<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


НАФС




Материальная природа наследуется от рождения; впоследствии она развивается в то, что обозначают термином нафс. Происходит это в результате взаимодействия с окружающей средой и в процессе социальной адаптации в семье и школе. Основная тенденция нафса заключена в том, что он бесцеремонно навязывает свои желания, беспокоясь только о собственной удовлетворенности. Интеллект в противоположность нафсу является сдерживающей силой и советником, рекомендуя нафсу уместные поступки, которые надлежит совершить, и советуя, от каких поступков следует воздержаться.

Нафс на самом деле представляет собой эго со всеми его тенденциями, тогда как интеллект — это умелый ревизор, пытающийся направить эго в сторону тех тенденций, которые, будучи проявлены в обществе, не приносят людям вреда. Интеллект ведет нафс в направлении, которое является социально приемлемым и в то же время улучшает состояние нафса.

Каждый человек имеет нафс и использует его, функционируя в обществе. Хотя некоторые люди руководствуются интеллектом, большинство подчиняется только нафсу. Однако на высших стадиях развития психики, от уровня сердца до уровня полного воплощения, интеллект всегда служит духу человеческого совершенства.

Следует пояснить, что термин "интеллект" в данном контексте относится к "частному интеллекту" ('акл-и джозви) и прежде всего к "рассудку" ('акл-и истидлали), служащему основой как для теософов [ 1 ] , так и для философов-материалистов. Интеллект не способен познать Реальность, поскольку он постоянно меняет свои взгляды, каждый день отрицая то, что утверждал вчера.

В этой связи Руми пишет:

У тех, кто рассуждает, – деревянные ноги;
А деревянные ноги особенно шатки.

На уровне нафса все люди более или менее равны. Человеческая психика, однако, должна перейти с этого уровня на стадию сердца, если человек хочет двигаться к совершенству и познанию Реальности.

Атрибуты нафса и противодействие им

Подавление нафса приводит к тому, что он вновь проявляется в чем-то еще.

Абу Бакр Тимистани сказал: "Нафс подобен огню. Когда он почти угас, то возгорается где-то в другом месте; если нафс успокоен в одной области, он разжигается в другой." (ТСС 499)

'Али ибн Талиб говорит: "Если говорить о нафсе, то мое состояние напоминает ситуацию пастуха и овец: чем усерднее пастух старается собрать их в одном месте, тем больше они разбредаются по сторонам". (АФ 103)

Концепция защитных реакций психики (и самый очевидный случай — фрейдовское "замещение" [ 2 ]) аналогична приведенным выше примерам.

Нафс невежествен

Абу Хамза Багдади говорит: " "Отстранись от невежд" (К.7:199). нафс — самый невежественный объект из всех и наиболее заслуживающий отвержения". (ТСА 99)

Нафс — источник низменных нравов
и недостойных поступков

Согласно суфиям, проявления низменного нрава и поступки, заслуживающие порицания, имеют своим источником нафс. У нафса есть два аспекта: один связан с нарушением установлений, а другой — с испорченностью характера — гордыней, завистью, алчностью, вспыльчивостью, злобой и прочими качествами, заслуживающими порицания с точки зрения шариата или же разума. (КМ 246)

Злостность нафса становится явной, когда что-либо его провоцирует, и он находит способ проявить свои качества.

О нафсе говорят, что он подобен прозрачной стоячей воде. Если ее взболтать, она мутнеет от грязи и начинает испускать неприятный запах. (АФ 103)

Нафс — орудие Божьего гнева

Нафс является орудием Божьего гнева, все зло и испорченность происходят от него. В Коране говорится: "...душа (нафс) побуждает ко злу" (К. 12:53). нафс от природы наделен атрибутами гнева и одержим склонностью творить зло. Как сказано в кораническом стихе, Бог внушил душе "распущенность ее и богобоязненность" (К.91:8). нафс облачен в одеяние гнева Вечной силы и постигает Бога в атрибутах Его мощи, а также славы и величия.

Как говорит Пророк, "Тот, кто знает свой нафс, знает своего Господа". [ 3 ]

Мудрец сказал: "Нафс представляет собою скрытые аспекты внушаемого Богом гнева. Это внушение совершается посредством божественной хитрости (макр)". (МА 151)

Бог сотворил нафс и сделал его источником характера, достойного порицания, и предосудительных поступков. Он поставил Сатану приукрашивать нафс который подобен саду со всевозможными растениями. Растущие там зерна суть Божественные внушения, подвигающие на неблаговидные поступки цветение облечено в форму плотских желаний, а созревший плод—вожделение. Это происходит, когда Бог хочет испытать мудреца, которому Он даровал знание своего нафса посредством света постижения и под видом предосудительности. Благодаря этому свету и чистоте духовного устремления мудрец угашает пламя греховности. В Коране говорится: "Это — мой путь. Я призываю к Аллаху, обладая видением — я и те, кто за мной последовали". (К.12:108)

Касательно постижения Бога Пророк говорит: "Ищи указа в своем сердце, иначе указующие издадут указ для тебя".

Абу Солейман сказал: "Я никогда не взирал на действия нафса с целью обнаружить благое в себе".

Как говорит один мудрец: "Зрящий Бога в Его гневном обличий постигает действия своего нафса". (МА 155)

Нафс подобен горящей головне

Нафс подобен горящей головне: он и красив, и таит в себе склонность к разрушению. Свечение привлекает, но головня жжет. (АФ 103)

В беде нафс склонен к покаянию;
В удобстве он отвергает Бога.

Когда нафс подвергается наказанию, он усерден в покаянии и молит о прощении; когда же он пребывает в удобстве, то потакает своим прихотям и отвергает Бога. (АФ 103)

Нафс — это идол

Абу Бакр Васити сказал: "Нафс — это идол. Засматриваться на него — идолопоклонство, тогда как размышлять о нем — богослужение". (АФ 103)

Нафс в определенном смысле подобен идолу: тот, кто смотрит на него с вожделением, предается идолопоклонству, тогда как тот, кто размышляет о нем и научается понимать его, пребывает по сути в богослужении.

По словам Руми,

Мать всех идолов — твой нафс,
ибо обычный идол — лишь змея,
а этот — дракон.

