бы добиться желаемого счастья.

Если вы любите друг друга и имеете множество точек со­прикосновения, то, не желая терять любимого, откажитесь от обсуждения тех вопросов, в которых вы расходитесь во мнениях. Попробуйте отказаться от упреков и замечаний по поводу того, что вас не устраивает. Игнорируйте, не заме­чайте тех моментов, которые вас раздражают. Концентри­руйте свое внимание только на том, что вас обоих устраи­вает. Отстаивайте свою обоюдную свободу иметь свое мне­ние и не разделять с любимым то, что вам не нравится.

Пусть будет в вашей совместной жизни три зоны дейст­вия. Первая — в которой свободен он и которой вы не касаетесь, вторая — в которой свободны вы и он не диктует вам своего желания. Третья — самая счастливая, в которой вы полностью согласны, где вы совпадаете во всем. Никогда не нарушайте границ этих зон, и вы проживете долгую, счастливую, свободную жизнь.

Вот муж очень любит дачу как приложение своих твор­ческих сил. Он выращивает плодовые деревья, возится с цветами, любит свою клубничку, свою морковку, свою петрушечку. А жена приезжает на дачу загорать, чтобы в отпуск поехать на юг не «белой сметаной». Если бы не это досад­ное разногласие, не было бы милее супружеской пары. Ну что это за семья, когда супруги отдыхают всегда врозь. Од­нако мужчина и женщина сумели договориться и соблюда­ют свободу друг друга, не нарушают границ трех зон дейст­вия. И ни разу за всю жизнь им не пришло в голову изме­нить друг другу.

А вот другая пара. «Да, она любит пошуметь, — говорит Осирис о жене Хатор, — но я стараюсь не замечать ее взры­вов, хоть это мне и неприятно. Но ведь не настолько, чтобы семью рушить, надо относиться с юмором к недостаткам друг друга, тогда все будет хорошо».

Все будет хорошо, если только нежелательные моменты не затмевают то хорошее, что есть между вами. Если все ста­новится плохо, если невозможно ни о чем договориться и жизнь превращается в ад, стоит подумать о расставании. Но не спешите делать последний, решительный шаг. Может быть, есть что-то очень важное, связывающее вас, и ради этого стоит пройти сто дорог, преодолеть сто преград, что­бы в конце мучительного пути обрести желанный покой взаимопонимания.

Они учились в одном классе, поженились, он любил ее больше жизни. Он — Осирис. Она — Хатор. Жизнь — сплошное соревнование! «Дорогой, эти дела нужно сделать так!». «Нет, дорогая, я сделаю это наоборот!» Она — воспи­танный человек, не кричит, не топает ногами, она энергич­но, доказательно убеждает сделать так, как она считает пра­вильным. Он устал, он уже ничего не хочет: «Жена меня не понимает, пойду напьюсь с друзьями. Любимая меня не понимает, зайду к подружке, она понимает меня всегда». Хатор в отчаянии, она где-то перегнула палку, она не хо­чет терять любимого, не хочет разрушать семью. «Хорошо, — говорит она, — пусть будет, как ты хочешь, я не бу­ду вмешиваться в твои дела... Но ты же видишь, что это нужно было сделать по-другому...» И так всю жизнь. «Пре­красная семья, умницы — дети, красивая пара», — скажут люди со стороны. «Милые бранятся, только тешатся», — скажут друзья. «Как только они еще не развелись», — по­думают родственники. Сколько положено здоровья, нервов, бессонных ночей, сколько отчаяния, сколько слез, и все ра­ди того, чтобы на Золотой свадьбе сказать друг другу: «Я люблю тебя так же сильно, как и в первом классе...»

Когда расстаться необходимо

Мы должны сохранить любовь, когда она есть. Но если нет любви, нет огромного притяжения друг к другу, если мы терпим совместимость проживания только по меркантильным, прагматическим соображениям или ради того, чтобы было хорошо кому-то (не важно кому — детям, ро­дителям, родственникам), то не стоит жить в негативных вибрациях друг друга и порождать тем самым негатив в пространстве. Мы будем наказаны за это. Ситуация, когда мы терпим друг друга ради детей, к сожалению, не прино­сит никому счастья.