Нафс находит успокоение только в обмане

Байазид сказал: "Нафсу свойственно обретать покой только в обмане. Успокаиваясь лишь посредством того, что не есть Бог, нафс никогда не следует Божественному пути". (КМ 251)

Самая трудная завеса — это влечение к нафсу
и приверженность ему

Дхо'н-Нун Мисри сказал: "Тяжелейшая из завес — влечение к нафсу и его побуждениям". Приверженность нафсу противоречит успокоению в Боге, а противостояние Богу представляет собою источник всех завес. (КМ 250)

Пока внутри остается нафс,
Бог скрыт от человека

Мохаммад ибн Термедхи сказал: "Вы хотите знать Бога, когда остатки нафса еще крепко сидят в вас; но ваш нафс не знает даже себя самого. Как же в таком случае вы вообще можете что-либо знать?" нафс, остающийся в человеке, скрыт от себя самого. Как же ему может открыться Бог? (КМ 251)

Основа неверия состоит
в исполнении желаний нафса

Джунайд сказал: "Основа неверия состоит в исполнении желаний нафса". То есть, краеугольный камень неверия — следование плотским желаниям, ибо нафс не имеет связи с утонченной реальностью ислама. Фактически, нафс всегда пытается отклониться от ислама; тот, кто отклоняется, отвергает, а тот, кто отвергает, чужд Богу. (КМ 251)

Наслаждающийся вкусом нафса
не сможет испытать вкус благого

Йусуф ибн Хусайн Рази написал Джунайду: "Бог не является причиной того, что ты наслаждаешься вкусом нафса. Ведь если бы Он был этой причиной, ты не смог бы после испытать вкус благого". (ТСА 99)

Скрытое идолопоклонство —
одно из самых губительных велений нафса

Одно из самых тяжких проявлений нафса — это представление, что он заслуживает власть над всем тем, чем он владеет. Это считается скрытой формой идолопоклонства. (РК 132)

В основе самого устройства нафса лежит
нарушение правил поведения

Ибн 'Ата' сказал: "В основе устройства нафса лежит нарушение правил поведения. Но верующему предписывается соблюдать эти правила. Таким образом, нафс по самому своему устройству противостоит Божьему велению. Верующий должен стремиться удерживать его от дурного. Тот, кто ослабляет узы, сдерживающие нафс, соучаствует в его неблаговидных поступках и испорченности. (РК 226)

Нафс повинен в самых разных видах зла

Джунайд сказал: "Приказывающий нафс — раб тех, кто призывает его к разрушительным действиям, и является пособником наших врагов. Он следует своим страстям и повинен в самых разных видах зла." (РК 226)

Нафс всегда желает запретное

Нафс создан таким образом, что он желает все недозволенное. Секрет в том, что первоначально само вожделение нафса к вещам привело к тому, что они были запрещены. (ТКК 384)

Нафс — раб страстей

Поклонение страстям является одним из предосудительных атрибутов и нечестивых свойств нафса. Он настойчиво искушает человека потворствовать своим телесным вожделениям и искать чувственные удовольствия. Он привлекает внимание к материальным объектам, заставляя человека следовать своим страстям. Он демонстрирует человеку различные объекты для поклонения, но не Бога, как об этом говорится в Коране: "Видел ли ты того, кто своим богом сделал свою страсть..?" (К.25:43). Этот атрибут может быть удален из нафса только посредством аскетизма и Божественной любви. (MX 85)

Нафс — лицемер,
притворщик и идолопоклонник

В большинстве ситуаций внутренний аспект нафса отличается от внешнего, и в присутствии других он ведет себя не так, как в одиночестве. В присутствии людей он хвалит их, притворяясь честным, а в отсутствие их поступает наоборот. Этот атрибут может быть удален из нафса только посредством искренности. (MX 85)

Нафс занят приукрашиванием себя,
чтобы угодить людям, невзирая на то,
что этим он может не угодить Богу

Нафс навязчиво пытается подать себя таким образом, чтобы вызвать у людей хорошее мнение о себе, даже если подобное поведение не одобряется Богом. Результат этого — увеличение имущества и гордость им, а также высокомерие, самомнение и презрение к людям. нафс избегает или игнорирует все то, что не одобряется людьми, даже если оно угодно Богу, как, например, духовная нищета, нужда и кротость. Этот атрибут может быть удален из нафса только посредством осознания того, что он сам заслуживает презрения.

Как бы ни пытался нафс выставить напоказ свои добродетели и утаить пороки, последние будут скрыты только лишь от близоруких и наивных, но не от проницательных людей. Отвратительная старая ведьма может рядиться в красивые сверкающие одежды, чтобы продемонстрировать свои прелести детям, полагающим, что красота действительно принадлежит ей. Однако у более взрослых, осознающих, что происходит, лишь увеличивается презрение. (MX 86)

Обману нафса нет конца

Харакани сказал: "Я полагаю, что из всех вещей лишь три не имеют предела: лживость нафса, (духовные) уровни Пророка и постижение (Бога)". (ТА 673)

Нафс претендует на божественность

Нафс всегда хочет, чтобы люди восхваляли его, чтобы они следовали лишь его истолкованию правил морали и чтобы они любили его больше всего на свете. нафс желает, чтобы его боялись в любых ситуациях и уповали на его милость, как этого требует и Бог от преданных Ему. Такого рода позиция равносильна претензии на богоподобие и является противоборством Божественному Господству. Этот атрибут может быть удален из нафса только посредством теофании [ 4 ]. Божественных атрибутов. (MX 87)

Именно в этой связи Джунайд сказал: "нафс никогда не найдет успокоения в Боге". (ТА 438)

Нафс высокомерен и эгоцентричен

Нафс постоянно обращает внимание на добродетельность своих атрибутов, он размышляет об их состоянии с довольством и восхищением. Он считает важной малейшую услугу, оказанную другому человеку, и помнит о ней долгие годы, потрясенный собственной добротой. Но как бы ни были велики услуги, оказанные другими людьми ему самому, он не считает их существенными и быстро о них забывает. Этот атрибут может быть удален из нафса только посредством осознания того, что он заслуживает презрения. (MX 87)

Нафс развращен и обуреваем алчностью

Нафс цепляется за любую собственность или предметы своих вожделений и отказывается выпустить их из рук, будь то от жадности или же из страха нищеты и нужды. Когда этот атрибут набирает силу, он порождает зависть, и нафс начинает домогаться собственности других людей. Он не желает, чтобы один человек получил что-либо от другого, и если он узнает о полученном даре, то стремится его уничтожить. Когда зависть такого рода усиливается, она превращается в ненависть. В результате нафс упорно пытается уничтожить любого, с кем ему приходится разделять выпавшее на их долю достояние. Он стремится уничтожить тех кто согласно его опасениям могут отобрать полученные им блага, а также тех, кто является препятствием для обретения оных. Атрибут алчности может быть удален из нафса только благодаря переполненности светом несомненности. (MX 88)

Почему ты жалуешься на меня Богу,
О, познавший?
Иди и жалуйся на злобность
развращенного нафса.

(ММ II 2717)

Нафс жаден

Нафс постоянно и неустанно предается похоти и самоуслаждению, вечно выходя за грань умеренности. Он ненасытен, и его жадность можно уподобить мотыльку, для которого недостаточно света свечи. Пренебрегая опасностью огня, мотылек бросается в пламя и сгорает в нем. Более того, какие бы страдания ни испытывал нафс, его жажда наслаждений лишь усиливается, ведя в конце концов к разрушению. Этот атрибут может быть удален из нафса только посредством благочестия и воздержанности. (MX 88)

Нафс переменчив

Нафс ни в чем не постоянен. Он вечно реагирует на мнения и подвержен капризам как в словах, так и в делах; не обладая упорством, он не завершает никакого начинания, желая со всем разделаться наспех. Его движения произвольны и ненадежны, он спешит исполнить свои желания, совершая при этом опрометчивые поступки. Некоторые мудрецы сравнивают нафс по причине его неустойчивости с шаром, который легкомысленно катится вниз по склону, находясь в постоянном движении. Этот атрибут может быть удален из нафса только посредством терпения. (MX 89)

Нафсу все быстро надоедает

Нафсу быстро надоедает всё, к чему он прикасается. Заблуждение заставляет его избавляться от той задачи, которая стоит перед ним в данный момент, и искать успокоения в другой. нафс не осознает, что таким образом он никогда не получит передышку. В большинстве случаев результат его деятельности не соответствует его желаниям. Если нафс случайно и добьется того, чего хотел, он все равно не будет удовлетворен. нафсу необходимо постоянство. Избавиться от этого бедствия можно только посредством искреннего выполнения своих обязанностей. (MX 89)

Нафс ленив

Нафс непостоянен и торопится заполучить то, что желает. Точно так же он тороплив в своей набожности и добродетельности, поскольку ленив и распущен. Слабохарактерность нафса может быть устранена только строгой аскетической дисциплиной и неколебимой духовной устремленностью. Эти качества вытесняют внутреннее сжатие и холодность, которые в свою очередь являются основой неподчинения и непокорности. Такого рода дисциплина ведет к приятию предписаний и соблюдению заповедей. Она смягчает нафс, как дубление смягчает кожу, о чем говорится и в Коране: "...смягчается их кожа и сердца к упоминанию Аллаха" (К.39:23). (MX 89)

Нафс изменяет свой цвет каждую минуту

Нафс подобен хамелеону, каждую минуту изменяющему свой цвет, и каждый час — форму. Это ангел Харут из Вавилона, пребывающий внутри человека. Он постоянно занят бесплодной деятельностью и во всякое мгновение готов учинить что-либо неподобающее. (MX 83)

Нафс рассеян, злопамятен и обидчив

Если после многих лет любви единожды совершить по отношению к нафсу что-то недоброе, то нафс забудет о всех прежних благодеяниях, раздражится и, не будучи способным прощать, затаит обиду из-за такого единственного случая. Проявляя подобное свойство, нафс демонстрирует, что он низменнее многих животных.

Нафс любит комплименты и восхваления

Нафс любит похвалу. Он постоянно подталкивает человека на притворство, желая, чтобы люди делали ему комплименты. Поистине, есть много верующих и аскетов, выполняющих приказания своего нафса.

Один из скрытых пороков и тайных болезней нафса — его страсть к похвалам. Тот, кто пригубил этого яда, перевернет семь небес и семь подлунных миров ради одного движения ресницы. Признак этого заболевания заключается в том, что нафс, лишенный похвалы, становится вялым и слабым.

Некий наставник в течение многих лет совершал молитвы, всякий раз занимая место в первых рядах прихожан мечети. В одно утро он по какой-то причине задержался и ему пришлось стоять в заднем ряду. После этого он вообще перестал приходить в мечеть. Когда ему задали вопрос о причине его отсутствия, он ответил: "Долгие годы я молился, полагая, что искренен в этом. В тот день, когда мне пришлось стоять в заднем ряду, меня одолел стыд — я понял, что просто наслаждался направленными на меня взглядами. С тех пор я стал относиться к молитве подобающим образом". (РК 149)

Нафс иногда находит удовольствие
в богослужении

Иногда нафс побуждает человека к молитвам, посту и паломничеству не ради подчинения шариату, а для собственного удовольствия и выгоды. Например, нафс побуждает человека совершить паломничество для того, чтобы люди называли его паломником и ему было легче их обманывать.

Если нафс велит молиться и поститься,
Он обманывает тебя
и что-то затевает против тебя.

(ММ II 2274)

Морта'эш говорит: "Я совершил несколько паломничеств, стремясь не быть привязанным к миру. Впоследствии я обнаружил, что все они совершались мной ради самоудовлетворения. Произошло это, когда моя мать попросила меня принести кувшин воды из колодца. Для меня это оказалось трудным делом, и я осознал, что следовал собственному нафсу, совершая паломничества. Если бы я избавился от своего нафса, мне не было бы трудно выполнить то, что шариат вменяет мне в обязанность (т.е. исполнение требований матери)". (РК 150)

Нафс более враждебен, чем любой противник

Основываясь на изречении Пророка "Твой нафс более враждебен, чем твой недруг, поскольку находится внутри", суфии считают, что нафс более опасен, чем любой враг, и подчеркивают необходимость бдительности.

Нет более враждебного тирана
Для странника, чем приказывающий нафс.
Ты не можешь повернуться лицом к Кибле
[ 5 ],
И не в состоянии пойти ни налево, ни направо.
По правую руку расположен сад Незримого;

По левую руку — сад заблуждения.
Меж этих двух садов находится
Всегда затаившийся,
Враждебный от природы нафс.
Все, что приходит слева или справа
И свободно от изъяна и несовершенства,
Нафс
отбрасывает своей жадностью и похотью

Или загрязняет чванством и лицемерием.
Все существующее, будь то люди, или иное,
Либо пытается избежать Божьей воли,
Либо выполняет ее словом и делом.
Однако от этого злобного, уродливого нафса,
Сжавшего тебя в своем объятъе,
Невозможно избавиться ни посредством осторожности,
Ни при помощи уловок.
Ни доброта, ни элоумышленностъ
Не освободят тебя от него.
В этом заключена тайна "Твой нафс более враждебен, чем твой недруг... "

(ХАу З6)

Иногда нафс не активен,
подобно застывшему от холода дракону

Отсутствие активности замораживает нафс, который становится пассивным, когда лишен возможности, пространства и времени, чтобы продемонстрировать себя. Тем не менее, всякий раз, когда он находит подходящую возможность, нафс просыпается и принимается за дело, создавая своей активностью проблемы и беспорядок.

Согласно Руми:

Змеелов, произнеся заклинание,
Отправился в горы, чтобы поймать змею.

Он брел по горам в снежную пору
В поисках большой сильной змеи.
Так, охотясь на змей во время суровой зимы,
Змеелов набрел на огромного мертвого дракона,
Который был так велик, что сердце
охотника наполнилось страхом.
Змеелов притащил дракона в Багдад,

желая поразить людей.
"Я принес мертвого дракона", — кричал он. —
"Я немало пострадал, охотясь на него ".
Этот человек думал, что дракон мертв,

но тот был жив,
Хотя человек об этом и не догадывался.
Дракон погрузился в спячку из-за холода и снега;

Он был живым и лишь казался мертвым.
Человек выставил его напоказ на берегу реки,

И большое смятение началось в городе Багдаде.
Сотни простаков стали собираться там, став
Добычей змеелова, как он сам — добычей дракона

из-за своей глупости.
Сотни ротозеев начали тесниться вокруг.
Между тем неподвижный дракон
Был прикрыт сотнями тряпок.
Владелец принял меры предосторожности
И привязал его толстыми веревками.
В то время, когда ждали начала представления,
Солнце Ирака начало светить на змея.
Тропическое солнце его согрело;

Его конечности отогрелись,
Хотя казался мертвым, он ожил;

В ярости дракон начал распрямлять свои кольца.
Когда мертвый змей зашевелился, изумление людей
Умножилось в сто тысяч раз.
В ужасе они стали кричать.
В панике они начали разбегаться от ползущего змея,

Который разорвал свои путы и ринулся вперед.
Ужасный дракон, чей рык был подобен львиному.
Много людей погибло в давке;

Мертвецов набралось на сотню куч.
Змеелов застыл от ужаса на месте,
Шепча: "Как я мог принести такое из гор и долин?"
Дракон проглотил этого оторопевшего человека

в один присест.
Подобная дикость не трудна для кровожадного тирана.