Решаясь на развод, обязательно поймите причины невоз­можности дальнейшего проживания под одной крышей. Осознавая свой архетип и архетип вашей супруги (супруга), выясните, почему вы стали такими чужими друг другу. Как случилось, что вы запрограммировали себя на притяжение такого человека, таких обстоятельств вашей жизни, что об­щего было между вами, какие кармические проблемы вы бы­ли призваны решить через постигшие вас страдания? Это крайне важно для создания другого образа, позитивного, притягательного. Человек должен быть счастлив в любви. Ра­зумный человек не должен повторять ошибок.

Вы внимательно прислушиваетесь к себе. Что привлек­ло вас в партнере, когда вы встретились? Присутствовали в нем на самом деле те качества, за которые вы полюбили его, или вы только придумали их? Продолжаете ли вы сегодня ценить те же качества? Или все то, что казалось важным, ото­шло на второй план, и главным стало совершенно другое? Старайтесь ответить себе честно на все вопросы. Это духовная работа, которая избавляет вас от иллюзий, позволяет из­менить ваши собственные вибрации жизни и, если хотите, перепрограммировать себя!

Что вы непременно хотите видеть в вашем партнере? Без чего вы не сможете доверять ему, а значит, и любить его всей душой? Доверие предполагает понимание души человека и принятие ее вибраций. Доверие означает веру в искренность чувств друг друга, верность своей любви, преданность, же­лание благости для своего партнера. Все это в разных лю­дях может проявляться по-разному, с учетом особенностей ведущего архетипа. Так или иначе, но доверие является пер­вым шагом от животной страсти к любви человеческой, ду­ховной.

Как часто люди страдают оттого, что в их семейных от­ношениях отсутствует душевность, чуткость к супругу, уме­ние его выслушать и по-хорошему посочувствовать, а то и просто пожалеть, в чем-то помочь. Какими бы особенными ни были бы ваши отношения, они погибнут, если в них пол­ностью отсутствует душевность. Вы можете не понимать проблем партнера, они могут казаться вам ерундовыми, но у вас должно быть желание ему посочувствовать, поддер­жать, поделиться с ним своим душевным покоем, помочь об­рести уверенность в себе.

Но не нужно забывать и о телесной основе любви. Те­ло вашего партнера должно быть вам приятно, вам долж­ны быть приятны его прикосновения, а также индивиду­альный запах тела. Одна женщина рассказывала, что ей не­выносим запах мужа, ее передергивает от прикосновения его руки, ее раздражает все: как он встал, как наклонился, как пошел.

Мужчина почти никогда не делает такой глупости и не женится на женщине, которая ему неприятна телесно. Жен­щина же сплошь и рядом совершает такую ошибку. Стер­пится— слюбится... Зато он богат, хорошо ко мне относит­ся, у него правильные взгляды на жизнь, он не пьет, не ку­рит, подруги советуют: «Держи его, а то уведут...». Доверие, душевность и телесное притяжение — вот три вещи, без которых никакая любовь и никакой брак невозможны. Брак по расчету грозит партнерам заболеваниями и страданиями, разрушительными процессами не только в се­мье, но и в жизни, в работе, в творчестве, в самой личности мужчины или женщины. Если такой брак все же случится, не бойтесь его разрушить. Такое разрушение есть преодоление кармических проблем.

Чужой Осирис

Но что же делать, если ваша возлюбленная или возлюб­ленный несвободны, если она или он уже имеют семью?

Вы — молодая, красивая, самостоятельная Исида, встре­чаете мужчину-Осириса. С первого взгляда ясно, что встреча не случайна. С первых же слов понятно, что вы близ­ки друг другу так, как если бы вместе шли по просто­рам Вселенной целую вечность. Несколько счастливейших встреч, и он признается вам, что в другом городе его ждут жена и ребенок, что женился он, как-то не особенно пони­мая важность такого шага, что отношения с женой спокойные, но в целом никакие. Вы в шоке, но когда он рядом, вам трудно представить, что он может принадлежать еще кому-то.

Между вами завязываются близкие отношения, вы счастливы. Но наступает момент, когда он говорит: «Я должен ехать...» Когда его нет рядом, сомнения грызут душу днем и ночью, не переставая. Если рядом есть молодой человек, друг, нелюбимый, но вполне положительный и любящий, сомнения еще ужасней, они просто невыносимы: стоит ли ждать своего несвободного любимого или выбросить все из головы и строить семью, рожать детей и жить «нормально». Вы чувствуете себя разбитой, все валится из рук, еще немно­го, и можно заболеть. Но тут вновь появляется он, и вас ждет несколько дней бесконечного счастья. Так может длиться го­дами.