Твой нафс и есть этот дракон: как он может быть мертв?
Он лишь заморожен, поскольку лишен
благоприятных обстоятельств.
Если бы он обрел возможности фараона,
По чьему приказу течет Нил,
Он бы творил то же, что и фараон,
И устроил бы засаду на сто Моисеев и Ааронов.
Держи дракона в снегу разлучения с его желаниями;

Будь начеку, не перетаскивай его под солнце Ирака!
Пусть этот твой дракон дремлет.
Если его выпустить, он сожрет тебя.
Не надеешься ли ты, не прибегая к помощи силы,
Сдержать его посредством достоинства и верности?
Это желание не может быть осуществлено

посредством такого вздора.
Чтобы убить подобного дракона, нужен Моисей!
Из-за того, что у змеелова был этот план,
Сотни людей были убиты лживым драконом.

(ММ III 977—1066)

Указания нафса

Абу Бакр Васити говорит: "Любые побуждения, таящие даже малейший намек на собственную выгоду или в любой форме привязывающие человека к миру, являются указаниями нафса. Нафс, со знанием дела используя речь, наущает человека, чтобы обмануть его, а потом этот человек в свою очередь будет обманьюать других. Как об этом говорится в Коране: "Мрак — один поверх другого"" (К.24:40).(ТА 738)

Неверие нафса

Рузбихан дает особенно интересное описание неверия нафса:

Неверие нафса подразделяется на три категории: по отношению к способности творить чудеса, по отношению к состояниям и по отношению к откровению, приходящему в форме видений.

Неверие по отношению к способности творить чудеса связано с проявленностью Бога в сфере действия, как, например, преображение основных сущностей (а'йан-и тхабета), когда сотворенные существа не в силах постичь Божественные знамения и чудеса и приходят в смятение, сомневаясь в них. Этим существам свойственны невежество и слепота. Сколько бы знамений как существенных, так и не существенных не было явлено такому нафсу, он все равно не уверует. Поистине, в силу очевидного преобладания духа над нафсом, а также карам, которым сердце подвергает нафс, и постоянному притоку Божественной благодати к познавшему, нафс пребывает в состоянии обманчивого бездействия. Он, однако, никогда не сможет сблизиться с сердцем. Нет согласия между нами и ним, ибо сотворенные существа никогда не смогут насладиться близостью с ним. Создавая нафс, Бог отвлек его внимание от Своего Бытия (и привлек) к его собственному существованию. Если бы он был способен постичь Бога, то не смог бы лишиться веры в Него. нафс, однако, видит лишь себя самого и в силу этого слеп по отношению к Богу.

Таково неверие фараона, видевшего только себя самого и незрячего по отношению к Богу, в результате чего он стал неверным. Когда человек видит Бога посредством себя самого, при помощи собственного видения, это — неверие по отношению к Божественным Атрибутам. Когда человек видит Бога посредством Бога, это — неверие по отношению к собственным атрибутам. Второе — основа Божественного Единства, тогда как первое — почва для неверия. Иногда все существо человека — нафс, а иногда все существо — душа. Когда человек смотрит на себя посредством самого себя, он полностью нафс, а когда он смотрит на Бога посредством Бога, он целиком душа.

Неверие нафса по отношению к духовным состояниям заключается в следующем: когда самовосхваляющий нафс познавшего [ 6 ] подходит к истокам любви, он обнаруживает чистое вино, поддерживающее жизнь и наполненное радостью Божественного Величия. Сокровенная душа пьет вино Господства с привкусом преданности из чаши души. Освободившись от природы, она движется в природе и в экстазе кричит, пребывая в любовном смятении; каждая частица этого освобожденного существа восклицает: "Я есмь Бог!" Неверующий нафс в этот момент кричит: "Ты не Бог!" Он утверждает это, поскольку не может знать Бога, ибо такое знание возможно только через Бога, а тот, кто отрицает это, неверный.

Неверие по отношению к откровениям, принимающим форму видений, происходит в тех случаях, когда завесы, скрывающие Божественное Присутствие, подняты и явлены невесты Реальности. Божественные формы являются рациональному духу (рух-и натика) под видом священных духов и тем самым являют себя чистому духу. Чудеса области владычества возникают из див-ности Незримого. Душа утверждает, что это Божественное Единство, а неверный нафс твердит, что это лишь фантазия (ташбих), поскольку ему свойственно воображение, и он воспринимает ангельскую область посредством воображения. Он подвергает это осмеянию, не понимая чудес Владычества, которые проявлены у истоков преданности. нафс не придерживается Божественного

Единства, поскольку пребывает во множественности. Душа придерживается Божественного Единства ибо она произошла не из материального мира. Поэтому она верует в Божественные дива. (РКР 81)

Реакции нафса

Для того, чтобы предаваться своим страстям, нафс игнорирует правила, религиозные установления, договоры, этикет и социальные условности. То есть он хочет, чтобы беспрекословно выполнялись его сластолюбивые желания и требования, свойственные ему от природы. По этой причине попытка блокировать желания нафса может вызвать психологические конфликты, беспокойство, депрессию, нервные расстройства и всевозможные иррациональные формы поведения.

Видения (ро'йат) нафса

Видения нафса появляются тогда, когда человек осознает область Божьего Гнева, поскольку тот, кто знает Божий Гнев, знает качества своего нафса. Рузбихан пишет о видениях нафса следующее:

Всякий раз, когда Господь желает открыть искателю лживость нафса, Он являет нафс под видом недостойных качеств, чтобы ученик был осведомлен о нафсе и его недостатках, а также о средствах избавления от последних. Ученик получает возможность освободиться от зла нафса, и таким образом он познает Бога посредством того, что представляется проявлениями Его гнева.

Пророк сказал: "Тот, кто знает себя, знает своего Господа".

Познавший утверждает: "Появление видений нафса связано с осознанием области гнева". (МА 274)

Рузбихан считает "видения нафса" духовной стадией избранных и пишет:

Когда нафс обретает успокоение, испив из источника сердца, наполняемого ключами духа, которые в свою очередь берут исток из потоков Атрибута, истекающего из рек Деяний, тогда светочи Атрибутов открываются духу и сердцу. нафс созерцает невест Божественных Деяний в воображаемых сферах, находя в них отдохновение, и наслаждается обществом сердца и духа. Соответственно нафс находит успокоение, подчинившись сердцу, интеллекту и духу. Когда же нафс становится замутненным и начинает довлеть над интеллектом, заключая его в темницу, Бог являет нафсу его собственные вожделения и тайные извращения в форме демонических фантазий. Свидетельство этому есть в Коране, где нам говорится, что Бог внушил "ей (душе) распущенность ее и богобоязненность" (К.91:8).

Познавший говорит: "Видения нафсаданы для того, чтобы мы внимали гневу предвечности". (МА 126)

Рузбихан далее описывает "видения нафса" как стадии постижения для влюбленных:

Когда нафс отсечен от своих вожделений, он ищет удовольствие в сопричастности Богу и в проистекающих из этого благодеяниях. Поскольку нафс следует по пути преданности в сопровождении сердца и сердце управляет нафсом при помощи узды своего исчезновения в Господнем гневе, светочи предвечных качеств открываются нафсу. Сердце уничтожает в нафсе желание чего-либо, кроме Бога. Таким образом, от небес и до земли для нафса не остается ничего, кроме Бога. Этот уровень не может быть достигнут нафсом ни в результате непосредственного наблюдения, ни в сфере воображения. Тем не менее, он все еще подвержен гневу, исходящему из Тайного. Это понимают лишь немногие из познавших.

Пророк указывал на свое собственное состояние, когда сказал: "Мой Сатана стал мусульманином".

Познавший сказал: "Видения нафса открываются зрению сердца там, где становятся проявленными законы ангельского мира". (МА 170)

Постижения нафса

Постижение нафса зависит от осведомленности о Божественных Деяниях, о существовании Божественной хитрости. ее корне и происхождении. Рузбихан объясняет это следующим образом:

Постижение для обычных людей связано с внешними поступками нафса, противостоящими шариату и Пути. Постижение избранных — это знание тонкостей, особенностей и коварства нафса, ведущее к освобождению духа, воспаряющего в царство Божественного. Постижение избранного имеет отношение к знанию о существовании нафса, моментов его появления и исчезновения. Это также осведомленность о том, что нафс — покров обвинения, сотканный в мастерской Божественного Гнева, позволяющий красоте величия проявить себя, в то же время оставаясь скрытой от приверженцев Божественного Единства, дабы они никогда не могли узнать Бога посредством всех Его Атрибутов. Глаз, видящий сквозь этот покров, получает свет зрения у ока совершенства, созерцая таким образом источник гнева оком благодати. Где тот учитель, который узнаёт зверя по этим приметам несовершенства и оснащает учеников щитом, спасающим от бедствий, учитель, наделяющий искренних мечом умиротворенности? (РКР 79)

Разъяснение хадиса
"Тот, кто познал свой нафс,
познал своего Господа"

В контексте этого хадиса у слова нафс есть два значения: одно из них обсуждалось выше, другое значение — "самость" (self).

С точки зрения первого значения слова нафс этот хадис можно истолковать двояко. Во-первых: когда человек узнает свой нафс, он узнает и Божий Гнев. Во-вторых: тот, кто узнает свой нафс, осознает, что во многих случаях, когда ему кажется, что он переживает присутствие Господа, он на самом деле ощущает лишь свой нафс, а не Бога. Понимание текста зависит от истолкования слова Рабб, которое следует перевести как "наставник", а не как "Господь".

Дать определение нафсу посредством описания страстей и недостойных вожделений относительно легко. Но труднее дать определение нафсу, учитывая его обман и притворство. нафс может, например, понудить человека к богослужению, к тому, чтобы стать аскетом, ученым или суфием — и все это только для того, чтобы добиться от людей признания, уважения и похвалы.

Нафс может даже принять обличие зрительных откровений (кашф), созерцательных видений (шохуд) или способности творить чудеса (керамат), чтобы познающий боготворил самого себя, а не посвящал себя служению Богу.

Из сего краткого пояснения большинству людей должно стать понятным, что "наставник" и "вдохновитель" на самом деле — их же нафс, хотя они и не осознают этого.

Когда нафс интерпретируется как "самость", данный хадис можно истолковать как "Тот, кто знает самого себя, знает своего Господа". В случае такого истолкования хадис может означать следующее: когда человек осознает себя как нуждающегося, он знает, что Господь лишен нужды. Или: когда человек познает себя посредством исчезновения, он познает Господа в существовании.

Как сказал Джунайд: "Тот, кто знает себя как беспомощного, знает своего Господа как всемогущего, и тот, кто знает себя как заблуждающегося, знает Господа как всемилостивого". (ТСА 637)

Абу Са'ид Або-л-Хэйр сказал: "Когда человек познает себя как не существующего, он познает Бога как Вездесущего". (AT 319)

Также было сказано, что тот, кто знает себя как немощного, знает своего Господа как Всемогущего: или: тот, кто знает себя в служении, знает своего Господа в Господстве. (КМ 247)

Символика нафса в снах

Нафс обретает в снах различные символические формы, которые меняются в зависимости от того, какие негативные характеристики доминируют в конкретном нафсе. Существует столько же символических выражений нафса, сколько суфиев, следующих по Пути. Наиболее распространенными символическими выражениями нафса, однако, являются образы змеи, собаки, волка, крысы, обезьяны, осла или ведьмы.

Если основная характеристика нафса — жестокость и насилие по отношению к людям, нафс может принять в снах обличие змеи. Если доминирующие черты — обман и мошенничество, они могут быть выражены через образы лисицы или ведьмы. Если преобладают злоба и ненависть, может появиться собака или волк. Если доминируют жадность и стяжательство собственности, их символом будет крыса. Если преобладают похоть и чувственность, то можно увидеть обезьяну, медведя или осла. И наконец, когда правят эгоцентризм и самовлюбленность, человек может увидеть образ, напоминающий ему самого себя.

Несколько видных суфиев выразили мнения о символических аспектах нафса. Некоторые из этих мнений приводятся Худжвири в "Кашф ал-махджуб":

Абу 'Али Сиах Марвзи вспоминает: "Однажды я увидел свой нафс в образе, напоминавшем меня самого. Кто-то схватил нафс за волосы и вручил его мне. Я привязал его к дереву, собираясь уничтожить его, но тот закричал: "О, Абу 'Али, не трать усилий понапрасну! Я — Божье воинство, ты не сможешь меня уничтожить".

Видный сподвижник Джунайда, Мохаммад 'Олийан Насави однажды сказал: "На ранних стадиях Пути я обрел знание дурных воздействий нафса и ознакомился с теми местами, где он ставит западни. Я питал к нему постоянную ненависть в своем сердце. Однажды нечто вроде лисенка выпрыгнуло из моего горла и я распознал благодаря Божьей благодати, что это мой нафс. Я попытался его растоптать, но от каждого удара он вырастал в размере. Я спросил у него, почему это происходит, ведь другие существа могут быть уничтожены таким образом. Он отвечал: "Потому что я был создан с извращенной природой: то, что изводит других, приносит мне покой, и наоборот".