Вы спросите его: «Как же мы будем жить дальше?» «Я не могу бросить ребенка, — будет ответ. — Разве тебе плохо со мной, давай будем полагаться на судьбу, как она распоря­дится, так и будет».

Что же, любовь нужно беречь, это счастье, за которое стоит каждый день и каждую минуту благодарить высшие силы. Любовь обязательно предполагает доверие к близко­му человеку. Истинная взаимная любовь предполагает, что вы верите в искренность чувств возлюбленного. Мысли о том, что вас используют, что ему безразличны ваши страдания, что он может легко бросить вас в любой момент, не укрепляют чувства привязанности. Если вы находите в его поведении подтверждение таким мыслям, нужно искать спо­собы разрыва.

Но когда вы видите, что любимый человек искренне за­трудняется принять решение, сделать окончательный выбор своей жизни, ему стоит помочь. Стоит говорить с ним о том, что такой способ жизни разрушителен для всех участников «любовного треугольника», неуверенность в завтрашнем дне мешает проявляться личности человека, отрицательно влияет на детей, служит причиной серьезных нарушений в здо­ровье всех, кто включен в данную ситуацию, переживания уносят огромное количество сил.

Для Исиды и Маат такая ситуация, скорее всего, в прин­ципе невыносима. А уж если семья возлюбленного живет где-то поблизости, если возможны встречи с его женой, то энергетическое разрушение и вовсе превышает все мысли­мые границы.

Если вы чувствуете, что двусмысленность вашего поло­жения становится невыносимой, вам стоит пойти на ради­кальные меры. Понятно, что ситуация глубоко кармична, по­нятно, что все вы не случайно причиняете страдания друг другу. Бесконечность страдания порождает разрушительные энергии, а это наращивает новую негативную карму. Чело­век не должен посвятить жизнь страданию, это тяжкий грех, человек должен нести своим ближним радость.

Честность перед собой порождает ясность. Ясное небо на­полняется солнечным светом, божественным светом жизни. Вы обязаны бороться со страданиями, тогда будет порожде­на радость. Сознательное преодоление страданий влечет за собой усиление и родовых кармических структур, то есть так же страдать будут ваши дети.

Нельзя терпеть невыносимую ситуацию, нужно менять ее любой ценой, даже ценой разрыва. Не бойтесь объяснить своему другу, что хотя вы его очень любите, вы не будете продлевать долее такое тяжкое положение вещей, когда идет энергетическое разрушение всех участников «драмы». Свою негативную (разрушительную) карму нужно преодолевать, а не терпеть. Нужно искать выходы из разрушительных си­туаций, а не страдать в упоении собственной несчастности. Если после вашего «ультиматума» ваши отношения прекратятся, стало быть, это был единственный способ разорвать порочный кармический круг.

Но есть другой тип женщин. К ним мы отнесем Хатор и Нефтиду. Они чаще не только не огорчаются «любовным треугольником», но даже забавляются подчас пикантностью ситуации. И если видят в продлении отношений какую-то выгоду для себя (может быть, мужчина их обеспечивает, мо­жет быть, дает возможность выйти в свет, прекрасно отдох­нуть на море, да мало ли может быть приятного...), то их устраивает «ненавязчивость» отношений. Женщине в таком случае может даже не приходить в голову, что она страдает. Когда нет ощущения дискомфорта, то не надо его выдумы­вать. Многие женщины согласились бы иметь счастье раз в месяц, чем не иметь его совсем. Такая позиция так же спра­ведлива, нужно только, чтобы она устраивала двоих, вернее троих, поскольку есть еще одна женщина, жена, которая так же должна быть согласна с таким образом жизни супруга.

Если проблемы нет, если вы согласны с такой ситуаци­ей, стало быть, такова ваша кармическая задача: смирить свое эго и принять непростые отношения с любимым человеком как данность. При этом вы, конечно же, не можете быть в восторге оттого, что ваш возлюбленный не принадлежит вам всецело, но все-таки это не то состояние, при котором невыносимость «любовного треугольника» приводит к полной потере душевных сил.

Поиск желанной любви

Когда вы одиноки и когда хотите избавиться от прежних связей, найти желанную любовь, вам стоит опять же начать с понимания собственного ведущего архетипа, а затем перей­ти к построению образа желаемого партнера, определения его ведущего архетипа.