Або'л-'Аббас Ашкани, Имам своей эпохи, вспоминает: "Однажды я пришел домой и нашел там уснувшую желтую собаку. Думая, что она принадлежит кому-то по соседству, я собирался отпустить ее, но она пробралась под мою накидку и исчезла".

Абу'л-Касим Горгани (Карракани) сказал: "Однажды я видел нафс в форме змеи".

Дервиш рассказывает: "Я увидел свой нафс в форме крысы. Я спросил: "Кто ты?" Он отвечал: "Я — погубитель нерадивых, ибо побуждаю их творить зло. Я — спасение друзей Бога: если бы не я и не мое злокозненное существование, они бы возгордились своей безупречностью и своими деяниями. Когда они размышляют о чистоте своего сердца и глубинного сознания, о свете их дружбы с Богом, о своем постоянстве в духовной практике, ими овладевает гордыня. Но когда они видят в себе меня, вся их гордость исчезает". (КМ 259)

Человеческие манифестации
материальной природы и нафса

Обычные люди — это манифестация материальной природы, цари — нафса, философы — интеллекта, а пророки и друзья Бога — манифестация Бога. (РШ I 342)

Страсти нафса

Страсти (хава) формируют часть осознаваемого аспекта нафса и считаются его катализатором. Страсти усиливают эго и идут рука об руку с нафсом. Именно при помощи

страстей нафс удовлетворяет свои желания.

Страсти представляют собою вожделения нафса ко всему тому, что доставляет удовольствие и приносит удовлетворение. В то же время страсти отчуждают нафс от того, что он презирает, игнорируя религиозные принципы, социальные условности, этикет и обычаи, принятые в обществе.

И страсти, и интеллект привлекают нафс. Если доминирует интеллект, то в результате происходит продвижение и духовный прогресс. Если преобладают страсти, то их следствием становятся скотские поступки, отступничество и разрушение.

'Али ибн Сахл Исфахани сказал: "Интеллект и страсти находятся в конфликте друг с другом. Духовное продвижение есть слуга интеллекта, духовная неудача — служанка страстей. нафс расположен между ними и служит тому, кто побеждает". (ТСС 232)

Из сказанного выше ясно, что страсти нафса являются препятствием для продвижения по Пути и затрудняют процесс усовершенствования нафса. Нафс в свою очередь мешает продвижению сердца. Эти препятствия не дают человеку достичь высших стадий духовного развития.

Страсти нафса слишком многочисленны, чтобы их здесь перечислять. Они разделяются, однако, на две основные категории: страсти, которые связаны с поиском удовольствия и потаканием вожделению, и страсти, которые являются мотивирующей силой для честолюбия, эгоизма и жажды власти.

Страсти бывают двух разновидностей: жажда удовольствия и похоть; желание обладать чинами и властью. Те, кто следуют первой разновидности, — завсегдатаи питейных домов и потому обычно не представляют собой опасности для людей. Те, кто ищут религиозных чинов и власти, однако живут в скитах и монастырях, и посему представляют опасность для человечества, ибо они отклонились от истинного пути и сбивают с него других. В Боге мы находим прибежище от тех, кто следует страстям.

Люди, чье поведение полностью движимо страстями, и кто достигает удовлетворения, следуя им, далеки от Бога. Те же, кто отвергли свои страсти и отказались от стремления их удовлетворять, близки к Богу, даже если они находятся в храме идолопоклонников.

Ибрахим Хаввас сказал: "Когда я услышал, что в Руме есть человек, проживший семьдесят лет в монастыре, подвергая себя жестокой аскетической дисциплине, я подумал: "Поразительно! Обычный срок монашеского служения — сорок лет. Какое благородное побуждение могло продержать этого человека в монастыре семьдесят лет?" Я решил найти его. Когда я, наконец, подошел к монастырю, открылось окно и тот самый человек закричал мне: "О, Ибрахим, я знаю, зачем ты пришел. Я пробыл здесь семьдесят лет не ради монашеского обета. Дело в том, что у меня есть собака, обуреваемая страстями. Я сижу здесь и слежу за собакой, чтобы она не обижала людей. Я — не то, что ты воображаешь". Услышав эти слова, я воскликнул: "О, Господь, ты способен наставить верующего на путь благочестия, даже если он полностью отклонился от истинного пути, и направить его на верную дорогу". Человек упрекнул меня, сказав: "О, Ибрахим, долго ли ты будешь домогаться общества людей? Ступай на поиски самого себя, и когда ты найдешь себя, следи за собой, ибо каждый день эти страсти рядятся в триста и шестьдесят одеяний божественности и уводят тебя от истинного пути". (КМ 261)

Страсти и гнев

Некоторые суфийские наставники считали желание и отвержение характеристиками страсти. Другие видные суфии, и среди них Наджмо'д-Дин Рази утверждали, что влечение характерно для страстей, а отвращение — для гнева, причем и то, и другое является атрибутами нафса.

Нафс обладает двумя характеристиками: страстями и гневом. Страсти выражают желания и намерения, направленные на то, что низменно, а гнев указывает на упрямство, высокомерие и на склонность доминировать.

Атрибуты страстей используются, чтобы достичь выгоды, в то время как атрибуты гнева — чтобы избегнуть вреда. Необходимо достигнуть равновесия между двумя этими атрибутами, ибо недостаточность любого из них вызывает недостаточность в нафсе и теле. Излишество в том или другом ведет к недостаточности разума и веры. Взращивание и очищение нафса приводит два этих качества в состояние уравновешенности.

Если страсти выходят за рамки умеренности, то возникают раздоры, корыстолюбие, ожидание, злобность, низменность, алчность и вероломство. Умеренность страстей — это влечение к такого рода выгоде, которая отвечает потребностям человека по мере их возникновения. Но если человек желает более того, что ему необходимо, это ведет к развращенности. Если человек желает выгоды, еще не испытав нужды, возникает жадность. Если он желает выгоды на долгое время, появляется ожидание. Когда он желает что-либо низменное и пустое, в результате формируются низменность и подлость. Если человек жаждет высоких постов и удовольствия, возникает вожделение. Если он стремится к обладанию, возникает алчность. Если человек боится, что в результате затрат он обеднеет, возникают дурные намерения.

Если свойства страстей в природе человека ослаблены и недостаточны, в результате появляется вялость, бессилие и малодушие.

Когда атрибут гнева выходит за рамки умеренности, возникают дурные склонности, высокомерие, злобность, вспыльчивость, горячность, нетерпимость, склонность к притеснению, неуравновешенность, лживость, самонадеянность, тщеславие, упрямство и эгоизм.

Если человек не может избавиться от гнева, злобность укореняется в его бытии. Если гнева недостаточно и это свойство ослаблено в человеке, возникает презрение к себе, вялость, безразличие, податливость, порочность и никчемность. Если доминируют и страсти, и гнев, то появляется зависть, поскольку преобладание страстей вызывает вожделение ко всему, что человек видит у других; такой человек старается доставить удовольствие самому себе. Когда преобладает гнев, человек испытывает неприязнь к тому, кто владеет предметами, которых сам этот человек лишен. Зависть, таким образом, есть результат вожделения к вещам, принадлежащим другому, а также нежелание, чтобы ими владел кто-то другой.

Когда такого рода качества полностью захватили нафс, всё его существо направлено к мерзости, чудовищной несправедливости, убийству, грабежу, домогательствам и продажности.

Философы заблуждались, не понимая, что атрибуты страстей и гнева не могут быть полностью устранены так же, как не могут быть устранены вожделения и все прочие предосудительные качества, связанные со страстями и гневом. Эти философы на протяжении долгих лет пытались устранить подобные качества, но все равно не преуспели в этом. Вместо того, чтобы принять факт несовершенства, этого источника порочных качеств, философы пытаются отрицать страсти, формируя тем самым вялость, бессилие, малодушие и низменные устремления. Сходным образом, отрицая гнев, они вызывают у человека презрение к самому себе, недостаток истовости в религиозном служении, безразличие, нерешительность и трусость.

Благо шариата и алхимия религии состоят в том, что подобные атрибуты ограничиваются рамками умеренности и каждый при этом используется в подобающей сфере. Религия воздействует тем, что доминирует над указанными характеристиками, не позволяя нафсу двигаться туда, куда он пожелает. Она обуздывает его, как обуздывают лошадь, не позволяя этим качествам управлять человеком, ибо последние могут превратить его в пленника и понести его, подобно неуправляемой дикой лошади, становящейся на дыбы и сбрасывающей и себя самое, и всадника в яму или же несущейся прямо на стену, так что оба при этом гибнут.

Таким образом, всякий раз, когда атрибуты страстей и гнева уравновешиваются посредством философского камня шариата и благочестивых деяний, нафс может управлять этими атрибутами только с помощью шариата, и благодаря этому появляются похвальные атрибуты. Когда появляются такие атрибуты, как стыд, великодушие, щедрость, смелость, милосердие, смирение, мужественность, удовлетворенность, терпение, благодарность, и другие похвальные качества, нафс трансформируется из стадии "приказывания" в стадию "успокоения" и становится направляющим верблюдом для того, кто чист духом. Проходя стадии и стоянки Пути, от низших уровней до более высоких, подобно Бо-раку (скакун, на котором был вознесен в небо Пророк), нафс несет дух через высшие слои эмпирея и "расстояние двух луков" [ 7 ], после чего нафс становится достойным слов Бога: "Вернись к твоему Господу довольной и снискавшей довольство!" (К.89:28)

Дух нуждается в Бораке нафса для вознесения в свое царство, ибо не может передвигаться сам. Он въезжает в это царство верхом на скакуне Божьего дыхания, как об этом говорится в Коране: "...и вдуну от Моего духа" (К. 15:29 и 38:72). В этой точке путешествия в новые сферы духу необходим Борак нафса, чтобы достичь пределов нафса. Нафс в свою очередь нуждается в двух свойствах, в страсти и гневе, если желает воспарить ввысь или, поистине, если ищет пути назад.

Наставники Пути в этой связи отмечали: "Никто не может двигаться по Пути к Богу без страстей". Причина этого в том, что страсти и гнев подобны двум стервятникам Нимрода [ 8 ]: когда нафсу удается их оседлать, они высоко возносят его к добыче. Таким образом, эти стервятники устремляются ввысь и возносят низко располагающийся нафс в высшие сферы.

Когда успокоенный нафс контролирует страсти и гнев, у него появляется вкус к божьим словам: "Вернись к твоему Господу довольной и снискавшей довольство". нафс уводит страсти и гнев от того, что низменно, и обращается к тому, что возвышенно, и тогда его целью становится близость к сфере Мощи, а не удовольствия чувственного мира внизу. Как только страсти устремили свой взор ввысь, они полностью преображаются в любовь и добротолюбие [ 9 ]. Когда гнев направляет свое внимание ввысь, он исполняется заботливостью и стремлением достичь цели. Не что иное, как любовь и добротолюбие, помогают нафсу сосредоточиться на Божественном присутствии, а забота и стремление достичь цели ведут его без остановок от стадии к стадии, не давая оглянуться назад. Его сосредоточенность устремлена на сферу Мощи. Таким образом, эти два инструмента служат наиболее полноценными средствами, с помощью которых дух достигает Божественного присутствия.

Прежде чем устремиться к Божественному присутствию, нафс вошел в духовную сферу, где он не нуждался в этих двух инструментах. Подобно ангелам, он довольствовался своим состоянием и свидетельством лучезарного света, источаемого свечой великолепия Единства, как и ангел, сказавший: "И нет среди нас никого без известного места" (К.37:164). У нафса не хватало храбрости пойти превыше этого места. Подобно Гавриилу, он сказал: "Если бы я приблизился, то сгорел". Однако, подобно духу, нафс обрел знание о земле; соединившись с элементами земли, дух производит нафс, из которого в свою очередь произрастают два плода, страсти и гнев. Страсти — это наибольшее невежество, а гнев — наибольшее притеснение. Когда нафс взглянул вниз, эти двое, наибольшее невежество и притеснение, довели его до уничтожения. Дух на этом уровне также находился в подчинении у них; посему все они подверглись разрушению.

Благодаря благословенной удаче дикая лошадь нафса была поймана арканом влечения: "Вернись к твоему Господу довольной и снискавшей довольство", тянущего ее в высшие сферы и область Мощи. Когда всадник, дух, достиг своего "известного места", он пожелал взять коня под уздцы. Дикая лошадь нафса, подобно безумному мотыльку, влекомому двумя крылами, невежественными страстями и притесняющим гневом, бросилась в пламя свечи Единства. нафс отверг телесное существование и стал единым со свечой, которая трансформировала его мотылеподобное существование в свое собственное свечеподобное Истинное Бытие.

Нафс нельзя считать совершенным, пока он не довел до совершенства свою невежественную и притесняющую деятельность. А иначе, зачем же он был создан? Что пытается он достичь на каждом из духовных уровней? Когда эта злокозненная деятельность достигает завершенности и мотылеподобное безумство нафса обретает свечеподобное излучение света, как об этом говорится в хадисе "Я стал ушами, которыми он слышит, глазами, которыми он видит, языком, которым он говорит", реальность "Тот, кто знает свой нафс, знает своего Господа" оказывается достигнутой. Иными словами, тот, кто знает свой нафс как мотылька, узнает Божественное присутствие как свечу. (МИ 178)

Страсти и Сатана

С суфийской точки зрения Сатана — это не что иное, как сплав тех атрибутов нафса, которые берут начало в области Гнева. Иными словами, Сатана — это манифестация Божьего Гнева.