Забудьте о «венцах безбрачия». Даже если у вас есть кар­мическая проблема одиночества, она не решается и не мо­жет в принципе решаться энергетическим вмешательством другого человека, даже если он святой праведник и маг в седьмом поколении одновременно.

Подумайте сами. Допустим, был совершен вами какой-то грех против любви или любимого человека в прошлой жизни, натворили вы кармических ошибок, чего-то не поняли, с чем-то не смогли смириться. Запрограммировали вы себя в подростковом возрасте на одиночество, ощущая себя плохим и недостойным любви. Кто-то из близких мог по­мочь вам: «Ты такой страшный (тощий, толстый, вредный, глупый, большой, маленький, злой, противный), никто те­бя не полюбит!» Собственно, запрограммировать можно и на неудачу, и на нездоровье, и на здоровье, и на несчастную судьбу, и на счастливую... Человек воспринимает програм­му, то есть начинает считать себя счастливым или несчаст­ным, удачливым или нет, любимым или нелюбимым всеми окружающими людьми в соответствии со своими кармиче­скими проблемами. Есть проблема — воспринята програм­ма, нет проблемы — никакая программа не будет восприня­та. Тем самым с принятием программы сосуд энергии дан­ного человека наполняется соответствующими вибрациями. Человек вибрирует в пространстве, он теперь такой! Каков человек — такова будет его судьба.

Необходимо поменять свои внутренние энергетические вибрации, стать другим и тем самым преодолеть свою кар­мическую проблему. Остается такой вопрос: как это сде­лать?

Давайте посмотрим, а что нас не устраивает в себе са­мом. Допустим, что у нас низкая самооценка, даже неваж­но, по каким причинам. Может быть, в нас живут подрост­ковые комплексы относительно внешности. Возможно, мы комплексуем насчет своей успешности: не получили же­лаемого образования, работаем на низкооплачиваемой и «грязной» работе, плохо одеваемся, живем в сложных усло­виях «коммуналки» и т. д. Возможно, в нашей душе живет идеальный недостижимый образ прекрасного принца или принцессы. Все это не позволяет верить в то, что наше сча­стье возможно.

Мы хотим, чтобы счастье свалилось с неба, или мы го­товы за него бороться? Давайте же поработаем над собой. Пойдем учиться, поищем работу, более соответствующую нашим желаниям, займемся своим телом, начнем делать ут­реннюю зарядку, сходим к косметологу, найдем свою при­ческу, свой стиль в одежде, научимся шить, вязать... А как же вы думали?! Необходимо вложить энергию в свое жела­ние! Это будет приносить вам маленькие радости и позво­лять верить, что счастье возможно. Слепая вера ничего не стоит. Она не несет в себе необ­ходимого уровня энергии, а лишь создает иллюзию. Молит­ва, обращенная к Высшим силам с просьбой о земном сча­стье, может сопровождать вложение энергии в земной про­цесс, но не должна полностью заменять его.

Вы мечтаете о прекрасной любви? Давайте сами будем чище, бескорыстней, добрее, благостней. В этом земном про­цессе нам поможет молитва, поскольку это процесс духов­ный. Но мы знаем, изменения в духовном плане жизни вле­кут за собой изменения в плане физическом. Работа по соб­ственному совершенствованию меняет наши вибрации, мы становимся другими. Становясь другими, естественным об­разом притягиваем к себе то, что теперь нам соответствует.

Многим девушкам и юношам не хватает умения препод­носить себя людям с лучшей стороны. В присутствии тех, кто им особенно нравится, они становятся замкнутыми, бу­квально немеют и забиваются в угол. А если пытаются себя поднести, то делают это так неуклюже, выставляют себя в таком невыгодном свете, что уж лучше бы они молчали.

Таким людям надо заставлять себя чаще бывать в обще­стве: ходить в театры, рестораны, искать любого общения, ездить в тур по путевкам в одиночку и завязывать знакомства с товарищами по группе. Пусть это будут смешные по­пытки, пусть они будут выглядеть нелепо, главное — не сда­ваться и преодолевать себя. Через некоторое время накоп­ленный опыт даст о себе знать, человек перестанет неметь и покрываться холодным потом при любой необходимости об­ратиться с вопросом к незнакомке.