Сатана может найти место во внутреннем бытии искателя, лишь если у последнего возникает желание согрешить. Когда возникает хотя бы и намек на страсть, Сатана хватается за него, приукрашивает и выставляет его напоказ сердцу искателя. Вот что обычно называют "соблазном". И все соблазны начинаются со страстей, ибо сказано: "Подстрекатель — худший притеснитель". В этом смысл Божьего ответа: "Поистине, рабы Мои — нет для тебя над ними власти" (К. 15:42), когда Иблис сказал: "собью их всех". Таким образом, Сатана связан с реальностью нафса и страстей. Пророк указывал на это, когда произнес: "Нет никого, кто бы не подпал под власть своего Сатаны, кроме 'Умара, который сумел победить своего Сатану". (КМ 262)

Сопротивление страстям

Наставники Пути призывали сопротивляться страстям. Для этого необходима подготовительная работа, о которой будет сказано ниже. Интересно отметить, что в суфийской терминологии слово хава (страсти) имеет два значения: первое — страсти нафса, а второе — Божественная любовь. Это указывает на то, что всякий, испытывающий Божественную любовь, слеп по отношению к своим собственным страстям.

Отречение от страстей дает ученику контроль над ними; потакание страстям ведет к тому, что он попадает к ним в рабство. Когда Золейха потакала своим страстям, она потеряла контроль и попала в зависимость от них. Тогда как Иосиф, отрекшись от страстей, освободился от их власти и сам стал их властителем.

Когда Джунайда спросили о смысле Божественного Единения, он ответил: "Отказ от потака-ния страстям".

Тот, кто ищет благодати посредством Единения с Богом, должен противиться страстям, ибо нет более важной духовной практики; легче гору сравнять с землей при помощи лишь собственных ногтей, чем противиться страстям.

Среди историй о Дхо-н Нуне Мисри есть и такая: "Я увидел человека, летящего по воздуху, и спросил у него, каким образом он достиг такого совершенства. Тот ответил: "Я предал свои страсти попранию и обнаружил, что нахожусь в воздухе"".

Мохаммад ибно'л-Фадхл из Балха сказал: "Меня удивляют те люди, которые посещают Дом Бога (Мекку), влекомые своими страстями. Почему бы им просто не попрать их, дабы они смогли достичь Бога и непосредственно внимать Ему?" (КМ 263)

Вожделение

Крайние формы, которые принимают страсти нафса в поисках удовольствия, называются вожделением. Влечение к удовольствию облекается в различные формы, и потому существуют различные проявления вожделения: сексуальное вожделение, вожделение статуса и власти, вожделение богатства и проч.

Руми считает, что вожделение враждебно интеллекту:

Интеллект противоположен вожделению,
О, храбрец;
Не приписывай вожделение тому,
что является интеллектом.

(ММ IV 2301)

Покажи мне того, кто остается человеком
и в момент вожделения или гнева;
Я бегаю с одной улицы на другую в поисках
такого человека.

(ММ V 2893)

Худжвири о вожделении

Наиболее очевидным атрибутом нафса является вожделение; оно рассеяно по всему человеческому телу, и его воздействию подвержены все чувства. Искателю вменяется в обязанность защищать от него все органы своего тела, ибо с человека спросится за действия каждого его органа.

Вожделение глаза — видение, уха — слышание, носа — обоняние, языка — речь и вкус, конечностей — осязание, а ума — мысль. Посему искатель должен быть собственным надсмотрщиком и управителем и быть на страже день и ночь на протяжении всей своей жизни. Он должен пресечь в себе все подстрекательства страстей, появляющиеся в чувствах, и взывать к Богу о том, чтобы атрибуты вожделения были трансформированы и исчезли из его внутреннего бытия. Тот, на кого обрушилось море вожделения, закрыт для любого рода духовной реальности. Соответственно если искатель попытается избавиться от вожделения посредством собственных усилий, это будет долгий труд, ибо вожделение будет все время возвращаться в различных обличьях. Такая цель может быть достигнута только смирением перед Богом. (КМ 263)

Рузбихан о вожделении

Священное предание, идущее от Бога и изреченное Пророком, гласит: "Чем более Мой слуга занят мной, тем более Я направлю его вожделение на единение со Мной". Вожделение влюбленного проявляется только в любви и в желании узреть Божественную Красоту. Это свойственно только влюбленному и происходит исключительно в созерцании Божественной Красоты; однако созерцание Величия и Великолепия сжигает вожделение любви.

Джунайд сказал: "Созерцание Великолепия и Величия заставляет вожделение близости покинуть сердца друзей Бога".

Познавший говорит: "Человеческое вожделение — это конь духовного вожделения, а тот в свою очередь — конь вожделения любви; и вожделение влюбленных — это стремление, которое дух испытывает к сфере радости, содержащейся в духовных объектах". (МА 136)

Наставники Пути о вожделении

Хатим Асамм утверждает: "Вожделение бывает трех категорий: имеющее отношение к еде, к речи и к зрению. Когда ешь, следует сохранять упование на Бога; в речи следует придерживаться правды; в зрении — соблюдать осмотрительность (относительно Божественных предостережений). (ТА 302)

Джунайд сказал: "Вожделение указывает на присутствие нафса, а распущенность свидетельствует о неверии". (ТА 440)

Ибн 'Ата' говорит: "Сердце, дух и нафс содержат различные виды вожделения, но все они собраны воедино в человеке. Вожделение сердца — внимать Богу, духа — близость к Нему, а нафса — наслаждение удобством". (ТА 492)


Примечания:

[ 1 ] Термин "теософия" здесь используется в расширенном значении как "богомудрие", а не название конкретного учения (прим. перев. русск. изд.).

[ 2 ] "Замещение" ("displacement action"): перенос тенденции или стремления к действию с одного объекта, на котором это стремление реализоваться не может, на другой объект, на котором оно реализуемо (прим. перев. русск. изд.).

[ 3 ] См. J.Nurbakhsh.Traditions of the Prophet, vol. II.New York,1983, p.45.

[ 4 ] Теофания – Богооткровение, манифестация Бога человеку (прим. перев. русск. изд.).

[ 5 ] Направление в сторону Мекки, куда поворачиваются мусульмане во время молитвы (прим. перев. русск. изд.).

[ 6 ] Познавший: англ. gnostic ("гностик"). Перевод суфийского термина "ариф", обладатель мистического знания (прим. перев. русск. изд.)

[ 7 ] "Расстояние двух луков": то есть круг, символ полноты и завершенности. Ср. Коран: "... и был на расстоянии двух луков" (53:9) (прим. перев. русск. изд.).

[ 8 ] Враг и гонитель Авраама. Упоминается в нескольких сурах Корана, в частности, в суре 2,260; "Разве ты не видел того, кто препирался (т.е.– Нимрода) с Ибрахимом о Господе его за то, что Аллах дал ему власть" (прим. перев. русск. изд.).

[ 9 ] Добротолюбие: попытка перевести суфийский термин мохаббат – взаимная любовь между Богом и творением; проявление любви и доброты по отношению к людям и миру. В английском переводе: Loving-kindness, "любовь-доброта" (прим. перев. русск. изд.)



ПРОДОЛЖЕНИЕ
Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры (Киев)
 
  Locations of visitors to this page
LightRay Рейтинг Сайтов YandeG Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

 

Besucherzahler

dating websites

счетчик посещений

russian brides

contador de visitas

счетчик посещений