Можно даже выбрать, хотя бы на время, профессию, свя­занную с постоянным общением (продавцы, кондукторы, таксисты). Такая проблема бывает не только у молодых, но и у людей любого возраста. Не нужно бояться начинать ее решать. Преодоление ее сразу же делает жизнь намного ра­достней.

Итак, вы продолжаете работать с собой и начинаете стро­ить образ желаемого возлюбленного. Не спешите. Допустим, вы знаете, человек какого архетипа мог бы составить ваше счастье. Но в любом архетипе есть люди высокого уровня, среднего и весьма низкого.

Молодая женщина, Хатор, далеко не низкого уровня, встречает Гора — все прекрасно! Они совершенно во всем совпадают, казалось бы. Постепенно проявляются уровень его запросов, система ценностей, его мечты и планы на жизнь, и оказывается, что все это ее не устраивает.

Мало найти человека соответствующего архетипа, необ­ходимо, чтобы уровень его развития не противоречил ваше­му. Его или ее уровень может быть и более низким, и более высоким по отношению к вашему. Но у двоих должно быть большое стремление идти навстречу друг другу и расти вме­сте в едином направлении.

Чтобы точно понять, кто вам нужен, наблюдайте людей, старайтесь выяснить для себя, с каким человеком вы могли бы договориться, а с кем это было бы невозможно. Класси­ческая литература, театр, дамские бульварные романы или даже детективы — все может помогать вам, если только вы думающий человек.

Таким образом, поиск желанной любви — это работа по преодолению кармических проблем. Каждый человек не только может, но и обязан быть счастлив. Каждый обязан преодолевать свою карму не только ради себя, но и ради сча­стья окружающих его людей. Если хотите, это и есть основ­ная цель нашей жизни.

Счастливый человек несет в мир благость, это необходи­мо для развития мира, к этому нас стараются подвигнуть Высшие Силы. Настоящая любовь друг к другу пронизана божественным светом. Она естественно, без всякого усилия способна нести в себе Высшую Любовь, о которой говорил Иисус. Это единственный источник Любви в нашем мире, но он один из наиболее необходимых, ведь он порождает жизнь и позволяет человеку обрести гармонию.

Получается, что поиск желанной любви непременно дол­жен сопровождаться духовным ростом. А что мы под этим подразумеваем?


ИСТИННАЯ ДУХОВНОСТЬ РЕАЛИЗУЕТСЯ В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ

(вместо послесловия)

Как много последнее время мы говорим о духовности. Люди посещают занятия духовных школ, читают литерату­ру психологического и эзотерического содержания, ходят в церковь, изучают Библию. Это прекрасно, что люди начи­нают заботиться о своей душе. Однако на этом пути так лег­ко погрузиться в иллюзии.

Каким бы духовным процессом вы ни занимались, знай­те, он должен сопровождаться решением ваших кармических проблем и, в целом, улучшением в здоровье, самочувствии, настроении. У вас должно становиться больше энергии. Ес­ли ничего этого не происходит, значит, либо эта духовная система вам не подходит, либо вы недостаточно приклады­ваете сил, либо обманываете себя.

Когда человек только начинает заниматься, он чувству­ет себя учеником и не особенно гордится собой. Но стоит ему освоить какие-то азы знаний и навыков, как он начи­нает чувствовать себя на голову выше всех тех, кто этих азов не знает.

Взгляд свысока, снисходительность в беседе — откуда что берется! Вот он уже кого-то поучает, наставляет на «путь истинный», доказывает «с пеной у рта» любому инакомыслящему, что тот живет катастрофически неправильно. А спросите его: «Какую проблему ты решил в своей жизни от такого большого ума?» Он гордо ответит, что «очистил душу от скверны». А кому это видно? Кто стал счастливей от его «чистой» души. И он начнет рассказывать, как все до­машние его не понимают, как на работе все далеки от «ду­ховности», никто не хочет слушать его наставлений, поэто­му отношения становятся невыносимыми. И он объяснит причины, ведь ему теперь дано «все видеть», он скажет, что дьявол с большим трудом выходит из человеческих душ. (Теперь, видимо, осталось взять в руки палку и поколотить всех, чтобы помочь дьяволу выйти наружу.)

Такая «духовность» приносит огромный вред! Она дис­кредитирует сам смысл духовного развития. А он заключа­ется в том, чтобы, меняясь внутренне, нести гармонию в ок­ружающее пространство. Если вы «несете свет», а все вас при этом ненавидят, так не надо лгать себе, вы не носитель све­та, вы — разрушитель!

Да, люди вокруг вас сами могут быть разрушителями большой силы, но если ваши внутренние вибрации дейст­вительно благостны, произойдет чудо. Вы либо сможете рас­статься с неприятными людьми, либо ваши отношения с ни­ми войдут в некую нейтральную фазу.

Не стоит упиваться иллюзией собственных духовных достижений. Они только иллюзии, если ваша земная жизнь хоть в чем-то малом не изменилась к лучшему. Вполне воз­можно, что вы уже достигли какого-то внутреннего резуль­тата, но если он не проявился на физическом плане, то, стало быть, необходимо продолжать работать с собой с ут­роенной силой и упорством. И уж, по крайней мере, не заниматься раздачей советов и не рассказывать всем, какой вы хороший.

Человеку необходима постоянная работа с собой, дос­тижение реальных земных положительных результатов, по­стоянный контроль над собственными мыслями и делами. Только так можно преодолеть карму и построить счастье. Остановиться — значит сделать шаг назад, и вновь увидеть, как растет гора проблем, с которыми, казалось, было по­кончено.

Постоянное поступательное движение на пути собствен­ного совершенствования — бесконечная дорога. Для идущего по ней существуют простые правила: смиряй свои эмоции и гордыню, соблюдай свободу каждого человека на собствен­ное мнение, уважай мир, в нем все от Бога. Только с позво­ления Бога происходит зло, ибо нет другого способа заста­вить человека думать и работать со своей душой ради блага мира и своего блага.

Не думай, что знаешь очень много, тем более что знаешь все. Так ты укорачиваешь свои дороги познания. На бес­конечном пути духа, за каждым поворотом нас ждет новое потрясающее открытие, почти всегда переворачивающее все наши представления! Каждый шаг на этом пути сопряжен с духовным испытанием. Желание возвысить себя — одно из первых, многим его не удается пройти.

В духовной системе дзен-буддизма есть такая практика. Ученику предлагается задача: «Тридцать ударов палкой, ес­ли ты хочешь что-то сказать, тридцать ударов, если тебе сказать нечего». Формально человек поставлен в ситуацию, когда, что бы он ни сделал, результат будет один и тот же. По сути, ученик загнан в угол, ему нужно найти нетради­ционное решение, выходящее за рамки привычного спосо­ба мышления. У этой задачи множество решений, каждый из учеников дзен находит свое, и для каждого правильно только оно. Но является ли ответ решением, оценит учи­тель. А как бы вы решили задачу?

Как часто в своей обыденной жизни мы чувствуем себя загнанными в угол, словно ученик дзен. Каждый из нас при­нимает свое решение, насколько оно верно, оценку даёт судьба. У каждого из нас свой уникальный путь духа. Смешно доказывать всем, что лишь наш путь правилен. Фанатичная вера в свою исключительную правоту несет разрушение и личности самого человека, и всем окружающим.

Разными тропинками все мы должны прийти к одной цели: достижению гармонии. Человек не может сам оце­нить, насколько приблизился он к своей цели. Это оцени­вают окружающие люди. Своим поведением, своим отно­шением они наглядно продемонстрируют, сколько в вас ил­люзий относительно себя и сколько истинных достижений. Ваши духовные успехи оценят Высшие Силы и найдут спо­соб поддержать и поощрить, если только вы на верном пу­ти. Ваши усилия оценит судьба и преподнесет неожидан­ный и сладостный подарок. Только не зазнавайтесь в этот момент, не останавливайтесь, упиваясь счастьем, все толь­ко начинается!

 

 

Идея изготовления копии принадлежит

Nimfetka

 

В изготовлении копии принимали участие

Nimfetka 

 

По вопросам и предложениям обращаться:

e-mail:         Nimfetochka@rambler.ru

ICQ UIN:      152757969

 

Электронную версию копии можно скачать по адресу

http://nimfetka.intbel.ru

 



* О герметизме читайте в первой книге «Лекарство для души».

 
  Locations of visitors to this page
LightRay ╨хщЄшэу ╤рщЄют YandeG ▀эфхъё ЎшЄшЁютрэш  ▀эфхъё.╠хЄЁшър

 

Besucherzahler

dating websites

ёўхЄўшъ яюёх∙хэшщ

russian brides

contador de visitas

ёўхЄўшъ яюёх∙хэшщ